Казахстанка придумала способ дешево и быстро строить дома из экоматериала

9 Ноября 2023, 19:56
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
из личного архива Баян Султанбековой 9 Ноября 2023, 19:56
9 Ноября 2023, 19:56
106257
Фото: из личного архива Баян Султанбековой

Объёмы строительства жилых домов растут в Казахстане из года в год, поскольку растёт спрос на жильё – население из сельской местности перетекает в города, что стало тенденцией. А ещё государство активно участвует в решении жилищного вопроса казахстанцев, выделяя из казны бюджетные средства для реализации госпрограмм – "Ауыл – Ел бесігі", "Нурлы жол", "Нурлы жер". Только за 8 месяцев 2023 года инвестиции государства в жилищное строительство составили 1,7 трлн тенге, и эта сумма выше показателя аналогичного периода 2022 года на 1,5%.

Как показывает практика, с увеличением сумм на постройку домов их качество лучше не становится. Здесь вопрос не только в ответственности, как подрядчика, так и заказчика в лице государства, но и в технологии строительства жилья. В Казахстане есть возможность строить дома из экологически чистого материала, за счёт которого стоимость квадратного метра будет очень низкой. Подробнее об этой разработке журналисту BaigeNews.kz рассказала автор идеи Баян Султанбекова.

Женщина живёт в Алматы и более 20 лет работает в области экспертизы проектов и сейсмообследования. В начале 2000-х годов Баян Султанбекова познакомилась с изобретателем Владимиром Загородневым, который разработал блочно-переставную опалубку. По её словам, изобретение было предназначено для работы с железобетонными конструкциями. А она решила доработать его для лёгкого бетона, малоэтажного жилья и малоответственных зданий (теплиц, сараев, хранилищ, складов, холодильников, морозильников). Получила абсолютно новый материал на основе вспученного перлита с коэффициентом теплопроводности 0,088 при весе 26 килограмм на один метр кубический.

Материал получился лёгким, экологически чистым, пожаробезопасным. Он выдерживает температуру от более 1 000 градусов до минус 200 градусов по Цельсию.

"Угловые элементы работают за счёт косого клина и расширяются. Нет необходимости бесконечно собирать и разбирать опалубку. Моя идея заключается в том, чтобы расширять опалубку наружную не один раз, как было предусмотрено в технологии ВАЗ, а расширять её трижды. Первый раз для несущих стен, второй раз для утеплителя, третий раз для отделки", - сказала она.

"Я была знакома с Владимиром Загородневым, мы очень часто с ним обсуждали, как возродить эту опалубку. Он очень переживал. Мы ходили на выставки, изучали различные виды опалубок, видели все недостатки дорогостоящих опалубок. Он их называл "бутафория", всегда сетовал, что его опалубка канула в лету. В начале 90-х годов был возведён завод в Лисаковске именно для строительства этих опалубок. Для того, чтобы по всему Советскому Союзу отправлять опалубку, и чтобы она работала и выполняла план по строительству многоквартирного жилья. Его опалубка была предназначена для того, чтобы строить многоквартирное жильё, которое, в основном, строилось из железобетонных конструкций. В 90-х завод был построен, но оборудование и всё, что было предназначено для этого завода, разворовали и вывезли в качестве металлолома в Китай. Он был в возрасте, жена болела, он сам болел и более 10-ти лет назад скончался. Эта его идея, чтобы восстановить опалубку, меня никогда не покидала. У него была идея – за счёт косых элементов все 4 несущие стены одновременно заливать и переставлять на следующий этаж, следующий блок или следующий дом. Тогда конструкция более сейсмически устойчива, так как одновременно работают все четыре плоскости и заливаются монолитом. Эта опалубка окупалась уже при строительстве следующего дома", - рассказала Баян Султанбекова.

По этой опалубке существуют два экспериментально построенных дома в Талдыкоргане и Алматы, на Арбате. В Казахстане дальше дело не двигалось с места, а вот в России – заметили и заинтересовались.

