Выводили из зоны комфорта: как проходил отбор в молодёжный кадровый резерв

20 Сентября 2023, 14:42
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Akorda.kz 20 Сентября 2023, 14:42
20 Сентября 2023, 14:42
2845
Фото: Akorda.kz

Сейчас в Казахстане проходит отбор в президентский молодежный кадровый резерв. Это уже третий отбор потенциальных кандидатов на высшие управленческие должности государства: первые два прошли в 2019 и 2021 годах. Результаты этих отборов впечатляют: резервисты заняли руководящие позиции в госорганах и квазигосударственном секторе, стали министрами и депутатами.

Сегодня, когда Казахстан остро нуждается в образованных, активных и умных молодых людях, президентский молодежный кадровый резерв занимает особое место в формировании кадровой политики страны. Резервистов называют управленцами "новой формации", способными оперативно принимать решения и быстро адаптироваться к изменяющимся условиям работы.

О своем опыте участия в президентском молодёжном кадровом резерве корреспонденту BaigeNews.kz рассказали два члена резерва – заместитель председателя комитета по охране прав детей министерства просвещения РК Юлия Овечкина и председатель правления АО "Центр международных программ" Олжас Сакенов.

— Почему вы решили войти в молодёжный кадровый резерв?

Юлия Овечкина: Президентский молодёжный кадровый резерв – это одна из первых инициатив главы государства. Когда я о нём услышала, естественно, у меня, как у молодого госслужащего, который в то время работал в городе Усть-Каменогорске, возникло огромное желание попробовать, посмотреть, что это за отбор. Ранее в период моей работы в регионе таких отборов не было. Само название – президентский молодёжный кадровый резерв – в нашем городе Усть-Каменогорске заинтересовало буквально каждого молодого государственного служащего. В то время я уже имела определенное видение, где бы хотела работать. Как глава государства сказал, кадровый резерв - это также социальный лифт для талантливой молодёжи. Очень хотелось проявить себя, попробовать свои силы, посмотреть получится ли у меня стать членом президентского молодёжного кадрового резерва.

Олжас Сакенов: Мне было интересно поучаствовать в одном из проектов социальных лифтов и попробовать свои силы. Я и раньше участвовал в подобных проектах. Мне было интересно, смогу ли пройти в этот раз.  

— Вы оба участники первого отбора 2019 года. Тогда было отобрано 300 резервистов. Расскажите подробнее о самом процессе отбора в резерв. Было ли сложно войти в топ-300?

Юлия Овечкина: Этапы отбора были очень интересными. Здесь нужно отметить, что организаторы резерва предусмотрели всё. Для людей с регионов была предоставлена возможность проходить первые этапы отбора онлайн. Это были тестирование, написание эссе, презентация своего проекта. По результатам этих этапов часть претендентов не была допущена к прохождению следующих этапов. Когда осталось малое количество претендентов, нас пригласили в Астану на проведение следующего предзаключительного этапа ассессмент-центра. Самый последний этап – проведение собеседования национальной комиссией. Я считаю, что всё было очень хорошо проведено. На первых этапах мы сидели с включенными камерами, для того, чтобы всё было максимально честно и прозрачно, чтобы было видно, что это действительно кандидат и ему никто не помогает. Сложностей лично для меня в прохождении этапов не возникало.

Олжас Сакенов: Отбор проходил в шесть этапов: числовой и вербальный тесты, групповой ассессмент, собеседование, презентация социального проекта и интервью с членами комиссии. Все этапы были заранее прописаны, они не были неожиданностью для нас.

— Какой из этапов отбора стал для вас самым запоминающимся?

