Люблю снимать "жизнь". Разговор о современной фотографии с победителем Astana Media Week - 2023

29 Сентября 2023, 13:20
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Валерий Бугаев 29 Сентября 2023, 13:20
29 Сентября 2023, 13:20
1548
Фото: Валерий Бугаев

В рамках Astana Media Week - 2023 объявили победителей Национальной премии "Urker-2023" в области печатной, радио- и интернет- журналистики. В номинации "Лучшая фотография года" жюри присудило павлодарскому журналисту Валерию Бугаеву. Уникальный кадр, от которого леденеет кровь в жилах называется "Там, где рвется металл". Фотография посвящена ликвидаторам аварии на теплосетях в Экибастузе. Валерий Бугаев, весьма известная личность в журналистских кругах Казахстана. Его репортажи не раз были награждены высокими наградами и печатались в самых популярных и востребованных газетных изданиях. Фоторепортер, как называет себя сам мэтр, имеет внушительный стаж "паркетной" съемки политических персон. О том, что такое "настоящий" репортаж и как не потеряться в этом бесконечном мире визуализации рассказал корреспонденту Baigenews.kz Валерий Николаевич.

- Когда и как у вас появился интерес к фотографии?

- Я родился в журналистской семье. Мой отец, был военным, служил в Китае, Корее и на Дальнем Востоке. Позднее, после того как было сокращение и он стал "гражданским" ему по партийной линии поручили возродить районную газету. Мой детский сад располагался прямо через забор от редакции отца. То есть я видел все: как устроена газета, как она делается. Я знал, как работает типография, что такое "линотип", как отливается каждая строчка текста, что для этого нужен свинец просто от начала и до конца. Естественно, что я периодически попадал и в фото-лабораторию. Там же крутился и мой старший брат. В то время он уже начинал снимать и даже выигрывал в престижных фотографических конкурсах. Естественно, я наблюдал, как они с отцом обсуждают материалы, выбирают фотографии. Но непосредственно в процессе не участвовал. В какой-то момент появилась мечта купить фотоаппарат. Это случилось в пятом классе. Как сейчас помню, летом мы занимались прополкой саженцев в лесхозе и я заработал свои первые тридцать рублей. Потом начал посещать фотокружок, в который в своё время ходил и мой брат. Там был еще преподавателем Шерман. Это был очень уникальный человек, фанатик своего дела.

- Тогда, наверное, появилась и Ваша первая фотографическая работа?

- Виной всему был случай с шахматами. Зачастую мы это делали прямо на полу, и однажды туда пришли коты, их у нас было двое, и начали грызть фигуры. Со стороны выглядело как-будто они сражаются в шахматы. Это был мой первый снимок, который, кстати, потом мой преподаватель послал на конкурс, и он был оценен. После этого его забрали на память в Дом Пионеров. Получается, что первая награда "прилетела" еще в шестом классе (смеется). В это же время начали публиковать мои снимки. Конечно же, в этом процессе участвовал мой брат.

- Владимир Бугаев, это же легенда современной павлодарской фотографии. Каким было ваше детство?

- Я верю в то, что именно детство закладывает нам основы и догмы, с которыми нам потом приходится жить в дальнейшем и строить нашу жизнь.

Детство у нас было счастливым. А главное, нас интересовало все вокруг. Помимо фотографии я еще увлекался радиоэлектроникой. Я был такой радио-хулиган. Делали радиопередатчики и выходили в эфир на черно.

Заниматься фотографией в то время, наверное, было непросто. Ведь сейчас технически - нажал на кнопку и кадр готов. А тогда это был целый технологический процесс.

А еще представьте заниматься фотографией в то время - в селе… Это нужно было найти необходимые реактивы. Поэтому я в процессе полюбил и химию, что-то смешивать, делать опыты. Но несмотря ни на что, по настоянию отца получил образование, связанное с электроникой. После армии и окончания учебного заведения я попал в павлодарский телецентр. Взяли меня оператором студийного блока. Это было время перемен, время технического прогресса. В этот период мы меняли аппараты одного студийного комплекса на более новое оборудование. Это была вообще фотографическая тема: студийный свет, первые камеры привезли - все нужно было настроить. Между делом я весь процесс фотографировал и потом это было напечатано в "Звезде Прииртышья".

- Именно тогда началась Ваша карьера фотокорреспондента?

