Плесень, директор в кладовке и меньше квадрата на ученика – как учат детей в селе под Астаной

17 Мая, 20:10
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
автора 17 Мая, 20:10
17 Мая, 20:10
2148
Фото: автора

Жители села Тонкерис в Акмолинской области возмущены условиями, в которых вынуждены учиться их дети. Здание единственной в ауле девятилетней школы, по их словам, в ужасном состоянии: протекающая крыша, сырость, плесень в классах, деревянные окна и вода в подвале. Но это ещё полбеды: учебное заведение катастрофически переполнено. На каждого ученика, вместо положенных 2,5 квадратов, приходится менее метра; из-за отсутствия учительской педагогам приходится заполнять журналы в коридорах, а директор сидит в кладовой.  В ситуации разбирался корреспондент BaigeNews.kz.

Село Тонкерис расположено в Шортандинском районе Акмолинской области, всего в 50 км от Астаны. Его население, как и в любом другом пристоличном населённом пункте, стремительно растёт. Поэтому школа, основанная в далёком 1993 году, давным-давно не соответствует реальности – ни по площади, ни по своему техническому состоянию.

Об этом уже несколько лет бьют тревогу и сами педагоги, и родители учащихся. Но, судя по всему, их не слышат – ни в районе, ни в области. Тем более, что по отчётам, которые заполняются по директивам сверху, всё выглядит не так уж и плохо.

Итак, мощность здания рассчитана на 100 ученических мест, но фактически детей здесь учатся вдвое больше – 170 учащихся плюс мини-центр 20 малышей. Сами учителя говорят о том, что, если в классах на одного ученика по стандарту полагается по 2,5 квадратных метра, то на деле не наберётся и метра. Не соблюдены расстояния и между партами, и до доски.

Если в некоторых сельских школах анонсируют подключение к широкополосному интернету Starlink, то здесь нет даже обычного компьютерного класса. Поэтому педагогам приходится носить ноутбуки самим или просить учеников. Это неудобно и опасно, ведь дети могут уронить, восстанавливать в таком случае учителю придётся со своего кармана.

Лабораторные не делаем – только смотрим в интернете

Нет свободных площадей для организации лабораторных работ по физике и химии. Поэтому их, по сути, проводят для галочки. Педагогам приходится лишь показывать видео, предварительно скачанные из интернета. Ни услышать запах, ни увидеть реакцию и, соответственно, полностью усвоить материал дети не имеют возможности. Так талантливые ученики теряют интерес к предмету, а в долгосрочной перспективе общество не получит сильных специалистов.

Нет кабинета технологии. В целом, в этой школе нет кабинетной системы. В одном классе проводится, допустим, и алгебра, и технологии, и пение, и ИЗО.

фото родителей

Нет учительской, и классные журналы учителя заполняют на переменах, сидя в коридоре. Нет директорской, директор сидит в крошечной кладовой 2 на 2 метра – без отопления и окон, форточки и той нет.

Разве мы заинтересованы вырастить астматиков?!

Но, катастрофическая теснота – далеко не единственная проблема этой школы. Техническое состояние здания в 21 веке, в 50 км от столицы приводит, мягко говоря, в шок. Во-первых, нещадно течёт крыша, страшная сырость и грибок. Особенно плачевная ситуация в спортзале, но и в классах все очень печально. Подвал старый, его топит канализацией, из-за чего в школе постоянно стоит пренеприятный запах. Сколько можно кидать хлорку, мы же эти травим детей и травимся сами, жалуются сотрудники.

Председатель попечительского совета школы Елена Платнер говорит, что за 30 лет не помнит ни одного толкового ремонта.

"Деньги списываются, какие-то ремонты проводят на бумагах. Но сколько мои дети учились здесь, мы всегда сами складывались, покупали материалы и сами ремонтировали. Шортанды (райотдел образования – прим. авт.) только приезжали контролировать и наказывать в случае чего. Но мы уже не знаем, куда обратиться, чтобы прекратить этот беспредел. Посмотрите, что здесь творится! По документам у нас вся школа в пластиковых окнах, но по факту нет ни одного. Все – деревянные! Кому они их "поставили", предстоит разобраться", – говорит собеседница.

Школа тонет в собственной канализации.

