Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2022
Загрузка...
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
31
1
2
3
4


wikimedia commons 11 Июля, 16:29
5776
Фото: wikimedia commons

От чего гибнут сайгаки. Как системно и с пользой регулировать их поголовье в Казахстане

Как сайгакам удалось выжить в условиях, когда вымерли многие их современники? От чего они погибают? Как комплексно решить проблему их отстрела?

Сайгаки — современники вымерших мамонтов и саблезубых тигров — могли бы стать визитной карточкой Казахстана. Но вокруг популяции краснокнижных животных то и дело возникают различные ситуации, переходящие в ожесточённые споры учёных и простых смертных. Несмотря на свою живучесть, сайгаки подвержены многим рискам: то загадочные болезни выкашивают поголовье, то голод безжалостно губит их, то браконьеры так же безжалостно истребляют стада из-за имеющегося в соседнем Китае бешеного спроса на рога. Словом, жизнь сайгачья не мёд.

А в последнее время много разговоров идет в обществе и о… сайгачьей смерти. Власть дает "добро" на отстрел определённого количества сайгаков в целях регулирования популяции. "Руки прочь от сайгаков" — это вывод от публикаций в социальных сетях. Мы узнали на этот счёт мнение известного в Казахстане эксперта, кандидата ветеринарных наук Адилкасыма Жакипбаева.

Как правильно посчитать сайгаков

Ветеринарный врач-патологоанатом знает тему не только снаружи, но и изнутри — он много раз участвовал в поиске ответа на вопросы, когда стадо сайгаков подвергалось массовым заболеваниям и сокращалось до минимума. Занимался проблемой массового падежа в составе рабочих групп и самостоятельно. В последний раз страшная болезнь нанесла наибольший урон стаду в 2015 году. Впрочем, обо всём по порядку.

— Адилкасым Жакипбаевич, давайте начнём с предыстории. Поделитесь с нашими читателями своим знанием темы. Почему сайгаки столь живучи: стадо их то сжимается до минимума, то разжимается, словно пружина? Причём и в том, и в другом случае в обществе, в том числе и научном, не утихают споры.

— Вы вдумайтесь, как сайгакам удалось выжить в условиях, когда вымерли многие другие их современники? Они сохранились за счёт плодовитости, быстрого бега и миграции на далёкие расстояния в поисках корма. Спасаясь от снежных зим, буранов и оттепелей, от бескормицы, они преодолевают огромные расстояния. Именно применительно к сайгакам можно сказать, что движение — это жизнь. Сайгаки без особых усилий могут развивать скорость до 70-80 км/ч. На сто маток ежегодно рождается 140-180 сайгачат, по этой причине поголовье животных может быстро восполниться от потерь и в короткие сроки вырасти в разы.

Но давайте для начала действительно окунёмся в предысторию. В нашей стране различают три популяции сайги: Бетпакдалинская, Устюртская и Волго-Уральская. Численность сайгаков варьируется от двух миллионов до 21 тысячи особей (период с 1976 до 2003 годы). В 2019 году их было 317 тысяч голов, в следующем году из-за пандемии коронавируса учёт поголовья не проводился. В 2021 году насчитали 824 тысячи. Самая многочисленная — Уральская популяция, в которой уже насчитывается более 800 тысяч особей. Еще в 2011 году она не превышала 27 тысяч голов. Вторая по численности Бетпакдалинская — 285 тысяч сайгаков. После массового падежа в 2015 году в этой популяции оставалась всего 31 тысяча особей. Устюртская популяция значительно сократилась из-за сложных природных условий. Сейчас там обитают всего 12 тысяч особей.

Хочу отметить как хороший знак появление новой субпопуляции — Баянаульской. В прежние годы фиксировались отдельные группы по 15-20 голов, которые, отделившись от Бекпакдалинской популяции, через степные просторы Жезказгана, Жанаарки, Шетского района пришли сюда. Сейчас в четвёртой популяции сформировалось стадо до 10-15 тысяч голов. Условия здесь хорошие, корма и воды достаточно, идёт быстрый прирост поголовья.

Таким образом, по моим подсчётам, в настоящее время, после весеннего окота, общее поголовье сайгаков в Казахстане может составить 1-1,2 миллиона особей.

