Жители Кокшетау показали жизнь в трущобах

8 Апреля, 11:07
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Асель Турар. 8 Апреля, 11:07
8 Апреля, 11:07
3228
Фото: Асель Турар.

Кокшетау переживает период активной застройки – на месте старого жилья каждый день возводится новое. Между тем, в областном центре остаются несколько улиц, где дома подлежат сносу, вот только дождаться этого жители никак не могут. Некоторые из них уже вошли в программу реновации, но там все время возникают какие-то препятствия; другие и вовсе находятся прямо на береговой линии. Паводки стали последней каплей, переполнившей чашу терпения горожан. Люди просят власти, обратить на них внимание. И, похоже, их услышали – переселить семьи пообещал сам аким Акмолинской области Марат Ахметжанов. Корреспондент BaigeNews.kz побывал в ветхих домах Кокшетау и побеседовал с теми кто в них живет. 

"Проклятый квадрат"

На улице Вернадского есть неприглядный жилой квартал, он расположен за школой № 12. В простонародье его прозвали "проклятым квадратом".

С 28 марта "проклятый квадрат" абсолютно безлюден – после паводка людям пришлось покинуть свои ветхие жилища. В центр социальной адаптации лиц без определенного местного жительства, где местные власти развернули пункт временной эвакуации, они, несмотря на своё бедственное положение, идти не хотят. Согласился лишь Анатолий Худяков из двухэтажки по Вернадского, 76.

"Я живу с дочкой и зятем, они тоже приедут сейчас, – рассказал пожилой мужчина 29 марта. – Когда меня эвакуировали, воды было по колено, и она продолжает прибывать. Аренду квартиры не потянем, потому мы здесь. Да, не отель, люди разные, запахи неприятные. Но мы в своём бараке комфортными условиями не избалованы".

Барак, где живет Анатолий (ул. Вернадского, 76), – это здание бывшей бани, приспособленное под жилой дом. Здесь живут пять семей. Из удобств – только отопление. Туалет на улице, вместо раковин – умывальники или просто тазик. Воду тоже приходится носить.

Зато топят на славу: баня же. В квартирах жарко, форточки у обитателей барака всегда открыты – и зимой, и летом. И не только из-за духоты, а ещё и по причине невыносимой сырости. Ну, баня же.

Оказывается, не центральное отопление есть не во всех пяти квартирах. С лицевой части здания живут две семьи, где топят печи.

"Как нелюди живем!"

Мария Черныщук живёт здесь с 1971 года.

"В нашей половине тепла нет. В другой вон провели, нам просто неоткуда. Как живется? А что говорить, все и так видно! Как нелюди живем, как бичи", – на глаза пожилой женщины навернулись злые слезы.

Проходим в квартиру. Первая на пути комнатка выглядит, как спальня. Но там никто не живет: тяжелый въевшийся в ветхую мебель и тряпье запах сырости не только бьет в нос, но и режет глаз.

"Тут вообще прет, не живем там: невозможно", – наблюдает за реакцией гостей Мария Максимовна.

На кухне едва теплится печь.

"Обваливается от сырости. Полы гниют, по краям доски сами отваливаются. Вот я и застелила, чем могла – фанерой, кусками старого линолеума, несколькими паласами. От стены, посмотрите, солонец идет", – комментирует хозяйка.

Приподнимает половицу, под ней вода.

"Я же здесь уже полвека живу. Пока не было домов в округе, барак был еще высоким. Крыльцо высоко было. А как застроили, мы в яме оказались. Из-под земли пошла вода – дом осел, фундамента вообще не видать. Если привокзалку сильно топило в 2018 году и этом, то нас – каждую весну", – сокрушается бабушка.

В другой половине трущобы – с центральным отоплением – живет вдова с четырьмя детьми. Сразу после паводков многодетная семья перебралась в съемную квартиру, которую для них арендовали неравнодушные горожане. Сначала на два месяца, а там видно будет.

"Дом покупали с мужем в 2011-м, он два года назад скончался. Тогда еще хозяйка сказала, что дом в списке подлежащих под снос. Таких здесь было три, два уже снесли. Мол, год от силы проживете – и выдадут вам новую квартиру. А прошло уже 13 лет", – рассказала Сауле Капарова.

