Тело ребёнка нашли закопанным в огороде в Щучинске – подробности трагедии

22 Апреля, 09:47
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Асель Турар. 22 Апреля, 09:47
22 Апреля, 09:47
10522
Фото: Асель Турар.

Буквально на днях Акмолинскую область всколыхнула страшная новость – в Щучинске во дворе частного дома полицейские обнаружили тело маленького ребенка. Произошедшее стражи порядка комментируют весьма скупо: подробности в интересах следствия не разглашаются. Но шила, как говорится, в мешке не утаишь, и основная фабула жутких событий на сегодня более или менее проясняется. Несколько лет назад молодая женщина взяла на воспитание в семью пятерых детей, причём имеющих серьёзные проблемы со здоровьем. Один из них 16 апреля попал в реанимацию со следами побоев. Этим фактом заинтересовались правоохранители, и очень скоро он привёл к другому, более страшному преступлению… Корреспондент BaigeNews.kz выехал в курортный городок чтобы разузнать подробности.

Соседи: "Мы не знакомы, хоть и живём рядышком"

Город Щучинск, улица Калинина, 54. Частный сектор. Дом обнесён выкрашенным в зелёный цвет профлистом. Сегодня здесь никого нет – ворота заперты, с 16 апреля дом опечатан. С громким лаем навстречу выбежали хозяйские собаки.  

Соседи рассказывают: здешние жильцы – молодая женщина и её мать – были людьми замкнутыми и ни с кем не общались. Вместе они воспитывали пятерых детей – все приёмные и все имели особенности в развитии.

"Нелюдимые, очень закрытые. Мы с ними не были знакомы, хотя живём неподалёку. Семья материально благополучная – с улицы видно, что дом добротный. Здесь жили молодая женщина – ей, как сейчас говорят, 29 лет, и её мать – за шестьдесят. И пятеро детей. Впрочем, из пятерых мы видели только двоих ребятишек, чаще всего девочку лет двенадцати. На улице она появлялась, когда в магазин ходила. Другой ребёнок учился во втором классе СШ № 3. Остальных я видела только в машине, они мимо моего дома проезжали", – рассказала местная жительница. Её имя и фамилию она попросила не называть.

Несчастные ребятишки сюда больше не вернутся. Один ребёнок погиб, второй в больнице, ещё троих поместили в Аккольский центр поддержки детей.

Местные мужчины уточнили, что странная семья переехала в этот дом в 2019 году.

"У них есть квартира, они оттуда съехали сюда. Этот забор с внешней стороны и ворота были и до них. Но они достроили высокие ограждения с внутренней стороны, вдоль соседского огорода – видите, окна их спальни "смотрят" на рядом стоящий дом. Возможно, чтобы закрыться от посторонних глаз – во всяком случае, мы так предполагаем, в свете последних событий", – отметили они.

Главврач больницы: "Привезли под метрикой другого ребёнка"

Страшные события, творящиеся за высоким забором, "всплыли", можно сказать, случайно. По имеющейся информации, несколько дней назад в многопрофильную областную детскую больницу в Кокшетау доставили мальчика из этой же семьи, но по ошибке под чужим свидетельством о рождении. Казалось бы, ничего удивительного – мама, собирая больного ребёнка, в панике и спешке перепутала документ.

"Как нам рассказал полицейский, у этой бабушки есть ещё одна дочь, они не общались. И даже их родственники не знали, что там пятеро приёмных детей. Мы начали дальше расспрашивать, как так получилось. Оказалось, эти изверги привезли другого ребёнка в приёмный покой и перепутали свидетельство о рождении, по запарке взяли документ погибшего ребёнка", – говорят соседи.

Но оказалось, того, кому он принадлежит, нет в живых. Полицейские выехали по месту жительства семьи и в конечном итоге нашли … закопанный в огороде труп. Причём, по имеющимся сведениям, преступление было совершено несколько лет назад.

В многопрофильной областной детской больнице подтвердили: мальчик из Щучинска получает у них лечение и поступил он, действительно, не под своим свидетельством о рождении.

"Поступил на прошлой неделе. Но мы не знаем, кто он на самом деле: нам предоставили метрику совершенно другого ребёнка. По этому документу ему пять лет, но сколько на самом деле, мы точно не знаем", – сообщил корреспонденту директор медицинского учреждения Мухтар Досхожин.

Пациента госпитализировали в отделение нейрохирургии. Главврач опроверг неофициальную информацию о коме.

"Он же сначала в районную больницу поступил, может, тогда был в коме. Учитывая, что ребёнок маленький, а мы детская областная, его, естественно, к нам привезли. Поступил в нормальном, адекватном состоянии. Получает необходимое лечение", – подчеркнул Мухтар Клышевич.

