Почему водная отрасль Казахстана убыточная

12 Октября 2023, 20:56
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
baigenews.kz/Артём Чурсинов 12 Октября 2023, 20:56
12 Октября 2023, 20:56
1493
Фото: baigenews.kz/Артём Чурсинов

Казахстан относится к странам, которые в значительной степени испытывают дефицит водных ресурсов, в том числе из-за изменения климата. Согласно данным Всемирного банка, уровень водного стресса Казахстана может составить более 80 процентов к 2040 году. В стране 65 процентов водопотребления приходится на сельское хозяйство, однако из-за неудовлетворительного состояния поливных каналов потери при транспортировке воды до полей составляют более 50 процентов.

Весной 2023 года для столицы Казахстана остро встала проблема водоснабжения, и это обнажило ряд сложностей в отрасли. Как побороть дефицит и почему тариф на воду даже после его увеличения всё равно не покрывает ремонтные затраты водоканалов, читайте в материале корреспондента BaigeNews.kz.

В Казахстане за водоснабжение ответственно несколько государственных органов. Министерство промышленности, согласно Водному Кодексу, отвечает за строительство и реконструкцию системы водоснабжения и водоотведения в пределах населённых пунктов, а за их пределами – Комитет водных ресурсов министерства водных ресурсов и ирригации. Качество питьевой воды курирует Минздрав, поливную воду – министерство сельского хозяйства. Сейчас чиновники рассматривают вопрос консолидации отрасли водоснабжения в одном госоргане.

Касым-Жомарт Токаев поручал правительству обеспечить все населённые пункты питьевой водой к 2025 году. По информации министерства промышленности и строительства РК, по итогам 2022 года к услугам водоснабжения имеет доступ 94,8 процента сельских жителей и 98,4 процента городских.

Всего в стране чуть больше шести тысяч сёл, из них водой обеспечено - 4 900. Из республиканского бюджета на 2023 год выделено 113 миллиардов тенге для обеспечения сёл централизованным водоснабжением, в том числе на реконструкцию порядка 2 000 километров сетей водоснабжения.

А вот на обеспечение водой городских жителей из республиканского бюджета выделяется гораздо больше средств – на 2023 год 167 миллиардов тенге, в эту сумму входят также затраты на водоотведение.

"Проблема дефицита воды не только местная, а глобальная. Всем известно, что коммунальные сети используют не так много воды по сравнению с сельским хозяйством или промышленностью. Тем не менее, мы тоже должны экономить питьевую воду в том числе. Поэтому со следующего года мы планируем начать автоматизацию системы водоснабжения и водоотведения за счёт республиканского бюджета. Поручение по разработке проектно-сметной документации дано акиматам. Ориентировочно из бюджета на областные центры и города республиканского значения потребность составляет порядка 25 миллиардов тенге. Эту работу хотим проделать в крупных городах и по необходимости в других регионах, а также в крупных сельских населённых пунктах. У нас есть сёла в три-четыре раза больше, чем некоторые города", - сказал руководитель Управления водоснабжения и водоотведения КДСЖКХ МПС РК Нурсултан Керемкулов.

Деньги есть, но нет специалистов

Помимо износа, что является основной проблемой в отрасли, имеются ряд других. В сельских населённых пунктах отсутствуют обслуживающие предприятия.

"Более 6 200 сёл не имеют специализированные предприятия по обслуживанию, либо на балансе акимата, либо у предприятий, которые не имеют специалистов, техники. Это приводит к быстрому износу сетей, что требует дополнительных бюджетных средств для их реконструкции", - сказал Нурсултан Керемкулов.

В сфере водообеспечения не хватает специалистов контроля и оценки. Решить эту проблему чиновники пытаются с помощью недавно созданного проектного офиса Delivery Unit, в рамках которого ведутся поиски людей, получивших дипломы, но не работающих по специальности.

В министерствах понимают, почему наблюдается дефицит кадров - заработная плата в сёлах значительно ниже, чем в региональных центрах. Если, к примеру, специалист из этой сферы – слесарь - получает 100 тысяч тенге, а на стройке – 300 тысяч, соответственно, он, набравшись опыта, идёт работать на стройке. Кроме этого, количество грантов, которые выделяются, не используются полностью. К примеру, в прошлом году всего 50 процентов грантов было использовано. В ближайшем будущем может быть создан Институт водного хозяйства в Таразе и технический  институт в Алматы – их хотят сделать базовыми и увеличить количество грантов.