"Эту опалубку поставили в Барнауле. Сначала не смогли работать, приехали к Владимиру Афанасьевичу, чтобы разобраться. Он взял с собой пару человек в команду, разделились на две смены, днём и ночью работали и показали, научили их. Они эту технологию очень хорошо освоили и по сей день строят дома в Барнауле. Они подарили ему трёхкомнатную квартиру, поняли, что пять-семь человек могут участвовать в строительстве многоквартирного жилого дома. А соседний кирпичный дом строился – там и штукатурка, и кладка, они строили бригадами по 10-15 человек и долго", - сказала она.

Много плюсов

Баян Султанбекова перечислила преимущества технологии. В первую очередь, это низкие затраты.

"Не будет много затрат на несущие конструкции, не надо столько металла для армирования фундамента, потому как не будет столько нагрузок. Можно перекрытие сделать ПЯТОЙ МОНОЛИТНОЙ ПЛОСКОСТЬЮ, типа мансардного этажа. В основном деньги уходят на фундамент, металл дорогой, и второе - на крышу. Можно сделать плоскую кровлю, внутренний водосток или водосбор, окрасить гидроизоляционной краской на основе шунгита, даже при минус 20 градусах, при солнечной погоде стена наружная нагревается до 40-ка градусов по Цельсию. Такие дома будут менее затратные при эксплуатации, летом не будет расходов на кондиционирование, зимой на отопление. Реально энергоэффективный дом", - сказала она.

Второй плюс – это возможность работать в зимнее время, когда многие строители не задействованы. 

"Раз опалубка металлическая и её можно прогревать, достаточно +5 градусов для того, чтобы с ней работать. Отделка – утепления в советское время не было предусмотрено, стены не утепляли. Сейчас утепляют пеноплексом, пенопластом, минеральной ватой, базальтовыми плитами. В Астане, как показывает практика, через 5-7 лет базальтовая плита осыпается, каменная вата осыпается, появляются мостики холода, это все разрушается, потом опять снимают фасады и по новой делают утепление. Пенополистерол – пожароопасный материал и при горении он выделяет ядовитый газ, то, что мы видели в "Хромой лошади" и в "Зимней вишне", где данный материал использовался в качестве звукоизоляции. У нас батутный горел. Многие молчат, столько было трагических ситуаций, смертей, потому что в гражданском строительстве этот материал нельзя применять", - говорит Баян Султанбекова.

По ее мнению, должен отвечать тот человек, который дал сертификат для применения в гражданском строительстве этот материал в качестве утеплителя и звукоизоляции.

В Казахстане существует Айгульское месторождение, где можно добывать перлит. Также есть завод по производству перлита. Они берут сырье из Грузии, Армении, России, Турции, недалеко от Капчагая его вспучивают и получают экологический чистый материал. Его также можно использовать в качестве агроперлита, потому что это влагоёмкий материал. В нем до 70% содержится кремний, который также необходим для питания растениям. К тому же он не горит – способен удержать больше 1000 градусов. Так, ей пришла идея использовать перлит в качестве утеплителя и применять в субстратах.

"Я ставила эксперименты, получила экспериментальный материал – пеноперлитобетон. Если 10 см опалубка расширилась, залить пеноперлитобетон монолитом, то получается шикарный утеплитель. Он не пожароопасен, экологически чистый, не выделяет никакие токсины, стиролы, которые вызывают раковые заболевания, и это долговечный материал, потому что может выдерживать до 500 периодов оттаивания и замораживания. Специально возле гаража положила кусок перлитобетона, рядом лежал бетон – разрушился, кирпич – разрушился за эти 8-10 лет. А перлитобетон, наоборот, стал более прочным, пористым и влагоемким. У него поры не как у газоблока, который полностью промокает, растрескивается и разрушается. У перлитобетона замкнутая ячейка, он постепенно набирает влагу и спокойно оттаивает, нет "разрывов". Например, если вы несущую стену построили из газоблока и не успели сделать гидроизоляцию и оформить фасад, у вас пошел косой дождь, и ночью ударил мороз, тогда все стены "рвутся". Почему все фасады зданий сделаны из газоблоков, смотришь, керамогранит, он полностью вываливается. Идут вертикальные трещины, за счет того, что была сырая погода, потом мороз и со временем это ведёт к таким скрытым дефектам", - сказал она.