Главный врач отказался сообщить подробности о диагнозе и состоянии ребёнка, сославшись на то, что специалисты провели судебно-медицинскую экспертизу.

Облздрав: "Мальчик поступил со следами избиений"

Таким образом, именно попавший в больницу под чужим документом ребёнок со следами избиений зародил у стражей порядка нехорошие сомнения и в конечном итоге "привёл" их в огород.

Как уточнили в пресс-службе управления здравоохранения Акмолинской области, мальчик 2018 года рождения поступил в приёмный покой ТОО "Авиценна-Бурабай" (больница Бурабайского района) 16 апреля в 07.22 часа утра. Его доставила бригада скорой медицинской помощи.

"Предварительный диагноз – закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга, гематома затылочной части головы. После предварительного осмотра ребёнка направили на компьютерную томографию, далее перевели в отделение реанимации. При наружном осмотре были обнаружены признаки избиения.  На данный момент пациент находится в многопрофильной областной детской больнице, его состояние удовлетворительное", – сообщили в облздраве.

Врачи и полицейские, которых медики вызвали в больницу, заподозрили жестокое обращение в семье с детьми.

Итак, 29-летняя женщина при "помощи" своей пожилой матери воспитывала пятерых приёмных ребят. По информации из компетентного источника, двое из них были усыновлены, в том числе погибший ребёнок, причём уже после смерти. Ещё двое – на патронатном воспитании и одна девочка – под опекой.

Все имеют серьёзные диагнозы – задержка психо-речевого развития, умственная отсталость и другие.

У местной ребятни на улице только и разговоров, что о страшной находке в соседском дворе. Кто-то из них с гордостью заявил, что давал показания в полиции. Простодушно и слегка сгущая краски деталями, вроде "их мама ходила только в чёрных очках", "дома, кажется, нашли специальную комнату, где мучили детей" и "все сейчас в реанимации", детвора рассказала всё, что знает к этому часу.

"Мы здесь всегда играем, но детей из этого дома видели очень редко, мельком. Они никогда не гуляли за воротами. А туда не подойдёшь – сразу вылетают собаки. Часто на улице появлялась лишь одна девочка, но она выходила только в школу и магазин. Звали к нам, однако она никогда не соглашалась и быстро проходила мимо. Зашуганная. Когда шла, всегда прижималась к забору, чтобы с ней никто не заговорил. Мы догадывались, что у неё очень "злые", то есть строгие, мама и бабушка", – охотно рассказывает К.

Детский омбудсмен: "Уже сегодня много вопросов к органам опеки"

Итак, на сегодня из-за тайны следствия официальной информации немного. В пресс-службе департамента полиции лишь уточнили, что по факту обнаружения трупа малолетнего ребёнка ведётся досудебное расследование по части 3 статьи 99 Уголовного кодекса Казахстана (убийство). Пока по делу проходит лишь одна подозреваемая – приёмная бабушка жертвы. Её задержали и водворили в изолятор временного содержания. То есть приёмная мама во всяком случае, пока остаётся на свободе. Правоохранительные органы продолжают проводить следственные действия.

Уже на сегодня много вопросов имеется к отделу опеки управления образования Акмолинской области. Приведём навскидку некоторые из них. Если приёмной маме сейчас до 30 лет, то оформляла она детей в двадцать "с хвостиком". Как было возможно передать одинокой молодой женщине пятерых ребятишек? Вообще, насколько это законно – отдавать в одну семью столько детей с особенностями в развитии? Каким был контроль со стороны органов опеки, если никто не заметил отсутствие одного из малышей в течение нескольких лет? И, наконец, как удалось усыновить ребёнка, которого уже не было в живых?

Руководитель ведомства Шокан Оразалин в телефонном разговоре с корреспондентом BaigeNews.kz также сослался то, что не имеет права комментировать во время расследования преступления.

Немногословна и уполномоченный по правам детей по Акмолинской области Асем Асаинова.

"Пока комментировать ничего не могу, только полиция какую-то информацию может дозированно выдавать. Ведётся досудебное расследование. У меня также немало вопросов касательно этой страшной трагедии", – отметила детский омбудсмен.

Многодетный приёмный отец: "Налицо пренебрежение служебными обязанностями"

Аналогичными вопросами задаётся многодетный отец, представитель проекта "Казахстан без сирот" и общественного фонда "Дом" Мурат Кабылбаев. Напомним, легендарная семья живёт в селе Кенесары того же Бурабайского района Акмолинской области. Они вместе с супругой Орынбасар подарили дом, любовь и заботу 17 детям, из которых 16 – приёмные. За эти годы часть ребятишек приняли к себе родственники, но они продолжают общаться и считают себя одной семьёй. Остались 13, в том числе пятеро несовершеннолетние. Старшие уже учатся в университетах и колледжах. Мурат Кабылбаев – автор знаменитого бестселлера "Покажи мне небо", сегодня многодетный отец работает над новой книгой, издать её планируется уже осенью.

