Мусорная катастрофа: как решают проблему переработки отходов в Казахстане

10 Октября 2023, 15:51
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
baigenews.kz/Бауыржан Жуасбаев 10 Октября 2023, 15:51
10 Октября 2023, 15:51
2545
Фото: baigenews.kz/Бауыржан Жуасбаев

Если в средневековье алхимики искали способ превращения металла в золото, то современная химия находится в поисках того, как избавить человечество от гор неразлагающегося мусора. Мусорная катастрофа - глобальная экологическая проблема. Каждая страна в мире пытается всеми силами избавиться от продуктов жизнедеятельности своего населения.

В среднем человек за год оставляет после себя полтонны отходов. Страшно подумать, сколько мусора мы производим за всю свою жизнь и как будет бороться с этим следующее поколение.

Время разложения пластмассовых изделий колеблется от 400 до 700 лет. Обычному полиэтиленовому пакету потребуется чуть меньше - 200 лет. Поэтому каждая страна понимает, если этот вопрос не решать сейчас - мы просто "утонем" в мусорных завалах.

Казахстан - не исключение. В 2013 году в стране утверждён переход на "зелёную экономику". С 2019 года власти запретили захоронение на мусорных полигонах пластмассы, бумаги и стекла без предварительной сортировки. А два года позднее введён запрет на захоронение строительных и пищевых отходов. Вроде бы данные нормы позволили стимулировать и развивать малый и средний бизнес в сфере переработки мусора со скоростью света, но что-то пошло не так.

О том, почему стихийные свалки растут, а дебаты в правительственных кругах не утихают, корреспондент BaigeNews.kz поговорил с Аблаем Алмухановым, руководителем Управления коммунальными отходами министерства экологии и природных ресурсов. 

Законодатель видит в казахстанском анти-мусорном буме большой потенциал и считает, что отходы - это сырьё, имеющее свою стоимость, и рано или поздно на него будет большой спрос.

- Человечество придумало только три пути избавления от мусора: сжечь, захоронить и переработать. Согласно разработанному плану, в Казахстане к 2030 году уровень переработки отходов должен достичь 30 процентов, а к 2050-му – 50 процентов. На каком этапе находимся мы сейчас?

- По итогам 2022 года доля переработки и утилизации коммунальных отходов составила около 24 процентов, план на этот год - 27 процентов. К 2030 году уровень переработки должен достичь 30 процентов. Цифры обнадёживающие. Учитывая то, что эта концепция утверждена с 2013 года и изначально мы отталкивались всего от двух процентов доли переработки - прогресс налицо. За эти восемь лет нам пришлось проделать большую работу: вносить законодательные поправки, придумывать различные механизмы с учётом всех обстоятельств производителей, приобретать новый экологический опыт - всё это в купе нам позволило два процента переработки и утилизации увеличить до 24 процентов. Мы на этом не останавливаемся.

Конечно, есть и проблемы, потому что сфера непростая. Во-первых, экологическая, во-вторых - социальная. Во всём мире для решения проблемы отходов используется принцип 3R (reuse, reduce, recycle). Это означает - сокращайте, используйте повторно, перерабатывайте. Первой задачей является осознанное потребление, а сортировка мусора уже ложится на ответственность самого человека. Второй и третьей особо важной задачей является вывоз, сортировка и переработка отходов.

- По официальным данным, в Казахстане более 130 предприятий сортируют и перерабатывают ТБО. Планировалось строительство ещё шести мусоросжигательных заводов, которые должны были возводиться в Алматы, Астане, Актобе, Шымкенте и Усть-Каменогорске. Заработать все предприятия должны были в 2025 году. На каком этапе сейчас этот масштабный проект?

- Проект был действительно многообещающий. В 2021 году мы совместно с министерством энергетики после утверждения всех законодательных нормативно-правовых актов разыграли аукцион, определили победителя, заключили с ним договор. Строительство и подготовка производственной зоны должно было начаться в течении двух последующих лет. Но, к сожалению, в начале 2022 года инвестор изъявил желание приостановить проект. На сегодня строительство находится под большим вопросом. Так как все договоры заключались через министерство энергетики, только они могут решить судьбу этих заводов, либо полное прекращение, либо продолжение работ. Переговоры ведутся. О результатах будем информировать.

