Долг в два миллиона долларов и "ломка": к чему приводит лудомания в Казахстане

30 Марта, 19:08
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
pixabay.com 30 Марта, 19:08
30 Марта, 19:08
1762
Фото: pixabay.com

Всего 13 пациентов с диагнозом лудомания находятся на динамическом наблюдении в медицинских учреждениях Казахстана, передает BaigeNews.kz. 

Официальные данные на 28 марта озвучил заместитель генерального директора Республиканского научно-практического центра психического здоровья Даулет Байпеисов  на заседании Общественной палаты при Мажилисе. В прошлом году цифра была еще меньше – всего 11 человек, а в 2022 – только 10. Не может похвастаться размахом и ежегодная статистика – в региональных центрах психического здоровья стационарно лечатся от 25 до 30 пациентов. 

Данные просто поражают, если сравнивать с теми, что на третьем заседании Национального курултая представил глава государства Касым-Жомарт Токаев. По определённым сведениям, постоянными клиентами букмекерских контор и казино являются около 400 тысяч казахстанцев, что равносильно населению крупного города, сообщил президент. Получается, что игровая зависимость достигла таких масштабов, что её впору ставить вровень с другими бичами современной жизни – наркоманией и алкоголизмом. И если страх перед последними давно превратился во что-то фоновое, то есть их замечают все, но делают вид, что так и должно быть, то с лудоманией ещё можно бороться. Но есть ли для этого в Казахстане все необходимое? 

По международной классификации болезней лудомания — это патологическое влечение к азартным играм. Её распространённость в мире оценивают по эпидемиологическим исследованиям, рассказал на том же заседании Общественной палаты Даулет Байпеисов. Обзор 24 таких показал, что в мире игровая зависимость охватила от 0,12 до 5,8% всего взрослого населения планеты. Порядка 12,5% взрослых людей играют регулярно. В то же время среди имеющих клинические признаки лудомании, только 8,3% готовы согласиться со своим пристрастием к азартным играм. В Казахстане, по словам эксперта, такое исследование проводилось 12 лет назад. Следующее планируется только в 2025-м и какие результаты мы увидим, остаётся гадать. 

"Система оказания медико-социальной помощи в нашей стране состоит из двадцати центров психического здоровья. Плюс к этому, восемьдесят первичных центров на уровне городских поликлиник и двести пять кабинетов психического здоровья в сельской местности. После взятия (прим. – пациента) на динамическое наблюдение проводится осмотр, составляется индивидуальный план мероприятий, оценивается его периодичность осмотров, необходимость организации специальных социальных услуг. Далее составляется индивидуальные план лечения и программа реабилитации", — сообщил Даулет Байпеисов. 

Понятно, что одних только усилий врачей недостаточно. На законодательном уровне с лудоманией тоже борются, причём давно. Сквозь призму времени становится ясно, что возможно, это стоило делать гораздо жестче. Ведь игровая зависимость не просто вгоняет людей в долги, но и толкает их на криминал.

По официальным данным министерства внутренних дел, в прошлом году люди, страдающие лудоманией, совершили порядка трехсот различных преступлений. В том числе: два убийства, двадцать пять грабежей, восемьдесят мошенничеств и больше сотни краж. С начала 2024 года органы зарегистрировали уже шестнадцать преступлений, в числе которых так же – убийство. Психолог реабилитационно-наркологического центра Александр Рущук многие годы лечит людей от зависимостей, не позволяя им пуститься во все тяжкие. В интервью нашей редакций он поделился парой примеров. 

"Сейчас я работаю с парнем из Шымкента. Ему двадцать лет, у его родителей есть деньги и большие связи. Соответственно и у него самого тоже. Сегодня до конца неизвестно, сколько он должен денег, но каждый месяц к его маме приходят счета в тридцать, пятьдесят и даже сто миллионов. Есть из Астаны один игрок, он почти два миллиона долларов проиграл, но сейчас неплохо живет. Года три уже вне игры. Разные истории бывают. Человек может не играть пять лет, а потом в момент проваливается в это снова. Много суицидов случается", — делится историями Александр Рущук. 

К слову, в прошлом году в Казахстане покончили жизнь самоубийством 3676 человека, каждый пятый из них — по причине лудомании. В марте депутаты предложили больше пятьдесят поправок в два кодекса и семь законов, по вопросам игорного бизнеса, лотерей и лотерейной деятельности. Из них можно выделить несколько наиболее важных.

Во-первых, это ужесточение распространения рекламы букмекерских контор и тотализаторов. Во-вторых, поднятие возрастного ценза. То есть, позволить себе азартные игры люди смогут только по достижению двадцати пяти лет. В-третьих, ввоз и установку лотоматиков в домах, магазинах, медицинских и образовательных учреждениях запретят. Еще казахстанцам будут обязаны рассказывать о рисках и вреде азартных игр. Меры действительно хорошие, остается ждать их принятия. А пока, профилактика игровой зависимости на государственном уровне, практически отсутствует, считает Александр Рущук. Больший упор медиками и правоохранительными органами делается на борьбу с наркоманией. 