"Эта история шокировала акмолинцев. Мы пока не знаем всех нюансов, но по известным данным уже есть примерный ряд вопросов, – рассуждает собеседник. – Как могло так получиться, что ребёнок умер несколько лет назад, и заметили только сейчас? Налицо пренебрежительное отношение к своим служебным обязанностям социальных работников, психологов. Если маме было примерно 23 года, напрашивается вопрос, как могли ей дать столько детей, тем более с серьёзными проблемами со здоровьем? Для того, чтобы быть приёмным родителем, даже если есть свои кровные дети, этого недостаточно, должен быть жизненный опыт. Что может дать девушка в 23 года? Здесь, по моему мнению, идёт серьёзное упущение и специалистов органа опеки".

Многодетный отец отметил, что сегодня нередки случаи, когда на воспитание в семью берут сразу несколько детей с особенностями в развитии. Это может быть добрая история, где супруги хотят дать нездоровым ребятишкам шанс на более качественную жизнь. Но всегда есть риск, когда они руководствуются жаждой наживы. Тем более, что на детей с инвалидностью выплаты, понятное дело, внушительней: 10 МРП на содержание плюс пособие по инвалидности, в зависимости от группы, а также зарплата по уходу.

"Если не патронат, а опека, то ещё добавляется пособие по многодетности. В общем, сумма получается большая. А если патронат, то по многодетности не получают, но получают зарплату 35 МРП, на руки это примерно 100 тысяч тенге. Плюс те самые 10 МРП на содержание каждого ребёнка, которые выплачиваются до 18 лет", – отметил Мурат Кабылбаев.

В этой семье, как говорилось выше, присутствовали все три формы устройства – патронат, опека и усыновление.

"Благополучное вливание ребенка в новую среду, адаптация во многом зависят от мотивов принятия детей в семью", – подчеркнул эксперт.

Каков контроль за приёмными семьями?

"Проверка проводится два раза в год. Социальный работник посещает семью, проводит обследование жилищно-бытовых условий и составляет акт. Ежегодно делаются фотографии, если дети по какой-либо причине пропускают школу, классный руководитель или завуч школы, интересуется причиной. Психолог работает с детьми, ребята проходят медосмотр. Если возникают вопросы, сообща ищется решение. На протяжении 12 лет нашу семью дважды в год посещают соцработник, с классным руководителями или завучем школы. И это правильно, мы даже радуемся таким проверкам. Нам так самим спокойнее, дают рекомендации. Нужно добавить, что приёмные родители два раза в год сдают отчёт о расходовании средств, выплачиваемых опекунам, на содержание детей, это 10 МРП – на сегодня 36 920 тенге", – сообщил собеседник.

К слову, если в семье созданы комфортные условия для нормального воспитания и образования ребенка, если кандидат прошёл обучение в школе приёмных родителей, медицинский осмотр, то он может усыновить или взять под опеку ребёнка, оставшегося без попечения. За исключением списка лиц, приведённом в законодательном акте РК, добавил Кабылбаев.

"Нельзя давать детей всем подряд"

Так какая форма воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, лучше для них, безопасней и перспективней? Мнения по-прежнему разные: одни выступают за сохранение государственных учреждений, другие уверены, что нужно продолжать развивать институт приёмной семьи. К несчастью, жуткие истории периодически случаются и там, и здесь.

"Сегодня весь мир отказывается от крупно укомплектованных интернатных учреждений, они уже показали свою неэффективность. Институт приёмной семьи у нас в стране постепенно совершенствуется, принимаются новые формы, нормы. Внедрено обучение в школе приёмных родителей, институт наставничества с недавнего времени прописан в законе. И сегодня мы пришли к тому, что просто необходимо более качественно устраивать детей в семьи. Очень важно более профессионально подходить к подбору ребёнка, тщательно анализировать психологические возможности потенциальных приёмных родителей. Всем подряд давать сертификаты, кто прошёл обучение в школе, нельзя. Ну, и конечно же, обязательно опека должна быть бдительной, ответственной – будь то этап принятия решения на комиссии ил контроль уже после того, как началась новая жизнь в семье. На кону – человеческие судьбы", – заключил Мурат Кабылбаев.

Возвращаясь к трагедии в Щучинске: вопросов здесь много, ответы ответственные органы ещё выясняют. Но уже сегодня понятно, что все пятеро детей стали жертвами и чьей-то алчности, жестокости, и профессиональной халатности, равнодушия. И если один из ребятишек покинул этот жестокий мир, то как произошедшее отразится на психике и в судьбах остальных, можем только догадываться.

Редакция BaigeNews.kz следит за развитием событий.

Фото Асель Турар.

Наверх