Конституционный суд - важнейший институт Казахстана - политолог Марат Башимов

6 Февраля, 19:49
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
facebook.com/constcouncil.kz 6 Февраля, 19:49
6 Февраля, 19:49
1396
Фото: facebook.com/constcouncil.kz

Продолжить работу по эффективной реализации реформ, направленных на усиление независимости судей и их качественного отбора, поручил президент Казахстана председателю Высшего судебного совета. Как изменилась судебная система республики за последнее время? Стала ли она более эффективной? И чего ожидают граждане от работы Конституционного суда, восстановленного в стране в прошлом году? Эти и другие вопросы корреспондент BaigeNews.kz обсудил с депутатом Мажилиса Парламента РК Маратом Башимовым.

- Марат Советович, в целях обеспечения открытости и гласности отбора судей впервые введена онлайн-трансляция конкурсных процедур с подробным аргументированным разъяснением его результатов. Об этом заявил председатель Высшего судебного совета Денис Шипп на приёме у главы государства. Как, на ваш взгляд, изменения в системе отразились на казахстанском правосудии?

- Онлайн-трансляция конкурсных процедур с подробным аргументированным разъяснением - вот чего добивались эксперты и я, в том числе, постоянно поднимая эти вопросы в средствах массовой информации. То, что прозрачно, что записывается, и то, что люди видят, как проходят процедуры - это антикоррупционные важные для этой сферы моменты, воплощаемые Высшим судебным советом во главе с Денисом Шиппом. Они характеризуют большие изменения в целях обеспечения открытости и гласности отбора. Ведь отбор - это самое важное для этой сферы. Потому что годами непрозрачность и закрытость волновали людей, как проходят судьи, как идёт отбор, соответствуют ли они требованиям. Это очень важное достижение, которое только надо приветствовать. Я всегда писал о том, что необходимо вывешивать их эссе, экзамены, аудирование. Люди же не дураки, они сразу видят, кто как отвечает, кто как ведёт себя. Когда прозрачность, ничего не скроешь, нет каких-то теневых моментов.

Ещё одни из важных реформ судебной системы, соответствующие Конституции, - разграничение полномочий самих судей и отбор кадров. Это две разные вещи. Коррупция там, где сам Верховный суд отбирал кадры, это неправильный был подход, потому что в этом кроилась вся система коррупции. Понимаете, судья должен только отправлять правосудие, главное он должен соответствовать всем этим требования, компьютер у него есть, материально-техническое обеспечение, у него не должна о чём-то другом голова болеть. Повторюсь, судья должен только отправлять правосудие. Поэтому сейчас, когда мы говорим о том, что Верховный суд передал часть функций созданному в целях антикоррупционной деятельности Высшему судебному совету, функция которого непосредственно подчинены Главе государства, у него важная функция обеспечения деятельности судей: отбор, подготовка, переподготовка судейских кадров, это очень важный аспект именно реформирования. Высший судейский совет отвечает конкретно за это, а судебная сама система обеспечивает отправление правосудие.

- В стране работают над усилением роли института формирования кадрового резерва на судейские должности в связи с внедрением элементов избрания на должности председателей районных судов, кроме того продолжается работа по законодательному внедрению механизма проверки Судебным жюри каждого отменённого судебного акта, при вынесении которого судьёй допущено грубое нарушение законности. Каким образом это повлияет на улучшение и эффективность судебной системы Казахстана? 

- Важным является именно законодательное внедрение механизма проверки судебным жюри каждого отменённого судебного акта, при вынесении которого судьёй допущены грубые нарушения законности. Единственное, критерий "грубое нарушение законности" требует подтверждения относительности. Потому что другой критерий, который предлагает судебная система, немного не соответствует в законодательном плане, когда говорят про ненадлежащее исполнение судьёй. Если грубое ещё более-менее можно подавать, то ненадлежащее - это относительное понятие.

Кроме того, судебной системе нужно отходить от института медиаторства или судьи-фильтры, которые выполняют работу аппарата.

Судья по Конституции должен только отправлять правосудие, медиаторством должны заниматься НПО и тому подобные организации. Судья должен разрешать споры, это важно. Сейчас идёт прогрессивный момент, когда председатели районных судов уже стали меньше командовать над судьями, государство уже ставит другие требования председателям. Судья-председатель такой же менеджер, который распределяет дела, организует работу, но ни в коем случае, он не может указывать по конкретным делам тому или иному судье - вот же главное. Судья независим при отправлении правосудия. У него конституционно-правовой статус должен быть очень высокий. Единственное, к судьям, понимаете, иммунитеты нужны, гарантии.