На мой взгляд, в нашей стране установилась неправильная практика учёта поголовья сайгаков. Их начинают пересчитывать в апреле, когда основное маточное поголовье находится на четвёртом месяце беременности. Как известно, массовый окот происходит в мае. Так вот, в это время маток нельзя тревожить, а мы начинаем гонять их по степи для пересчёта. Не зря ведь в народе говорят: "Цыплят по осени считают". Надо пересчитывать поголовье поздней осенью, когда у них начинается гон. Тогда будет ясная картина: сколько молодняка выжило после окота.

Я считаю, что в зависимости от погодных условий (суровая зима, бескормица, холодная весна), а также от эпизоотий и всякого рода хищников, в том числе и двуногих, среднегодовой прирост может составить 15-40%.

— Каковы главные опасности, которым подвержено сайгачье стадо?

— Что касается рисков, то они остаются: браконьеры, хищники, эпизоотии, засуха. С браконьерами понятно, они истребляют рогачей в основном. Волки и другие хищники большого урона не приносят. Напротив, они избавляют стада от больных и слабых животных.

Весной во время окота погибает много приплода из-за холода, дождей, сырости, заморозков. Но самый главный враг сайгаков — эпизоотии.

История Казахстана знает немало случаев массового падежа сайгаков. В советский период наибольший урон сайгачьему стаду был нанесен в девяностые годы. Так, в 1981 году пало 100 тысяч голов. Через три года эта цифра возросла в два с половиной раза. Но наибольшие потери пришлись на 1988 год — 434 тысячи голов.

В современной истории Казахстана наиболее опустошительными были 2010 и 2015 годы, когда на степных просторах пало 11 920 и более 150 тысяч голов соответственно.

К сожалению, до сих пор в стране нет единого органа или центра, который бы проводил мониторинг территорий обитания сайги и профилактику инвазионных, инфекционных заболеваний реликтовых животных.

Не гептил, а клещи

— Почему в научной среде до сих пор нет единого мнения по поводу причин массовой гибели сайгаков?

— Специалисты Комитета ветеринарного контроля и надзора МСХ неизменно считают основной причиной падежа сайгаков пастереллёз (геморрагическая септицемия). Этот же диагноз подтверждают учёные из России, хотя ранее они категорически это отрицали. Я говорю сейчас о последних случаях массового падежа в нашей стране.

По данным исследований учёных из Западно-Казахстанского университета имени Жангир хана, Актюбинского филиала Республиканской ветеринарной лаборатории, падеж сайгаков обусловлен клостиридиозом — инфекционной энтеротоксемией.

Свое мнение у активистов существовавшего тогда общественного движения "Антигептил", которые видят за всем этим отравление ракетным топливом и другими токсическими веществами, применяемыми при запуске ракет и космических кораблей типа "Протон".

По мнению академика российской и казахстанской академии наук, доктора биологических наук, профессора ЕНУ им. Гумилева Мурата Нурышева, сайгаки пали от острой тимпании (вздутия живота), то есть переедания сочной травы по росе и после проливных дождей.

Полиэтиологическую причину падежа сайгаков выдвигают сотрудники НИИ проблем биобезопасности МОН РК. При исследовании биоматериалов от павших сайгаков в них находят возбудителей тейлериоза — Т.annulata, пастереллёза, инфекционной энтеротоксемии, и в одном случае выделен антиген возбудителя оспы овец.

Как положительный факт необходимо отметить, что при исследованиях в лабораториях РГУ "Департамента экологии по Костанайской и Акмолинской области" не обнаружено превышение предельно-допустимых концентраций (ПДК) по радиационному фону, по хлороорганическим (ХОС) и фосфороорганическим (ФОС) соединениям. Более того, в лаборатории РГП на ПВХ "Каз НУ им. Аль-Фараби" МОН РК при исследованиях биопроб почвы, воды, воздуха и растений не обнаружено особо токсичное ракетное топливо гептил. Значит, опасения общественного движения "Антигептил" в отношении отравления окружающей среды ракетным топливом и другими токсическими веществами были безосновательны, то есть в массовой гибели сайгаков не просматривается роль окружающей среды.