Юлия Овечкина: Самым интересным для меня был этап ассессмент-центра. Мне кажется, на этом этапе у организаторов была уникальная возможность оценить компетенции кандидата. То есть не его знания, способности и опыт в определенной области, а именно его компетенции. Посмотреть, как он может проявить себя в той или иной области. Для меня, представителя социальной сферы, было дано задание по строительству. Нас специально выводили из зоны комфорта, где ты знаешь всё и можешь проявить себя, можешь предугадать свои действия, спланировать их. Когда человек выходит из зоны комфорта, тогда у него открываются какие-то резервы, иные способности. Приступая к своему заданию, я растерялась, но потом собралась и вполне успешно завершила этап с ассессмент-центром.

Олжас Сакенов: Самым интересным был опыт участия в групповом ассессменте. На этом этапе мы вживую увиделись с другими претендентами. Это очень запомнилось. Мне понравилась сама методика – когда за тобой наблюдают, дают нестандартные задания. Мы действительно почувствовали себя в позиции, например, работников акиматов, и решали конкретные задачи. Мне было очень интересно поучаствовать в таком задании.

— Как подготовиться к отбору в молодёжный кадровый резерв РК? Как в него попасть простому казахстанцу?

Юлия Овечкина: Самое интересное в отборе в президентский молодёжный кадровый резерв – к нему невозможно подготовиться. Это не оценка умственных способностей. Это твои компетенции, которые у тебя есть. И задания при прохождении всех этапов такие неожиданные, что ты не предугадаешь, что будет дальше, и не можешь себя прокачать в определенном направлении для успешного прохождения отбора. У тебя либо есть эти способности, либо их нет. Конечно, на протяжении нескольких лет, если сильно стараться, каждую из компетенций можно прокачать, нарастить. Но в наш первый отбор 2019 года мы не знали, что нас ждет, что за тестирование будет, какие задания будут. Мы не имели представления об ассессмент-центре. Я считаю, что 300 людей первого отбора - это самые настоящие претенденты на занятие руководящих должностей в госаппарате. У этих людей самые лучшие компетенции.

Ну а если говорить о том, как попасть простому казахстанцу в резерв, я могу привести свой пример. На тот момент я работала заведующей сектором органа опеки и попечительства города Усть-Каменогорска. У меня не было на тот момент за плечами ошеломительной карьеры, я работала обычным среднестатистическим государственным служащим. Также у меня за плечами не было рейтингового международного образования. Я окончила наш Казахский национальный университет имени аль-Фараби. Я считаю, что наше казахстанское образование ничуть не уступает международному образованию. Поэтому вот пример обычного простого казахстанца, который имел огромное желание попасть в этот резерв и служить на благо государства.

Олжас Сакенов: Касательно тестов – здесь надо действительно практиковаться. Важный момент – нужно обратить внимание на временные промежутки. Потому что на решение задачи там выдается определенное количество секунд и нужно быстро продумать и найти решение. В групповом ассессменте надо иметь опыт участия в коллективных обсуждениях, критическое мышление, умение работать в команде. Все эти характеристики там оцениваются. Собеседование – здесь нужно уметь излагать свои мысли понятно, четко, лаконично. В целом, быть уверенным в себе и уметь показать свои сильные стороны в максимально сжатые временные промежутки.

— Как вы думаете, кто должен принять участие в третьем отборе в молодёжный кадровый резерв?

Юлия Овечкина: Это должны быть те люди, которые хотят работать именно на государственной службе. Другого здесь не должно быть. Я не приветствую такого понятия, как попробовать свои силы, посмотреть смогу ли я, не смогу ли. Если ты не хочешь работать на государственной службе, не нужно занимать чье-то место. У нас очень много талантливой молодежи, которая работает в различных отраслях, в том числе и в бизнесе, которая в принципе также могла принять участие и стать членом президентского молодёжного кадрового резерва. Здесь самое главное - приносить пользу государству. Если ты не хочешь приносить пользу государству, если ты хочешь работать в бизнесе и на себя, то, мне кажется, это уже история не про резерв. Резерв у меня ассоциируется со служением народу, служением государству и улучшением госполитики.