Какая реальная цена воды

Средний тариф на воду по Казахстану – 70-80 тенге. Как сказал представитель Министерства промышленности и строительства РК Нурсултан Керемкулов, эти деньги не покрывают затрат водоканалов, соответственно оттуда и маленькая заработная плата, и в инвестиционных программах не предусматриваются мероприятия по реконструкции, капитальному ремонту.

"Если бы тариф был высокий, то, соответственно, из республиканского бюджета средств выделялось бы меньше. Водоканалы могли бы за счёт инвестиционных программ расходы на какие-то работы сами закрывать. Насколько мне известно, по Астане в рамках инвестпрограмм ничего не делается, потому что тариф 70 тенге, а разумный тариф, по-моему мнению, как минимум в два раза больше должен быть", - сказал он.

Каков износ сетей водоснабжения и водоотведения

Износ по водоотведению составляет 51 процент, а по водоснабжению – из 98 тысяч километров - 45 процентов. В рамках поручений главы государства "Тариф в обмен на инвестиции", до 2029 года планируется на 15 процентов снизить уровень износа. Не только в рамках тарифа, но и госбюджета ведётся работа по снижению износа. Порядка 2 000 километров сетей планируют реконструировать. Износ снижается также за счёт строительства новых сетей.

"В сёлах не хватает сервисных компаний, а те, кто есть – убыточные. В крупных районах работают пенсионеры, зарплаты низкие, нет экономистов, которые рассчитывали бы тарифы. Была такая ситуация, акиматы замораживали счета, пока они не закроют свои долги", - сказал Керемкулов.

Инвестиционная составляющая – что нужно знать об этом

В тарифах есть инвестиционная составляющая, но сколько процентов закладывается, есть ли определённая цифра – вопрос, который требует ответа. Более того, как будет контролироваться эта сумма, особенно после аварий в этом году и в прошлом, когда было озвучено, что будет жёсткий контроль над соблюдением и реализацией инвестиционных обязательств.

Чиновники говорят, что инвестсоставляющая закладывалась в тариф, население и предприятия платили, но деньги, которые предусматривались на модернизацию и обновление сетей, уходили не всегда по назначению.

"В законодательстве не предусмотрено процентное содержание инвестиционного содержания в тарифах. Здесь главным регламентирующим органом является департамент естественных монополий. Они утверждают инвестиционную программу, которая, в свою очередь, отражается на тарифе. И до этого года, пока президент не обратил внимание на то, что мы убили всё жилищно-коммунальное хозяйство ограничением тарифов, собственно ДКРЭМ придерживался этой мерки, у них есть минимальная заработная плата, средняя заработная плата и тарифы коммунальных услуг в этой заработной плане – они не могут превышать определённый процент", - сказала главный специалист отдела водоснабжения и ливневой канализации ГУ "Управление топливно-энергетического комплекса и коммунального хозяйства Астаны" Ирина Першина.

По её словам, это относится ко всем предприятия – электроэнергетика, теплоэнергетика, все коммунальные лифты и прочее. ДКРЭМ, исходя из своих критериев, определяет повышение тарифа для определённых коммунальных предприятий. В частности, по водоканалу Астаны до сегодняшнего дня на 2023 год инвестиционная программа составляла 937 миллионов тенге.

"Нужно понимать, что система водоснабжения и водоотведения – это не просто сети, какие-то технические позиции, это очень сложная система, где очень много оборудования используется. Это насосные станции, повышающие давление насосные станции, где сложное и очень энергоёмкое оборудование. Это станции забора воды, в частности, в Астане мы берем воду, у нас единственный источник водоснабжения – это астанинское водохранилище. Мы её подаём на очистные сооружения, где осуществляется производство питьевой воды. Если учесть, что астанинское водохранилище удалено от Астаны на 53 километра, то соответственно, мы понимаем, что есть связующее, которое обеспечивает подачу воды. Все это требует обслуживания", - сказал она.

Элементарно, нет нормативно-правовой базы

Кроме вопросов по инвестсоставляющей, выявилась ещё одна проблема в отрасли водообеспечения.

"У нас на сегодня нормативной базы по эксплуатации сооружений, по ответственности предприятий и потребителей – нет", - сказала Ирина Першина.

В 2019 году принят Закон "О естественных монополиях", где была прописана обязанность субъекта естественных монополий устанавливать потребителям приборы учёта для контроля расхода воды. Но ответственности за выполнение этой обязанности нигде не прописано.