"В Тонкерисе не работает канализация, сливных колодцев, чтобы откачивать нечистоты, у нас просто-напросто нет. Канализация достигла уровня земли. Постоянный размыв фундамента привел к тому, что крыльцо проваливается, трещины проявились. В классах плесень, вонь, спёртый запах. Дышать невозможно, а дети сидят каждый день по шесть-семь часов. Что происходит, разве мы заинтересованы вырастить астматиков?!", – задаётся резонными вопросами Елена Платнер.

Ремонт за свой счёт

Каждую весну перед отпуском учителям приходится делать ремонт за свой счёт.

"Конкурс, как правило, проходит позже – в августе или в новом учебном году. Поэтому мы не ждём, а покупаем материалы сами и белим-красим. Если по каким-то причинам не получается, то нанимаем за себя человека. Также обязательно участвуют родители. Например, линолеум не менялся в последние десять лет. Это опасно, дети могут споткнуться, упасть, что-то себе повредить. Поэтому рваный линолеум – это наша проблема. Родители складываются, где-то бэушные достаём – из дома, через родню, знакомых – и латаем", – рассказывают педагоги.

Они просят не называть их имена, так как опасаются "разбора полётов". Но и молчать больше не могут – в первую очередь, потому что в таких условиях учатся их собственные дети.

К слову, недавно в школе побывали антикор-волонтёры. После их публикации в социальных сетях, по словам Елена Платнер, районо искали "виноватых", "заказавших пост". Между тем, не крайних искать надо, а проблему решать, считают родители.

"Школа вся сыпется, разваливается. В прошлом году у меня ребёнка там чуть не убили, – рассказывает Ульяна Рогачёва. – Одноклассница кинула отвалившимся большим куском штукатурки. Ещё пара сантиметров – и случилась бы беда. Я вызывала участкового, поднимала шум, но ремонта так и нет. Я лично ходила мазать-белить класс племянницы, в этом году, правда, нас не просили".

Кто ответит за просроченную смету?

К слову, капитальный ремонт школы в селе Тонкерис местные чиновники от образования планируют уже несколько лет. И даже в 2021 году сделали проектно-сметную документацию, потратив на это около 1,5 миллиона тенге. Но на том дело и встало – "из-за недостаточности средств в бюджете". В прошлом году отдел образования Шортандинского района рапортовал, что на сам капремонт необходимо 317 миллионов, а работы запланированы на 2024 год. Но вот он пришёл, и сроки вновь сдвинулись. В телефонном разговоре руководитель управления образования Акмолинской области Шокан Оразалин уточнил, что работы начнутся в будущем году.

"Там просрочена ПСД, мы её обновляем, объявлены конкурсные процедуры на корректировку. После корректировки проект будет заявлен в бюджет 2025-го, то есть в будущем году планируем капитальный ремонт", – сообщил глава ведомства.

Между тем, антикор-волонтёры предлагают обратить внимание на нереализованную смету, точнее, на потраченные полтора миллиона.

"Кто в ответе за такую беспечность? Может, это действующий руководитель отдела образования, который в 2021 году являлся заказчиком на разработку оказавшегося впоследствии непригодным ПСД? За три года он не смог решить вопрос с капитальным ремонтом. Не говоря уже о строительстве нового здания, учитывая, как быстро развивается пристоличный регион", – подчеркнула эксперт филиала РОО "Әділдік Жолы" Самира Тайтенова.

Так или иначе, со стороны эта ситуация выглядит как результат безынициативности чиновников. Словно они боятся брать на себя ответственность – проще идти по накатанной, чем принять решение вне "стандарта", но нацеленное на результат.

Пластиковые окна – только на бумаге?

Между тем, в управлении образования сообщают, что в школе села Тонкерис с 1993 года провели различные виды ремонта.

"Так, деревянные окна были заменены на пластиковые", – отметили в ведомстве.

Но и педагоги, и родители утверждают, что в школе нет ни одного пластикового окна.

"Непонятно, откуда они это взяли. Говорим, как есть, ведь это легко проверить. Кстати, в прошлом году у нас была ревизионная комиссия, тогда тоже зашла о них речь. Сказали, перед входом поставить пластиковую дверь, её и показали. Тема каким-то образом закрылась – сами, если честно, не поняли, как", – недоумевают учителя.