"Например, если оценить тренинги, которые меня звали проводить в разных структурах, лишь один из десяти касаются темы лудомании. Это уже минус, я считаю. Хороший результат дала бы системность. Чтобы в Казахстане была хотя бы одна большая государственная или частная организация, курирующая всю профилактику азартных игр. Начиная со школы, один или два раза в год. Еще бы не помешало полностью убрать рекламу, насколько я помню в городах её можно увидеть до сих пор. Сталкиваешься с предложениями сделать ставку на различных сайтах и при просмотре видео", — говорит психолог. 

Лечением лудоманов в основном занимаются реабилитационные центры, рассказывает Александр Рущук. Это преимущественно, так называемый, частный сектор. В государственных же клиниках люди попадают в наркологию. Об этом до сих пор мало кто знает, может быть, поэтому и не обращаются за помощью, предполагает эксперт. Много вопросов, по его мнению, вызывают и методы лечения. Простые психологи брать под свое крыло страдающих от этой зависимости не должны. Вернуть человека в общество могут лишь профессиональные аддиктологи, но их в Казахстане можно буквально пересчитать по пальцам, говорит спикер. Дело в отсутствии образовательных учреждений. 

"Я приобретал эту профессию в Украине, к примеру. В России ее можно получить, еще в Европе. Мы видим рост числа лудоманов, он реально огромный. Нам необходимо учреждение, готовящее аддиктологов или, хотя бы, факультеты при медицинских вузах. В качестве идеи могу предложить государству нанять специалистов и записать с ними видео уроки, по которым врачи смогут перенимать опыт", — говорит Александр Рущук.

Если бы такие советы раздавали лет двадцать назад, житель Карагандинской области Роман (имя изменено по просьбе собеседника), никогда бы не стал связываться с автоматами, которые установили во многих магазинах его города. Еще будучи школьником, мужчина поддался влиянию сверстников и стал активным игроком. И пусть история эта закончилась хорошо, неприятные ощущения от неё остаются до сих пор. 

"Такие автоматы можно назвать прообразом современных. Они очень напоминали те, что показывали в кино. Горели огнями, из них играла музыка. Меня это очень впечатляло. Суть их работы была простой: покупаешь жетоны, бросаешь их внутрь, нажимаешь на кнопку и ждешь, пока на экране выпадет комбинация из трех символов. Жетон, как сейчас помню, стоил двадцать тенге. Мелочь, говорил я. Тогда карманные деньги мне давали родители, и я не ценил это, считал, что могу тратить их куда хочу. Хотя, примерно столько же стоила булка хлеба. Проблемы начались после первого крупного выигрыша. В один день с первого же раза я заработал четыре тысячи", — вспоминает мужчина. 

Но вместо того, чтобы забрать выигрыш, подросток просадил его в том же автомате. Именно тогда, вспоминает Роман, у него возникло чувство, что он должен вернуть эти деньги. Вместе с ним появился азарт, который повлек крупные для школьника траты. 

"В них играли мои друзья, поэтому я не видел в процессе ничего плохого. Нам было весело до тех пор, пока меня не стало буквально тянуть к этим автоматам. Я тратил на них все деньги, которые оказывались в моих руках: на еду и прочие покупки. Но выигрышей не было. Мое настроение ухудшилось, я стал раздражительным. Игры стали причиной ссор в семье. Теперь я понимаю, что родители пытались меня уберечь, но тогда казалось, что они просто жалели на меня своих денег. Вы понимаете, что это перерастает в зависимость, слишком поздно", —  рассказывает Роман. 

Спас подростка от плаченых последствий запрет на установку таких автоматов. В какой-то момент их разом отключили и увезли. После этого, рассказывает мужчина, он в полной мере испытал то, что зависимые люди называют "ломкой". Играть хотелось всегда и везде еще несколько месяцев.

Сумму, проигранную Романом в общем, сегодня нельзя назвать большой, чуть больше двадцати тысяч тенге. Но нужно понимать, что речь идет о 2004 – 2005 годах. Для кого-то в то время эта была месячная зарплата. Быть может, и сегодня спасти лудоманов от азартных игр может только их полный запрет?

Такие предложения не раз звучали с различных площадок, однако никто к ним по-прежнему не прислушался. Вероятно, до сих пор лудоманию не соотносят с болезнью и считают, что у каждого человека есть выбор, как поступить: играть или нет. Однако говорят специалисты, заболевший не в состоянии нести ответственность за совершенные действия и без помощи общества может быстро погрузиться на социальное дно. А там уже и до печального конца недалеко. И в такой ситуации рано или поздно может оказаться каждый, так как зависимости имею свойство проявлять себя спонтанно. 

Напомним, на третьем заседании Национального курултая в Атырау президент назвал лудоманию одной из пяти самых опасных социальных проблем общества, наряду с наркоманией, бытовым насилием, вандализмом и расточительством. На днях в Комитете по социально-культурному развитию мажилиса обсудили проект об изменениях в некоторых законодательные актах по вопросам игорного бизнеса, лотерей и лотерейной деятельности. Лудоманию в Казахстане хотят признать болезнью. 

 

Наверх