Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Аграрный сектор Казахстана: как устоять колоссу на глиняных ногах? | BaigeNews.kz 21 февраля, 2022, 12:57
15758
Фото: zen.yandex.kz/media/tehnikacccp

Аграрный сектор Казахстана: как устоять колоссу на глиняных ногах?

Почему сельское хозяйство, разваленное на заре независимости, нуждается в стратегическом внимании государства.

Казахстан стоит на пороге больших перемен. Не только в политике, но и в сфере экономики, социума. Особые надежды люди возлагают и на сельскохозяйственный сектор, который сегодня похож на колосса на глиняных ногах. Агентство BaigeNews.kz приглашает к разговору о проблемах аграрного сектора, путях преодоления трудностей и направлениях развития всех заинтересованных специалистов, экспертов, рядовых сельхозтоваропроизводителей, фермеров.

Разрушим до основания, а затем…?

В советское время Казахстан развивался в основном как аграрная республика. Мы производили почти весь спектр сельскохозяйственной продукции. К развалу Советского Союза в республике насчитывалось более 2500 совхозов и колхозов. Сельскохозяйственные угодья составляли около 200 миллионов гектаров, в том числе более 35 миллионов гектаров занимала пашня. Остальные площади занимали традиционные пастбища.

Казахстан был одним из основных производителей мяса, шерсти и зерна в Советском Союзе. Поголовье скота, составлявшее в 1955 году около четырех миллионов голов крупного рогатого скота (КРС) и 18 миллионов овец, в 1983 году достигло свыше девяти миллионов и 36 миллионов соответственно. Животноводство давало 58 процентов стоимости валовой продукции сельского хозяйства. В сельском хозяйстве сочеталось крупное механизированное зерновое земледелие на неполивных и орошаемых землях и мясо-шерстное овцеводство и мясное скотоводство.

В середине пятидесятых — начале шестидесятых годов прошлого столетия в Казахстане с подачи тогдашнего главы государства Никиты Хрущева началось масштабное освоение целинных и залежных земель. Было распахано более 25 миллионов гектаров нетронутых доселе земель и республика стала одним из ведущих районов по производству зерна в СССР. Достаточно сказать, что только в одном 1986 году был получен рекордный урожай — 28,3 миллиона тонн пшеницы. Площади под кормовыми культурами в 1990 году составляли 11 миллионов гектаров.

Развивалось не только мясо-молочное, но и племенное животноводство. Казахстан отправлял на продажу в другие республики и преимущественно в страны социалистического лагеря племенное поголовье крупного рогатого скота казахской белоголовой породы, грубошерстных овец, ангорских коз. Было развито табунное коневодство и верблюдоводство, свиноводство, птицеводство. В нашей республике выращивали хлопок и сахарную свеклу, занимались садоводством и огородничеством.

Была налажена широко развитая сеть сбыта и реализации продукции не только у себя, но и в другие республики. Успешно функционировали целые потребительские кооперативы. Большое значение придавалось переработке сельхозпродукции. Пункты вторсырья принимали не только шкуры и шерсть скота от населения (не говоря о совхозах и колхозах), но даже кости, рога и копыта!

Вспоминаю, как в детстве, проживая в райцентре, собирал летом кости, старую одежду и нес "находки" приемщику, который жил по соседству. Дед Кака, так звали его мальчишки с нашего края, принимал это и давал взамен рыболовные крючки, леску для удочки. Наиболее удачливым перепадало бамбуковое удилище. Мы были этому только рады и с удовольствием собирали всякого вида утиль в обмен на рыболовные принадлежности.

Во многих городах работали предприятия по переработке животноводческого сырья. В одном только областном центре Семипалатинской области их насчитывалось около десятка: мясокомбинат, фабрика первичной обработки шерсти, кожевенно-меховой комбинат, обувная фабрика, шерстопрядильное производство и многие другие.

Особняком в этом ряду стоял Семипалатинский мясокомбинат. Он был вторым по мощности в СССР после Ленинградского мясокомбината. Консервами мясокомбината снабжалась вся советская армия. Производились десятки видов колбас и мясных деликатесов.

Во многих областных центрах работали такие же производства.

Весь этот сельскохозяйственный механизм, прошедший через горнило огромных испытаний диктатуры пролетариата, в том числе и голодом, войной, послевоенным строительством, работал как часы.

Но вот Союз распался. Республики обрели независимость и разбрелись по своим углам.

Первой жертвой распада стал аграрный сектор, который субсидировался государством и увяз в долгах. Убежден, что развал сельского хозяйства стал самой большой ошибкой нашей власти на заре независимости.

Вместо того, чтобы сохранить уже наработанный механизм, мы разобрали его по винтикам и спустили по дешевке всем, кто хотел урвать свой винтик, шуруп или болт.

Приватизация на селе превратилась в "прихватизацию". В каждом мало-мальски существовавшем совхозе имелся приличный парк сельхозмашин, включая несколько десятков автомашин, тракторов, комбайнов, других орудий. Все это в одночасье разошлось "по долям". Кому-то достался трактор, кому-то десяток овец, а кому-то рога и копыта. Землю тоже разобрали по паям. Позже наиболее проникнутые коммерческим духом скупили за бесценок эти паи и стали латифундистами.