Олжас Сакенов: Насколько мне известно, в этот раз отбор будет именно с акцентом на госслужбу, поэтому я бы порекомендовал претендентам подумать над тем, хотят ли они строить свою карьеру на госслужбе. Им желательно нужно знать, что такое государственная система и государственная политика, иметь соответствующий опыт. В любом случае пройдет он или нет, это хороший опыт и хорошая возможность оценить себя, попробовать свои силы и понять, в чем ты силен, в чем ты имеешь потенциал для роста.

— Помогло ли Вам участие в молодёжном кадровом резерве? Какую должность Вы сейчас занимаете и были ли Вы трудоустроены в рамках резерва?

Юлия Овечкина: Мое назначение произошло в рамках резерва. Мы в декабре 2019 года получили результаты отбора, в январе 2020 года мы встретились с главой государства. Я была одной из немногих спикеров, которые выступали перед главой государства со своими идеями, видением. Свое назначение я получила уже в феврале 2020 года в рамках ПМКР. С этого времени и по настоящее время я являюсь заместителем председателя комитета по охране прав детей министерства просвещения. Это именно то место, где я мечтала работать. Как я уже раннее рассказывала, я была заведующей сектором органа опеки и попечительства в Усть-Каменогорске. Вся моя сфера деятельности, начиная с 2015 года, когда я пришла на государственную службу, связана со сферой охраны прав детей. Я начинала специалистом органа опеки и попечительства города Риддера, потом переехала в город Усть-Каменогорск, стала заведующей сектором органа опеки и попечительства. Следующее мое назначение было заместителем председателя комитета по охране прав детей. Комитет по охране прав детей – это один из самых главных, можно сказать, даже самый главный государственный орган, который стоит на страже наших детей. Занимаюсь я сейчас вопросами охраны прав детей. Вопросов у нас очень много. Эта сфера наиболее чувствительная. За нами стоят около 7 миллионов наших детей, которые нуждаются в защите, заботе, пристальном внимании. Ежегодно в послании глава государства уделяет внимание вопросам охраны прав детей. Буквально недавно по поручению президента нами был принят комплексный план по защите детей от насилия, превенции суицида, обеспечению их прав на благополучие на ближайшие три года. Мы считаем, это один из наиболее актуальных документов, по которому мы будем двигаться и принимать ряд других нормативно-правовых актов, мер и действий, чтобы защитить детей. Сейчас мы переходим уже на адресное сопровождение каждого случая нарушения прав ребенка и каждого возможного случая нарушения прав ребенка. Какую идею мы вообще несем? Если каждый госорган, каждый специалист, который работает в госорганах, будет видеть назревающую проблему детства и подключаться со своей стороны, то мы многие проблемы сможем решить, не доводя до каких-то печальных событий. Я курирую два направления в данном комплексном плане. Первое – работу органов опеки и попечительства, проблему социального сиротства в нашей стране, детские дома. Второе направление – превенция суицидов, защита детей от насилия.

Олжас Сакенов: Участие в резерве лично для меня было очень интересным опытом. Благодаря нему я выступал перед президентом и политическим бомондом государства. Это было в начале 2020 года. Собрались все 300 резервистов, среди них определили нескольких выступающих и я был в том числе. То есть для меня это было историческое событие. Это первое. Второе – это, конечно же, сами члены резерва, то есть они для меня стали товарищами, друзьями, с которыми я познакомился благодаря резерву, и на протяжении уже 3-4 лет дружу. Мне кажется, это действительно достойные ребята и девчата, которые имеют хороший опыт и готовы вносить посильный вклад в своих отраслях. Кроме того, это возможность проявить себя, получить какой-то опыт, поддержку. Резерв является тем механизмом, благодаря которому, минуя какие-то процедуры, тебя могут прямиком взять на должность, на руководящую позицию. На данный момент я работаю председателем правления АО "Центр международных программ". Это администратор стипендиальной программы "Болашак". На то, что я здесь работаю, в какой-то степени повлияло участие в данном проекте.   

