Адвокат назвала главные причины всплеска бытового насилия в Казахстане

14 Ноября 2023, 18:40
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
pixabay.com 14 Ноября 2023, 18:40
14 Ноября 2023, 18:40
1678
Фото: pixabay.com

На этой неделе страну сотрясла новость – в столичном ресторане от рук мужа погибла молодая женщина. История привлекла внимание казахстанцев еще и тем, что в совершении преступления подозревается бывший министр национальной экономики Казахстана Куандык Бишимбаев. Количество новостей, когда женщины получают увечья или гибнут от рук своих мужей, знакомых или сожителей появляется с пугающей частотой. Корреспондент BaigeNews.kz разбирался, действительно ли может исправить ситуацию криминализация бытового насилия.

В начале ноября жестокий инцидент произошло в Талдыкоргане – мужчина напал на бывшую девушку и порезал ей шею и руки канцелярским ножом. Девушка чудом осталась жива. Еще чуть раньше в Алматы девушка подверглась сексуальному насилию со стороны охранника бара, в котором они познакомились. А в октябре прошлого года в Караганде мужчина избивал тяжелыми предметами беременную жену и принуждал к сексу с другом. Подробности таких случаев шокируют. Но что вызывает больший страх – так это отсутствие справедливого наказания, а в некоторых случаях абсолютная безнаказанность преступников.

Сегодня следствие дела о гибели Салтанат Наукеновой находится на личном контроле руководства МВД. В трех других случаях, описанных выше, жертвам пришлось придать огласке свои истории, чтобы обратить внимание общественности и властей и привлечь к ответственности своих обидчиков.

Так, только после резонанса напавшего мужчину из Талдыкоргана задержали и переквалифицировали дело с "Хулиганства" на "Покушение на убийство". Девушка из Алматы вынуждена просить помощи у высших инстанций власти – она записала видеообращение, в котором раскрыла подробности унижений, которым подверг ее насильник, а также рассказала, что после того, как она подала заявление в полицию, следователь пришел к ней домой и лично попросил забрать заявление.

В отношении мужчины, который издевался над беременной женой, дело завели только после очередного заявления потерпевшей – ранее полиция дважды закрывала уголовные дела, в третий раз полицейские и вовсе предложили женщине простить мужа после всех издевательств и боли, которой он ее подверг.

Почему женщины в Казахстане все чаще становятся жертвами домашнего насилия? Как так вышло, что в стране, где объявлена нулевая терпимость к общественным правонарушениям и коррупции, нет этой самой терпимости к преступлениям в отношении женщин и детей?

В 2017 году статья о бытовом насилии была декриминализирована. Отныне "Побои" и "Умышленное причинение вреду здоровью" перенесли в административный кодекс. Говоря простыми словами, агрессорам развязали руки.

По данным ranking.kz, за первые восемь месяцев 2023 года в республике было совершено 578 уголовных правонарушений семейно-бытового характера. В разрезе регионов самое большое количество уголовных правонарушений в бытовой сфере зафиксировано в Алматинской области – 56 случаев, Павлодарской области – 52 случая, Карагандинской области – 47 случаев. Самыми "спокойными" регионами оказались Мангистауская область – 11 случаев, Актюбинская –13 случаев, Кызылординская и Абайская области – по 16 случаев.

Теперь углубимся в статистику и посмотрим категории этих преступлений. Тут картина более неутешительная – 46 убийств совершено на почве семейно-бытовых конфликтов, 12 случаев причинения тяжкого вреда здоровью, 11 случаев полового сношения с лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, 8 изнасилований. И это только официальная статистика…

Раньше женщины боялись уходить от мужей-тиранов, покидать семьи, в которых они подвергались моральному, физическому или экономическому насилию. Так было по причине незнания своих гражданских прав, боязни осуждения окружающих, из-за опасений остаться на улице. Сегодня же, несмотря на то, что большинство женщин образованы, знают свои законные права, финансово независимы от супругов и родителей, и чтят традиции без ущерба собственной безопасности, по-прежнему немало женщин продолжают жить в страхе, терпят издевательства, унижения и побои в стенах родных домов.

