В большом минусе: почему казахстанские фермеры оказались на грани банкротства

22 Октября 2023, 17:23
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
pixabay 22 Октября 2023, 17:23
22 Октября 2023, 17:23
16408
Фото: pixabay

Пока министр сельского хозяйства Казахстана Айдарбек Сапаров и главы аграрных ведомств государств-участников СНГ "принимали коммюнике" по итогам конференции по теме обеспечения продовольственной безопасности, в это же время на проходившей международной выставке по сельскому хозяйству фермеры рассказали журналисту BaigeNews.kz о реальном положении дел. 

О какой продбезопасности может идти речь, если на протяжении последних лет агробизнес испытывает большие трудности. Каждый раз с высоких трибун чиновники говорят о необходимости применения агротехнологий, об использовании высококачественных семян, удобрений и прочего, но при этом забывают, что сельское хозяйство напрямую зависит от погоды, а управлять ею в Казахстане еще не научились. Более того, фермеры до сих пор с опозданием получают субсидии, сильно зависят от импорта различных комплектующих, и в целом, государственной поддержки. 

Хоть и уборочные работы еще не до конца завершены, фермерам ситуация понятна. Год был сложным из-за погодных условий. Если юг страдал от очередной засухи, в северных регионах не прекращались дожди.  

"Результаты по уборке очень плохие в этом году, урожай очень слабый, рекордно-низкий урожай — до 4 центнеров с гектара. Сколько ожидали — у нас себестоимость в районе 6-7 центнеров, мы сейчас в минусе. Если у нас себестоимость 60 тысяч тенге за тонну, мы сейчас зарабатываем с гектара по 20 тысяч тенге за тонну. В три раза меньше от программы спустились", — сказал агробизнесмен Далел Джузбаев. 

Кроме того, что фермеры потеряли урожай в количестве, пострадало и качество. По словам предпринимателя, 80% собранной пшеницы – фуражное зерно. 

"Что касается качества – его нет. Фуражное зерно 90%. Семена были элитные у нас, брали у Костанайской опытной сельхозстанции. Мы всегда берем хорошие семена — элиту или первую репродукцию. Осадки шли, не прекращаясь две недели в нашем районе. Зерно проросло на корню, поэтому мы получили фураж, не успели убрать вовремя. Но и качественные семена — это не залог того, что ты получишь хороший урожай, там много других факторов влияют — технологии, погода", — говорит он.

Далел Джузбаев работает на 20 тысячах гектаров земли. В своем кругу он известный агробизнесмен, агроблогер, но при этом к передовым хозяйствам свой бизнес не относит. Говорит, что проблема коснулась всех — и малых, и крупных хозяйств. 

"Даже у передовых хозяйств, у всех такая проблема. Дождь идёт — что ты сделаешь, ты не сможешь выйти на поле, скосить, зерно портится на поле, начинает зарастать. Ничего не поделаешь", — сказал он.

В таких сложных ситуациях аграриев должно спасти страхование финансовых рисков. Инструмент хороший, правда, в Казахстане еще не достаточно развит. Не многие решаются вложить свои деньги в страховку, и у многих нет надежды на то, что они получат компенсацию.  

"Мы страховали в 2020 году и в 2022 году. В 2022 году была засуха, но почему-то у меня триггер не сработал, и я чуть обжегся со страхованием, и поэтому в этом году я не застраховал и это было нашей ошибкой. Я считаю, что нужно страховать, тем более сейчас государство помогает по страховке, субсидирует страховую премию, я думаю, выгоду из этого можно получить", — сказал Далел Джузбаев. 

Как он планирует выйти из ситуации?  На этот вопрос фермер ответил так: "Продавать свои личные активы, чтобы пополнить оборотные средства на ферме". 

Выходит, что вести сельхозбизнес в Казахстане становится нерентабельно. Есть вероятность, что в следующем году многие хозяйства могут стать банкротами. 

"Выгодно ли заниматься сельским хозяйством? Если каждый год такая ситуация будет происходить, то, конечно, не выгодно. Мы за счёт того, что нарастили капитал в предыдущие годы, когда были хорошие урожаи, вот за счет этого можем два года держаться без урожая. Если в следующем году урожая не будет, то это будет банкротство для многих хозяйств. Уже в этом году многие хозяйства обанкротились. Если в разрезе последних двух лет смотреть, мы в убытке, в большом минусе", — сказал агробизнесмен. 

Одно дело — вырастить урожай, собрать его, другое — продать. И тут фермеры снова сталкиваются со сложностями. 

"Наше зерно забирают мельники, продаем на внутренний рынок. Забирают трейдера. Мы продать не можем сейчас, потому что такого фуражного зерна много в этом сезоне. Столько скота у нас нет. Вопрос всегда в цене, цену ломают, занижают, неадекватные цены. Нам просто жалко за такую цену продавать. Во всём зерносеющем поясе Казахстана ситуация один в один", — отметил Далел Джузбаев. 

В настоящее время зерно из России продолжает поступать в Казахстан, несмотря на запрет, введенный властями на полгода автомобильным и железнодорожным транспортом. Причем, зерно "заходит" легально. Хоть и мера действует, но она касается не всех. 