- Можно сказать и так. Одной из первых моих репортажных работ была съемка комсомольского лидера на Павлодарском тракторном заводе. Тогда без интернета и мобильных телефонов нужно было сделать пропуск, найти человека, снять его. Помимо того я знал, что там есть очень фотогеничные вещи: я добрался до погрузочной площадки. Это была огромная территория, заставленная тракторами. Мне удалось найти самую верхнюю точку. Это сейчас снимают дронами, а в то время так никто не снимал. В то время, чтобы сделать такой кадр нужно было иногда рисковать жизнью. После съемки меня ждал кропотливый процесс проявления и печати фотографий в фотолаборатории. Кадры были приняты главным редактором на "ура", так я получил работу в одном из самых популярных изданий Павлодарской области. Но наша профессия такова, что нужно постоянно доказывать свою профпригодность. Нужно уметь коммуницировать, иметь определенные навыки. Я - тихий парень после армии окунулся в шумный мир журналистики. В начале было очень непросто. В этот момент решил, что недостающие знания и навыки мне помогут приобрести в соответствующих учебных заведениях. В общем, поступил в КАЗГУ на факультет журналистики. И кафедра "Газетное дело" стало моим вторым домом.  Кстати, дипломная работа была очень интересная. Мы случайно попали на сильный пожар в Баянаульском районе. Горела огромная территория, вертолеты летали… мы такого никогда не видели. Сейчас понимаю, что это опять был риск для жизни, но мы не побоялись подняться там, где непосредственно тушили пожарные. Кадры были потрясающие. Вообще, я считают что в то время мы все делали "ВПЕРВЫЕ". Были своего рода первопроходцы. И при этом было ощущение настоящего: настоящих эмоций и людей.

- Можно ли сказать, что неотъемлемая часть репортажной фотографии - азарт?

Возможно. Но неважно, это репортажа фотография или это классическая портретная съемка. Очень важно не переставать получать опыт у своих коллег. Например, мы с братом участвовали в Международных фотографических конкурсах. Для чего мне это надо было? Получить первое или второе место - все это не было целью. Главная цель - попасть в экспозицию. Это значит, что твоя работа соответствует необходимому критерию. Значит - задача выполнена.

- В этом году Ваша фотография "Там, где рвется метал" произвела фурор. Когда я впервые увидела кадр, было ощущение, что все действие разворачивается где-то на поле боя. На лицах бойцов - отчаяние вперемешку с непоколебимостью и стойкостью. Меня пронизало чувство безнадежности…и при этом ощущение того, что именно они смогут ВСЕ.

- Вообще, я очень сильно верю в силу человеческого духа. Я верю - в добро. Там вся сложность восстановления тепловых сетей была в том, что одна труба замотана в другой. И найти порыв было очень сложно. То место, где было снято  - мы его искали очень долго. Потому что предполагали его на одной стороне улицы, а оно оказалось совершенно на другой. И вот на изгибе нашли этот порыв, из-за которого целый микрорайон был отключен от отопления. С одной стороны все обрадовались, что вот сейчас будем этим заниматься. Приехали специалисты, которым необходимо было отрезать этот кусок трубы, параллельно нужно было откачивать воду, которая все заливала. Я вот сейчас уже не помню, была это горячая или холодная вода, но точно помню 35 градусов мороза, был вечер. Все в тумане, все замерзшие. Именно в такие моменты понимаешь безграничную силу человеческой воли. И при этом понимаешь, что существует и обратная сторона медали - безграничную человеческую низость. Ведь мы ездили не только на места прорывов, мы объезжали замерзшие дома. И вот видишь, как один человек берет один обогревать,  а другой - несколько. Со временем у многих журналистов появляется своеобразный иммунитет к подобным ситуациям. Между тем, у меня были долгие годы работы в газете, иногда это была рутина, иногда были очень интересные темы. Постоянная работа с людьми. С 2003 года я решил начать работать с акимами. Так начался новый этап в моей фотографической жизни.

- Как это было? Ведь деловая фотография имеет свои тенденции, моду, рамки и правила.

- Работа с политиками для меня никогда не привлекала своей финансовой стороной. Мне всегда больше нравилось наблюдать непосредственно за персонами, которых я снимал. Я вообще люблю наблюдать за людьми разных профессий, социальных групп. Особенно мне запомнились 90-е годы очень жуткие, жестокое время, я бы сказал. Как люди чувствовали, как выживали в ужасных экономических условиях. Видел я эти разрушенные и опустевшие деревни, при этом некоторые люди там оставались жить. Но я люблю снимать настоящую жизнь без прикрас. И вот эти события в Экибастузе я воспринял как свою боль. Мне не столько было важно искать виновных, меня интересовало прежде всего, что будет с людьми. Как власть распорядится всеми средствами, чтобы хоть как-то облегчить эту сложную ситуацию.

- Существуют нюансы "паркетной" съемки? 