"Первая причина, по которой наши женщины продолжают оставаться в роли жертвы от бытового насилия – это неосведомленность в правах и обязанностях.  Женщины попросту не знают законов. Есть женщины, которые звонят мне и говорят "муж все равно не даст мне развод" и мне приходится объяснять им, что у нас нет закона, запрещающего расторгнуть брачные отношения в случае, если один из супругов выступает против развода, — рассказывает адвокат, правозащитница Айман Умарова.

Вторая причина, по ее мнению, это вера женщины в то, что мужчина исправится. Следующая причина – социально-экономическая.

"Немаловажное значение имеет материальная составляющая. Не все девушки имеют возможность получить образование. Было бы хорошо, если в старших классах школы девочек обучали профессионально шить, вязать, печь. Но, к сожалению, немало женщин, которые не хотят выходить из зоны дискомфорта. Они свыклись со своей участью. Многие женщины объясняют невозможность уйти от мужа-тирана тем, что ей некуда уйти. Очень часто мужчины оформляют все имущество на своих родственников, а женам говорят, что в случае развода она не сможет ни на что претендовать. Вот женщины и боятся. А я им рассказываю о способах, как защитить себя в таких случаях и как вернуть право претендовать на недвижимость и другое имущество", — признает правозащитница.

Комментируя требования общественности о криминализации статей о семейно-бытовом насилии, адвокат отмечает, что это возможно, но не будет иметь действенного эффекта без перевода таких дел из категории частных в частное-публичные.

"Женщина, ставшая жертвой мужа-тирана, который ее избивает, насилует, не может обратиться в органы по делу частного обвинения. На деле это возможно, но осложнено тем, что ей придется самостоятельно собирать доказательства совершения преступления. А ей после всех физических и моральных истязательств вряд ли это будет по силам. Ей нужно будет самой написать заявление, в котором она подробно опишет случившееся – где, как, когда и кем было совершено преступление против нее. Затем она должна собрать доказательства в виде заключения экспертизы, заявления свидетелей, приложить кадры фото- и видеосъемки. Женщина и без того запуганная и замученная вряд ли будет заниматься этими делами, представлять свои интересы. Можно нанять адвоката, но у многих женщин просто нет на это средств. Поэтому такие дела необходимо передать в частно-публичное обвинение, чтобы расследованием дела занимались профессионалы, например, следователи", — пояснила правозащитница.

Айман Умарова считает, что декриминализация семейно-бытового насилия произошла, потому что в этом были заинтересованы в первую очередь правоохранительные органы.

"Все остальные причины я считаю несостоятельными. Декриминализация может быть только в одном случае, когда не хотят признавать реальные преступления, потому что показатель преступности может расти", — отметила она.

Отсутствие нулевой терпимости к преступлениям против женщин и детей адвокат объясняет отсутствием в обществе соответствующей культуры, воспитания в духе неравнодушия. Кроме того, в нашем обществе все еще сохраняется принцип гендерного неравенства

"Согласно Конституции, мы все равны перед законом, независимо от пола, возраста, статуса. Женщина наравне с мужчинами обладает и правами и свободами. То есть на уровне закона у нас нет дискриминации по половому признаку. Но проблема в том, что на деле это не работает. Мы должны признать, что в Казахстане есть гендерное неравенство. Наши женщины всегда занимали статус ниже мужчин. Я имею в виду не то время, когда казахи вели кочевой образ жизни, а наше время, когда Казахстан стал светским государством.  Мужчины всегда были доминантами, женщины же не допускались ни к политике, ни к государственным высоким должностям, не участвовали в принятии важных решений. А это имеет большое значение. Вот, например, в Мажилисе Парламента состоят всего 19 женщин и 79 мужчин. О какой криминализации семейно-бытового насилия можно говорить в таком случае?", — резюмирует Айман Умарова.

Наверх