1,5 млн за бычка: заводчики элитного мясного скота в Казахстане просят помощи

21 Июля 2023, 16:05
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Асель Турар. 21 Июля 2023, 16:05
21 Июля 2023, 16:05
23580
Фото: Асель Турар.

Животноводство – одна из приоритетных отраслей для Казахстана. Если говорить о мясных породах, их сегодня в стране насчитывается более десятка наименований. Лидирует казахская белоголовая. Породное преобразование, по оценкам экспертов, на достойном уровне. Вместе с тем, не теряет остроты ряд проблем, особенно актуальных для некрупных фермерских хозяйств. О некоторых из них в интервью корреспонденту BaigeNews.kz рассказали сами мясные игроки. В числе требующих решения вопросов – отсутствие чёткого плана развития отрасли, дефицит специалистов в сельском хозяйстве, отстранённость реального сектора от науки, неэффективность отечественной ветеринарии, слабая государственная поддержка.

Миллион-сто за Бублика

С представителями фермерских хозяйств из разных регионов страны удалось побеседовать на Казахстанском дне поля. Они съехались в Аккольский район, где проходило ежегодное сельхозпати, чтобы поучаствовать в выставке в конкурсе на лучшего быка и аукционе по их продаже.

Берик Нарымбаев, управляющий одного из хозяйств Карагандинской области, рассказал, любовь к животноводству ему, ещё ребёнку, привила мама доярка. Мужчина признался, что ни разу не пожалел о своём выборе. В этом деле он состоялся как личность и специалист, стремится постоянно расти.

Сегодня в ТОО насчитывается 1 300 голов казахской белоголовой породы. Сразу отметим, что бычок этого хозяйства по кличке Бублик казахской белоголовой породы стал чемпионом. Его возраст – 18 месяцев, а вес – 460 килограммов. К слову, судья для пород КРС мясного направления Питер Джеймс отметил его пропорциональное телосложение, высокие наследственные свойства и большой энергетический потенциал. На аукционе Бублика купили за 1,1 млн тенге.

Впрочем, всех трёх выставленных на аукцион быков класса элита-рекорд удалось продать. Самая удачная сделка – на 1 миллион 550 тысяч.

"В этом году мы впервые поставили 28 бычков по новой программе на испытания. Результат эксперимента, как говорится, налицо, перед Вашими глазами, – с гордостью говорит Б. Нарымбаев. – Мы ориентируемся не на количество, а качество. Да, это и выгодней. Конечно, выгодней вырастить хорошего бычка и выручить за него двойную цену, нежели продавать за 500-800 тысяч.

Фермер признался: по его ощущениям сегодня в Казахстане казахская белоголовая имеет самый большой спрос. Она, по мнению собеседника, адаптирована к местным климатическим условиям.

"У нас быки всю зиму простояли просто на улице. Для них не нужно особенной инфраструктуры – достаточно хорошего загона и ветровой защиты. Даже навес не обязателен. По воде проблем нет. Знаете, есть такие породы, которые в воду войдут и копытная гниль и так далее. Очень выносливые – хорошо выдерживают как жару, так и холод. Другие бы стояли, как сегодня в зной, – уверен, была бы сильная одышка", – рассуждает управляющий.

Как подчёркивают эксперты, в мясном скотоводстве важны четыре главных признака – адаптация, функциональная эффективность (надо полагать, мясная продуктивность), долголетие и фертильность (наследственные качества). Рост, мраморность, развитие, молочность – тоже важные критерии, но без вышесказанного они ничего не стоят, отметил Питер Джеймс.

Фермер в свою очередь, рассказал подробней, на какие качества ориентируются знающие люди при выборе "акбаса".

"Смотрят на окрас, по названию породы голова должна быть белая, холка тоже – видите, типичная "рубашка", – животновод указывает на бычка по кличке Баланс. Кстати, на аукционе его забрали за миллион. – Второй показатель – сетка продуктивности, подразделяется на четыре класса. Помимо этого, мы проверяем на специальном аппарате его семя на подвижность. Важно, чтобы бычок в ногах был сильным, холка выраженная. Длина тела имеет значение – чем длинней, тем лучше. Значит, масса будет больше. Ещё обращаем внимание на то, рогатые ли быки или безрогие. Вторые лучше: меньше травматизма. Пойдут, допустим, пять самцов гулять, начнут бодаться между собой. Вес, сами знаете, может доходить и до 900 кг, соответственно, ударом животного такой массы запросто можно разорвать оппонента. То есть безрогие менее опасны".

