Жизнь на волоске: как живут люди в аварийных домах Петропавловска

31 Марта, 12:06
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Наталья Волкова 31 Марта, 12:06
31 Марта, 12:06
1815
Фото: Наталья Волкова

В Петропавловске официально признаны аварийными менее 30 многоквартирных домов. Однако ветхого жилого фонда в областном центре гораздо больше. В десятках домов люди живут с каждодневным страхом, что их пол, потолок или стены вот-вот обрушатся. BaigeNews.kz покажет, в каких условиях приходится буквально выживать владельцам квартир в старых разрушающихся домах.

Ещё не развалины, но скоро ими станут

Такая мысль приходит на ум, когда видишь двухэтажку по улице Медведева, построенную 114 лет назад. Обшарпанный фасад, выпирающие из стен кирпичи, шатающиеся полы в подъезде. Это малый перечень огрехов здания.

Здесь уместились 16 квартир. Облагораживая свой быт, кто-то даже смастерил себе отдельный вход, установил септики, обшил подъезд изнутри. Но эти стены уже косметический ремонт не спасает. С торца здания заметна глубокая трещина, буквально разделяющая фасадную и оборотную часть дома. Прямо под ней несколько раз в день проходит Каржаубай Абулхаиров.

"Вот эта трещина на всю высоту скоро станет настоящим разломом. Развалится дом на две части, попросту. Страшно, конечно. Его еще при царе строили. Примерно в 2012 году его признали аварийным. Есть подтверждающие документы: у нас на руках техническое состояние дома, мы вызывали комиссию. Но пока нам, стоящим на очереди, ничего не предлагают. О сносе пока только разговоры идут. А сам дом холодный, продуваемый, проблемы с теплом случаются часто. Каждый год по несколько раз в акимат обращаемся. Ответ: нечем помочь", - рассказывает житель столетней двухэтажки.

Мужчина живет здесь с женой, дочерью и зятем. Говорит, ремонт вынуждены делать по несколько раз в год. 

"Все течёт, стены сыреют, пол ледяной. В подъездах ужас. Соседи, в основном, все квартиранты. На втором этаже потолки примерно три с половиной метра. А у нас, живущих на первом – чуть больше двух метров. Присмотритесь к окнам, мы их поднимали даже. Дом сел, фундамента нет, на кирпичах стоит. Поэтому окна поднимали. Все осыпается, кирпичи крошатся. К дому есть пристройка, там бабушка живет. Так вот ее стена уже этой весной может упасть", —  проводя экскурсию рассказал Каржаубай.

Та самая пристройка выглядит не лучше самого дома. Кирпичи ее торцевой стены буквально вываливаются наружу, а из последних сил держащееся над ними окно западает внутрь.  Зрелище поистине пугающее. Владелица квартиры пригласила зайти к себе в гости, ведь падающая стена для нее не единственная причина опасаться за свою жизнь. В ее светлой квартире, практически все удобства созданы. Подключено даже центральное отопление. Но свои 60 квадратных метров она считает опасными во всех отношениях.

"Та, что падает, это стена моей кладовой. Раньше там была кухня, но пришлось переместить все. В другой комнате чуть дальше отошел фундамент. Под диваном в спальне пол провалился. Сейчас максимально закрыли, чтобы меньше дуло. Пол шатается везде, сыростью пахнет, холодно. Усугубляет ситуацию постоянно ездящие рядом большегрузы. Здесь, около моей пристройки, дороги не было, но предприниматели решили по-своему. Теперь катаются постоянно… Дома толком не ночую. Покупала я квартиру в 2004 году, нормальная была она. Сейчас, конечно, страшно жить. Добавляют неприятностей соседи. Не у всех из них есть канализация, поэтому мне под окна, практически под двери льют помои. Выливают с вёдер в проход между гаражами, но все течёт ко мне. Уже в апреле до моей двери соседские фекалии доплывают", —  возмущается Кульбаршин Ахмадиева.

Ровесники региона

Петропавловск получил статус областного центра в 1936 году, когда из северных районов Карагандинской области и Каркаралинского округа образовалась СКО. Тогда же были построены шесть на тот момент современных двухэтажных домов в микрорайоне Рабочий поселок по улице Островского. Стояли они неподалеку от железнодорожных путей и палисадника, прославившегося красотой и необычностью на весь Советский Союз. И лишь спустя три десятилетия по другую сторону путей появилось здание вокзала.

Однако жизнь в исторически значимых объектах горожанам радости не приносит. Дома медленно рассыпаются, говорят жильцы. В стенах дыры, шатающиеся лестницы, упавшие внутри перекрытия крыши, уходящие в землю подъезды. К слову, чтобы зайти в один из них приходиться наклоняться. В такие проемы спокойно могут входить только дети. Но каждый раз это риск.