Конечно, есть примеры тех, кто сумел выжить в те годы, сохранить производство. Они и сегодня на слуху: "Родина" Сауэра, хозяйство Зенченко и т.д. Наберется их с десяток. Сегодня уже счет идет, наверняка на сотни, поскольку крупных сельхозтоваропроизводителей, которые нынче в частных руках, уже немало. Но в масштабах государства их мизер.

По большому счету, тогда, на заре нашей независимости, все взоры государства были направлены на нефтегазовый сектор. Охотников его осваивать было хоть отбавляй. Стране нужны были инвестиции, нужно было чем-то наполнять бюджет, поддерживать население. Поэтому, наверное, отдали многозатратное сельское хозяйство на заклание.

И только много позже пришло понимание, что отрасль надо спасать. Понимает ли сегодняшняя власть, что запасы углеводородного сырья и других извлекаемых из недр земли богатств, ограничены и когда-нибудь закончатся?!

А вот сельское хозяйство, хотя и затратное, но имеет склонность к воспроизводству. При должном отношении к земле и она воздаст сторицей, причем ежегодно и с приличной добавкой. То же самое касается и животноводства. Поголовье скота при разумном хозяйственном подходе можно не только поддерживать на одном уровне за счет воспроизводства, но и наращивать ежегодно.

Причем, в то время, как во всем мире переходят на генную инженерию, у нас можно выращивать экологически чистый продукт. Он будет востребован во всем мире.

Размышляя о судьбах отечественного сельского хозяйства, я постоянно вспоминаю телевизионный сюжет об Йеллоустоунском заповеднике (Yellowstone National Park, США). Одно время там решили истребить всех волков, которые поедали оленей и других животных парка. Но уже через несколько лет пришла другая беда: начала исчезать растительность парка, а вместе с ней и стали мелеть реки, иссушаться озера. В общем парк стал умирать. А все дело в том, что оленей развелось слишком много. Они стали поедать кустарники, не давать им и другим растениям роста. Исчезли многие виды флоры и фауны парка. Среди копытных животных стали развиваться болезни. Даже медведи гризли изменили свой рацион и стали больше поедать ягод по берегам рек. Когда волков снова завезли в парк, с годами картина стала меняться в лучшую сторону. Остатки недоеденных волками туш доедают медведи. Больше стало грызунов, а это привело в свою очередь к росту поголовья хищных птиц.

Оказалось, что волк стоит на вершине пищевой цепочки. Стоило его убрать и вся цепочка стала распадаться.

Также и наша сельскохозяйственная отрасль: стоило государству переключиться на другие сферы экономики, как оно пришло в упадок. Начался отток сельского населения в города. Канули в небытие такие профессии сельчан, как чабан, скотник, свинарь, зоотехник. В дефиците ветеринарные врачи. Народные ритуалы, обычаи, традиции, которые поддерживались за счет сельчан, стали исчезать. Наши дети перестали ездить на лошадях. Страна номадов-кочевников оказалась на грани утери своего генетического кода. Разве не так?

Не хватает техники и специалистов

Тем не менее, пока еще не все потеряно. Сельскохозяйственная отрасль Казахстана всегда считалась базовой составляющей национальной экономики. Основой такого положения является ряд преимуществ, которыми обладает республика:

  • наличие огромной территории. По площади пахотных земель на душу населения Казахстан занимает второе место в мире.
  • вхождение в число крупных экспортеров по зерну и муке;
  • растущий спрос на продовольственную продукцию среди соседних стран (Китай, Центральная Азия, ЕАЭС и СНГ).

К примеру, только за 12 месяцев 2018 года доля сельского, лесного и рыбного хозяйства в структуре ВВП страны составила 4,2%. Это почти вдвое меньше, чем было в конце 1990-х.

Сегодня одной из основных задач правительства является повышение конкурентоспособности АПК, как одного из ключевых драйверов национальной экономики.

Стоит отметить, что с начала обретения независимости в Казахстане было разработано десять программных документов, на основе которых реализуется государственная политика в сфере АПК. Главной целью госпрограммы развития агропромышленного комплекса РК на 2017-2021 годы было увеличение производительности труда в АПК и экспорта переработанной сельскохозяйственной продукции как минимум в 2,5 раза по сравнению с 2017 годом. На реализацию данной программы было израсходовано почти 2,8 триллиона тенге, в том числе 90% бюджетных средств.

По мнению ведущего эксперта института системных исследований "Парасат" Найли Альмухамедовой, сегодня развитию АПК препятствует ряд барьеров.