- Почему выбор пал именно на эти города? Планируется ли строительство в меньших населённых пунктах или других региональных центрах? Например, в Павлодаре?

- Астана, Алматы, Актобе, Шымкент и Усть-Каменогорск - это большие города. Прежде всего, мы отталкивались от объёма мусора. Строить мусоросжигательные заводы по всему Казахстану - нецелесообразно, учитывая расстояния между городами, население и объёмы образуемых отходов.

Что касается строительства заводов в других региональных центрах, мы как министерство экологии формируем законодательную основу, все нормативно-правовые акты, условно сказать, "правила игры". А реализация закреплена за компетенцией местной исполнительной власти.

Если акимат, например, Павлодарской области проводит переговоры с инвесторами по переработке определённых отходов или модернизации мусоросортировочной линии, мы будем только рады. Им никто не мешает. Но так как одним из условий проекта Waste to Energy является давать тариф только уполномоченным органам электроэнергетики, этот проект должен развиваться от центра к регионам. Дело в том, что в 2020 году приняты законодательные поправки, которые предусмотрели весь механизм Waste to Energy. Например, затраты инвестора возмещаются через определённые "зелёные" тарифы. Всё это взаимосвязано и должно работать в единой системе.

- В соответствии с Экологическим кодексом, в 2020 году в Казахстане начали внедрять новый подход к переработке твёрдых бытовых отходов, который называется Waste to Energy. Расскажите о нём.

 - Этот принцип подразумевает сжигание отходов – в процессе получается энергия, которую потом можно использовать для разных нужд. Например, при сжигании отходов вырабатывается тепло, которое можно направлять в город. Это известный опыт многих стран мира. Мы думаем, что именно проект Waste to Energy мог бы привлечь дополнительных инвесторов в этой отрасли. 

- Вообще, так ли страшен чёрт, как его малюют. На самом ли деле выбросы от мусоросжигания так опасны для здоровья людей?

- Бесспорно, если не соблюдать европейские директивы по выбросам, то от сжигания отходов выделяются определенные частицы, которые вредят экологии и здоровью людей.

- На последнем заседании правительства премьер-министр чётко дал понять, чтобы отечественные специалисты "не выдумывали велосипед", а перенимали уже накопленный опыт по утилизации отходов у других стран. Ведь у западных соседей многие мусоросжигающие заводы располагаются прямо в городской зоне и никому не приносят вреда. Какие будут технические и экологические требования к строительству перерабатывающего производства в Казахстане?

- Мы учли все необходимые требования к новым мусоросжигающим заводам: эксплуатация и критерии отходов, которые должны сжигаться. Проработали весь механизм - с учётом изучения зарубежного опыта. Наши представители выезжали в различные страны, мы вели переговоры с инвесторами из Европы и Китая. Уточню, мы в экологическом кодексе предусмотрели норму, которая обязывает выбросы от мусоросжигательных заводов приравнивать к европейским стандартам. А это значит, что минимальный вред для населения. Чтобы решая проблему отходов, не создать другую - в экологии и здравоохранении.

- Вопрос утилизации отходов в России аналогично находится на повестке дня. Там много спорят об автоматизации процесса сортировки, потому что и по сей день на многих предприятиях работает ещё по старинке - ручной разбор отходов. Как у нас обстоит дело с сортировочными линиями на заводах?

- У нас в стране функционирует 30 сортировочных линий разной мощности и технологий. Только в Усть-Каменогорске в октябре 2022 года запустили автоматизированный процесс сортирования. И теперь в рамках договора у них год, чтобы апробировать его целевые показатели: сколько он сортирует. Если результат оправдает наши ожидания, мы будем продолжать работать в этом направлении. 

- Экологи трубят на всех углах о необходимости создания инфраструктуры переработки вторичного сырья. Например, пластик можно перерабатывать до семи раз. Можно компостировать пищевые отходы и производить "биогаз". Это так называемая циркулярная экономика. Есть ли в этом аспекте, чем гордиться Казахстану, и в чём самые главные трудности?

- Действительно, пластик можно перерабатывать до семи раз, можно компостировать пищевые отходы. В принципе, в Казахстане в разных регионах - ситуация разная. Но нам нужно просто всё собрать в один "пазл". Есть регионы с хорошим раздельным сбором отходов, или с отличными сортировочными линиями, есть города с мощным перерабатывающим производством, или, где полигоны в достойном состоянии. Нам необходимо, собрать этот "пазл" в единую систему так, чтобы наша сфера функционировала бесперебойно.