Третий этап – одной и той же опалубкой можно сделать несколько операций - несущие стены, утепление и отделку. Такой технологией никто не строит, вы уходите от всех мокрых работ. Никто не верит, что с четырьмя рабочими я построила сарай экспериментальный в качестве образца "антитеплицы" за 4 месяца площадью 864 квадратных метра.

Почему госорганы не выдали патент на эту технологию

Как говорит автор идеи, этой технологии ни у кого нет, никто по ней не работает, и опалубки такой тоже пока нет. Если технология признаётся за пределами Казахстана и в 90-е годы ею интересовались россияне, то в современном Казахстане власти не захотели её признавать и выдавать патент.

"Я ничего не патентовала. Один раз ходила в патентное бюро, хотела запатентовать установку многоярусную по непрерывному производству корма. Потому как мы получили хорошее содержание протеина, она круглогодичная, как бы перекликается перлитобетон с "антитеплицей". Можно круглый год работать в условиях нашего резко континентального климата и заниматься производством кормов, растений, саженцев, можно не терять время и круглый год выращивать. Но я не смогла им объяснить, несколько раз ездила, обговаривали, рассказывали, показывали, но они всё время под какой-то патент подгоняли, который снят уже. За патент тоже постоянно нужно платить деньги, поддерживать. В общем, они вернули деньги и не стали ничего патентовать. Я не вижу смысла в патентовании, потому что я хочу создать кооператив, и чтобы это было собственностью кооператива и строить дома для членов кооператива", - сказала Баян Султанбекова.

У изобретателя Владимира Загороднева был патент. В Интернете его удалось найти.

"У Берникова был аналогичный патент. Берников Николай Васильевич, например, опалубку взял Загороднева – основу, что-то там переделал, клин не до конца идёт и что-то по-другому. Смысл в патентовании я не вижу. Идея была Загороднева, но она не доработана, моя идея заключается в том, чтобы она расширялась не один раз. Допустим, один раз расширилась, когда несущие стены схватились через неделю, потом она расширилась во второй раз, и у вас получился утеплитель, потом в третий раз - получилась отделка. Допустим, у нас есть мраморные карьеры, можно крошку на отделку пускать, есть песчаники, тоже можно отходы на отделку использовать. Все зависит от фантазии и возможностей заказчика", - сказала она.

У Баян Султанбековой были попытки подавать заявки на грант, на получение финансирования проекта. 

"Я подавала на грант в Колдау, чтобы сделать одну экспериментальную опалубку и потом возводить дома. Но мне отказали. Когда задавали вопросы, не было ни одного специалиста в комиссии, который был бы компетентным. Были такие вопросы, честно говоря, на них неудобно было отвечать. Судя по вопросам, было понятно, что никто в этой опалубке не заинтересован. Хотя на материал уходило 4,5 миллиона тенге всего. Чтобы построить один дом, на материал нужно было миллион тенге и зарплата рабочим. То есть, за 10 миллионов тенге можно построить дом в 100-150 квадратных метров и затем на втором, третьем, пятом, десятом доме эта опалубка работает круглый год и обходится в 0 копеек", - говорит она.

Экодом и эко всё, что в нём

"Над этой идеей я работаю около 20 лет. Экспериментально был построен сарай у себя на участке, у меня восемь гектаров. Сделала там что-то типа инкубатора, холодильника, морозильника. Раз -300 градусов выдерживает, то и морозильник, холодильник не будут требовать столько затрат на электроэнергию, то что холод не уходит тоже также как и тепло. Нужны финансы, чтобы эксперименты довести до конца", - говорит Баян Султанбекова.

Она живет в поселке в 50 км от Алматы и помимо своей основной работы занимается экологическими разработками – органическая продукция, саженцы, сад, коровы, гуси, лошади, черви – всё это у неё между собой перекликается. Как переработать отходы, как получить биогумус, как сделать чернозём, чтобы увеличить плодородие почвы благодаря навозу и червям, с применением ЭМ технологий и перлита вспученного и шунгита.

