Заставлял молиться и избивал: обитательницы кризисного центра в области Абай рассказали свои истории

22 Ноября 2023, 17:46
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Альбина Халел 22 Ноября 2023, 17:46
22 Ноября 2023, 17:46
3602
Фото: Альбина Халел

За 2023 год в области Абай 2 480 агрессора, поднявшие руку на женщин и детей, получили предписания, и ещё 344 дебошира - особые требования к поведению. В 78% случаев пострадавшими являются женщины, и в 22% - дети. Ещё одна статистика, но уже медицинская, гласит, что с начала этого года более 400 избитых жительниц Семея обратились за помощью врачей скорой помощи. А в прошлом году от рук "кухонного боксёра" погибла молодая женщина. Факт был обнародован только после суда. Между тем первые казахстанские попытки установить гендерное равенство и наделить женщину правами, а не только обязанностями, была предпринята именно в Семее. Корреспондент BaigeNews.kz решил выяснить, как на родине казахской демократии обстоят дела с защитой женщин? И как здесь пытаются разорвать замкнутый круг бытового насилия.

Права женщин в руках мужчин

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждая третья женщина на нашей планете подвергается физическому или сексуальному насилию в течение жизни. А домашняя тирания - довольно частая причина смерти и  инвалидности женщин репродуктивного возраста.

Недавнее происшествие в столичном ресторане, в результате которого погибла Салтанат Нукенова, прославил Казахстан уже и в заграничных СМИ. Он показал, что декриминализация домашнего насилия развязала руки домашним тиранам, что не только в бедных, но и в богатых семьях есть эта проблема.  

Именно область Абай стала местом, где впервые демократизировали права казахских женщин. В 1885 году в местечке Карамола, что в ста километрах от Семея, женщины получила право выбора - после смерти мужа они могли, по своему желанию, остаться одинокими вдовами и не выходить замуж за его братьев. Автором степного Устава, или "Кодекса для простых казахов", стал самый известный представитель региона - Абай Кунанбаев. А ещё Семей знаменит тем, что здесь был организован первый женский митинг, это случилось в 1907 году. Однако историческая гендерная прогрессивность Семея по отношению к другим городам Казахстана не исключила наличие здесь семейных тиранов.

"Заставлял молиться, если отказывалась – избивал!"

На протяжении десятилетий на всю Восточно-Казахстанскую область работал только один кризисный центр в городе Усть-Каменогорск. Его было недостаточно на такой огромный регион. После разделения административной единицы  и создания двух самостоятельных областей в Семее было решено создать свой региональный Кризисный центр. Это одно из условий – в каждом областном центре должен функционировать такой "социальный помощник".  К тому же  из года в год жертв бытового насилия меньше не становилось, а общественного ресурса стало недостаточно.

И 25 августа этого года государственное учреждение открыло свои двери. Двухэтажный корпус  Кризисного центра для жертв бытового насилия г. Семей рассчитан на 25 человек. Сейчас он полностью укомплектован - 10 женщин и 15 детей проходят реабилитацию, получая необходимую  им поддержку и помощь. Срок пребывания – до полугода. Самому младшему подопечному - 3 месяца.

Здание огорожено забором. Первый этаж - административный. Здесь расположена комната психологической помощи, медицинский кабинет, приёмная руководителя, кабинет юриста, психологов, соцработников. А на  вахте круглосуточно дежурят две сотрудницы. За день до официального открытия здесь произошёл случай, после которого коллектив обзавёлся ещё и тревожной кнопкой.

"Прямо перед открытием к нам поступила женщина из Северного Казахстана. Она узнала о том, что в Семее открывается Кризисный центр и приехала с двумя маленькими детьми в наш город на такси. Во время открытия она была в одной из комнат и очень боялась, что её увидят.  Когда поступила к нам, тряслась от страха. Ей пришлось проделать такой длинный путь более чем в 1 500 километров, чтобы скрыться от мужа. Она объяснила это тем, что там, в родном городе и округе он всех знает, поэтому мог бы без труда найти женщину. Её супруг - так называемый намазхан, заставляет вторую половинку ежедневно соблюдать ритуал намаза, практиковать сунны. Но девушка отказывается, за это он её регулярно и жестоко избивает. Чтобы успокоить женщину, мы с коллективом поспешили купить тревожную кнопку, проверили её работоспособность, и только тогда она немного успокоилась", - рассказала историю первой подопечной директор Кризисного центра Назым Шакаева.