"Сидят потребители и платят по норме потребления, кого-то это устраивает, кого не устраивает – те сами устанавливают приборы учёта. Необходимо отметить, что этот рынок конкурентный. Есть предприниматели, которые вправе устанавливать приборы учёта, и у потребителей в этом же законе прописано, что они вправе сами устанавливать приборы учёта. Это обязанность предприятий или это права потребителя?" - задается вопросом Ирина Першина.

По её словам, таких коллизий много.

В Казахстане нет культуры водопотребления

"В Европе никогда люди не будут поливать газоны питьевой водой. Для этого у них есть техническая вода, они скважины могут пробурить. Мы столкнулись с такой проблемой, при дефиците воды, когда она подаётся по графику, у меня в доме напротив вечерами поливают деревья, газоны. Это же наше отношение к воде. А попробуй выйди и сделай замечание, тебе скажут, куда пойти и что делать. К сожалению, и здесь нет ответственности потребителей за использование питьевой воды в технических нуждах", - говорит представитель акимата Астаны Ирина Першина.

По её словам, в правилах пользования системы водоснабжения и водоотведения есть всего одна статья, где мелким шрифтом написано – нельзя использовать питьевую воду на полив зелёных насаждений. Если она используется, то граждане должны устанавливать отдельные приборы учёта воды.

"По логике вещей это не совсем правильно. Опять же, ответственности потребителей и ответственности предприятия за то, что у них идёт использование питьевой воды на технические нужды, нет. В части эксплуатации и в законодательной базе очень большая просадка. Её практически нет по сравнению с теми же странами бывшего СНГ", - сказала она.

Сейчас идёт разработка нового Водного Кодекса – это основной документ, регламентирующий водопользование, водопотребление в Казахстане, но он больше, с точки зрения спикера, ориентирован на водные ресурсы – реки, океаны, озёра, моря – их использование в качестве источников водоснабжения. Система водоснабжения одним маленьким разделом прописана в документе. "Но ничего оттуда "хорошего" нельзя взять ни для потребителей, ни для водоснабжающих организаций", говорит Першина.

"Наверное, поэтому у нас такая проблема именно с питьевой водой, со сбросом сточных вод, с их очисткой, потому что у нас нет конкретных законодательных правовых актов. Нигде не определена ответственность всех участников этого процесса", - добавила она.

Решение – поднимать тариф на воду

"Президент постоянно говорит о контроле за необоснованным увеличением тарифов. Что такое необоснованное – это когда директор предприятия за счёт тарифа хочет купить себе вертолёт или самолёт, чтобы ему было удобно передвигаться. Это необоснованная трата", - сказала Ирина Першина.

Тем временем выросла стоимость электроэнергии, более того, как признаёт правительство Казахстана, цены на материалы, ГСМ, логистику тоже увеличились, в связи с санкциями и ситуацией между Россией и Украиной Казахстан в обход поставляет ресурсы для обслуживания и удовлетворения своих нужд.

"Нам говорят, у нас есть 10 процентов максимального увеличения тарифа, как хотите, в эти 10 процентов должны уложиться. В Водоканале с 1 июля увеличили тарифы, выросла инвестиционная составляющая до 2,2 миллиарда тенге. Но что в этой инвестпрограмме сидит: пять километров сетей водоснабжения и три километра сетей канализации. Всё остальное – это транспорт, который нужен для обслуживания сетей, то есть спецтехника, насосы, электроэнергия, без которой ничего не работает. С 1 января новый тариф с увеличением утвердили энергетикам. То есть просадка в тех предприятиях, которые зависят от электроэнергии идёт на полгода. Водоканал с новым тарифом "не вытягивает", у них задолженность составляет 1,5 миллиарда тенге перед поставщиками, у которых они закупают коагулянты, химреагенты, спецодежду для работников, средства индивидуальной защиты, ГСМ. У них по электроэнергии 500 миллионов в тариф не включилось", - сказала она.

По словам Ирины Першиной, учитывая то, что отрасль водоснабжения большей частью убыточная, желающих "зайти" туда по ГЧП, даже в Астане, практически нет. "Заходят" при условии предоставления гарантии акимата на возмещение убытков в случае, если проект окажется провальным.

"Любой инвестиционный проект по линии ГЧП, или по линии МФО – это увеличение тарифов. Потому что конечным бенефициаром является предприятие, не акимат или какой-то уполномоченный орган. Соответственно, он закладывает свои затраты в тариф", - заключила спикер.

Наверх