• font size Размер текста

Лента новостей

inform.kz 25 Февраля, 18:31
22819
25 Февраля, 18:31
22819
Фото: inform.kz

Пробуждение спящих ячеек. Уроки алматинской трагедии

Это была идеальная возможность для религиозных экстремистов, чтобы в толпе, не показывая себя, опробовать свои силы.

Январские события всё ещё в центре внимания по ряду причин. Главная из них — насколько действия тех, кто перешел от мирных митингов к активному сопротивлению, связаны с радикальными настроениями некоторых религиозных групп.

По данным Генпрокуратуры под стражей находятся 469 обвиняемых в актах терроризма и массовых беспорядков. По информации заместителя начальника службы уголовного преследования Генеральной прокуратуры РК Елдоса Килымжанова, межведомственная следственно-оперативная группа под руководством специальных прокуроров расследует 91 дело по актам терроризма и массовых беспорядков, в их числе по актам терроризма — 46. Больше всего от действий преступных банд пострадал Алматы. Во время беспорядков погибли 227 человек, в том числе 19 сотрудников правоохранительных и специальных органов, а также военнослужащих.

Сегодня распространение экстремистской идеологии чаще происходит с использованием интернет-технологий, речь идёт о различных интернет-форумах, через которые не только распространяется радикальная идеология, но и происходит вовлечение новых сторонников экстремистских организаций.

Поскольку сегодня в мире все взаимоувязано, то и Казахстан втянут в подобные мировые "тренды". Медиакоманды работают и на вербовку наших граждан. Если оглянуться назад, к терактам 2016 года в Актобе, хотя он и не был напрямую кем-то организован, но в нём принимали участие молодые люди, принадлежавшие к "спящей ячейке". Можно ли говорить, что нечто подобное было и в январе в Алматы. Директор Общественного фонда "Азия Групп" (Кыргызстан), эксперт по противодействию экстремизму Юлия Денисенко, ответила на вопросы BaigeNews.kz.


— Давайте начнем с просто, определения "спящая ячейка". В принципе, название говорит само за себя, но как это работает?

— Ячейка — это несколько человек, которые координируют свою деятельность и до поры до времени себя не проявляет. Начнём издалека. С 2016 года прекратился отток граждан Казахстана в Сирию. С одной стороны — это достижение. С другой — это совсем не означает, что эти люди исчезли и не организовались в подпольные ячейки.

Теракт 2016 года в Актобе (Казахстан) — есть прямое подтверждение этой мысли. Исполнен первый призыв зарубежных террористических групп к активным насильственным действиям в странах проживания. Террористическим событиям в городе Актобе предшествовало обращение в интернете 22 мая 2016 года, в преддверии праздника рамадан, некоего сирийского "шейха" Абу Мухаммада Аль-Аднани. Он на русском языке открыто призывал к вооруженной войне. Опасность призыва заключалась в том, что от прежних моделей призыва к акциям против правоохранительных структур он пошёл дальше и призвал также к насилию против мирного населения светского государства.

Если приказа свыше не поступает, то триггером может быть и накопившийся заряд эмоций внутри самой ячейки. Если говорить о последних событиях в Алматы, то можно предположить, что вряд ли бы эти ячейки упустили шанс воспользоваться данной ситуацией. Им куда-то надо девать маскулинность, выплеснуть накопившуюся энергию. И я не исключаю возможности, что в январских событиях активное участие принимали эти самые "спящие ячейки". Это логично. Им необходимы тренировки в реальных действиях, им необходимо зарабатывать. Самый простой путь — это мародерство. Обворовать неверного — это не грех, а напротив. Так что, это была идеальная возможность, чтобы в толпе, не показывая себя, опробовать свои силы.

— Получается, в остальное время они сидят тихо?

— Да. Свою роль внесла и пандемия. В Центральной Азии социально-экономические последствия кризиса обнажили факторы, создающие питательную среду для терроризма — изоляция в период жёсткого карантина, безработица, несоблюдение прав человека, социальное напряжение и др. Радикальные религиозные сообщества охотно пользуются тем, что государства ЦА не могут обеспечить должной социальной поддержки своим гражданам. Практически все занимаются вербовкой через благотворительную, спортивную, образовательную деятельность.

Уже сейчас очевидно выросли предпосылки к радикализации, соответственно будет увеличиваться число новых рекрутов. Предполагаю, что в непростых социально-экономических условиях, которые усугубила Пандемия в ЦА, без возможности "оттока" радикализированных лиц в зоны боевых действий, круг потенциальных угроз может значительно расшириться. К примеру, нужно рассмотреть риски и появления террористов-одиночек.

Можно ли говорить о какой-то географии нахождения подобных ячеек?