"В прошлом году у нас в подъезде рухнула крыша. Это была ночь, мы все спали. Я услышал странный шум, но решил не выходить, не проверять. Каково же было мое удивление, когда перекрытия крыши оказались на лестничном пролете. Хорошо, что в тот момент никто не проходил по лестнице. И это было лето. Конечно, нужно было к зиме готовить, утеплять. Да и от летних дождей подъезд прятать. Пришлось самим как-то латать, пытаться ремонтировать то, что уже, по сути, непригодно для эксплуатации. Я здесь живу уже 20 лет. И каждое лето мы стараемся облагородить наш дом. Красим, белим фасад. Но только нашу часть. Остальные соседи не особо задаются этой целью" —  рассказал при встрече житель одной из двухэтажек Сергей.

Здесь у всех печное отопление. А недавно у Сергея появились новые соседи. Говорит, купили квартиру, сделали хороший ремонт. Но почему выбрали уже разрушающийся дом, ему не понятно.

Два года назад все шесть построек признали аварийными. К слову, не все жители в курсе нового статуса их жилья. Сейчас вид домов вселяет ужас. В обшарпанные, уходящие в землю старинные здания, смело могут зайти только сами жители.

"Я живу в Рабочем поселке всю жизнь. И каждый день после работы через мост добираюсь домой. И каждый день вижу эти дома. Картина неприятная. Речь ведь не об ухоженности домов. А о их состоянии. Не слышала, чтобы кому-то когда-то там что-то на голову упало или зашибло. Но случись такое – не станет удивлением. Люди там живут не богатые. Сами понимаете, могли бы съехать, думаю, съехали бы", —  поделилась мнением прохожая горожанка Галия. 

Страшно, противно…

Похожие двухэтажные дома, без слёз на которые не взглянешь, расположены еще в одном микрорайоне города по улице Труда.

Несмотря на то, что здесь стоят многоэтажки со всеми подключенными благами цивилизации, рядом с ними соседствуют давно отжившие свое здания в два этажа. И по вечерам в их окнах все еще горит свет. Елена выросла в этих когда-то уютных стенах и дворах отдаленного микрорайона Петропавловска. Женщина поддерживает состояние своей квартиры как может. Но справиться с ремонтом всего дома она не в силах.

"Я живу здесь с детства. С родителями переехала. Живу одна. Регулярно что-то чиню, меняю. В общем, поддерживаю свою квартиру. Но за ее пределами творится какой-то ужас. Вы и сами видели… В подъезд заходить не хочется. Он буквально валится. Страшно противно. У нас нельзя ни прибить гвоздь, ни вытащить его в подъезде. Может пол стены попросту вывалиться. Это щитовой дом, здесь дерево и штукатурка. Мало того что все рушится, так и соседи не особо обеспокоены уютом дома. Но это другая история. Все-таки не из-за человеческих рук дом стал таким. Он же уже старый", —  рассказывает горожанка.

Состояние дома видно невооруженным глазом. Обветшалый фасад, низкие входные группы, разрушающиеся стены. В подъездах полная разруха. Возможно, косметический ремонт скрыл бы все эти ужасы. Но вот в этом случае постройкам уже ничем не помочь, уверены жители.

"У меня соседка этажом ниже недавно купила квартиру. Я удивлялась, зачем. Вот вам зайти было страшно, а мы тут живем. Наш дом признали аварийным пару лет назад. Но мы до сих пор остаемся в своих квартирах. Нам нечего предложить, никому не нужен этот участок. Кстати, нас в очередь поставили, а соседку, недавно переехавшую —  нет. Не знаю, как теперь ей быть. Знаете, что еще больше отравляет нам жизнь. Сейчас весна, все борются с талыми и грунтовыми водами. И в нашем районе, почему-то, вся вода скапливается и идет прямо к нам во двор. И, если успели заметить, то и в подъезд. Это беда каждого сезона. Со всего района к нам течет! Желание сбежать есть. Была бы возможность", —  уточнила Елена.

А вот рядом стоящий дом под номером 55 аварийным не признан. Об этом говорят сами жильцы. Но состояние постройки говорит об обратном. Здесь плесень от сырости под домом обосновалась не только на полах, но и стенах и дверях. Встретившаяся нам горожанка в этих домах живет уже четверть века. Раньше с семьёй жили в общежитии и средств на покупку жилья было немного. Вот и выбрали трехкомнатную просторную квартиру, но в старом доме. Говорит, навели чистоту, красоту. Но реальные проблемы этим не замазали.