— С чем у вас ассоциируется молодёжный кадровый резерв?

Олжас Сакенов: Я бы назвал это: испытай себя. Я так понимаю, те ребята, которые находятся в резерве, рано или поздно, если бы захотели, заняли бы и занимают руководящие позиции. Но именно участие в резерве этот процесс ускорило или облегчило. Мы видим, что есть различные моменты, когда человек принимает какое-то решение, после определенного времени он понимает, что ему хочется проявить себя в другом виде. Он, поработав на госслужбе, захотел вернуться обратно в частный сектор или квазигоссектор. То есть это возможность проявить себя, получить уникальный опыт и протестировать себя, понять насколько ты готов, выдержишь ли и будешь ли полезен.

— В чем суть молодёжного кадрового резерва?

Юлия Овечкина: В моём понимании, изначально это найти таланты. Найти наиболее талантливую молодёжь, которая может себя проявить в той или иной области. Без президентского молодёжного кадрового резерва мой путь от заведующей сектором до заместителя председателя комитета был бы достаточно длинным. Мне нужно было бы пройти очень много этапов по действующим нормативно-правовым актам, потому что к каждой категории должностей предъявляются требования. Определенное количество лет ты должен проработать на предыдущей должности. Идея была в том, чтобы довериться всё-таки молодёжи, чтобы сформировать пул из талантливой молодёжи и позволить ей занять ответственную государственную должность без прохождения всех этапов.

Олжас Сакенов: Резерв – это, так скажем, скамейка запасных. Эти люди прошли определенный отбор, они соответствуют каким-то требованиям. Теперь их можно как из премьер-лиги взять в высшую лигу, и дать возможность проявить себя, либо оставить также на скамейке запасных. При этом все участники данного процесса должны принять какое-то решение. Среди нас есть резервисты, которые до сих пор не принимали какое-либо решение по работе. Есть и те, которые несколько раз участвовали в карьерных возможностях и проявляли себя. Моментов масса, зависит не только от тех, кто координирует этот проект, но и от тех, кто участвует в резерве. 

— Сейчас же не все члены резерва трудоустроены, возможно, неправильно проходит их продвижение?

Юлия Овечкина: Поэтому я и говорила, если не хочешь работать на государственной службе, не нужно занимать место того человека, который, возможно, сейчас сидит где-то в районном центре и мечтает стать тем самым резервистом, но боится и думает, что нечестно, несправедливо, непрозрачно. Могу с полной ответственностью заявить, что всё справедливо, всё честно, всё прозрачно. Сама на себе это проверила. Изначально у меня была цель. Я была действующим государственным служащим, я видела, где хочу работать. Благодаря резерву, я оказалась там, где хотела. Поэтому, считаю, что назначение в рамках резерва получили те, кто также видел себя на каком-то месте. Может, у некоторых резервистов были завышенные ожидания? Не всем же быть министрами и депутатами, правильно? Поэтому нужно объективно оценивать свои силы и способности, и понимать, где ты хочешь работать, где ты можешь принести реальную пользу. Поэтому назначение получили, конечно, не все. Среди резервистов моего потока есть и действующие, и экс-министры, и депутаты, и работники администрации президента, аппарата правительства. Очень много директоров департаментов, председателей и заместителей председателей комитетов в министерствах, очень много резервистов работает в квазигосударственном секторе.

Самое главное – это то, что мы, резервисты, получили очень хорошие знакомства и общение друг с другом. Например, нас, девушек, очень мало в резерве, но мы очень тесно общаемся, встречаемся, обмениваемся мнениями. Без резерва в реальной жизни мы вряд ли бы познакомились, потому что мы представляем различные отрасли и сферы деятельности. Это классно, что благодаря резерву мы все познакомились. Это очень хороший нетворкинг.