Супруги в меру возможностей старались благоустроить квартиру – реконструировали стены, клеили обои, красили пол, где-то стелили линолеум. Но сырость все старания очень быстро сводила на нет.

"Я всю технику переломаю, пока вашу баню разберу"

Казалось бы, уже все признали, что в таких трущобах жить не только не комфортно, но опасно для жизни. Снести и выдать новые квартиры местным властям рекомендовали во время своих визитов в Кокшетау и высокопоставленные лица из столицы. Более того, дом № 76 по ул. Вернадского (и еще два – №№ 70 и 72; но фактически ветхих домов здесь в общей сложности больше пяти) вошли в программу реновации жилищного фонда города Кокшетау до 2026 года. По плану детальной планировки, который видели жильцы барака, в этом квадрате в будущем расположатся новые, современные многоэтажки.

Но воз и ныне там. Место для застройщиков оказалось не особо привлекательным. Оно и понятно, взять хоть опасность паводков, ведь при подъеме уровня воды на реке Кылшакты вода прямиком идет сюда. Это особо жестко показала и нынешняя весна.

"Бегали-бегали по этим акиматам. Хозяев много, а толку нет. Если бы родители нашего начальства так жили, тогда бы, конечно, быстренько снесли. С другой стороны, я так поняла, не все от акимов зависит, коммерческие застройщики должны выкупить у нас наши хибарки. А они отказываются. Один лично мне сказал, я тут два трактора переломаю, пока вашу баню разберу", – посетовала Мария Черныщук.

За право жильцов этого квартала, а также улицы Джандильдинова (о них речь чуть позже) бьется и депутат избирательного округа № 11 Ерлан Хасенов.

"Программа реновации предусматривает, чтобы частный застройщик пришел, выкупил ветхое жилье и построил на его месте новые многоэтажки. Но для этого есть несколько препятствий. Во-первых, план детальной планировки еще не утвержден, по нему состоялись общественные слушания. Документ скорректирован и сейчас находится на утверждении акима. Во-вторых, на сегодня пока нет конкретного застройщика. Есть потенциальный, но мы же не можем заставить его", – прокомментировал Ерлан Муратович.

Искать застройщика – это очень долго, поэтому жители и общественность сегодня настаивают на альтернативной схеме, учитывая, что в Кокшетау действует режим ЧС.

"Эти домики уже давно держатся на честном слове. Мы предлагаем, чтобы местные исполнительные органы признали их непригодными для проживания и снесли. В рамках ЧС предусматривается обмен квадрат на квадрат, также денежная компенсация", – отметил Хасенов.

"Помогите нам съехать из этих сараев"

В патовой ситуации оказались и жильцы по Джандильдинова. Дело в том, что дома по всей четной стороне улицы находятся на водоохранной полосе – ближе 70 метров от реки Кылшакты. Между тем, ближе этого расстояния могут находиться только гидротехнические сооружения.

От дома № 36 речка проходит всего в десяти метрах. Поэтому, по словам Виктора Шилова, их топит регулярно, почти каждый год, только с разной силой.

"В этот раз было очень страшно. Вода прибывала так быстро, что я успел только найти сапоги и вынести внука на улицу. Так и хожу с того дня – в трико и оборванном плаще. Под воду ушло абсолютно все – вода стояла по пояс, печка утонула. Вся электропроводка намокла. В доме сейчас стыло, стены пришли в движение, кругом пошли трещины. Понятное дело, пришлось потеснить семью сына – оставаться здесь нереально", – с горечью говорит пожилой мужчина.

Любовь Помаркова проживает по Джандильдинова, 20. У нее в доме вода до сих пор стоит под досками. Повреждено абсолютно все имущество.

Во всех дворах сушатся одежда и домашний текстиль.

Жумабай Садвакасов – хозяин дома, прямо за задним двором которого расположен отстойник. В нем собирается вся "нечисть", с разливом реки вся вода с пренеприятным запахом пошла в дом.

"Кылшакты проходит вон за той дамбой, – показывает Жумабай Есмагзамович. – А это ее старое русло, отстойник. Он никогда не чистится. Еще лет семь-восемь назад мы ходили к акимам, замакимам, просили засыпать его или откачать. Но реакции не последовало. В итоге вся вонючая вода во время сильных паводков заходит к нам".