Еще в 2011 году при выполнении технического задания ПРООН/ГЭФ по выяснению причин заболевания и падежа сайгаков в Западном Казахстане я выдвинул предположение, что пастереллёз не является основной первопричиной гибели Уральской популяции. Эта болезнь всегда выступает как секундарная (вторичная) инфекция, на фоне ослабления организма сайгаков от других причин: суровая снежная зима, что приводит к снижению упитанности, вплоть до истощения и резистентности организма сайгаков; поражение сайгаков различными гельминтозами (цестодами, трематодами, нематодами, акантоцефалами); поражение сайгаков пироплазмидозами. При этом особенно опасен тейлериоз (возбудители и переносчики этой болезни — клещи).

В свое время я адресовал служебную записку в Минсельхоз, где была выдвинута гипотеза-диагноз: "Пироплазмидиозно-паралитический клещевой синдром, осложненный секундарными (вторичными) инфекциями — пастереллёзом и инфекционной энтеротоксемией (клосторидиоз)".

В этом сложном диагнозе фигурируют несколько патологий, на основе которых и раскрывается весь патогенез причин высокой летальности (смертности) сайгаков.

Так, в период эпизоотии с 12-27 мая 2015 года в Тургайской степи часто шли проливные дожди. В дождливую погоду среди животных (овец, коз, сайгаков) возникают почвенные инфекции (клостридиозы) — инфекционная энтеротоксемия, анаэробная дизентерия, брадзот и др. Это связано с тем, что животные при пастьбе и щипании травы в дождливую погоду, вместе с зеленым кормом поедают и корни с комочками почвы, очень богатой возбудителями клостридиозов. Эта группа болезней не контагиозна, то есть. от больных животных болезнь не передается здоровым животным. Клостридии бурно размножаются в желудочно-кишечном тракте сайгаков, больных двойной инвазией и пастереллёзом. Это могло стать одной из причин опустошительной эпизоотии.

Однако мной подмечена одна закономерность: сайгаки массово гибнут в те годы, когда приходит ранняя и теплая весна. А причиной тому являются клещи. Они выходят из зимней спячки на свою кровавую охоту при температуре +10 градусов, заползают на стебли растений и ждут свою жертву, перебираясь по шерсти ближе к кожному покрову.

Замечено также, что самцы не гибнут. Рогачи мигрируют ускоренно (до 80-100 км в сутки) и проходят заклещёванные пастбища до выхода из зимней спячки и активизации различных видов голодных клещей и их личинок (нимф). Поэтому самцы не подвергаются нападению клещей и не заражаются инвазионными болезнями — "Паралич клещевой" и "Тейлериоз".

Самки сайгаков, которые мигрируют на север на 15-20 дней позже самцов, подвергаются нападению клещей и их личинок. Самки передвигаются медленно (20-30 км в сутки), они почти все беременные, часто ложатся отдыхать на землю, при этом выбирая участки с рыхлой землей и без растительного покрова. А это зачастую "сусликовины" — норы колоний грызунов. Там, где много нор сусликов, там и полчища клещей разных видов и на разных стадиях развития (нимфы и имаго). Вместе с самками мигрируют молодые самцы, которые еще не достигли половой зрелости, они тоже подвергаются заболеваниям. В 2015 году пали три тысячи молодых самцов, что не превышает двух процентов от всего количества падежа.

Голодные после зимовки насекомые и являются носителями (резервуарами) особо опасных возбудителей инфекционных и инвазионных болезней животных, птиц и человека. Достаточно перечислить некоторые болезни и станет ясно, насколько это представляет большую опасность для млекопитающих: конго-крымская лихорадка, клещевой энцефалит, бубонная чума, паралич клещевой, тейлериоз и многие арбовирусные болезни.

На фоне вышеописанной патологии в организме сайгаков отмечается резкое снижение резистентности и бурное развитие секундарной инфекции (пастерелл и клостридий — они постоянные обитатели организма здоровых сайгаков).

Тейлериоз, осложнённый секундарной (вторичной) бактериальной инфекцией, в конечном итоге приводит к массовому падежу самок сайгаков. Новорождённые или еще не родившийся приплод вертикально (внутриутробно) заражается тейлериозом от больных матерей, здесь немаловажную роль играют и вторичные бактериальные инфекции.

Только промышленный отстрел, но не для Китая

— Рядовому читателю сложно вникать во все эти научные термины и диагнозы. Однако сегодня мы упёрлись в другую крайность: количество сайгаков настолько возросло, что государство готово пойти на отстрел животных. Общество выступает решительно против. Что думаете вы по этому поводу?