Изначально на площадке академии госуправления нам был предоставлен один большой блок с курсами, на которые мы можем на бесплатной основе записаться и самостоятельно пройти их пройти. Академией госуправления, агентством по делам госслужбы неоднократно нам предлагались курсы повышения квалификации. Буквально в прошлом году в ноябре мы прошли хороший курс, где прокачали свои компетенции. В целом есть определенное сопровождение резервистов. Но, конечно же, в основном это самообучение.

Олжас Сакенов: Я бы не был так категоричен. Резервистам предлагаются различные варианты. Но у каждого есть свои ожидания, своё видение, которое не всегда соответствует предложению рынка труда. Кадровый резерв – это мировой общепризнанный инструмент подготовки высокоэффективных управленцев или так называемых агентов изменений. Поэтому я думаю, такой проект должен проводиться на постоянной основе. Наши резервисты, которые сейчас заняли высокие посты, еще находятся в процессе изменений. Если резервист поработал на высокой должности и ушел оттуда, это не значит, что он уже не у дел. Это постоянный длительный процесс. Результаты покажут себя через лет 10-15. Сейчас средний возраст резервистов – 35-40 лет. Я думаю, они ещё себя проявят. 

— В целом вы поддерживаете идею молодёжного кадрового резерва в таком виде как сейчас, или внесли бы какие-то изменения? Какие пожелания по молодёжному кадровому резерву у вас есть?

Юлия Овечкина: Я, конечно, поддерживаю. Для меня президентский молодёжный кадровый резерв предоставил только одни плюсы. Но я бы внесла кое-какие корректировки относительно первого потока резерва, который был избран в 2019 году. Нас назначили на 5 лет членами резерва. В следующем году этот срок закончится. Я знаю, что многих резервистов волнует вопрос: "А что дальше?". Ведь сформировалась такая мощная команда из 300 резервистов первого потока. К нам еще присоединились 50 резервистов второго потока. Хотелось бы пожелать, чтобы в следующем году на нас не ставили точку, а продолжали работать с нами, нас имели ввиду. Хотелось бы, чтобы наш резерв не заканчивался в следующем годом. Чтобы работа продолжалась.

Олжас Сакенов: Я думаю, как любой другой инструмент, президентский резерв должен развиваться, не стоять на месте, использовать мировые практики и технологии, развиваться с учетом автоматизации и цифровизации. Я бы хотел, чтобы данный проект реализовывался и на региональном уровне, не только на центральном, и в квазигосударственном, в нацкомпаниях, частных компаниях. В целом чтобы была меритократия, возможность проявить и выявить достойнейших.

— В чем важность молодёжного кадрового резерва для молодёжи?

Юлия Овечкина: Это возможность молодёжи проявить себя. К примеру, где-то в регионе работает специалист с набором отличных качеств, уникальных идей, которые могли бы принести реальную пользу для государства. Но эти идеи не доходят до высокого государственного уровня, то есть до министерства, администрации президента. Вот благодаря резерву у таких специалистов появляется уникальная возможность проявить себя и на всю страну заявить о своих идеях. Проявить себя в работе министерства. Резерв - это социальный лифт для талантливой молодёжи. Призываю всех наших казахстанцев, если вы хотите работать на государственной службе, приносить пользу государству, то подавайте документы в резерв.

Олжас Сакенов: Каждый гражданин имеет право и возможность участвовать в таких проектах, стать частью системы и поменять что-то в стране. Здесь у каждого есть возможность поучаствовать, проявить себя, внести свою лепту. Я думаю, такие проекты надо массово внедрять, отбирать достойнейших и давать возможность каждому гражданину вносить свой посильный вклад в развитие какой-то отрасли, какого-то региона, пусть и маленького аула. Потому что есть много тех, кто хотят что-то сделать, но не меньше, а то и больше тех, кто говорят, но не делают. Поэтому сейчас мне кажется время действий.

Наверх