Из-за проливных дождей костанайская пшеница сгнивает на полях

14 Сентября 2023, 10:20
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
аграрии Костанайской области. 14 Сентября 2023, 10:20
14 Сентября 2023, 10:20
11150
Фото: аграрии Костанайской области.

Таких сложностей из-за обильных осадков в уборочную кампанию земледельцы Костанайской области не припомнят. Они настаивают на введении режима ЧС, в связи с чем в регион в срочном порядке прибыла рабочая группа Минсельхоза, которая должна дать оценку масштабам ущерба, передает корреспондент BaigeNews.kz.

Убрать нельзя оставить

Катастрофическая – тот эпитет, который все чаще используют в своей речи костанайские аграрии, говоря о нынешней уборочной кампании. Земледелец из Сарыкольского района Эдуард Двуреченский говорит, что 50 процентов посевов пшениц проросли в колосе от обильных осадков и тепла.

"Ситуация на полях, если говорить с агрономической точки зрения, катастрофой не иначе как не назовёшь. Потому что весь наш урожай стал вдруг фуражным. Ситуация уникальная, раньше такого точно еще не происходило. Особенно в таких масштабах", - уверен Двуреченский.

Проливные дожди не дают технике выйти на поля, комбайны тонут в грязи, а урожай с каждым днем портится. Аграрии в срочном порядке начали договариваться с элеваторами о сушке и хранении зерна, но столкнулись с проблемами.

"Сначала элеваторы нас убедили, что никаких проблем с сушкой и приёмкой зерна не нет. При этом я обратился к двум элеваторам в Сарыкольском районе, готовы ли они заключить договор со мной на приёмку пшеницы. Они сказали, что не готовы, потому что у них уже есть договоры. А это ведь сейчас главная задача – сохранить проросшую пшеницу. Раньше мы могли заложить урожай на склад, а потом перемещать на элеватор. Сейчас необходимо сушить его сразу, возможно даже дважды. Кто будет делать такие перемещения огромного объема зерна?" - задается резонным вопросом аграрий. 

В некоторых районах области элеваторов попросту нет. А хранить его на временных складах – означает загубить, с таким трудом собранный урожай.

"Встаёт такой вопрос: либо это зерно сгниёт на поле, либо сгниёт на току. В любом случае оно сгниёт. И если после этих дождей мы начнём уборку, то куда этот огромный вал зерна, 5-7 миллионов тонн будет поступать?", - говорит Эдуард Двуреченский.

Аграрий из Мендыкаринского района Бейбут Койшебаев считает, что половину зерна, которое привезут с полей, потеряют на элеваторах из-за сложностей с сушкой.

"Стоит ли убирать зерно вообще? Мы же потратимся на уборку, на перевозку зерна. При этом нет ни качества, ни цены пшеницы. Если государство в этом году не установит хорошие цены на закуп внеклассного зерна, то ничего не поможет. Повторю, при такой цене стоит ли нам вообще это зерно убирать? Только ради того, чтобы освободить эти поля?", - говорит Койшебаев.

Не были готовы

Костанайская область всегда выращивала пшеницу третьего класса и hi-pro, редко 4 и 5 класса. А потому инфраструктура региона оказалась не готовой к приемке проросшего и очень влажного зерна. Элеваторы, в среднем, принимают пшеницу с влажностью до 20 процентов, что в прошлые годы считалось высоким показателем. Но сейчас с полей идет зерно влажностью от 22 процентов и выше. А просушить такое не каждому предприятию под силу.

"Что делать с таким огромным рынком фуражного зерна? То, что не убрано, можно умножить на 10 центнеров, и мы будем иметь огромный вал фуража. С другой стороны, ситуация благоприятна для следующего года, потому что мы получаем бешеную влагозарядку. В следующем году мы не будем знать, куда это зерно девать. Но сейчас-то что делать? Как аграрию жить и платить зарплаты и налоги?", - задал вопрос представителям Минсельхоза Эдуард Двуреченский.  