В ведомстве отчитываются, что "в 2022 году провели ремонт части внутренних помещений, а в 2023-м – текущий ремонт кровли". Но, почему тогда крыша течёт, остаётся непонятным. Дистанция между официальным комментарием и реальностью – огромного размера.

"Это отчасти происходит от того, что директора боятся и сдаются формальные отчёты. Что всё хорошо, сделали ремонт, готовы к новому учебному году. Но мы не говорим, кто сделал ремонт. А они потом со спокойной душой рапортуют", – отмечают учителя.

В управлении образования подчеркнули, что школа не аварийная, нужен лишь капитальный ремонт. Но стремительно растущему селу нужно новое просторное здание, ведь старое уже сегодня несёт двойную нагрузку и всё равно не справляется. На это в перспективном плане указывает и руководство школы, ведь после ремонта новые площади не появятся. Однако, похоже, это, кроме педагогов и родителей, никого не волнует.

Остро стоит в сельской школе и проблема материально-технического обеспечения. Например, нет интерактивных досок, не хватает учебников.

"Библиотекарь достаёт книги из других школ – одним словом, выкручивается сама. Нет тетрадей для прописей, родителям приходится покупать самим, где-то старые даём. Про канцтовары для учителей – вообще нет слов. Бумагу, краску на принтер и прочее – всё самим приходится покупать. Детей на олимпиады возим тоже за свой счёт. Автобусов нет, каждый раз сами нанимаем такси. Мы работаем в этой школе много лет, постоянно поднимаем эти вопросы. Нам отвечают: нет финансирования, до вас не дошло", – жалуются педагоги.

Не хватает учителей-предметников – английского языка и математики, психолога.

"Принимаем совместителей и потом объясняемся с прокуратурой. Мы же не скажем детям: такой-то предмет изучать не будете, потому что некому вас учить. Должности администрации пустуют – никто не хочет при таком подходе и маленькой зарплате. А возмущаться тоже нельзя. Если где-что всплывёт, сразу начинают выяснять среди нас: мол, кто посмел", – сетуют в коллективе.

"Для галочки", больше на бумаге, с 2012 года работает и мини-центр при школе. Он рассчитан на 20 мест, но фактически дети его не посещают. Садик здесь организовали в одном учебном кабинете. Здесь дети кушают, здесь и играют. Но питания нет – родителям нужно покупать самим или приносить с собой. В девять утра малышей приняли, в 12.00 уже распускают по домам.

На стройке детсада погиб ребёнок – объект до сих пор не сдан

Впрочем, местным властям, и управлению образования стоит обратить внимание не только на местную школу, но и на строящийся детский сад. Полумиллиардный проект в Тонкерисе, как десятки других в акмолинском регионе, превратился в скандальный долгострой. Работы здесь начались в 2018 году, в 2020-м садик должны были сдать. Но не сдал. Заказчик – райотдел строительства – обратился в суд. Но подрядчик сорвал и следующие сроки.

Прошлым летом на этой стройплощадке скончался ребёнок – упал в переполненный канализационный колодец. Территория, по словам жителей, не была огорожена должным образом. Малыша нашли только благодаря всплывшим резиновым тапкам. Таким образом, до сегодняшнего дня это место остаётся местом трагедии, а не детской радости.

Ещё один проект, прославивший село, – новая насосная станция очистки воды. Её приняли в эксплуатацию в 2021 году, но проработала она всего два месяца. На реконструкцию разводящих сетей водоснабжения также было затрачено около 500 млн тенге, проект предусматривал современную фильтрацию воды. В этом году уже истекает срок гарантийного обслуживания, подрядчик обещает неполадки устранить, а сельчане до сих пор систематически мучаются, получая грязную питьевую воду с неприятным запахом. Кроме того, переполнены подвалы шести местных двухэтажек, в них стоит жуткая вонь. К слову, департамент внутреннего госаудита провёл проверку и финансовых нарушений не нашёл. Но как к заказчику в лице отдела строительства Шортандинского района, так и к подрядной организации – фирме "Энергия", – остаётся много вопросов.

Фото и видео автора. 

Наверх