"Ввести запрет сроком на шесть месяцев на ввоз пшеницы (код товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза: 100119; 100199): на территорию Республики Казахстан автомобильным транспортом из третьих стран и из стран Евразийского экономического союза; на территорию Республики Казахстан железнодорожным транспортом из третьих стран и из стран Евразийского экономического союза, за исключением ввоза пшеницы железнодорожным транспортом в адрес лицензированных элеваторов, переработчиков зерна, птицеводческих предприятий", — говорится в тексте приказа министра сельского хозяйства РК от 25 сентября 2023 года №337. 

Запрет также не затрагивает транзитные перевозки пшеницы через территорию Казахстана.

"Зерно заходит из России и тоже роняют. Запрет. Они запретили, но разрешили по списку, куда можно поставлять. А в списке — все наши элеваторы, все наши мукомольные предприятия. То есть все наши клиенты, которым мы продаём. Смысл этого запрета?" — задаётся вопросом агробизнесмен. 

В России традиционно зерна третьего класса мало, из третьего класса производится мука, которая используется для хлебопекарен. В Казахстане, напротив, этого класса зерна много, но в этом году его практически нет, а в России его мало, но у них рынок большой, и они выращивают зерно в больших объёмах, поэтому "задавить" казахстанский рынок им не составит и труда. 

Глава ТОО "Асыл Тукым" Ахмет Сухамбеков также говорит о трудной ситуации, которая сложилась в отрасли.  

"Продовольственная безопасность в наихудшем состоянии, потому что российское зерно, продукция заходит, а у нас в этом году неурожай, все лето дождей не было, а осенью во время уборки проливные дожди почти две недели шли, и мы не могли заехать на поле. Основная масса пшеницы она пятым классом шла", — сказал он. 

Он также высказался о запрете на ввоз пшеницы на территории Казахстана. 

"Ввели запрет — сделали ещё хуже, потому что пшеница заходит сейчас вагонными поставками на крупные мельницы, и из-за этого они не принимают нашу продукцию. Далее заходит готовая продукция в виде муки, вот это тоже не защищает нас на сегодняшний день. Наша мучная продукция тоже в подвешенном состоянии. Российский рынок занял наши рынки — Узбекистан, Таджикистан — основные рынки сбыта пшеницы", — сказал Ахмет Сухамбеков. 

На своих полях он получил низкую урожайность. 

"В этом году урожайность очень низкая. Получается, одни поля дали 5 центнеров с гектара. Другие поля – 2,5 центнера с гектара. По качеству — более 80% у нас пошла внеклассная пшеница. Сбывать есть куда — у нас, слава Богу, есть свое поголовье КРС",— сказал фермер. 

Выход из такой ситуации агробизнесмен видит в поддержке со стороны государства.

"Защищать местного производителя, в первую очередь, предоставлять льготные кредиты, лизинги дешевые, а также субсидии, чтобы вовремя давались. Субсидии вовремя не даются, а дорога ложка к обеду, сами знаете. Приезжали европейцы как-то лет семь тому назад, у них субсидии — почти 50% государство на себя взяло, они в более лучшем состоянии. У них процентные ставки низкие", — отметил Ахмет Сухамбеков. 

Правительство Казахстана, следуя поручению Президента Касым-Жомарта Токаева, разработало ряд мер. Как сообщили в Министерстве сельского хозяйства РК, фермерским и крестьянским хозяйствам, занимающихся производством зерна, будет предоставлена возможность исполнить обязательства денежными средствами без выплаты штрафа по форвардному закупу и товарному кредиту. А тем, кто не может выплатить по кредиту, продлят сроки договора на 1 год и возместят банковские вознаграждения в размере 3%. 

Также в МСХ сообщили о закупочных ценах "Продкорпорации" в рамках форвардного закупа в размере 120 тысяч тенге за пшеницу 3 класса и 105 тысяч тенге за пшеницу 4 класса. 

"Наряду с этим, фермеры просят осуществить прямой закуп "Продкорпорацией" зерна у аграриев, особенно фуражной пшеницы. Это позволит оказать влияние на зерновой рынок и тем самым улучшить финансовое положение производителей зерна. Учитывая это, предложено осуществить прямой закуп в объеме 350 тыс тонн по следующим ценам: 105 тыс тенге за пшеницу 4 класса, 90 тыс тенге — за пшеницу 5 класса, 70 тыс тенге — за неклассную пшеницу", — говорится в сообщении на сайте Министерства сельского хозяйства РК. 

При этом в ведомстве отметили, что закуп будет осуществляться после выделения соответствующих средств из бюджета.
Недавно на сайте Продовольственной корпорации появилась информация о приёме сельхозпродукции урожая 2023 года в рамках программы форвардного закупа. Представлены следующие цены на пшеницу и ячмень: 

  • твердая пшеница 3 класса – 130 000 тенге с НДС;
  • пшеница 3 класса "hi-pro" (клейковина от 27%) – 130 000 тенге с НДС;
  • пшеница 3 класса (клейковина от 23%) – 120 000 тенге с НДС;
  • пшеница 4 класса –105 000 тенге с НДС;
  • ячмень 2 класса – 65 000 тенге с НДС.

Как видно, в списке отсутствует пшеница 5 класса и неклассная, которой, к слову, ожидается не меньше половины от общего объёма урожая. 

Цена, предложенная Министерством сельского хозяйства для закупа этого качества пшеницы, отличная. Если Продкорпорация всё же "решится" выкупить фуражное зерно у фермеров, что она будет делать с этим объёмом — ещё один вопрос, на который пока нет ответа. "За годы независимости в Казахстане глубокой переработки зерна почти нет" — это слова бывшего министра сельского хозяйства Ербола Карашукеева. 

Наверх