Говоря о сложностях в разведении КРС и породном преобразовании, фермер отмечает необходимость усилить господдержку.

"Я как производственник отметил бы, что погода становится всё более нестабильной. Из-за этого в последние четыре года урожай – что по сену, что по зерну – выходит слабый. В прошлом году нам, например, пришлось покупать в Павлодаре. Хотя корма наше хозяйство заготавливает себе само, но у нас толком не было дождей. Чтобы не зависеть от погодных условий, надо заниматься поливными полями. Но, к сожалению, на сегодня поливные агрегаты, установки очень дорогие. Вот если бы была поддержка государства – в плане скидки тем хозяйствам, которые действительно хотят работать. Потому что там, где нет финансовой выгоды заниматься нерентабельно. В такой ситуации многие могут отказаться от разведения той же казахской белоголовой", – предположил Б. Нарымбаев.

"Отрасль развивается хаотично"

Нурлан Малаев приехал из Северо-Казахстанской области. Вместе с коллегами они привезли герефордов, он разводит быков английской породы уже одиннадцать лет.

"В 2012 году мы завезли 187 голов герефордов, занялись искусственным осеменением, работали над линией, завозили канадское и американское семя. Так потихоньку улучшаем генетику. Выращивать КРС на мясо нам не выгодно, цель – выращивать именно высококачественный племенной скот. То есть мы занимаемся селекцией и продаём как племенных", – пояснил заместитель директора ТОО.

Преимущества этой породы, по мнению собеседника, помимо привеса, который, примерно наравне с ангусом, – в темпераменте.

"У герефорда добрый нрав. Когда частник держит небольшое поголовье или даже большими табунами, травмированности нет. Быки ведут себя спокойно, не нападают друг на друга. Ещё неприхотлив в плане кормов", – отмечает Нурлан.

Фермер выразил главное пожелание в адрес Минсельхоза – разработать окончательную программу развития отрасли на долгосрочный период.

"На мой взгляд, нужна программа развития животноводства, начиная от целей и задач, которые ставятся перед нами. Чтобы, допустим, на ближайшие пять лет были понятны правила игры. По "молочке" мы знаем, перекрываем. Цель была – нарастить объёмы. По мясному – никаких показателей, целей нет. Отрасль развивается, по моему мнению – не хочу говорить за всех, стихийно, хаотично. Политика инструментов господдержки часто меняется. То принимают какие-то виды субсидий, саму методику, то отклоняют. Пока много вопросов, недоработок. То открывают, то закрывают границу. Какие страны откроются – прогнозов нет. Нет видения, чего государство ждёт от нас. А будет программа – оттуда разработают и субсидии, и так далее", – поделился собеседник.

Проблем с кормозаготовкой в хозяйстве нет, так как оно занимается растениеводством, имеет 15 гектаров посевных площадей. Попутно аграрий отметил, что низкая цена на зерно разрушила все планы товарищества.

"Из России зашло дешёвое, просто обвалило наши цены. Упали вдвое. Государство обещало закрыть границу для нелегального завоза пшеницы, но машины как шли, так и идут. Поэтому мы вынуждены перестроить все планы с осени – стройку, закупки приостановили. Нам главное сейчас до уборки дожить, потому что всё берётся в долг – удобрения, химия и так далее. Большие суммы предстоит выплачивать", – посетовал Малаев.

Себестоимость годовалого телёнка в товариществе составляет примерно 250 тысяч тенге.

"Она такая низкая, потому что занимаемся полеводством, имеем свой элеватор, и побочный продукт – зерноотходы, зернофураж – отправляем на животноводство. Хозяйствам, не имеющим своих кормов, приходится куда трудней, на субсидии надежда маленькая", – отметил фермер.

Как изменится отечественная ветеринария?

Животноводы говорили и о накопившихся проблемах в сфере отечественной ветеринарии, низкий её уровень они считают основной причиной недостаточного экспорта мяса. Сказывается он и на продажах внутри страны.

"Южные хозяйства не могут купить быков у северных и наоборот. Поэтому, например, фермеры Восточно-Казахстанской области сейчас вынуждены завозить скот из России. Потому что запрет возить с севера из-за ветеринарных нюансов. А у нас быков много, и они лучшие, но по правилам нет разрешения", – отметил представитель республиканской Палаты герефордов Елен Койшуак.

