Древние ковры как пересечение культур: что общего у казахов, шумер и египтян

15 Июля 2023, 10:00
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
Анастасия Новикова 15 Июля 2023, 10:00
15 Июля 2023, 10:00
3679
Фото: Анастасия Новикова

Дана Бектаева коллекционирует ковры на протяжении многих лет. Ее коллекция уже насчитывает больше 900 различных ткацких изделий. Некоторые экземпляры ручной работы были сделаны мастерами XIX века. Кроме того, женщина коллекционирует другие текстильные изделия, а также древние казахские сундуки. Корреспондент BaigeNews.kz оценил коллекцию.

По словам Даны, ковры привлекали с детства. Мягкие и жесткие, самых разных цветов,  с различными узорами и орнаментами, они вобрали в себя культуру казахского народа. Их она видела в ауле у бабушки и даже принимала участие в ткачестве. Именно тогда у нее проснулась любовь к этим изделиям.

"Был такой момент, когда я задумалась, чем я хочу заниматься, что я люблю, тогда появилась эта идея с коврами. Я стала искать ковры, сначала общалась с людьми, искала в интернете, и у меня появились люди-поисковики, которые стали искать для меня ковры. Я начала покупать изделия, когда у меня даже не было собственного жилья, покупала и хранила у родственников", - рассказывает коллекционер.

Сейчас у Даны самая крупная в Казахстане коллекция ковров ручной работы. На сегодняшний день она включает более полутора тысяч экспонатов, это больше 900 ковров,порядка 100 различных древних сундуков начала XIX века, тускиизы (настенные ковры) сырмаки (узорчатые войлочные ковры), различные текстильные изделия которые когда-то украшали юрты. Но именно ковры — венец коллекции, в них переплетаются самые разные культуры.

"Я изучала многие направления, такие как астрология, мифология древних цивилизаций, таких как шумеры, ведические, египетские знания, и конечно для меня было большим удивлением, что те знаки, которые я видела на казахских коврах, я нашла в знаниях древних цивилизаций, меня до сих пор это поражает. Узоры на коврах, это язык символов и знаков, который существовал, наверное, еще в самом начале образования мира. Это проявление философии и представления мира, люди все рассказывали символами и знаками", - говорит Дана Бектаева.

По словам коллекционера, сейчас как никогда раньше, люди ощущают нехватку прекрасного.

Именно поэтому Дана решила поделиться своей коллекцией с людьми через творчество. Стены, бордюры и даже подъездная дверь дома в котором живет коллекционер украшены ковровыми узорами. От такого буйства цвета и необычных символов просто разбегаются глаза. Дана говорит, этот проект обошелся ей недешево, но это стоит того чтобы любой прохожий, мог заглянуть во двор и прикоснуться к прекрасному.

При этом коллекционер сетует на то, что не все понимают истинное предназначение ковров и почему раньше их передавали из поколения в поколение. Многие знания о культуре забылись.

"Мы многое просто не знаем о собственной культуре. Я проделала огромную работу, собирая эту коллекцию. Но очень жаль, что у многих людей нет понимания значимости ковров. Для них это что-то обыденное, некоторые даже не знают, что у казахов были ковры. Три года назад, когда я начинала вести блог о коврах, мне попадались взрослые люди, которые говорили, что у казахов не существовало ковров. Это не так. Кроме войлока у нас было развито ткачество. С образованием ковровых фабрик надобность во всем этом отпала и люди перестали ткать ковры", - отмечает Дана.

По словам коллекционера сейчас происходит путаница в стилях узоров ковров. Так, вместо казахских изображений наносят туркменские или азербайджанские. Однако казахский стиль особенный и имеет свои отличия.

К своим экспонатам коллекционер относится как к открытым книгам, говорит, каждое изделие рассказывает свою неповторимую историю.

"Каждое изображение и каждый ковер обладает своей энергией. На одном ковре изображена шумерская богиня Инанна, этот ковер несет в себе энергию привлечения богатства, любви и роскоши. Всем известен фэншуй, и в данном случае это казахский фэншуй. Был такой древний восточный эпос о Гильгамеше, и в этом случае история перенесена на казахский ковер. А египетские знания говорят нам, что каждый час открывается определенны ключом, и на одном ковре изображены ключи", - рассказывает женщина.