— Людей понять можно. Сайгак занесён в Красную книгу. Многие годы мы говорили об эпидемиях, о борьбе с браконьерством… А тут действительно другая крайность возникла. При всём уважении к общественному мнению, я выступаю за регулирование поголовья сайгаков. Представьте себе такую картину, когда в ваш огород забрались посторонние и вытоптали посадки. Вы, конечно, будете возмущены до предела. Так и с сайгаками. В последние годы для их размножения установились благоприятные условия, поголовье резко выросло в разы. На привычных пастбищах им уже не хватает корма, поэтому они расширяют свой ареал обитания, вторгаясь во владения человека.

В западном Казахстане участились жалобы крестьян, которые страдают от нашествия степных антилоп. Они вытаптывают посевы, опустошают сенокосы и пастбища. Поэтому государство в лице Министерства экологии, геологии и природных ресурсов планирует осенью начать отстрел животных.

При таком поголовье надо вводить промышленный отстрел. Это мое твёрдое мнение. Кстати, в нашей истории уже был период с 1959 до 1990 годов, когда отстрел сайгаков вёлся на промышленной основе. В те годы было создано два госхоза. Они имели стационарное и передвижное холодильное оборудование, были созданы специальные охотничьи бригады. Чуть более чем за три десятилетия были отстреляны шесть миллионов сайгаков. Заготовлены 90 тысяч тонн сайгачатины, 1,7 миллиона квадратных метров шкур, 250 тонн рогов.

Это официальная статистика советского времени. Сегодня условия другие. Надо подходить к этому вопросу комплексно, чтобы получить большую экономическую выгоду.

В среднем один сайгак дает до 16 кг мяса. Добавьте к этому шкуру и самое ценное — рога. Используют даже копыта для фармацевтических и иных целей. Мало изучена ценность субпродуктов, половых органов самцов. А ведь это наиболее выносливые животные. Из многих продуктов отстрела можно впоследствии выпускать медицинские препараты для лечения мужской импотенции, эпилепсии, нервных заболеваний и т. д.

По моим скромным подсчётам, помимо реализации мяса, с каждой головы можно получить 0,8 кв. м ценнейшей замшевой кожи. Но самое ценное — рога. Цена на сайгачьи рога колеблется в соседнем Китае в пределах одной-двух тысяч долларов за пару. А в Сингапуре за один килограмм рогов можно выручить до 10 тысяч долларов. Однако так просто продавать рога мы не можем: существуют всякого рода международные запреты. По этой причине у нас процветает браконьерство и нелегальный рынок продажи рогов в Поднебесную.

Выход есть. На мой взгляд, надо создавать совместные предприятия. Не вывозить сырьё за рубеж, а перерабатывать его здесь, а затем продавать продукцию. Конечно, на словах это всё звучит красиво, а как реализовать? Нужна государственная воля. Без соответствующей подготовки всё это обернется пустым звуком, все ценное уйдёт теми же нелегальными путями в Китай, а нам не достанутся даже те же рога и копыта.

Пути миграции превратить в доходный бизнес

— Какое количество животных, по вашим подсчетам, можно безболезненно и с выгодой для государства отстреливать ежегодно? И есть ли другие пути решения проблемы?

— При поголовье 1,2-2 миллиона сайгаков можно отстреливать до 300 тысяч голов рогачей, молодняка. Что касается альтернативных путей решения проблемы уменьшения поголовья, то их много.

Кстати, об одном из них говорил недавно министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев. Правда, его заявление вызвало лишь насмешки в социальных сетях. По его словам, они даже открывали границы с Россией для перегона сайгаков на территорию соседней страны, однако степные антилопы, имеющие свой природный ареал обитания, возвращались обратно.

Сейчас в Казахстане активно строятся транснациональные автомагистрали, которые пересекают места обитания сайгаков. Это тоже вызывает много споров в обществе. Возникает вопрос миграции диких стад.

По мнению природоохранных экспертов, планируемые типовые надземные и подземные переходы (экодуки и т. п.) сайгаки использовать не будут, к тому же указать для них точные места невозможно из-за движения зверей широким фронтом. Привыкание к трассе части животных возможно, но в любом случае не ранее чем через несколько лет.

На мой взгляд, надо строить подземные тоннели для перехода, а также возводить многокилометровые эстакады на наиболее часто используемых миграционных путях, если они пересекаются с дорогой. Кроме того, следует продумать пути изменения миграции самих сайгаков.

