"Учить управлять эмоциями нужно принудительно" - эксперт о поправках в закон о бытовом насилии

16 Апреля, 16:02
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
BaigeNews.kz иллюстративное фото. 16 Апреля, 16:02
16 Апреля, 16:02
722
Фото: BaigeNews.kz иллюстративное фото.

100 тысяч заявлений о домашнем насилии поступило в полицию от казахстанских женщин в 2023 году.  Это в три раза больше, чем за последние пять лет в совокупности. Шокирующие показатели демонстрируют остроту ситуации и доказывают необходимость принятия закона, направленного на защиту прав женщин и детей. Символично, что пакет законопроектов был подписан в казахстанский день влюблённых. Готовы ли люди поменять своё отношение к человеческой неприкосновенности, а система - перевоспитывать и судить агрессоров по новым правилам? Корреспондент BaigeNews.kz поинтересовался экспертным мнением у Зульфии Байсаковой, председателя ОЮЛ "Союз кризисных центров".

Зульфия Байсакова занимается проблемой бытового насилия больше 25 лет. В последние годы Союз кризисных центров непрестанно просил криминализировать бытовое насилие и узаконить такое явление, как коррекция поведения агрессора.

В результате, на сегодня Основной закон предусматривает внесение изменений и дополнений в 15 законодательных актов РК, в том числе в семь кодексов и восемь законов, которые направлены на ужесточение ответственности за каждые проявления насилия в отношении женщин и детей, укрепление института семьи и обеспечение безопасности несовершеннолетних.

Глава Союза отмечает, что те две основные поправки, вошедшие в новый законопроект, в части криминализации и оказания психологической помощи агрессорам, должны поменять отношение общества к семейным ценностям и негласным традициям.

"Мы никогда не обращаем внимания на вторую половину этого конфликта, агрессора, их мы оставляем в семье. Как правило, из дома их тоже не выгоняют. А эти поправки позволят выселять тиранов из жилья. Например, в кризисном центре "Жансая" города Алматы из 30% женщин,  которые уходят в семью, 12 %  снова возвращается в кризисные центры, то есть вновь становятся жертвами бытового насилия.  Отсюда мы предлагали разработать программу коррекции поведения агрессоров, выработать у них навыки ответственного поведения", - пояснила Зульфия Байсакова.

За последние три года Союз кризисных центров разработал два модуля по работе с агрессорами. По мнению и опыту экспертов, учить людей управлять эмоциями необходимо принудительно.

"В эту программу не будут вовлечены люди с алкогольной и наркозависимостью, потому что с ними бесполезно работать.  А необходимо прорабатывать проблемы  с  теми 50% тиранов,  которые совершают свои преступления осознанно. Главная задача этой программы  направлена на выработку уровня ответственности своего поведения. Я думаю, что этим должна заниматься система здравоохранения и кризисные центры на финальном этапе", - пояснила Зульфия Байсакова.

Казахстан одним из последних в СНГ принял адекватное наказание за бытовое насилие и криминализировал эти деяния. Как показали предыдущие годы, предупреждения и административные наказания способствовали высокому уровню насилия в обществе.

"У нас была якобы попытка в 2017 году. Но эта статья уголовного кодекса носила частный характер. Поэтому жертва с оторванной рукой или ногой в частном порядке должна была доказывать, что она жертва", - вспоминает прошлый опыт наша собеседница.

Второй момент после наказания, на который обращают внимание новые поправки, это состояние и здоровье детей, оказавшихся в семье с непростым эмоциональным климатом.

"В 2021 году мы провели исследование экономической стоимости бытового насилия в Казахстане. И было выявлено, что каждый шестой ребёнок, а это практически 1 млн. детского населения, является свидетелем насилия.  Поэтому мы хотели бы, чтобы были разработаны определённые реабилитационные программы для детей, которые стали жертвами насилия", - говорит Байсакова.

К сожалению, и это факт, в стране остаются люди, которые искренне не понимают, почему важны эти изменения, и зачем вдруг нужно защищать женщин и детей от домашней тирании. Параллельно растёт и уровень нетерпимости к такого рода проявлениям. Женщины стали чаще обращаться в полицию и заявлять о насилии над собой и детьми.