Учиться читать и писать в 36 лет

На втором этаже - жилые комнаты подопечных: скромные, светлые, чистые, с набором необходимой мебели и принадлежностей. Здесь живут мамы с детьми - кто с одним, а кто с четырьмя. Они же и дежурят, сами моют и убирают жилой этаж.

Стоимость содержания одного человека в сутки - 8 348 тенге. В эту сумму входит питание, обслуживание, первая медицинская помощь, постельное бельё. Проживание женщин и детей здесь полностью бесплатное, финансируется из городского бюджета. Так, на следующий 2024 года бюджет центра составит 107 миллионов тенге.

Женщинам дают возможность зарабатывать и копить на дальнейшее проживание уже вне центра независимо от того, что они выберут - развод или совместную жизнь с мужем.

"Мы сотрудничаем с профтехшколами, которые совершенно бесплатно обучают наших подопечных новым профессиям - бухгалтер, повар, массажист, парикмахер, мастер маникюра. Все, кто получил азы профессии, получают сертификаты", - рассказала психолог центра Шынар Сулейменова.

За почти три месяца работы Кризисного центра сюда поступило 70 человек - 23 мамы и 47 детей. Практически все они помирились со своими мужьями, родными, и вернулись домой.

Но Гульнар (имя по просьбе женщины изменено) не собирается возвращаться в прежнюю жизнь. Её судьбе могут удивиться самые известные сценаристы, ведь такой закрученный жизненный сюжет увидишь редко.  

Главная проблема, осложнившая жизнь Гульнар - это необразованность и доверчивость. В 36 лет - она мама 8-х детей. Окончила всего три класса начальной школы.  Её родители не были заинтересованы в её образовании.  Мама и папа пили "по-чёрному". Поэтому за младшими детьми присматривала старшая сестра, ещё и работать успевала.  Она не умеет читать, писать, но, несмотря на это, очень трудолюбива, скромна.

Гульнар родом из Бескарагайского района области Абай. Там она в первый раз вышла замуж и родила 4-х детей. Старшая дочь скоро станет совершеннолетней и живёт отдельно. После смерти мужа, который скончался от алкогольной интоксикации, она осталась одна с малышами на руках. Родная сестра мужа вызвалась помочь, предложив снохе поехать на заработки и оставить родне для присмотра родных племянников.  

А ещё "заботливая" золовка пообещала позаботиться об оформлении пособий по утере кормильца. Малограмотная Гульнар оставила женщине все документы и уехала на поля, где полола, выращивала овощи. Она не видела детей всё лето, ведь родственница наказала не приезжать домой, "не тратить даром деньги и время". Вместо этого сама регулярно посещала трудягу, и забирала доход в счёт содержания её детей. Когда сезон закончился и Гульнар вернулась домой, то не нашла детей. Расчётливая родня оформила родных племянников в детский дом, откуда мама уже не могла их вернуть. Двоих детей усыновили, третьего ребёнка не отдавали за плохую характеристику, над которой постаралась та же родственница.

Женщина вышла замуж во второй раз, родила ещё четырёх детей, но муж оказался не просто дебоширом. Он злоупотреблял спиртным,  тратил все деньги, которые не простым трудом доставались Гульнаре, бил и унижал свою супругу. Многодетная мать ушла от мужа, желая  исключить у её детей детство, которое выпало на её долю.

"Она хочет для своих детей лучшего будущего, чем было у неё, счастливого детства, спокойного проживания. Она готова много работать, чтобы дать детям всё самое важное. Сейчас детский педагог учит Гульнару читать и писать. Позже она планирует получить профессию массажиста и встать в очередь для получения жилья. Придя к нам впервые, она была подавлена. Но светлую душу не спрятать. Доброта, трудолюбие, спокойствие оказались выше тех невзгод, что она прошла", - поделилась планами женщины с непростой судьбой психолог Шынар Сулейменова.