Прежде всего, актуальным остается вопрос низкой производительности труда в отрасли, подчеркивает эксперт. Согласно статистике, в 2017 году самая низкая производительность труда (за исключением сферы образования) в экономике республики наблюдалась именно в сельском хозяйстве — пять тысяч долларов США на одного занятого в год. При этом стоит учитывать, что ежегодно в аграрный сектор выделяются значительные объемы субсидирования, осуществляются меры государственной поддержки и работает значительная часть занятого населения. Необходимо отметить, что аналогичный показатель в развитых странах достигает 90-100 тысяч долларов США.

"К основным причинам такого низкого показателя можно отнести вопросы недостаточной технической оснащенности, внедрения, трансферта эффективных агротехнологий и их доступности для малых и средних хозяйств. К примеру, степень износа машин и оборудования в сельском хозяйстве в 2017 году составила 45,7%. По количеству сельскохозяйственных тракторов Казахстан значительно отстает от других стран", — отмечает Альмухамедова.

Так, на 1 гектар сельхозземель в Казахстане приходится 1 трактор, тогда как в США — 27, в Индии — 16, в Бразилии — 11. При этом эксплуатация большей части тракторов и комбайнов в стране превышает нормативный срок в 17 лет. В свою очередь, использование изношенного и устарелого оборудования увеличивает затраты на ремонт и ГСМ в среднем на 20% и, в конечном итоге, приводит к снижению сбора урожая.

В качестве следующего упущения эксперт приводит слабое взаимодействие агронауки и бизнес-сообщества. Основная часть научных исследований и разработок финансируется государством без активного участия бизнеса, который мог бы указывать на свои конкретные интересы и запросы в процессе разработки. Отсюда и вытекают проблемы коммерциализации и трансферта технологий.

Выделяет эксперт и проблему кадрового обеспечения. Согласно данным местных исполнительных органов, около 80 процентов субъектов агропромышленного комплекса испытывают острую потребность в специалистах.

"При этом стоит отметить, что ежегодно выделяется достаточное количество образовательных грантов для обучения по аграрным специальностям. Однако на выходе только половина выпускников сельскохозяйственных вузов трудоустраиваются в сельской местности. Часть из них работает лишь формально, а по факту занята в других сферах", — заключает специалист.

Коррупция сводит на нет все усилия

О расцвете коррупции в сфере агропрома страны не говорит сегодня даже ленивый. Она не только стала притчей во языцех, но и не раз уже фигурировала в высказываниях президента Касым-Жомарта Токаева. Вот и недавно на совещании по вопросам противодействия коррупции глава государства вновь обратил на это внимание.

"Здесь можно отметить выявление коррупционных схем, связанных с субсидиями в сельском хозяйстве. За последние пять лет государство выделило на поддержку аграриев более двух триллионов тенге. За это же время в данной сфере зарегистрировано 960 преступлений, к уголовной ответственности привлечено 450 лиц. Эта сфера на протяжении многих лет подвержена коррупции", — заявил Токаев.

Так, по мнению ряда экспертов, широко разрекламированная госпрограмма "Сыбага" напрямую противоречит интересам местных племенных производств. Согласно условиям программы, приобретаемый крупный рогатый скот обязательно должен импортироваться только из зарубежных стран. Наличие такого строгого требования делает эту программу недоступной и невыгодной для малых и средних хозяйств.

При этом собственные племенные хозяйства подвергаются дискриминации. По данным только на 2018 год в стране имеется 1044 племенных хозяйств, количество племенного крупного рогатого скота мясного направления в них составляет 282,4 тысячи голов.

Однако, несмотря на то, что племенной скот местных производств имеет существенные конкурентные преимущества (не надо делать "растаможку", риск заболеваний снижен многократно, адаптация скота к местному климату), продать его они не могут и вынуждены отправлять на забой племенное поголовье.

Это идет наперекор принципу полезности и отдачи от вложенных ранее средств, считает эксперт Найля Альмухамедова.

Подобных примеров неэффективного использования государственных средств именно в сфере агропрома хоть отбавляй. В следующих материалах мы обязательно затронем эту тему.

Есть ли свет в конце туннеля?

Есть. По мнению экспертов, для дальнейшего качественного развития сельского хозяйства в РК необходимо принять ряд мер. В частности, необходимо повысить инновационную активность за счет замены устаревшей техники и оборудования, внедрения ресурсосберегающих технологий. Привлечь к взаимовыгодному сотрудничеству науку с практическим применением прикладной науки в аграрном секторе. Еще более усилить государственные меры поддержки для привлечения в село молодых специалистов, не только учителей и врачей, но и других специалистов сельскохозяйственной отрасли. Развивать интеграцию между сельхозтоваропроизводителями и переработчиками сырья. Исключить из этой цепочки всякого рода прихлебателей в виде перекупщиков и посредников. Отдельного разговора заслуживает проблема хранения, переработки и сбыта сельскохозяйственной продукции.

Необходимо развивать этнотуризм, экотуризм, агротуризм. Широко рекламировать и распространять опыт ведущих и наиболее состоятельных в агробизнесе хозяйств.

Конечно, это лишь малая толика мер, которые безотлагательно надо принимать. Если мы хотим возродить село.

В следующем материале будет продолжение разговора о том, что можно сделать для возрождения сельского хозяйства РК.