"В соседнем доме недавно потолок рухнул. Так комиссию вызвали и признали аварийным. Наш нет. У нас центральное водоснабжение, отопление и канализация, но с последней большие и регулярные проблемы. Все в сырости. С каждым годом становится все хуже. Полы проваливаются. Мы живем на первом этаже и в одной из комнат так и произошло. Провалился пол. На чердаке уже рушится вентиляция по кирпичику. Иной раз боишься, хоть бы ванна соседская сверху не упала на голову. Не плиты же, деревянные полы везде. Дранка, доски, набитые реечки и замазано. Поэтому они у нас такие кривые. Эти дома еще пленные немцы строили. Крышу в этом доме меняли четыре года назад. Да и все", —  рассказывает Светлана.

При перемещении по квартире здесь ощутимо качается пол. А внизу входной двери красуются островки плесени. В воздухе витает легкий запах сырости. Светлана проживает с дочерью и внуками и очень боится за здоровье своей семьи. 

Когда-то давно, по её словам, местный предприниматель хотел территорию под производство занять и выкупить старые дома. Но жившие пожилые люди не захотели заключать сделку. Позже бизнесмен нашел другое подходящее место, где и развернул предпринимательскую деятельность. Тех жильцов уже нет, а дома так и остались стоять. 

"Мы в комнате делали ремонт, отодвинули мебель и ужаснулись сколько плесени там. А что делать? Так и живем, потому что другое жилье не можем себе позволить. Продать? Желающие были, но стоить дорого не будет. А на что потом покупать жилье? В подъезде на входе уже год как канализация на полу проступает. В итоге: наледь зимой, жижа летом. Вдоль стены подъездной плесень. Эта самая стена, прилегающая к нашей комнате, которая у нас в плесени. Это болезни, этим мы дышим. А у нас тут дети живут. И сырость не проходит, и летом не сушится. Мы понимаем, это наша частная собственность, но мы не можем осилить такой масштабный ремонт", —  считает Светлана.

Жители местных ветхих домов уже не верят, что когда-нибудь их жилищные условия улучшатся. И своего жилья откровенно стесняются.

"Как нам живётся? Ужасно. Страшно, что будет завтра. Они ведь в таком состоянии, что даже не предугадаешь, когда наступит тот день икс и все они сложатся как карточные домики. Хочется жить в комфорте и уюте. Не обязательно шикарно. Хотя бы, чтобы спать не бояться. У меня ребенок подросток. В их возрасте они любят общаться, друзей заводить, друг к другу в гости ходить. А как вот к нам пригласить?", - поделилась проходившая мимо местная жительница.

На картах не значится

В поисках ветхих и аварийных домов мы случайно наткнулись на одиноко стоящую двухэтажку в районе городской промзоны. Как случилось, что в местности, где предусматривается только расположение производств, появились жилые дома, нам не ответили даже жильцы. 
За большим авторазбором, неподалеку от металлобазы и местной мельницы виднеется старая, когда-то очень давно, беленная и мазанная двухэтажка. Двухподъездный дом кажется заброшенным. Но все же там еще живут люди. Адрес дома —  проезд Индустриальный 9.

Дома оказался лишь одна жительница. Но поведать нам об истории постройки она не смогла.

"Дом разваливается. Вы же видите. Не знаю статус дома, может и аварийный. Ну вот напротив квартира, там знакомая жила. Так у нее пол провалился и ее квартиру признали аварийной, соседку поставили на очередь на квартиру. А что по всему дому – не знаю. И год постройки тоже не знаю. Но лет 70 точно есть. Раньше он был благоустроенный дом. Когда начинала здесь жить, лет 25 назад, была и вода, и ванна, и отопление. Только удобства на улице. Сейчас мы печками топим квартиры. У нас еще же соседний дом стоит, номер 7. Его полностью развалили. Стены одни остались. Нам не выбирать, живем и живем", —  коротко высказалась Лариса Вдовина.

На каждой двери здесь висят амбарные замки. Но навещают ли владельцы свои квартиры – неизвестно.

Сносу аварийного жилья быть?

На встрече акима области Гауеза Нурмухамбетова с населением в конце февраля жителям Петропавловска заявили о разработанной Дорожной карте реализации программы реновации аварийного жилья по 28 аварийным домам города на 2024–2029 годы. В текущем году планируется снос трех аварийных и 18-и ветхих домов. На их местах которых возведут новые ЖК. В течение пяти лет все аварийные и часть ветхих домов в городе будут снесены, а собственникам предоставлено новое жилье.

"С семью потенциальными инвесторами мы заключили меморандумы и утвердили соответствующие дорожные карты по реализации программы в микрорайонах "Жас Өркен", "Копай", "Зайсан". В итоге программы свои жилищные условия смогут улучшить более 500 жителей города. В городе имеется 28 аварийных и 210 ветхих многоквартирных жилых домов. Также продолжается снос ветхих домов, на местах которых возводятся целые районы с современными социальными объектами и высотками. С 2017 года было снесено более 2000 участков, собственники которых получили компенсации", —  уточнил на встрече аким Петропавловска Серик Мухамедиев.