Дебошир – агрессор - абьюзер

Здесь помогают начать новую жизнь, а перед этим - получить навыки рабочей профессии, встать в очередь на получение жилья, если нужно - оформить развод, устроить детей в сад, и, главное, - вернуть любовь к себе и больше не бояться.

Психолог центра Шынар Сулейменова рассказывает, что впервые оказавшись здесь, женщины переживают, не зная себя от страха, ведь впереди их ждёт неизвестность, ранее неведомая жизнь. А между тем главный шаг они уже сделали - ушли от тирана.

"Кризисный центр города Семей - единственный на всю область Абай. К нам приезжают женщины из соседних районов и областей, из разных отдалённых городов в надежде, что здесь их не найдут. Недавно, например, заселилась женщина из Талдыкоргана. Много лет жертвы насилия были буквально загружены в свой мир, не зная выхода из него. Мы помогаем им беседами, назначаем психологические сессии, терапию, вытаскиваем проблемы наружу", - говорит Шынар Сулейменова.

Абьюзер, как сейчас модно называть домашнего тирана, грамотно нажимает на слабые точки. В результате жертва воспринимает себя в реальности виновницей всего происходящего. Кстати, абьюзер - новое слово для социума. Раньше "кухонных боксёров" называли агрессорами, а ещё раньше - дебоширами. Но как бы не менялось название, нутро всегда  остаётся сомнительным.

За 2,5 месяца работы кризисного центра и прошлого опыта работы с проблемными семьями сотрудники сделали для себя вывод, что большинство мужчин тиранов ведут себя агрессивно только дома, в социуме их не отличить от порядочного, сознательного мужа и отца. Однако придя домой, особенно после перенесённого стресса на работе или выпитого алкоголя, они одаривают себя долгожданной порцией адреналина, а жену - ударов и синяков.

Ещё один фактор, работающий как бомба замедленного действия – это сожительство, или гражданские браки. Этот союз опасен для несамостоятельных женщин, так как некоторые мужчины манипулируют страхом женщины, угрожая прогнать её и оставить ни с чем. Закон в стороне. Нет штампа о браке, нет прав и обязанностей. В результате они вынуждены терпеть унижения, насилие и лишения.

"Семейно-бытовое насилие начинается с непонимания. Но какая бы сложная не была дома обстановка, нельзя бить, лучше договариваться. Если мужчина ударил женщину, избил ребёнка – он переступил черту, точка невозврата пройдена. Вернуть доверие уже будет сложно", - говорит директор кризисного центра о том, как выглядит проблема насилия в семье.

Выйти из состояния жертвы

А как она выглядит изнутри? Об этом нам рассказали женщины, нашедшие временное пристанище в большом общем доме.

Айгуль, 29 лет:

"Я приехала в Семей из районного центра. Муж избил меня. Да, бывают разные случаи, но в моей ситуации я считаю, что виноваты оба. Мы ревнуем друг друга к каждому "столбу". И так больше десяти лет. Куда бы я не пошла – в магазин, на той, в школу, или просто на меня кто-то посмотрел – у нас скандал. Я тоже понимаю, что ревность с моей стороны мешает нам жить. Но ничего не можем с собой поделать. Именно на почве ревности у нас случился скандал, супруг побил меня. Я написала заявление в полицию, после чего он ушёл из дома, оставив меня и пятерых детей. Я не работаю, младшему три года. Сейчас у нас нет денег, угля, нет средств к существованию. Нет родителей, у которых бы я могла попросить помощь. Поэтому я приехала сюда, в кризисный центр".

Асия: 32 года.

"Я начинаю новую жизнь, я это решила. Выяснение отношений с мужем перешло в драку, он меня сильно избил, сломал 10-е ребро. За это ему всего лишь выписали предписание. Когда я была в больнице, то решила, что больше не вернусь, оттуда же позвонила в Кризисный центр. Сейчас, благодаря помощи сотрудников центра, жизнь налаживается. Мне помогли устроить ребёнка в детский сад, я нашла работу. Всё будет хорошо, я уверена!".

Мира, 28 лет.