Нурлан Малаев рассказал, что их товарищество сотрудничает с опытными республиканскими ветеринарами.

"Плюс у каждого зооветснаб, также костанайские фирмы занимаются продажей медикаментов и сопровождением, тоже приезжают, консультируют. Госветеринарию вообще не рассматриваем, потому что надежды особо нет, сами за свой счёт проводим просто – и всё. Что-то от государства идёт, но многие вещи с опозданием. Поэтому мы стараемся сами", – пояснил замдиректора ТОО в Северо-Казахстанской области.

Напомним, что сфера ветеринарии в Казахстане нуждается в глубоком и многостороннем реформировании, говорится уже давно. В 2021 году президент страны поручил правительству принять конкретные меры. Известно, что на сегодня провели аудит отрасли и утвердили дорожную карту, куда вошли более полусотни мероприятий. Предусмотрены и изменения в законодательные акты по вопросам ветеринарии.  Апробируются цифровые приложения, используется модуль по диагностике животных, через него уже проводятся лабораторные исследования. Обещают, что ветеринаров, даже в самых дальних глубинках, обеспечат планшетами, а все сведения, например, о животных, сделанных ему вакцинах и так далее будут вбиты в единую электронную базу. Причём планшеты не будут обязательно привязаны к интернету. Кадровый дефицит планируется "победить" через повышение зарплаты и статуса профессии ветврача. Ну, и отказаться от государственной монополии, создав условия для развития конкурентной среды в ветеринарии.

Как выводили аулиекольскую породу

Талгат Мусин трудится в Костанайской области. Научный консультант, кандидат биологических наук, он работает с желающими хозяйствами по договорам. Учёный уверен, что бизнес должен объединиться с наукой. Что в животноводстве важен не только опытный, предпринимательский, но и научный подход. Он позволит сделать путь к успеху легче и быстрей.

Задача фрилансера – помочь довести животных до высоких стандартов, поэтому проводит бычков и тёлок через испытания, в том числе на продуктивность. Выполняет ДНК-тестирование, генотипирование. Также Мусин ведёт небольшое хозяйство КРС.

Он – сын Ибрая Мукановича Мусина, принимавшего участие в выведении знаменитой аулиекольской породы.

"У московских учёных в области разведения и селекции КРС Ивана Черкащенко и Никиты Ростовцева появилась идея вывести для северного Казахстана такую породу, которая бы соответствовала лучшим западным стандартам. Проводили у себя в России какие-то исследования и пришли к выводу, что эту самую новую породу можно вывести в Костанайской области. По их задумке, в селекции должны участвовать три породы – французский шароле, английский ангус и как материнская основа – казахская белоголовая. На тот момент акклиматизационные её качества уже были налицо", – рассказывает Талгат Ибраевич.

Работа над созданием новой породы началась в совхозе Москалёвский.

"Там сложная схема скрещивания, её автор – профессор Черкащенко. В четвёртом-пятом поколении получили нужных животных и стали уже разводить для себя. В 1990 году была утверждена самостоятельная порода с названием "аулиекольская". А в 2004-м каждому из авторов выдали авторское свидетельство и патент № 1 на селекционные достижения этой породы", – добавил собеседник.

Зоотехник Ибрай Мусин сначала был простым исполнителем, заведующим опорным пунктом Всесоюзного института животноводства. Этот опорный пункт находился в казахстанской Москалёвке. То есть московские профессора давали задания, а он на месте реализовывал. Впоследствии, увидев результат, помогли ему стать учёным, он защитил кандидатскую и работал Казахском институте животноводства.

"Плюсы аулиекольской породы – коровы неприхотливы, телятся через девять месяцев. Телята рождаются маленькие, всего 25 кг. Но у них высокая скорость роста, это их главное преимущество. В день прибавляют по 900-1200 граммов, в год достигают уже 450-470 килограмов. Ещё порода всеядна, может на траве обходиться зимой, без подкормки. Очень приспособлены к нашему климату, устойчивы к холоду, благодаря толстой коже и густой шерсти", – пояснил фермер.

Сегодня аулиекольскую породу, по словам Мусина, разводят в Алматинской области, Шымкенте, Жамбыльской, Карагандинской. В последние годы она стала появляться и в Акмолинской.

Благодаря ответственной миссии, отведённой Москвой в советские годы, в хозяйстве и сегодня сохранили высокоразвитую инфраструктуру – добротное оборудование, установленное в 80-е годы прошлого века. Но стараются и внедрять инновации, которые видят на животноводческих выставках.