Почему говорят, что нужно создать антикоррупционные условия, они даже не прикреплены к поликлиникам, Верховный суд должен обеспечить их прикрепление. Смотрите, простой государственный служащий, даже техник, прикреплён к поликлинике УДП, судьи же, которые назначаются Указом Главы государства, у них нет никакой гарантии, ни иммунитетов, у них есть небольшая зарплата, и всё, а вот разрешают-то дела они многомиллионные и многомиллиардные. При этом иммунитеты должны быть им обеспечены и социальные гарантии.

- Подготовка кандидатов в судьи, повышение их квалификации, продление предельного возраста, приостановление и прекращение полномочий действующих судей. Теперь этими вопросами в Казахстане занимаются члены Высшего судебного совета. Насколько, на ваш взгляд, важно повышать квалификацию служителей Фемиды?

- Повышение квалификации очень важно. Я заметил, у них не преподаётся конституционно-правовые и публично-правовые дисциплины. Допустим, есть международные договоры ратифицированные, они имеют приоритет, судья должен непосредственно их применять в работе, нормы Конституции они вообще должны "на зубок" знать. К примеру, статья 78 Конституции говорит, что судья перед отправлением правосудия, если видит при рассмотрении дела, что, с его точки зрения, норма Закона не соответствует норме Конституции, должен приостановить и отправить своё обращение в Конституционный суд.

Но, к сожалению, ни одного такого факта ещё не было, поэтому в будущем этот институт надо развивать. Лучше судей никто и не разберётся при правоприменении, это очень важно.

Также есть предложения судьям Верховного суда ограничить срок восемью годами, это спорный, конечно, вопрос. В разных странах, по-разному, некоторые говорят, чтобы он, попав в Верховный суд, всю жизнь там работал, некоторые говорят, нет, меритократия, потому что судейский статус одинаковый, должна быть ротация. Но, в любом случае, боковой ход, который не соответствует меритократии, он не должен быть. Судья проходит все стадии, должен специализироваться. Если он специалист гражданского права, то в гражданском праве, если уголовного, то в уголовном. Поэтому специализация судей, она важна, учёт мнения, вот это нужно знать.

- С прошлого года в Казахстане был восстановлен Конституционный суд. Какой эффект от проведенной реформы вы видите?

- Это важнейший институт. Самая главная функция – это защита самой Конституции. То есть, она рассматривает все нормативно-правовые акты, применяемые в деле в соответствии с Конституцией - соответствует или не соответствует. Именно в этом плане это дисциплинирует все ветви власти, в буквальном смысле, чтобы они действовали строго в соответствии с Конституцией. Самое важное в конституционной реформе Президента Касым-Жомарта Токаева это то, что дали возможность гражданину самому напрямую обращаться в Конституционный суд, это очень важно. Притом, на все нормативно-правовые акты, такого же вообще очень мало в других странах. И, кроме того, право обращения в Конституционный суд имеют и уполномоченный по правам человека, и Генеральный прокурор, это тоже очень важно. Мы ожидаем больших надежд от создания этого механизма. Хочется, чтобы этот институт работал более эффективно, там тоже есть проблемы определённые, что из нескольких тысяч обращений, они 50 только принимают, притом не аргументируя, почему они не принимают другие. Мы надеемся, что этот институт ещё лучше заработает.

- Как, по Вашему мнению, с приходом президента Токаева к власти изменилась судебная структура нашей республики? 

- Изменилась коренным образом ситуация в судебной системе. Дело в том, что непотизм захватил ведь и Верховный суд. Судебная система это такой же срез общества. Касым-Жомарт Токаев первым делом стал обращать внимание на правозащитный характер судебной системы, на вопросы отбора судей. И знаете, я считаю, что хорошо, что председателем Верховного суда назначен человек, который все стадии прошёл - от рядового судьи, с низов, никакого отношения он к каким-то кланам, в том числе Назарбаева, не имел, он честный простой судья, знающий работу судей, это очень важно. А ведь от председателя же очень многое зависит, потом в самой системе идёт переосмысление всего.

Разделение полномочий Высшего судебного совета и Верховного суда, о которых я говорил, это тоже важные аспекты. Знаете, в судах, также как и в обществе, везде работают разные люди. Если есть те, кто занимается коррупцией, их надо преследовать в уголовном порядке, жёстко наказывать и привлекать. А есть люди, которые с утра до вечера рассматривают миллионы жалоб и помогают людям в восстановлении конституционных прав граждан. И вот именно реформа конституционного права, реформа Касым-Жомарта Токаева она меняется, она не может одноразово изменится, как в любой стране мира, это консервативная сфера, но она вперёд идёт.

Наверх