Как в области Абай планируют выводить из тени доходы от продажи горельника

1 Декабря 2023, 15:00
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Альбина Халел 1 Декабря 2023, 15:00
1 Декабря 2023, 15:00
2493
Фото: Альбина Халел

По предварительным подсчётам руководства резервата "Семей Орманы" сгоревший в ходе июньских пожаров сосновый бор в области Абай – это 6 млн. кубометров готового лесоматериала. Возможности местного кадрового потенциала позволяют произвести отвод и таксацию лесосек на площади не более 2 тысяч гектаров в год, а значит 190 тысяч кубометров сгоревшего реликта. Общественники и правоохранительные органы настаивают на прозрачной продаже горельника на аукционах и бирже. Лесники, которые провели экспериментальные электронные торги, в ответ делятся неутешительными результатами: лесной аукцион не удался. Корреспондент BaigeNews.kz выяснял, почему "Абайский лесоматериал" не в тренде.

Настоятельно рекомендуем!

После июньских пожаров в области Абай, неправительственный сектор и правоохранительные органы подняли вопрос реализации горельника. Почти неисчерпаемый природный ресурс при грамотном подходе к вырубке и реализации мог бы обеспечить государство солидным дополнительным доходом. Поэтому, по мнению специальной комиссии, которая была сформирована, контроль за оборотом полученных ресурсов должен быть открытым и прозрачным.
Общественники и представители антикоррупционной службы настоятельно рекомендовали руководству резервата "Семей Орманы" реализовывать будущий лесоматериал открыто через аукционы и биржи.

После огненной стихии борцы с коррупцией жёстко высказались о действующей системе продажи отечественного сырья, вспомнив опыт конца 90-х. Мы поинтересовались, изменилась ли позиция антикоррупционного ведомства за несколько месяцев.

"Позиция нашего ведомства неизменная. Резерват должен обеспечить прозрачность продажи лесоматериала. Мы направляли письмо в адрес Комитета лесного хозяйства Министерства экологии, в частности свои рекомендации о необходимости изменить сам механизм заготовки и реализации древесины. Мы говорили, чтобы они пересмотрели всю современную практику и частично вернулись к прошлому опыту, когда лесоматериал готовили сами же лесники, формировали заготовительные бригады", - прокомментировал точку зрения своего ведомства заместитель руководителя управления превенции антикоррупционной службы по области Абай Тимур Трефилов.

В марте 2023 года Агентство по борьбе с коррупцией направило письмо в адрес министра экологии Сулейменовой об искоренения коррупционных рисков в резервате, из-за которых  сокращаются леса в регионе, включая пожары.   
Однако, несмотря уголовные дела в отношении бывшего руководства резервата, никаких мер министерство не принимало, пока не случился пожар.

"Самостоятельная заготовка позволит "черным лесорубам" вывезти больше лесоматериала, чем оплачено в кассу, а вместо дровяного вырубить деловой. Эта схема долгое время набивает карманы руководства Резервата и Комитета лесного хозяйства, скрывая от государства реальные доходы от продажи леса", - выразили свою позицию представители общественной комиссии.

Раз, два, три: не продано!

По закону на территории "Семей Орманы" можно делать лишь санитарные рубки. Это сплошное или выборочное спиливание повреждённых деревьев, для улучшения санитарного состояния леса. В том числе и после пожаров.

Заготовкой лесного материала имеют право заниматься только сотрудники резервата и только они могут фиксировать горельник, производить очистку, перерабатывать и реализовывать древесину. Выходит, все полномочия в руках одной организации. Именно это и настораживает общественность.

Но в резервате ничем помочь не могут. Лесники уверяют, что выполнили те рекомендации, которые направила комиссия. Но безуспешно. Электронная торговая площадка оказалась нерентабельной, а непроданные лоты залежались, потеряв в качестве.

""Семей Орманы" прислушался к рекомендациям и решил выставить товар на аукцион в экспериментальном порядке. Было 50 кубометров обрезной доски длиной 6 метров и шириной 50 мм. Стартовая цена составляла 70 тысяч тенге за кубометр. Но никто не отозвался. Через 15 дней провели второй аукцион - ситуация повторилась. Ещё через какое-то время этот товар выставили на биржу. Но никто не вышел к нам с ценовым предложением. В результате качество распиленного материала понизилось со второго до третьего класса", - рассказал заместитель руководителя ГУ ГЛПР "Семей Орманы" Гани Алпысчалов.

По мнению руководства резервата, этот эксперимент отразил существующую обстановку на рынке лесоматериала. Конкурировать с российской продукцией пока невозможно. А перенос кругляка и распилованной древесины со склада в "аукционный зал" ухудшает и без того нестабильное состояние казахстанского рынка лесоматериала. Покупателей нет по нескольким причинам.