"Мне предложил сотрудничество доктор Шаблин из Бурятии. Он даже берётся вылечивать четвертую стадию рака благодаря курунговитам и ЭМ технологиям. Я в озере попробовала использовать эти бактерии и получила прозрачную чистую воду", - рассказывает она.

"Есть у нас рудник Коксу, я ними заключила договор, купила вагон шунгита, и эти эксперименты продолжаю ставить дальше. Краску получила шунгитовую, если сарай западную стену покрасить этой краской, то при -18 градусов до +38 градусов нагревается. То есть если дома будем строить, они у нас будут энергоэффективными, не будет столько затрат на электроэнергию, отопление. Теплицу можно там же организовать. У меня идея – сделать замкнутый цикл – с благоустройством, теплицами, производством собственной животноводческой продукции, чтобы это был самодостаточный кооператив. Я также пять лет проработала в потребкооперации и знакома с системой заготовок, торговли, в контрольно-производственной лаборатории, занималась производством собственной продукции, хочу получить сертификат по евростандартам по органике на рыбу, мясо, яйца, овощную продукцию и поставлять на экспорт", - добавила Баян Султанбекова.

Она говорит, что у неё большой опыт работы, трудится с 18 лет. И у неё есть мечта - открыть собственную лабораторию, чтобы не делать эксперименты "на пальцах", а чтобы все было научно-обосновано.

"Один эксперимент сделала, повезла в Аграрный университет, оплатила 15 тысяч, месяц-два я ждала результаты анализов. Когда отправила результаты тем, кто производит корма для рыб, они, например, чтобы произвести корма, добавляют кровь, в Польше те, кто производит корма, добавляют свиную кровь, получается у нас рыба халяль, а мы из неё делаем харам. Для того, чтобы поднять содержание протеина, добавляют кровь. Когда я отправила им свои результаты, говорю, смотрите, положено 17 процентов, а я получила больше 30 процентов протеин, они сказали – этого не может быть. Если бы был кооператив, мы могли бы объединиться и создать лабораторию", - говорит она.  

Также у неё есть проект – строительство купольных домов – они наиболее энергоэффективные, сейсмостойкие, дешёвые по стоимости.

Можно ли в Казахстане массово строить дома по этой технологии

"Массовое строительство возможно. Опалубка металлическая, на ней можно работать круглый год. Достаточно сделать фундамент и траверсы с краном и манипулятором. Какой-то техникой подняли и переставили. Она за счет угловых элементов собирается. Ее не нужно без конца собирать, разбирать, перевозить. Нет больших транспортных расходов. Например, вы газоблоки покупаете, вы их привезли, разгрузка-погрузка, сколько процентов бой будет. И потом у газоблока много недостатков. У него единственный плюс – шикарная геометрия, когда левкасят, на каждом миллиметре теряют миллионы за счет того, что бетонит и отделочные для левкаса материалы - они очень дорогие. Но если будет металлическая опалубка, у которой не будет механических повреждений, у нас спокойно будут ровные стены. Человек может в черновой отделке заехать, побелил, покрасил, сделал студию. Можно и туалет на улице сделать. За то у него крыша над головой есть, он не тратится на коммунальные услуги, он не тратится на непонятное содержание КСК и еще кого. Он не платит кредиты, он не живет в этом страхе – потерять жилье", - говорит Баян Султанбекова.

Можно людей вернуть из многоквартирных жилых домов в частные. Потому что в этих муравейниках, например, в Америке, туда даже полиция не приезжает.

"Это как клоака, там нет закона, потому как работает закон толпы. И получается, что как пандемия показала, многие сидели впроголодь, никто про это не говорит. А так ты вышел в огород, одуванчик сорвал, сделал салат. Яйцо нашел – уже у тебя есть что-то поесть. Люди целый день работают и в долг покупают продукты. И потом эти продукты – они выращены с применением минеральных удобрений и ядохимикатов, а сейчас доказано научно, применение всей этой химии – пестицидов, гербицидов ведет к онкозаболеваниям. Нет энергии в этих продуктах. Человек целый день работает, за куском хлеба бегает, и он элементарно не может позволить себе кусок мяса. Мясо, которое продают на рынках, выращено с применением гормонов роста и антибиотиков. Вкуса у мяса нет.  Я лечу своих коров маточным молочком пчел и таким образом поднимаю им иммунитет, нет необходимости ездить за ветеринаром и покупать дорогостоящие лекарства", - сказала автор идеи.