По словам общественников, вопрос сноса ветхого жилья давно назрел в областном центре. Однако пока неизвестно как именно намечена реализация плана.

"Сам документ мы не видели. Впервые услышали об этом на встрече с акимом. Конечно, это хорошая новость. Но нюансы еще не изучены. Мы несколько лет подряд поднимал вопрос о необходимости подобной программы. Аварийных домов уже не так много. А ветхих - пару сотен, наверное. И их сносить проблемно. Аварийные дома могут в любой момент упасть и население там может погибнуть или пострадать. Такое уже случалось: случаи обрушения были без гибели без травм. Мы спрашивали, вы что ждете, пока дома сами собой разрушатся и вам ничего делать не надо будет? И когда услышали о разработанной программе, с воодушевлением эту информацию восприняли. Еще аким области запретил точечную застройку. Сказал, что мы должны возводить дома на месте снесенных. И ими будут как раз аварийные и ветхие. Снос, конечно, с учётом исторической застройки. Есть ли там есть памятники истории, архитектуры - их необходимо сохранить", —  объяснил общественник и юрист Павел Афанасьев.

По его словам, жителям ветхих домов сейчас необходимо брать ситуацию в свои руки. Им нужно обратиться в акимат, в жилищную инспекцию. Последняя проведёт соответствующее обследование, пригласит специалистов для составления экспертного заключения и актов. Собеседник уверяет, что жильцов таких домов должны расселяться в случае сноса в первую очередь. И существующая очередь на жильё в городе, где состоит около десяти тысяч человек, их касаться не будет. Поскольку владельцы аварийного жилья будут идти по линии чрезвычайной ситуации. В случае, если люди сами не позаботятся о статусе жилья, скорее всего им придется ждать, пока местная власть сама проведет инвентаризацию.

И по мнению собеседника, ждать придётся долго.

"Кстати, я лично настаивал на том, и в своих постановлениях Общественного совета мы писали, чтобы провести инвентаризацию всех домов Петропавловска. Мы знаем, что в городе около 1,4 тысячи жилых домов. Нужно повсеместное их обследование. Но это напрямую связано с деньгами. А мы дотационный регион, бюджет себе позволить таких трат не сможет. Вот почему мы и говорим, что обследование надо делать людям, индивидуально бить тревогу. У нас есть ещё и столетние дома. Они уже рушатся. Но люди, почему-то, не хотят ходить, не хотят беспокоиться. Думают, что кто-то придёт и всё сделает", —  считает собеседник.

Спикер сомневается, что городская жилищная инспекция доберется до обследования каждого дома. Поэтому собственникам недвижимости позаботиться о своем жилье необходимо самостоятельно.

"По идее, жители обязаны сами ремонтировать своё жильё. А если оно уже ремонту не подлежит, то сами сносить и строить что-то новое. А население, почему-то, сидит и ждёт. Кстати, есть статья 189 гражданского кодекса "Бремя содержания имущества", и его несёт собственник. Ответственность за тот ущерб, который имущество может причинить самому собственнику и третьим лицам – тоже. Представьте, люди будут проходить около старой двухэтажки, кирпич упадёт кому-нибудь на голову. Кто будет отвечать? Собственник дома. Горожане сами должны быть заинтересованы, чтобы быстрее провести эти обследования на ветхость", —  дополнил Павел Афанасьев. 

Исполнительная власть, по его словам, несет ответственность за дом, только в случае его признания аварийным. Общественник напоминает, что десятки домов города сейчас находятся в опасном положении. При этом, не являясь ветхими. 

"Зайсан, двадцатый микрорайон. Там дома стоят вдоль обрыва, берега реки Есиль. Овраг разрастается с каждым годом. Подбирается к территории участков. Эти дома могут туда сползти. Они и есть аварийные. Это природное бедствие, стихия, оползень", —  уточнил собеседник.

Павел Афанасьев рассказал и о загадочном доме в центре промзоны. По его словам, раньше он назывался поселок Почтовый. И было там шесть подобных двухэтажек.

"Я там депутатом был с 1999 года. Их постепенно начали сносить, когда предприниматели решили расширять свою территорию. Сам, кстати, недавно там проезжал и высматривал, сохранились ли они. Дело в том, что этот посёлок не был даже отмечен на картах города. Его даже в генплане Петропавловска не было. Ясно, что там территория не предназначена для жилой застройки. Это зона для производства. И я допускаю, что как объекты недвижимости они вообще могут не быть зарегистрированы", —  предположил общественник.

Прислушаются ли владельцы потенциально опасного жилья к советам общественников – покажет время. А пока горожане с интересом ждут подробные разъяснения новой программы по сносу аварийного жилья.

Фото: Наталья Волкова

Наверх