По созданию инфраструктуры в республике действует около 400 пунктов вторсырья. Это можно сказать - прибыльный бизнес. Частные предприниматели организовывают приёмные пункты через местные исполнительные органы, которые в последствии им выделяют земельные участки для размещения мест приёма. Устанавливается себестоимость на каждое принимаемое вторсырьё, и население старается сдавать.

Примеров того, как потом можно использовать вторсырье - множество. Одним из них является применение измельчённой древесины в качестве мульчи для зелёных насаждений. Это позволяет сохранить влажность и уменьшить потери от испарения. Или щебень, полученный при обработке бетона, повторно используется в качестве строительного материала. Также в этом аспекте можно вспомнить Советские времена - массовый сбор макулатуры, к нему привлекали практически все предприятия и организации. Сейчас, задумайтесь, примерно 100 килограммов старой бумаги спасают одно дерево. А значит, вторичное производство позволяло значительно сокращать вырубку лесов.

- В Кызылординской области введён уникальный завод полного цикла по механической утилизации изношенных автомобильных шин. При полной мощности он способен ежегодно производить 270 тонн резиновой крошки, которую можно использовать для покрытия спортивных игровых и детских площадок. Но если в Кызылординской области - это успешный проект, то в том же Павлодарском регионе подобное предприятие не имело успех у населения. Старые шины у шиномонтажек и ныне там. Как вы думаете, в чём причина такой неоднородности решения одной и той же проблемы?

- Социальной фактор никто не отменял. В системе утилизации и переработки отходов почти главную роль занимает население, которое после себя принесёт отсортированный мусор или же отвезёт на утилизацию определённые отходы.

- В среднем каждый казахстанец ежегодно выбрасывает 250-360 килограммов бытовых отходов. Состав мусора в каждом регионе отличается. Если в южных регионах превалирует "пищевое" сырьё, в северных областях больше присутствует упаковка - вторсырье. Сортировка мусора - достаточно новый опыт для казахстанцев, и как показывает практика, не столь успешный. За границей, это обыденный процесс, часть повседневности. Как вы думаете почему нашим людям цветные контейнеры не прижились?

- Ничего нового мы не придумали. Система сортирования коммунальных отходов успешно работает по всему миру. Я уверен, что наше население привыкнет, а главное осознает необходимость разделять мокрые пищевые отходы, бумагу, пластик и стекло. Чем больше мы будем об этом говорить, тем больше люди будут об этом задумываться.

Вопрос состоит в том, как стимулировать население. Первое это - "поощрение" - экономическое стимулирование, второе - "наказание" - штрафы.

Бесспорно, поощрять людей надо, это необходимо для того, чтобы наша инфраструктура была в порядке. Что касается штрафов, если вводить штраф за неправильный раздельный сбор, тогда это правонарушение будет иметь законную силу в каждом населенном пункте Казахстана. Но если у нас есть штраф - тогда мы должны обеспечить и повсеместным раздельным сбором. Этот вопрос для нас стоит как никогда актуально. Министерство экологии делает всё, чтобы каждый гражданин Казахстана имел доступ к сортировочным контейнерам. Мы над этим работаем.

- Существует и другая система: когда, покупая товар, на котором вы видите зеленую точку, вы можете быть уверены, что производитель оплатил утилизацию. Данную систему уже используют 18 стран Европы. В странах таким образом маркируется более 400 миллиардов продуктов. Реально ли у нас реализовывать подобную программу - начинать думать об утилизации уже при производстве?

- В Казахстане этот вопрос требует специальной проработки. Сложность состоит в том, что необходимо сделать такую маркировку, которую бы узнавала сортировочная машина. Мы анализировали и пришли к выводу, что нам много предстоит сделать для реализации этого проекта. Выработанный механизм существует по всему миру. Нам нужно перенимать опыт и постараться приспособить к нашим условиям рынка и производства.

- Ещё немного о депозитно-возвратной системе (когда ты сдаешь определённый вид мусора и получаешь за это деньги). Самая распространённая модель таких "взаимоотношений", мы знаем, еще с Советских времён - это сдача стеклотары. Например, Германия принимает не только пивные бутылки, но и пластиковые из-под напитков, банки и даже йогуртовые стаканчики. Платят 25 центов за каждый экземпляр. А теперь посчитаем сколько денег мы сейчас выбрасываем в мусорное ведро? Если в планах открывать новые дополнительные места приемов вторсырья?