При желании пути миграции степных антилоп можно превратить в доходный бизнес. К примеру, выше уже отмечался резкий рост Уральской популяции. Между тем пригодных для ареала обитания земель для такого количества диких животных там мало. В Бетпакдалинской популяции, напротив, пустынных земель для обитания сайгаков достаточно. Можно перенаправить часть Уральской популяции сюда. Для этого необходимо сделать ряд конкретных шагов со стороны государства. Прежде всего, обводнить эти угодья, построить там искусственные водоемы-пруды, установить артезианские колодцы. Затем можно приступать к следующему этапу — посадке засухоустойчивых кустарников в этих местах. К примеру, подошли бы для этих целей саксаул, чингиль и другие виды.

Можно пойти ещё дальше — начать развивать параллельно на этих площадях табунное коневодство, верблюдоводство, мясное скотоводство. Без ущерба для поголовья сайгаков содержать на отгонах табуны и гурты. Могут спросить, кто поедет в такую глушь, где взять столько животноводческих кадров? Я бы предложил по опыту нефтяников организовать вахтовый метод. Эти же специалисты и работники могли бы попутно вести наблюдение и за поголовьем сайгаков.

Следующим этапом можно развивать там экотуризм, платную экоохоту. Заплати за лицензию на отстрел — и получай удовольствие. Думаю, всегда найдутся любители такой охоты.

Если будет вдоволь воды и пастбищ, то и мигрировать степные антилопы уже не будут, останутся у нас.

О научном подходе и аэробной вакцинации

— И последнее. Всё-таки дикое поголовье сайгаков не застраховано от эпидемий. В любой момент может повториться трагедия 1988 или 2015 года. Тогда о промышленном отстреле вновь придётся забыть на время. Что предлагают учёные для предотвращения массовой гибели антилоп?

— По большому счёту, мы ничего существенного для сохранения и преумножения степной антилопы ещё не сделали. Да, государство выделяет огромные деньги на исследования и борьбу с браконьерством. Но, положа руку на сердце, признаемся себе, что научные изыскания топчутся на месте, а браконьерство в силу контрабандной ценности рогов сайгаков также процветает. Отдельные факты привлечения браконьеров к уголовной ответственности не дают общей картины.

Меня интересует вопрос, почему в Казахстане не практикуется внедрение международных стандартов типа "Ринг тест"? Биоматериалы от павших животных или другие биопробы передаются для исследований трем независимым лабораториям, и при совпадении результатов всех трёх лабораторий считается, что истина достигнута и результаты достоверны. При спорных результатах необходимо проводить повторные исследования.

Между тем по всякому поводу при диагностике заболеваний животных, да и людей, мы стараемся обращаться за помощью к иностранным специалистам, учёным. Зачем так унижать своих специалистов? Надо ценить и уважать отечественных ученых, практиков-производственников, невзирая на пенсионный возраст. Общеизвестно, что советские специалисты и ученые были намного грамотнее и образованнее, чем узкоспециализированные иностранные специалисты.

Для профилактики заболеваний и падежа сайгаков от инвазий и недопущения осложнений вторичной бактериальной инфекцией, приводящей к опустошительной эпизоотии, необходимо разработать план противопаразитарных мероприятий по дезакаризации заклещёванных пастбищ, дератизации и дезинсекции путей миграции и мест "родильных домов" сайгаков.

Сейчас специалисты предлагают проводить вакцинацию поголовья. Это хороший шаг. Но как её проводить? Отлавливать сайгаков, гоняя их по бескрайней степи? Да, отдельные группы особей отлавливают с огромным трудом, чтобы повесить на шею электронные ошейники, по которым отслеживают миграционные пути стада. Но как отлавливать сотни тысяч особей? Или прикармливать пучками вакцинированного сена, как предлагали отдельные наши учёные?!

В любом случае надо искать научный подход, применять современные технологии. Я бы предложил делать аэробную вакцинацию. Её применяют в птицеводстве. Для этого установить в туннелях для перехода транспортной магистрали оборудование, автоматически бесшумно распыляющее вакцину в момент прохождения по ним мигрирующих особей.

В любом случае мы должны сделать всё для сохранения популяций сайгаков. А промышленный отстрел разросшегося поголовья надо рассматривать как один из методов научного регулирования стада.

Подпишитесь на наш Telegram-канал baigenews_kz и узнавайте новости первыми!
Наверх