"Государство оказывает посильную помощь, ежегодно выделяют субсидии на селекционно-племенную работу. В принципе эта сумма, исходя из количества маточного поголовья, довольно внушительная. В нашем хозяйстве она достигает от 30 до 40 миллионов тенге в год. На эти деньги мы можем любые манипуляции совершать, в том числе модернизировать оборудование", – подчеркнул собеседник.

"Взамен субсидий – обязательства по поставке КРС откормплощадкам"

Более всего учёного беспокоит дефицит в животноводстве квалифицированных кадров. Сегодня очень нужны зоотехники-технологи, зоотехники-селекционеры и другие.

"Я не говорю, что берут с улицы, но должна быть преемственность поколений. Тот же скотник должен себе готовить замену. Чтобы умели работать не только на уровне знаний и навыков, но и интуиции. Ведь и пасти скот не так просто – чувствовать, когда что-то идёт не так. Сейчас никто не занимается подготовкой в том объёме, который необходим. Нужно, я считаю, готовить массово, за счёт госфинансирования. И потом есть проблема закрепления на местах, ведь часто после практики ребята уходят в бизнес, торговлю. Учёных не осталось – из старой плеяды, а новое поколение не вырастили", – сетует кандидат наук.

Он отметил сложность и рискованность животноводческого бизнеса.

"Очень трудоёмкий. Требует научного подхода, взять те же селекционные мероприятия. Плюс то болезни, то засуха. Мало обеспечиться кормами полностью на сезон, нужно создавать страховой – двух-трёхлетний запас кормов. А это не каждое хозяйство может себе позволить. Есть ещё проблема с продуктивностью пастбищ, их тоже нужно улучшать, а не просто использовать. В целом, чтобы всё хорошо наладить, нужно обращаться к профессионалам, у кого команда. Если же говорить о болезнях, есть опытные ветеринарные врачи, которые заранее могут их предсказать. Ну, и есть те, кто лечит уже по факту. Это зависит от квалификации специалиста, а сильных сегодня очень мало", – констатировал Т. Мусин.

Касательно субсидирования он считает, что государству стоит усилить контроль за освоением выплаченных сумм. Нет обязательств и мотивации, к примеру, по поставке КРС откормплощадкам и мясоперерабатывающим заводам. В итоге деньги выделяются, а предприятия загружены слабо.

"Сейчас все хозяйства частные, а значит, предоставлены сами себе. Государство же регулирует этот процесс очень слабо. Даёт субсидии – это хорошо, но оно же не спрашивает, куда вы их деваете. Естественно, если спроса нет, хозяин может потратить деньги не по назначению", – рассуждает собеседник.

Что касается кредитования, то условия, по его мнению, нелояльные, оттого инструмент получается неэффективным.

"Говорят, занимайтесь, берите деньги. Но кто голову засунет, потом не рад этому. Нужно залоговое имущество, а крупных, хорошо стоящих на ногах хозяйств у нас не так много. Они могут поставить в залог, к примеру, базу. Пусть она и не представляет особой ценности, в итоге всё равно никто не продаст. А что ставить мелким? Свою квартиру? Я, например, по той же программе "Ауыл аманаты" не хочу кредитоваться под 2,5%. Нужно предоставить в залог квартиру: нет желания нести кучу затрат – платить за оценку, страховать… Столько бумаг нужно предоставить, а потом возвращать деньги с процентом. Отдавать ни за что деньги. Инструмент мне кажется неэффективным", – констатировал животновод.

Следом за коллегами он отметил хаотичность в развитии отрасли, отсутствие чёткой стратегии, централизации. По его мнению, государство должно вкладываться в хозяйства, а взамен ставить цели, план.

Какие они, "французы"?

В целом, на сегодня в Казахстане, по словам эксперта мясного скотоводства Ануарбека Сейтмуратова, насчитывается 11 наименований мясных пород. Самая многочисленная – казахская белоголовая, бренд Казахстана, выведенная, правда, в советское время. Развиваются и участвуют в породном преобразовании ангус, герефорд, аулиекольская, калмыцкая, шароле, обрак, лимузин, санта-гертруда, галловейская и другие.