- В этом направлении мы тоже работаем. Различными предприятиями и субъектами бизнеса самостоятельно устанавливаются автоматы по приёму вторсырья. Делать это в рамках госбюджета невозможно. Автоматы по приёму достаточно дорогие, проблемы могут быть с маркировкой вторсырья. На уровне законодательства в этом вопросе мы пока не имеем выработанного чёткого механизма. Но это перспективная тема.

- Расскажите о системе мониторинга передвижения мусоровозов с помощью GPS-датчиков. Пока мы знаем только то, что все находится на стадии тестирования и планируется к внедрению в следующем году. Что это даст?

- С 2021 года мы обязаны всем мусоровывозящим организациям выдавать уведомления. Это подтверждение того, что они работают по закону. Второе требование, они должны оснастить свои мусоровозы GPS-датчиками. В третьих, они должны передавать данные с датчиков в Национальный банк данных охраны окружающей среды. Эта работа у нас активно ведётся и по сей день. Определённое количество времени у нас заняла разработка Национального банка. В данный момент реализуется пилотный проект только в Шымкенте. Это первый город, где уже внедрены 42 машины мусоровывозящей организации, которая в онлайн режиме передаёт данные о своих перемещениях. Сейчас мы активно работаем с акиматами других населённых пунктов, для налаживания системы обеспечения, оснащения и передачи данных всех мусоровывозящих организаций. Цель проекта: "контроль" нам позволит отслеживать и не позволять мусоровывозящим организациям в несанкционированных местах оставлять мусор. Тем самым мы хотим не напрямую, но косвенно сократить количество стихийных свалок.

- По данным Минэкологии в республике действует около трёх тысяч мусорных полигонов, где накоплено 125 миллионов тонн твёрдых бытовых отходов. Однако только 20 процентов соответствуют экологическим и санитарным требованиям. Расскажите, в каком регионе страны дело обстоит хуже всего?

- Хуже всего ситуация с качеством полигонов в Западно-Казахстанской, Павлодарской и Северо-Казахстанской областях. Почему есть такая тенденция? Проблема скрыта в требованиях к полигонам. Предписания, на которые ведётся ориентация, датированы 2007 годом, их пересмотрели только в 2021 году. Полигонов, о которых идёт речь, около трех тысяч - это исторически сложившиеся полигонные свалки, функционирующие со времён Советского Союза. Требования к ним новые, а полигоны старые, остались в том же состоянии, что и были.

Проблема в том, что их действительно большое количество. В этом плане министерство сейчас прорабатывает механизмы по изменениям норм. Пока это только на уровне обсуждения с определёнными госорганами. Есть предложение установить к ним отдельные требования. Этот вопрос не только к министерству экологии, но и министерству здравоохранения в части санитарно-эпидемиологических требований, также министерству промышленности в рамках строительных норм полигонов. Совместными силами мы должны найти решение.

- В правительстве заговорили о повышении штрафов за несанкционированную свалку. Связано это с тем, что штрафы за административные нарушения, связанные с отходами, на практике не работают. Для многих дешевле заплатить, чем утилизировать мусор на полигоне. С чем это связано?

- Это связано с тем, что у нас неправильное обращение с отходами отражено в Кодексе об административно-правовых нарушениях, и местная полицейская служба может только наказать штрафом. Честно сказать, иногда эти штрафы такие, что их рентабельнее заплатить, нежели правильно обходиться с мусором. В этом вопросе премьер-министр дал конкретные поручения Комитету экологического урегулирования совместно с нами, с участием МВД будем прорабатывать этот вопрос с частью его ужесточения. Наработки уже есть, со временем о результатах будем сообщать.

- Существует мнение, что раздельный сбор мусора бесполезен – всё равно все отходы попадают на одну свалку. Так ли это?

- Я бы так не утверждал. Возможно, случаи были, но это скорее исключение из правил. Бесспорно, это зависит от мусоровывозящей организации и качества выполнения услуг. При планировании работы мы всегда рекомендуем вместе с установлением контейнеров для раздельного сбора закупать мусоровозы для раздельного вывоза. Потому что всё это должно быть в комплексе, и должно мотивировать население. Люди пытаются самостоятельно раздельно собирать мусор, но видя как всё это вывозится, понимают, что все их старания насмарку.