- Технически  - это стандартный процесс репортажной съемки. Здесь другое интересно. Важно как складываются взаимоотношения между главным действующим лицом и фотографом. Когда я служил, я попал в штаб боевого летного полка, и моя работа заключалась в том, чтобы чертить плановые таблицы для полетов. Мой руководитель был начальник боевой подготовки и штурман полка. И вот, работая с офицерским коллективом, я видел взаимосвязь между ними, правила субординации. Ведь авиация специфична тем, что все там взаимосвязаны, потому что все летают друг с другом в экипаже. От каждого зависит их судьба. Я видел как младшие офицеры относятся к старшим, без идолопоклонничества. Как старшие относятся в подчиненным… всегда было дружелюбное почти как к детям общение. Так и тут. Очень важно найти нужную "ноту" общения, потому что "придворный" фотограф видит немного больше, чем остальные. Все руководители региона и города - разные, у всех своя - стратегия и цель. Кто-то хочет обогатиться, кто-то оставить свой след в регионе. На мою работу это никак не влияет, потому что я должен делать качественный результат. Никаких симпатий или антипатий, работа есть работа.

- Как у Вас происходит творческий или лучше сказать весь рабочий процесс?

- Многие кто меня близко не знает, думают, что я какой-то угрюмый. Потому что когда я еду на какое-то мероприятие, на площадке я отключаюсь от всего происходящего. Мне важно мысленно прорисовать всего, то, что будет происходить. Необходимо работать на опережение. Например, мне надо поехать на ГРЭС , представляешь какие там масштабы. Пока я в машине еду, я все обдумаю, спланирую. Нужно ведь рассчитать и с чем я столкнусь в процессе работы, потому что в жизни очень редко происходят съемки так, как первоначально было запланировано. Я, например, вспоминаю Советские времена, люди на заводах кто в чем: кто-то без каски, кто-то грязный, кто-то с сигаретой. Конечно, в этом несовершенстве есть какая-то прелесть, но не для всех изданий подойдёт такой формат. Но как и в жизни, в работе есть и доля везения. Вспоминаю мы снимали чествование Астаны. Мы приехали из Павлодара с братом наобум. Там, конечно, нужно было на все мероприятия иметь аккредитацию. Мы приехали на свой страх и риск. Конечно, у нас никакой аккредитации. Основное мероприятие было на стадионе с участием президента. Если ты снимаешь о столице так, конечно же в кадре должен быть Назарбаев, а у нас никакого доступа. Мы передвигались с одного места на другое. И вот дождь, мы идем по улице и буквально в 10-15 метрах останавливается картеж, выходит Нурсултан Абишевич Назарбаев. Там как раз был открыт памятник Трём биям. Представляете президент на расстоянии протянутой руки. Обычно вся территория оцепляется, все проверяется. А мы были как обыкновенные прохожие, нас никто не заметил и мы сделали потрясающе кадры. А вообще никогда ничего нельзя предвидеть, каждая съемка может быть успешной, или провальной.

- Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о свои планах.

- Именно так. Вспоминаю, кажется это был 2013 год, был большой потоп в Баянаульском районе. И мы так неспеша выдвинулись целым нашим автобусом с нашими региональными журналистами. Целый день отработали: мы там и тонули, снимали как люди из домов вытаскивают свои вещи. Кадры были просто потрясные. Но знаете, чем больше я в этой профессии, тем больше замечаешь: вот кто-то из коллег в экстремальной ситуации бросается включить камеру и все снять, а я первым делом оказываю помощь, а потом уже камера.

- Кстати, как Вы человек, который нон-стоп "на коне", пережили локдаун и ковид?

- Было легко, потому что мы не могли сидеть дома. В отличии от всех - мы работали. У нас были дежурные группы в холдинге, практически каждый день куда-то ездили. Видели очень печальные вещи, один из первых я заболел ковидом. Вообще, было интересно наблюдать как разворачивались события, как работала власть.

- Сейчас очень модно называть себя фотографом. К какой касте фотографов Вы бы себя отнесли?

- Я, наверное, бы себя назвал "фоторепортер", "фотограф" - это больше такое художественное понятие. Я себя никогда не считал художником, я себя всегда готовил к газетной репортажной работе. Специфика съемки чего-то статичного, подготовленного, выстроенного и съемки в движении, порой в экстремальных условиях - это две разные вещи. У меня есть возможность снимать какие-то исторические моменты, сравнивать,  вот это мне нравится.  А вообще, я родился в кабинете редактора. Когда возрождали газету, редакцию расположили в здании бывшего роддома. Это историческое здание, очень крепкое. Оно по сей день стоит. Одна половина была - общежитием медучилища, а вторая - редакция. Потому, наверное, моя судьба уже была предначертана.