"Мой случай – это экономическое насилие. До 26 лет я жила с мамой, у нас была квартира в общежитии, я сама нас обеспечивала, шесть лет проработала в одном месте. Потом познакомилась с парнем и "залетела" от него. В итоге мы расписались. Когда я родила, мама уже продала нашу квартиру, поэтому нам с мужем пришлось снимать квартиры, жить у родственников, своим домом мы так и не обзавелись. Почему так произошло? Просто муж безответственный лентяй, постоянной работы не было, зарабатывал мало, а если водились деньги - то тратил их впустую. Мог уехать на несколько месяцев в поиске заработка и не выходить на связь. Я выживала, как могла. В моём городе почти нет перспектив, нет работы. Поэтому я приехала в Семей в поиске лучшей жизни".

В Кризисном центре молодые женщины, на чью долю выпало испытание кулаком, обрели покой, получили возможность выйти из привычного состояния жертвы и посмотреть вокруг, увидеть, как можно жить по-другому. Днём они работают, а вечером рассказывают друг другу о том, что выпало на долю каждой, а ещё лепят манты, пекут торты, вяжут, шьют и наслаждаются обществом своих детей в спокойной обстановке.

Мать Тереза среди нас

Помощь в трудной жизненной ситуации, связанной с бытовым насилием, в Семее оказывают Кризисный центр, "Дом мамы" и неправительственный сектор.

Жанна Жибраева и Людмила Асташкина, пожалуй, самые известные и опытные наставницы для пострадавших от насилия в быту в Семейском регионе, Матери Терезы современного общества. Больше 20-ти лет они оказывают бесплатную психологическую, юридическую помощь людям в трудных жизненных ситуациях. В последние годы их доброта и участие вышли за рамки грантов и проектов.

Работая в международном секторе отдела внутренней политики в 90-е годы, Жанна Жибаева собрала команду добровольцев, чтобы помогать социально-уязвимым, нуждающимся людям. Ведь в постперестроечное время каждый выживал, как мог. Государство не баловало матерей-одиночек, инвалидов, одиноких стариков вниманием. Команда Жанны Жибраевой помогала бесплатно.

Заместитель акима тогда ещё Семипалатинска узнал о милосердном хобби своей коллеги и предложил финансовую поддержку от акимата в её благородном деле. Три миллиона тенге по тем временам были ощутимой суммой и стали первым грантом.

В начале 2000 годов в Семее был основан общественный фонд "Центр Семьи". Фонд работал на волонтёрской основе. Городу нужен был временный кров для жертв домашних тиранов. Так в городской гостинице на берегу Иртыша появился первый мини-кризисный центр. Две маленькие комнатки, такие нужные и долгожданные, открывали торжественно. Затем, уже в другой гостинице, кризисный центр занял почти весь второй этаж. Тогда за два года 105 женщин с детьми прошли реабилитацию, социализацию и обрели веру в новую жизнь.  

В 2013 году общественный фонд реализовал подобный проект при поддержке посольства Норвегии. Правозащитница и политолог Урсула Гелис приезжала в Семей, чтобы поддержать тех женщин и детей, которые так нуждались во временном жилье и поддержке психологов.

По мнению Жанны Жибраевой, одного кризисного центра и общественного ресурса на 350-тысячный Семей и восемь обширных районов совсем мало. Нужна идеологическая работа всех социальных структур - от семьи до рабочего коллектива.

"Рассматривая вопрос семейно-бытового насилия нужно анализировать ситуацию глубже, где проседает тема и почему. Основные причины – это отсутствие собственного жилья, средств существования, наличие детей инвалидов, избыточное участие третьих лиц в жизни семьи.  По этим направлениям должны работать госструктуры совместно с гражданским сектором. Люди не знают, какая помощь им положена, как им встать в очередь на квартиру, получить АСП. С этим мы сталкиваемся каждый день. Такие семьи нужно беречь, привечать, выводить их в социум. Тогда они почувствуют себя нужными. Нет глубокой аналитики. И пока работа с этой проблемой будет основываться на одноразовых акциях и мероприятиях, проблема будет глобальной", - выразила своё мнение Жанна Жибраева.

Продуктивность – не случайность

По мнению Жаны Жибраевой, работу по профилактике домашнего насилия нужно проводить в том числе в коллективах.