Ранее я отмечал, что в Усть-Каменогорске сортировочная линия полностью автоматизирована, плюс было установлено определённое количество контейнеров для раздельного сбора и закуплены шесть мусоровозов для раздельного вывоза. Мы не отрицаем, что качество сбора мусора в районных центрах и меньших населённых пунктах может быть не таким слаженным, как в больших городах. Но со временем мы наладим эту систему повсюду.

- Многие эксперты считают, что основной проблемой в организации полигонов для отходов в Казахстане являются и тарифы. Так ли это?

- Как разрабатывается тариф: первая инстанция - местные исполнительные органы, затем утверждается маслихатами районного значения и городов. Мы в 2021 году пересмотрели методику и сейчас обновляем тарифы повсеместно. Предусмотрели на законодательном уровне, что тарифы должны учитывать фактические затраты предприятий в области сферы управления коммунальных услуг: это сбор, транспортировку, сортировку и захоронение - четыре игрока. Их реальные затраты должны уложиться в размеры одного тарифа. Самый максимальный тариф по стране составляет 550 тенге и платят его жители Алматы, в остальных городах цена варьируется от 200 до 300 тенге. Во-первых, если поднимать - возникнет социальный вопрос. Но правда такова, что зачастую эти тарифы не покрывают расходы предприятий. При этом именно тариф является их одним из основных источников дохода. В связи с маленькими тарифами, с большими расстояниями между населёнными пунктами и небольшим образованием сборов - эту сферу обходят стороной инвесторы. Но я уверен, что со временем ситуация изменится.

Опыт других. Послесловие

Некоторые страны являются настоящими экспертами в сортировке мусора. Например, в Австрии с большим успехом перерабатывают даже пищевое масло. В Чехии ненужный текстиль можно отнести в специальный контейнер у дома или вернуть в магазин, где получишь внушительную скидку. Существуют также гуманитарные контейнеры, куда люди помещают детские вещи, одежду и обувь.

Эксперты утверждают, что в мусорных залежах скрывается немало богатств. Переработав одну тонну мобильных телефонов, мы получим в сто раз больше золота, чем при обычной добыче.

В Европе принцип сбора мусора везде один и тот же, обычно имеются контейнеры для трёх материалов: стекла, пластика и бумаги. Работает так называемая "система доставки", когда вы относите отсортированные отходы в соответствующие контейнеры, их увозят на следующий день. Другая "система сбора" существует, например, в Германии, Австрии, Бельгии и Люксембурге. В каждом доме есть свои пластиковые пакеты с соответствующей маркировкой и направленностью.

Кстати, в Германии, Австрии, Бельгии и Нидерландах сортировка мусора составляет более 50 процентов. Парадокс в том, что в отличие от стран, заваленных мусором, Швеции для переработки приходится выпрашивать отходы у своих соседей. Много лет назад здесь были установлены мусоросжигательные заводы, которые производят тепло и электричество для шведских домохозяйств. Это существенно экономит ресурсы окружающей среды, освещение и отопление. В Швеции на свалки отвозится лишь около одного процента мусора, тогда как в целом в Европейском Союзе - в среднем 38 процентов.

Интересный факт. В Германии можно относить определенные отходы в контейнеры только в выделенное городскими властями время. При выбрасывании стекла или пластика может возникнуть шум. Поэтому необходимо соблюдать график для похода к контейнеру. Выбросить всё нажитое можно только с 7:00 до 13:00. Еще один критерий – не выбрасывать стекло в выходные. Если нарушишь правило, то можно получить официальное письмо от управдома. А после нескольких предупреждений - заработать и приличный штраф.

Решение не найдено

Во всём мире мусорные баталии будут продолжаться ещё не одно десятилетие. Одного решения этой глобальной проблемы, к сожалению, не существует. Путём проб и ошибок целая планета пытается избавиться от этого "груза с запашком". Какое экологическое "наследство" мы оставим нашим внукам - зависит теперь от каждого из нас. Может стоит начать с себя …и уже сегодня. В любом случае, гораздо быстрее вынести три пакета мусора один раз, чем один пакет, но три раза. И себе упрощаешь жизнь, и планету спасаешь.

Наверх