Что касается журналистской фотографии… Я, наверное, плохой теоретик, я больше - практик. Сейчас я очень часто сталкиваюсь с тем, что интересная фотография с каждым годом менее востребована. Наверное, это связано с тем, что я работаю в газете, а у каждого издания своя политика. Поэтому не всегда снимаешь, то, что тебе хочется или под тем углом зрения, который для тебя более приемлемый. Зная это, я всегда старался работать сразу с несколькими изданиями. Ну у нас всегда работало правило "первой ночи", сначала должно выйти в своем издании, а потом уже - в остальных. В те времена можно было печататься в своем издании и заканчивая любым изданием Советского Союза. Могу сказать, что неоднократно мои фотографии печатались во всех крупных изданиях. Я знал конъюнктуру, что востребовано. Наблюдал за коллегами. Учился. Мне посчастливилось попасть в Москву на семинар Союза Журналистов в 1988 году. Удалось посмотреть на уровень советской журналистики. Это как раз были такие интересные года, когда менялся подход в репортажной фотографии. Зачастую было связано с тем, что менялась техника. Если вспомните, на первых репортажных фотографиях было много постановки. Это не связано с тем, что какой-то эталон. Дело в том, что технические возможности не позволяли снимать в движении. Высокочувствительность фотоматериала была низкая, оптика была не у всех светочувствительная. Все снимали статику. Но я всегда старался делать динамичные сюжеты. Чтобы люди жили в кадре. Не просто стояли у забора с каменными лицами. Очень важно где, как, каким образом сделана фотография, чтобы фотография была интересной. С юности мне приходилось пробиваться на газетные страницы. А пробиваешься темами, которые никто до тебя еще не делал. Никогда нельзя останавливаться и думать, вот я Бога за бороду поймал и все. Никогда не поздно учиться.

- Тогда раскройте, Ваш секрет фотографической "зоркости". Как вы думаете, это приобретенное или врожденное качество?

- В детстве я был очень хулиганистый. Но меня было очень просто нейтрализовать: дать мне карандаш и бумагу. Мог часами рисовать. А на переменах в школе ходил в библиотеку и рассматривал книги и альбомы художников. Потом выписывались фотографические журналы. Всегда должна быть "насмотренность". Может поэтому я что-то вижу в кадре.

- Посоветуйте, как не потеряться в современных реалиях. Везде повсеместная визуализация, социальные сети, неограниченные возможности. Переизбыток всего.

- Когда всего - много, рано или поздно начнет тошнить. Мне кажется вся эта визуализация - это управляемый процесс, иногда этот процесс происходит насильно. Ведь очень важно, что ты смотришь, и каким человеком ты после этого становишься. Потому что в любой фотографии должна быть хоть какая-то эстетика. Ведь это же искусство. Хотя это нескончаемый спор, особенно в журналистской фотографии. Миллион возможностей и ограничений. Например, немцы не любят, чтобы "горизонт" был завален, когда применяется сверх широкоугольная оптика. Агентство Рэйтэр требует, чтобы каждый миллиметр фотографии нёс какую-то информацию. У других - как ты снял, так и снял. Много критериев, все это меняется каждый год. Но остается только одно - достоверность. Хотя и это сейчас находится под большим вопросом, особенно с появлением искусственного интеллекта. Раньше фотошоп творил чудеса, теперь нужно только задать нужные параметры и искусственный интеллект сделает тебе нужную картинку. Но профессия фоторепортера очень интересная, ведь мы находимся всегда в эпицентре событий и необходимо с помощью одного кадра передать все эмоции происходящего. В этом плане я очень люблю снимать спортивные соревнования.

- Валерий, а есть у вас фотографическая мечта?

- Я люблю снимать этнографию, ведь в Павлодарской области столько уникальных мест, где можно наснимать потрясающие кадры. Но вообще я никогда не был на Байконуре и на атомной станции. На Семипалатинский полигон меня однажды занесло, притом это была случайность. Ехали мы на семинар коневодов. Всех участников собрали в Майском районе, утром на автомобиле нас привезли к воротам Семипалатинского полигона, и мы через эти поля, где когда-то проходили наземные испытания, поехали в Барнаульский район. Все было огорожено колючей проволокой, все там лежало, знаменитые "гусаки" это такие бетонные сооружения,  у которых наверху специальные приборы. Там были по горизонту разбросаны - бетонные плиты…и ты понимаешь, что вот здесь взорвалось…когда ты проехал столько километров, осознаешь весь масштаб взрыва. Вот так и с нашим сознанием. Я считаю, какие бы события не происходили в нашей жизни, нужно оставаться непоколебимым. Мне посчастливилось встретить огромное количество уникальных людей, личностей, героев. И только за это я готов, иногда рискуя жизнью, увековечить секунду их жизни.

Наверх