"Во-первых, для участия в аукционе нужно заплатить гарантийный взнос, который не возвращается. Это 15% от стоимости товара. Во-вторых, покупатели теряют драгоценное время. А для нашего горельника это время бежит вдвойне и втройне быстрее, так как из-за вторичных вредителей он портится быстрее, качество снижается буквально на глазах. И в-третьих, цена клиентов идёт на повышение. То есть аукцион - это как тендер в госзакупках, только в обратную сторону. Разве люди захотят платить больше, чем на тех же пилорамах, где можно купить лес здесь и сейчас?", - перечислил ряд особенностей электронных торгов  Гани Алпысчалов.

Стоимость древесины в резервате в начале каждого года согласовывается с Министерством экологии и сравнима с рыночной стоимостью продукта.

После трёх неудачных попыток продать лесоматериал на аукционе  открыто, сотрудники резервата устроили ценовой анализ по Семею. Их волновал вопрос – а вдруг стоимость их товара всё же была слишком высока. На тот момент цена на древесину на частных пилорамах упала из-за падения курса российского рубля.  Но в результате лесники выяснили, что ценовой разбег составлял всего 5 тысяч тенге за куб, в резервате он оказался дороже.

После неудачных попыток наладить контакт с электронными торгами лесники выбрали другой способ обеспечить прозрачность продажи сырья – они разместили объявления о продаже пиломатериала в социальных сетях. "Клиент пошёл", сырьё разных видов стали покупать, но всё по той же старой схеме.

"Мы стараемся максимально высветить все нюансы системы прямой продажи со склада. Так как этот способ самый надёжный. Чтобы срубить, привезти, распилить лес на продажу, взаимодействуют до трёхсот человек. Их зарплата напрямую зависит от выручки. А торги не смогут обеспечить их стабильным заработком", - высказался по поводу ещё одного пункта не в пользу аукциона Алпысчалов.

Российский лес спасает казахстанский

Стоимость казахстанского лесоматериала напрямую зависит от российского. Товар из соседней страны задаёт цену по простой причине – именно он обеспечивают львиную долю казахстанского рынка. Строительные фирмы, крупные компании, промышленность области Абай использует для своих нужд в основном приграничный стройматериал, который привозят из Алтайского края.

Дело в том, что качественные характеристики древесины из соснового бора в области Абай как стройматериала, даже "зелёнки", намного хуже, чем, например, в Павлодаре и, тем более, в России. Всё дело в сухой почве. Низкорослые сосны не выдают тех показателей, которые нужны в строительстве. Однако, это же и является гарантом неприкосновенности. 
Большинство предпринимателей, специализирующихся на продаже распилрованной и круглой древесины, везут её из России. Там, говорят они, товар всегда в большом ассортименте.

Стоимость обрезной доски на складе предпринимателя в Семее - 75 тысяч тенге за кубометр, необрезной - 50 тысяч тенге. Речь идёт о сырорастущей "зелёнке" из РФ. Один куб - это примерно 15 досок. Цены российского леса и горельника из лесного фоннда области Абай почти одинаковые, но качество разное.

Согласно последним поправкам в нормативных документах, вывозить из соседней страны кругляк можно только по железно-дорожному пути.

"Казахстан не может обеспечить свои потребности в лесопродукции из-за низкой лесистости, которая составляет всего 3%. В России этот показатель около 20%. Поэтому там много наших казахских бизнесменов, торгующих древесиной. К примеру, в лесхозе, где я закупаю товар, 5 клиентов из Казахстана", - поведал предприимчивый семейчанин.

Мы поинтересовались, что думают представители бизнеса о возможности продажи древесного товара на аукционе и бирже.

"Надеяться на лесные аукционы рискованно. Например, я выйду с желанием купить доски по определённой цене и мне нужен большой объём. Другой бизнесмен предложит чуть большую цену, но купит несколько кубов. И будет каждую неделю покупать по "чайной ложке" и при этом уже диктовать цену для других. Я считаю, что для предпринимателей, которые занимаются дальнейшей розничной продажей  лесоматериала - это не надёжно", - высказался владелец пилорамы.

Первые два года сырьё из горельника реликтового бора области Абай может сойти за добротные стройматериалы - доски, брус, стропила. Но через три года, когда вторичные вредители продолжат своё наступление и достигнут сердцевины ствола, "стебли" сосен сгодятся лишь в качестве технологической древесины.

В данное время на территории сгоревших сосновых плантаций Бородулихинского и Новошульбинского филиалов резервата осуществляется процесс подсчёта пострадавших деревьев – отвод и таксация. Сотрудники всех филиалов отмечают каждое дерево, которое пойдёт под сруб. Лесники определяют полноту древостоя,  высоту и кубомассу. Работы продолжатся до тех пор, пока позволят погодные условия. 

Фото: Альбина Халел.

Наверх