— Казахстан в виду непосредственного примыкания к каспийской зоне имеет свои проблемы, связанные с обеспечением безопасности. Тут наблюдается целый ряд источников потенциальных конфликтов. Существует риск того, что идеи о национальном превосходстве могут смешаться с недовольствами из-за нехватки ресурсов и монополизации власти, так как субъекты насильственного экстремизма используют существующие недовольства и этническую напряженность, предлагая способы преодоления этих моментов.

Вывод простой. География распространения идей экстремистского плана неизбежно связана с экономическими вопросами. Хотите найти ответ — ищите сначала деньги. А они есть там, где имеются ресурсы, в том числе, недра. И чтобы их получить по наименьшей стоимости, необходимо дестабилизировать ситуацию с помощью террористических атак, забастовок и прочее.

Среди участников "спящих ячеек", есть ли те, кто, не являясь мусульманином, обратился в эту веру? Много ли таких?

— Не скажу, что в процентном соотношении их много, но они есть. Причем, это не только славяне, есть и корейцы, и азербайджанцы, которые исторически принадлежат к шиитской ветви ислама, корейцы и другие.

Попадая в радикальную среду, им необходимо доказать, что он является настоящим мусульманином, поэтому приходится выказывать более яростную позицию к остальному миру. К тому же, им приходится отказываться от своих корней.

— Что подталкивает людей не мусульман к принятию такого радикализма?

— Все очень просто, агитация идёт на уровне человеческих потребностей. Обещают четыре жены. Мол, никто на тебя из девушек не смотрел, а тут столько и сразу. Нет у тебя денег, мы тебе поможем. К слову, подобная обработка происходит и для вербовки граждан титульной нации в экстремистские организации. Это процесс, который связан с психологией человека.

Занимаются этим профессиональные вербовщики, которые обучались этим навыкам в лучших университетах мира. Их первостепенная задача - отгородить человека от его социума, окружения, создать изоляцию, создать систему контроля поведения через всевозможные запреты, плюс полный контроль мыслительной деятельности и эмоциональных сфер. По сути, вербуемого помещают в туннель, где он ограничен в информации, видении и может наблюдать только за тем, что ему предлагает вербовщик.

— И человека это устраивает?

— Да, не надо думать о том, с кем и о чём говорить, что надеть и что читать. За тебя всё решают. Всё планомерно расписано. Правда, расписано не самим человеком, а кукловодами.

— Получается, под влияние попадают слабые люди, неудачники?

— Так говорить нельзя. Да, есть неуверенные в себе люди, но слабый человек не даст хорошей отдачи. Напротив, нужны лидеры, сильные люди, предприниматели. Те, кто владеет несколькими языками, специальными навыками, подготовкой. За таких людей вербовщики получают хорошие деньги. Надо понимать, что у сильных и образованных людей тоже бывают эмоциональные срывы и в этот момент появляются вербовщики, готовые и плечо подставить, и словом поддержать.

Как известно, одна из ключевых предпосылок радикализации — изоляция, оторванность в силу разных причин от привычного общества или образа жизни. Однако в современном мире человек не остается в одиночестве в той степени, как это было возможно до появления интернета — сейчас у него всегда есть возможность найти единомышленников, понимание и сочувствие в Сети. И часто оказывается, что такого рода "жилеткой" становятся люди со своими целями и мотивами.

При вербовке вам не говорят о том, что ваше будущее — террористическая ячейка, что вам придется отказаться от своего окружения. Всё происходит постепенно при жёстком психологическом прессинге. Человек, оказавшийся в тисках вербовщика, имеет мало шансов противостоять ему. С другой стороны, это не означает, что все сто процентов идут за дудочкой Нильса. Нет.

— По официальной информации во время январских событий два солдата были обезглавлены. Обязательно ли это дело рук радикалов?

— Ответ может быть двояким. С одной стороны - разъяренная толпа, которая в этой агонии может сотворить, все что угодно. С другой стороны — это характерный почерк террористов. Так что однозначный ответ дать сложно.

— Какие уроки следует извлечь их тех январских дней?

— Надо быть слышащим государством на деле, откликаться на проблемы населения, развивать межгосударственное партнерство. Знаете, в эти дни жители Кыргызстана откликнулись на события и активно помогали казахстанцам, которые в эти дни не могли вернуться домой. Можно было увидеть объявления: приму семью, довезу до границы. Организовалась целая армия из простых людей, которые всех, кто в эти дни не мог вернуться в Казахстан, накормили, одели, обули, предоставили жилье.

— А что двигало ими?

— Те, кто пережил три революции, хорошо понимали ситуацию.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!
Поделитесь:
Новости партнёров:
Наверх