"Приходит к нам женщина и говорит, что муж колотит её дома, а на работе – он ответственный и уважаемый работник. Затем по цепочке сообщаем руководителю, что их главный инженер избил жену. В ответ - недоумение, мол, как призвать к совести чужого человека, и вообще это не их дело. Теперь вопрос: что будет, если это инженер, или врач, или водитель убьёт жену, доведёт до инвалидности, или что-то случится с детьми. Пятно ляжет на предприятие. Поэтому, на мой взгляд, трудовой коллектив тоже должен в какой-то степени нести ответственность и реагировать на подобные истории.  Профсоюз и директор должны знать своих людей, знать, с кем работают. Сегодня среди руководителей совсем мало нравственной идеологии. Их главная задача - получить доход. А как живёт его сотрудник - мало кого интересует", - поделилась своим мнением Жанна Жибраева.

Её коллега по цеху Людмила Асташкина в помощь действующим ресурсам  предлагает создать в городах мобильную группу реагирования, которая бы хоть и навязчиво, но всё же помогала семьям выйти на новый уровень отношений и помочь услышать друг друга, оставив в прошлом силовые методы выяснения отношений.

Стоит отметить, что общественницы регулярно участвуют в законотворческой деятельности, направляя свои предложения в национальную комиссию по делам женщин и семейно-демографической политики.

"Мы выражаем своё видение, говорим об ужесточении закона, потому что предписания ничего не дают, нужно привлекать дебоширов к общественным работам, наказывать. То, что из дома уходит женщина - неправильно. Дебоширу выписывают предписание, он остаётся дома в компании с водочкой и телевизором, а женщина в это время ходит где-то с детьми. Ищет себе пристанище. В идеале нужно изолировать мужчину на месяц или два, чтобы близко к дому не подходил. А женщинам стоит быть настойчивее и смелее, ведь многие не решаются писать на них заявление, либо идут на попятную уже в суде, отказываясь от своих слов", - говорят общественницы.

За более чем 20-летнюю работу с проблемными семьями Жанна Жибраева и Людмила Асташкина порой сами едва не стали жертвами игр агрессоров. Один такой случай произошёл пять лет назад и смог разрешиться только благодаря прямому вмешательству генерального прокурора Казахстана.

В Центр семьи обратилась женщина с пятилетней дочерью. Супруги давно развелись, но мужчина продолжал буквально терроризировать свою вторую половинку, не желая отпускать её в свободное плавание. Бил, унижал морально, причём делал это с особой жестокостью. Дом, в котором жила его бывшая супруга с дочкой, регулярно попадал под "обстрел". Он рушил всё, что было у него на пути, окна подъездов, лавочки, дворовый инвентарь. А когда его зазноба в очередной раз поехала в "Центр Семьи", то устроил там облаву. Сначала угрожал расправой общественницам, а затем следил за ними до самого дома. И только после публичного звонка в генеральную прокуратуру местные органы отреагировали на увещевания и приструнили беспокойного.

Портрет абьюзера

Внешне узнать мужчину-тирана почти невозможно. Разве что опытные физиогномисты смогут по мимике и микродвижениям мышц определить истинный характер человека. Рядовому это не под силу. А среди нас сотни и тысячи таких агрессоров.

Полицейские области Абай провели анализ и составили психологический портрет домашнего тирана: в 80% случаев абьюзером является мужчина; в 52% его возраст от 30 до 50 лет; в 74% случаев он не имеет постоянного места работы, в 90% у него также нет профессионального или высшего образования. В 78% случаев бытового насилия потерпевшими являются женщины, в 22% - дети.

"Особенно беспокоит, что повсеместно страдают дети. В случаях, когда сами не подвергаются избиениям, они являются свидетелями жестоких сцен, что также очень тяжело отражается на психике. В целом, изменения в законодательстве Республики Казахстан свидетельствуют о серьезной позиции государства в борьбе с семейно-бытовым насилием. Мы продолжим усилия, направленные на недопущение насилия, обучение населения осознанным отношениям и создание безопасной среды для всех граждан", - пообещали в Департаменте полиции области Абай.

Фото: Альбина Халел.

Наверх