Ануарбек Сейтмуратов – учёный-практик, имеет солидный опыт проведения выставок сельскохозяйственных животных и аукционов. Окончил высшую селекционную школу в Москве в 1985 году. Защитил в Алматы кандидатскую диссертацию на тему "Мясная продуктивность бычков казахской белоголовой породы при различной технологии откорма". Прошёл все ступни сельскохозяйственного производства, в особенности, животноводства. В последние годы работает в научной сфере. Директор республиканской Палаты по французским породам шароле, лимузин и обрак, пока ещё самой малочисленной в Казахстане. К слову, в палатах хозяйства получают племенные свидетельства.

В интервью корреспонденту эксперт рассказал, как выглядит сегодня мясное породное животноводство в стране.

"У нас пока всего 12 ферм, только-только начинаем развиваться. Два года как занимаемся этими породами, завезли порядка 700 голов. Но уже сейчас наши бычки, к примеру, шароле участвуют в породном преобразовании. В породном преобразовании может участвовать любая порода. Как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Конечно, доступна казахская белоголовая. Оптимальная, адаптированная порода. Но я Вам скажу, из откормплощадок хорошо идут в аренду и герофорды, и ангусы. Сейчас в Казахстане, можно сказать, нет беспородного скота, все улучшенные. Но на этом останавливаться нельзя", – подчеркнул Сейтмуратов.

Интересно узнать подробней о французских породах. Они тоже имеют большой выход мяса. Шароле, к примеру, оказывается, считается самой крупной породой. Телёнок при рождении весит не менее 40 килограммов.

"К тому же "французы" скороспелые, очень быстро набирают в весе. Именно эти породы – лимузин, шароле, обрак, – которые выводились, адаптировались и долгое время разводились во Франции, в Казахстане хорошо себя чувствуют. Сегодня лимузины есть в Восточно-Казахстанской, Жамбыльской, Северо-Казахстанской областях. Шароле – в Актюбинской, Костанайской, кое-где в ВКО", – уточнил селекционер.

Кстати, в Восточно-Казахстанской области лучше всего развита и казахская белоголовая, регион лидирует не только по количеству, но и качеству. Но надо отдать должное и Северо-Казахстанской, и Карагандинской. Эксперт поделился, что может по внешнему виду быка "акбас" определить, из какого он региона. И вычислить "на глаз" в нём долю кровности герефорда. Напомним, казахскую белоголовую получили при скрещивании быков герефордов с маточным поголовьем местного казахского и калмыцкого скота.

"Казахстан созрел для экспорта своих пород"

Ануарбек Сейтмуратов подчеркнул: отрасль очень нуждается в субсидиях от государства.

"Например, на аренду быков – многие берут скот в аренду. Если таковых не будет, придётся покупать. А мелким хозяйствам купить бычка сложновато, понимаете. Поэтому это может тормозить развитие мясного животноводства. А мелкие фермеры – они как дети. Отчаявшись, готовы бросить всё, распродать за бесценок. Чтобы машина не останавливалась, её надо вовремя подмазать", – считает эксперт.

Нельзя, по его мнению, допускать отмены или перебоев в выплате субсидий на породное преобразование.

"Надо стада обновлять, генетику улучшать. Как минимум искусственное осеменение, но надо и живых быков, маточное поголовье завозить. Для этого важно не останавливать субсидии", – уверен учёный-практик.

Пора задуматься об экспорте.

"Мы, Казахстан, я считаю, доросли до способности экспортировать. Да, площади у нас небольшие, но и населения не много. Когда мы говорим иностранцам, что у нас 19 млн человек населения и всего 12-13 млн голов КРС, они удивляются. Мол, это же здорово, если посчитать на душу населения. Поэтому нам бы и на экспорт надо поработать. Ладно, импортные, но нам надо со своей породой пора выходить – с казахской белоголовой, аулиекольской. Даже выращенных в Казахстане ангусов и герефордов можем продавать в третьи страны или страны СНГ. Эти вопросы надо продумать – чтобы дали добро, разрешение на экспорт. Садиться нужно на высоком уровне и договариваться", – поделился мыслями Сейтмуратов.

В обсуждении будущих отраслевых программ, по его мнению, должны принимать участие те, кому ими предстоит пользоваться.

"Когда их разрабатывают, хорошо бы приглашать Палаты, фермеров. Этого у нас не хватает", – предложил учёный-селекционер.

Но программы программами, а от самих фермеров тоже многое зависит. Во-первых, нужно стараться развиваться, почаще выходить в люди, участвовать в выставках, диалоговых площадках. Не стесняться подходить за советом к тем, кто хорошо разбирается. Стараться быть в теме, хорошо знать обстановку.

Фото Асель Турар.

Наверх