Потенциальными покупателями костанайской пшеницы низкого качества могут стать животноводы регионов страны, которые пострадали от засухи. Там с кормами совсем туго. Но для того, чтобы помочь одним быстро продать, а другим выгодно купить фураж, нужна помощь государства.

"Пусть государство выделит кредитные ресурсы для закупки нашего фуражного зерна, потому что юг страны без кормов. Нужно чтобы КТЖ оперативно отправляло, и оно не застаивалось на элеваторах", - говорит аграрий Александр Бородин.

Ситуация чрезвычайная

Аграрии региона настаивают на объявлении режима ЧС, чтобы государство могло вмешаться и оперативно помочь. Пока Минсельхоз думает, сельхозтоваропроизводители подсчитывают убытки и говорят, что ситуация с каждым днем ухудшается.

"В правилах возмещения ущерба мы не видим основного момента: что является критерием для объявления ЧС. Пока ситуация такая, что 30-40% посевов пострадало, но мы понимаем, что пройдут ещё дожди и через время пострадает 100 процентов полей. То есть если дожди и дальше будут идти, мы вообще не будем убирать зерно, потому что это нецелесообразно. Это является ЧС? В сельском хозяйстве очень важна своевременность принятых решений. Потому просим правительство оперативно решить вопрос", - говорит аграрий Светлана Михайленко.

В Минсельхозе подтвердили: с ситуацией хорошо знакомы, представитель министерства выезжал на поля и видел масштабы происходящего. Директор департамента производства и переработки растениеводческой продукции МСХ Азат Султанов озвучил, какие меры поддержки местным производителям они окажут.

"Для выделения дизельного топлива на сушку нужна регламентация именно в правилах распределения. Хлебоприемные предприятия будут регистрироваться в системе gosagro.kz и наряду с сельхозтоваропроизводители могут получать льготное дизельное топливо. Акимом Костанайской области дано поручение по фиксации тарифов хлебоприемных предприятий, чтобы это не было затратно. Для тех аграриев, которые не обеспечены сушильными аппаратами, холдингом "Байтерек" будут увеличены лимиты в Костанайской области именно на лизинг мобильных сушильных аппаратов", - отметил Султанов.

Что касается семян, с которыми, по мнению аграриев, могут возникнуть проблемы, то научные организации Костанайской области готовы изучать как новый, так и старый урожай на всхожесть. Продкорпорация озвучила, что готова предоставить с закромов хлеб прошлого года для использования в качестве семян.

А у соседа лучше?

Тяжелые условия уборки осложняют и без того непростое положение казахстанских аграриев. Они уверяют, что себестоимость выращивания пшеницы составляет около 80 тысяч тенге на гектар. Тогда как давление на рынок оказывает российское зерно и сильно роняет цену отечественного. После новостей о проблемами с урожаем в зерносеющих регионах Казахстана стоимость качественной пшеницы внутри страны выросла до 100-120 тысяч тенге. Но какой она будет в перспективе, сложно сказать.

"Прогноз цены в нынешней ситуации дело крайне неблагодарное. Если раньше можно было более-менее прогнозировать ситуацию исходя из баланса спроса и предложения, погодно-климатических условий, то сейчас в дело вмешиваются непредсказуемые факторы – политики со своими "шашками". Казахстан в силу своего географического положения, оторванности от мирового океана, от внешних морских портов является региональным поставщиком. И наши цены формируются исходя из мирового рынка. Несмотря на то что мы одиннадцатые по производству зерна в мире и восьмые по экспорту зерна, мы не глобальный поставщик", - считает эксперт Зернового союза Казахстана Евгений Карабанов.

Сельхозтоваропроизводители Костанайской области просят Продкорпорацию поставить цену закупа пшеницы выше рыночной, чтобы хоть как-то компенсировать убытки земледельцев. Однако Карабанов говорит, что Продкорпорация вряд ли на это пойдет.