"Мы обязаны защитить тех детей, которые являются свидетелями насилия. Потому что очень печально, когда на глазах у ребёнка из угла в угол бросают его мать.  Ребёнок испытывает тот же ужас, страх, причём последствия насилия у него очень тяжёлые:  это энурез, заикание, психосоматические заболевания. Наша задача - изменить это отношение. Мы не можем бесконечно порождать насилие. Лет 15 назад мы говорили, что насилие в семье всегда выходят за пределы семьи и проявляется, в первую очередь,  в школе. К нам не прислушивались. А что мы видим сейчас? Насколько сильно агрессия и буллинг проявляется среди учеников. А ведь тут действует та же философия насилия", - подчеркнула Зульфия Байсакова.

В исследовании 2021 года Зульфия Байсакова обратила внимание и на то, что в работе кризисных центров, которые оказывают огромную поддержку жертвам, всё же есть белые пятна. Эти центры открываются по всей стране, проводят реабилитацию и социализацию жертв домашней тирании, поднимают уровень экономической состоятельности. И, безусловно, формируют культуру ненасильственных отношений. Однако не удовлетворяют потребностей тех людей, которые хотят проконсультироваться по вопросам бытового насилия, пройти профилактическую работу и получить ответы на вопросы, как не стать жертвой. В связи с этим большой интерес вызывает идея создания Центров поддержки семьи,  для функционирования которых потребуется доработка подзаконными актами. 

"Нам бы очень хотелось, чтобы в ближайшем будущем были разработаны стандарты работы с агрессорами. Чтобы были подготовлены лица, которые должны проводить эту работу. И, конечно, нам бы хотелось, чтобы была разработана концепция развития центров поддержки семьи, на которые мы очень много возлагаем на сегодняшний день. Хотелось бы, чтобы наши ожидания были оправданы", - выразила свою надежду Зульфия Байсакова.

Чтобы дело с прекращением домашнего насилия было доведено до конца, в закон включили пункт, исключающий возможности примирения сторон по преступлениям, связанным с физическим насилием и жестоким обращением в отношении несовершеннолетних. Эта поправка "связывает" руки агрессору и окончательно выводит жертву из абьюзивных отношений.

"Да, не будет примирения, да, привлекут к ответственности.  И здесь очень важно, чтобы судьи, которые будут принимать решения, всё-таки были на стороне жертвы. Не с точки зрения лоббирования интересов, а с точки зрения разума. Ведь надо понимать, что это жертва, которая не может себя защитить после сложных отношений с агрессором. Жертва должна иметь преимущество", - предложила председатель Союза кризисных центров.

В качестве примера Зульфия Байсакова приводит суд над Куандыком Бишимбаевым, чья поставленная речь и манера изложения мысли буквально обволакивает  присяжных заседателей.

"Чтобы судьи на это никаким образом не подкупались и правильно принимали решение,  необходима подготовка. Нужно, чтобы судьи прошли специальное обучение и были готовы к таким процессам", - считает Зульфия Байсакова.

По данным Генеральной прокуратуры, в Казахстане ежегодно умирают от рук тиранов не менее 80 женщин, в полицию ежедневно поступает около 300 заявлений по фактам бытового насилия. Так, только в прошлом году в нашей стране по этой причине скончались 69 женщин и 7 детей. 342 человека подвергается семейно-бытовому насилию каждый день.

"Я не пессимист, я прагматик,  и считаю, что нам необходимо ещё много сделать для достижения реальных результатов. Многие считают, что "дело Салтанат" сподвигло президента подписать этот закон.  На самом деле Касым-Жомарт Токаев уже давно обратил на это внимание и в нескольких своих посланиях на протяжении последних трёх лет говорил о криминализации бытового насилия. И мне очень приятно, что общество не молчит, рассказывает и показывает, как это происходит, как мужчина  исподтишка избивает свою бывшую жену. Я надеюсь, что один из видов бытового насилия будет встречаться не в каждой третьей семье, а всё же станет редким явлением", - заключила Зульфия Байсакова.

Наверх