Коллекция действительно уникальная. Коллекционер провела большую классификацию и по определению типов ковров. Среди них есть и "звезды" коллекции.

"Этот ковер в народе обрел название "Абылайхан" потому что на его шапке были изображены похожие символы. Также здесь показан танец скорпионов. Это один из самых редчайших ковров, один из самых древних сохранившихся, это звезда коллекции", - рассказывает Дана.

"Этому ковру по праву обладателя я дала название Сыбыр. Я долго смотрела на этот ковер, и он вызвал очень много вопросов. Здесь основной знак, который мы видим на флаге казахского ханства, это единственный ковер с таким знаком. Эти знаки похожи и на киргизские знаки, но регион, откуда привезли этот ковер, далек от Киргизии", - говорит коллекционер.

"Этот ковер как будто шоколадка. Здесь богатый, насыщенный цвет, напоминающий  плиточный шоколад. От него идет ощущение богатства, он притягивает взгляд. Это единственный дизайн, который сохранился у казахов, больше я такого не встречала. Однажды встречала у туркменов, но техника и почерк у них немного другие", - говорит Дана.

"Этот ковер я назвала "Арабы". Такой тип ковров пришел в Казахстан с первыми миссионерами, принявшими ислам. А верблюд, который здесь изображен, был для казахов  священным животным, и практически нигде не было изображения верблюдов. Это единственный ковер, где есть верблюд, он такой неприметный, как будто его спрятали", - рассказывает женщина.

Историю в себе несут и древние сундуки, говорит Дана Бектаева. По ее словам, узоры на этих предметах древности также переплетаются с другими народами.

"У меня в коллекции около 100 сундуков и как оказалось в них тоже есть свое повествование. Так на одном сундуке изображены Осирис и его супруги Исида и Нефтида. Я была поражена что это оказалось на нашем казахском сундуке, и причем я отслеживаю из каких регионов беру сундуки, спрашиваю какой у семей Ру, и мне было удивительно что одни и те же знания приходят из разных уголков страны. На другом сундуке изображен  жук скарабей это Египет, на еще одном цветок лотоса, который символизирует рождение", - рассказывает коллекционер.

По словам Даны, такие предметы древности требуют глубокого изучения.

"Еще Олжас Сулейменов говорил, что нам нужно создавать центр, где были бы шумерологи, египтологи, я его поддерживаю, потому что в итоге все эти знания, оказались на наших предметах быта. Большая часть тех, кто продал свои ковры это, люди для которых они не имели ценности, потому что сейчас главное мода,  и нет понимания глубины этих вещей. А между тем это благая энергия, которая передается через предметы, сотканные вручную", - говорит коллекционер.

Она отмечает, что за некоторые редкие экземпляры приходится побороться.

"Я помню была битва за сундук, несколько человек хотели его приобрести. Сундук очень редкий, интересный, обитый костью, были организованы почти аукционные торги", - рассказывает Дана.

Кроме того, говорит коллекционер, в Казахстане можно и нужно открыть музей ковров. Дана не раз обращалась в министерство культуры для того, чтобы открыть такой музей. Ведь музеи ковров есть практически во всех странах, где развито ткачество, в Иране, Турции, Азербайджане, Туркменистане, России.

"Моя коллекция в чем-то даже превышает коллекцию одного из известных ковровых музеев одного  государства, я понимаю, что это большое дело. Если сейчас мы это не сохраним, то может произойти так, как это произошло в Узбекистане, самая большая коллекция их сюзане (ковры) находится в Словении. К сожалению на государственном уровне я не нахожу отклика, я понимаю, если бы мы поговорили с президентом он бы понял. Древние знания говорят, что процветание придет только через познание и почитание своей культуры. Моя миссия, в нашем государстве, по сохранению этого наследия для будущих поколений ", - уверена Дана.

Дана Бектаева надеется, что ее задумка все же найдет отклик и ковры из ее коллекции, обретут свое место на стенах музея.

Фото: Анастасия Новикова.

Наверх