В жилище вода поднялась на метр. Шлаколитые стены мгновенно впитали воду и распространили по всей поверхности – от пола до потолка.

"Мы устали от такой жизни. Мы много лет ждем перемен. С 2012 года обиваем пороги акимата и получаем одни и те же ответы. Мол, денег в бюджете для компенсации жилищной компенсации нет. Нас гарантированно затопит снова и снова. Сейчас в городе объявлен режим ЧС, который предусматривает дополнительные денежные средства. Поэтому в очередной раз обращаемся к властям с просьбой снести дома по четной стороне улицы. Чтобы мы могли съехать из этих сараев и купить достойное жильё", – обратились жители водоохранной зоны.

Люди оказались заложниками своих хибар: им и другие квартиры не дают, и строиться, разумеется, нельзя. Тем не менее, по соседству с полуразрушенными домиками возвышается двухэтажный коттедж. Интересно, кто давал разрешение на строительство? Потому что, если это реконструкция, то фантастическая…

"Все дома по четной стороне – №№ 2, 4, 6 и так далее до 60 находятся в границах водоохранной полосы. Их нет в программе реновации, но, будучи расположены на первой береговой линии, должны быть снесены. По плану детальной планировки здесь предусматривается строительство дороги, аллея – если аким города подпишет. Если он защитит наши требования и пожелания перед областью, дома будут снесены. В том числе, по моему мнению, и этот коттедж. Чем каждый раз выплачивать компенсацию, которая, к тому же покрывает мизерную часть от реального ущерба, лучше выделить деньги на возведение дома в безопасном месте. К тому же это постоянный психологический стресс для хозяев", – прокомментировал депутат Кокшетауского маслихата Ерлан Хасенов.

Таким образом, в Кокшетау паводки остро обнажили проблему необходимости сноса ветхого жилья. Такого в областном центре акмолинского региона оказалось немало. BaigeNews.kz писал о пострадавших домах по улице Байдалы би. Здесь под снос давным-давно определены пять домов – №№ 2, 4А, 4, 6А и 6. Но и властям, и частным застройщикам, очевидно, пока не до них.

С 28 марта их хозяева по-прежнему скитаются…

В минувшие выходные аким Акмолинской области Марат Ахметжанов объехал дома и по улице Вернадского, и Джангильдинова. Судя по всему, глава региона был шокирован, и дал понять, что будет думать над решением проблемы.

У людей появилась надежда.

Между тем, оказалось, что жителей неблагополучной местности будут переселять. Но пока не уточняется, сколько и какие именно дома пойдут под снос. Также пока не известно, выдадут людям новое жилье сразу или им придется ждать, пока его для них построят. Аким области подчеркнул, что конкретное решение специальная комиссия примет в течение 30 дней.

"Комиссия будет решать сейчас. Я говорю, исходя из данных предварительных обследований. Чтобы завтра все это было законно, нужно решение комиссии. Дабы не было нареканий с ее стороны, я не должен превышать полномочия – даже ради блага населения. Чтобы завтра, когда я уйду, вслед за мной не проверяли и не получилась неправильная ситуация. Поэтому мы постараемся сделать в правовом русле. Эти дома не подходят для проживания, там есть серьезные повреждения, оставаться людям, тем более, детям, опасно. Мы примем решение – или купим квартиры им, или построим для них быстро дом", – заверил Марат Ахметжанов.

Для второго варианта рассматривается локация того самого квадрата по Вернадского.

"Скорее всего, на Вернадского, где будем сносить, кажется, шесть-семь домов, построим на их месте большую многоэтажку. И переселим туда людей из этой зоны", – предположил Ахметжанов.

Хочется верить, на этот раз жители трущоб прыгают от радости и обнимаются не зря. Особенно, если вспомнить, что 30 семей по-прежнему живут в аварийном пятиэтажном доме по улице Вернадского, 11.

Напомним, строение признали аварийным после того, как оно простояло обтянутым тросами более двух десятков лет. С большими отставаниями от графиков для его жильцов построили два дома в микрорайоне Сарыарка. Одну часть (60 квартир) переселили примерно полтора года назад, а другая продолжает ждать, пока там устраняют множество недоделок. Сегодня они даже примерно не знают, когда, наконец, отпразднуют новоселье…

Фото Асель Турар.

Наверх