При этом, она готова делиться своей идеей, обучать людей, но, ей не удается найти единомышленников.

"Мы не перешли на эти технологии, потому как наш народ не обучается нигде. Я пыталась два-три раза проводила семинары, демонстрировала, но в основном смотрят, слушают, последователей нет. Пока единомышленников не нашла. Многие скептически относятся. Гранты, которые выделяют международные организации, они не поддерживают. Потому что этого материала – шунгита нет нигде. Он есть в России и в Казахстане. Им эти технологии невыгодно поддерживать. Аналогов тоже нет", - говорит она.

Выход есть, и он только на личном примере.

"Я думаю, что если я построю серию домов – вот гостевой дом, вы можете приехать, на гастротур, попробовать, какое мясо, какая рыба, какие фрукты, поесть продукцию, пожить в этом доме, и тогда человек захочет. А пока он не попробовал, не поел, он не знает. Я трачу деньги, чтобы купить вагон шунгита, организовать семинар, результаты анализов – это все время и деньги. Видимо, когда проводишь бесплатные семинары, они не приносят результата, потому что приходят люди, которые не готовы это пропагандировать, делиться знаниями, люди подходят с научной точки зрения, где прописано применение минеральных удобрений и ядохимикатов. У нас население занято зарабатыванием денег, чтобы хоть как-то прожить. В основном, население живет за чертой бедности, все, что они зарабатывают, тратят на еду", - сказала Баян Султанбекова.

У государства нет в интереса

"У нас чиновники заинтересованы в том, чтобы получать какие-то бонусы, а если местное, все это дешевое, то естественно, никаких бонусов это не дает. Вы можете взять шунгитовые камни помыть с солью, с содой, высушить, и они заново работают. Это бесконечная технология, возобновляемая, и она не требует столько сил, средств, поэтому никому здесь это неинтересно. А за рубежом у них этого материала нет, они вынуждены у Казахстана это покупать вагонами, и никто это не признает", - говорит она. Построила экспериментально очистные сооружения с применением шунгитового щебня, нашла в патентных сайтах, что сточные воды очищаются на 80-90 процентов, но однако на практике никто не применяет.

Пандемия и январские события показали, что нужно уходить из больших городов, надо быть самодостаточными. Уже сейчас идет отключение электричества, отсутствие газа. Например, мы здесь мы можем поставить два кирпича и сварить себе ужин. У нас есть альтернатива, а что люди будут делать в многоэтажных жилых домах – это страшно. Она говорит, что город не рассчитан на такое количество голодных ртов. Многие не смогут выжить. Поэтому настроения такое у многих упадническое – неправильное питание, жилье низкого качества. 

"Я живу в поселке около 10 лет, с 2014 года. Здесь никто не садит ни огород, ни сад. Я хочу научить людей как выращивать сад. Здесь ветра, почва глинистая, тяжелая, ничего не растет. По моей технологии я вырастила сад, он плодоносит, приносит урожай, честно сказать, такие яблоки, малину, огурцы, помидоры никто нигде не купит ни за какие деньги. Ко мне приезжали иностранцы с Прибалтики, хотели сертифицировать по органическому земледелию, приезжали американцы, итальянцы, немцы были, и у всех один вопрос – откуда вы взяли эти технологии? Это не откуда не переписанные, самостоятельно на практике отработанные и экспериментально полученный результат – здания стоят – одно здание больше 10 лет стоит, другое больше 5 лет. Сложность в том, что много идей, одна идея перетекает в другую идею и недостаток финансов, потому что на все эти идея нужны большие финансовые вложения. Все, что я зарабатываю на проектировании, на экспертизе проектов, я все деньги вкладываю в хозяйство. А хозяйство – это как бездонная бочка, надо делать гумус, надо разводить червей, нужен корм, лошади, рабочим оплачивать, за электричество платить", - заключила Баян Султанбекова.

Фото: из личного архива Б.Султанбековой

Наверх