"Цена есть отображение баланса спроса и предложения. То есть кардинально нельзя повлиять на рыночные цены. Любые действия приведут к искажению и ещё большему дисбалансу. Поэтому нельзя Продовольственную корпорацию заставить покупать дороже рынка. Потому что это стабилизатор цен. Если так сделать, то придут мукомолы и начнутся крики, почему такое дорогое зерно Продкорпорация продает", - говорит Карабанов.

Эксперт объяснил, почему российское зерно дешевле казахстанского и давит на наш рынок. По его словам, многие ресурсы, которые используются для производства пшеницы, в Казахстане за последние три года подорожали на десятки процентов, а некоторых случаях и в разы.

"Если мы говорим о дизельном топливе, как об основном сегменте себестоимости, то оно подорожало на 58% за последние два года. Если мы говорим про удобрения, они подорожали в два раза. Средства защиты растений подорожали в 1,8 раз. Запасные части к сельскохозяйственной техники - от 2,5 до 4 раз. Сельхозтехника – практически на 40%. В России дешевле себестоимость зерна, но потому что их аграриям позволяют условия: погодно-климатические и финансово-инвестиционные. Взять хотя бы ставки Центробанка России и нашего Национального банка. До недавно во времени ставка Центробанка была 8,5 процентов. у нас 16,75. То есть ровно в два раза выше. Соответственно, кредиты для конечных заёмщиков обходятся в России от 4 до 6 процентов годовых. Наши аграрии берут кредиты под 22-24 процента, потом через систему субсидирования, если они прорвутся, если их заявки примут, если будут деньги в бюджете, то им возместят. И конечная ставка будет 6-8 процентов", - говорит Евгений Карабанов.

Что делать?

Что же делать, чтобы казахстанская пшеница конкурировала с российской в стоимости? Евгений Карабанов говорит, что нужно сформировать системную аграрную политику для преодоления проблем. В частности, по его мнению, привлекать в сельское хозяйство  банковское финансирование.

"На сегодняшний день практически 90 процентов денег в сельскохозяйственной сфере - это финансирование от государственных финансовых институтов. Взвалили все на плечи государства. И президент страны прав, когда говорит, что у государства нет таких ресурсов, чтобы постоянно поддерживать какую-то определенную отрасль. Необходимы какие-то механизмы, чтобы заставить банки обратить внимание на сельскохозяйственную отрасль. А для этого обеспечение фермеров должно адекватно оцениваться. К примеру, право землепользования практически ни во что не оценивается, потому что есть политика Национального банка, где этот залог признан неудовлетворительным. То есть он может использоваться только в качестве дополнительного. Эти все вещи утяжеляют себестоимость производства пшеницы. Дорогие кредиты, постоянно дорожающие ресурсы для производства, утильсборы, первичные регистрации и прочее, и вот мы имеем результат", - говорит Евгений Карабанов.

Есть ли опасность, что Россия задавит своим объёмом зерна традиционный казахстанский экспортный рынок и вытеснит отечественных аграриев? Такая вероятность существует, уверен эксперт. Россия 70 процентов своей пшеницы экспортирует через черноморские порты. Если там возникнет проблема геополитического характера, то соседи придут на рынок Центральной Азии.

"Пока существует два серьёзных ограничительных фактора присутствия российского зерна на рынках Центральной Азии. Первое - это таможенная пошлина на экспорт зерна в Российской Федерации, которая составляет 4 200 руб за тонну. А второй фактор - это повышенный транзитный тариф в случае транспортировки зерна в страны Центральной Азии через территорию Казахстана. Понимая это, президент России два месяца назад подписал указ, наделяющий правительство полномочиями временного снижения таможенных пошлин вплоть до полного их обнуления для дружественных стран с целью стимулирования торговли. Кроме того, Россия постоянно просит Казахстан применять скидки для транзитного тарифа. Мы пока держимся. Но рано или поздно разными мерами воздействия этот вопрос может решиться", - заключил Карабанов.

Фото и видео: аграрии Костанайской области. 

Наверх