18 лет в браке я терпела насилие: еще одна казахстанка рассказала о жизни с абьюзером

17 Мая, 20:55
АВТОР
Подпишитесь на наш
Telegram-канал
и узнавайте новости первыми!
из личного архива героя 17 Мая, 20:55
17 Мая, 20:55
5092
Фото: из личного архива героя

На протяжении мая казахстанские женщины одна за другой публично заявили о домашнем насилии. Жертвы рассказали об издевательствах своих мужей в социальных сетях. Что стало этому причиной догадаться нетрудно – принятый 15 апреля резонансный закон об ужесточении наказания за семейно-бытовое насилие на фоне громкого судебного процесса над экс-министром Куандыком Бишимбаевым. Решилась на огласку и алматинка Шынар Жанибекова. В интервью BaigeNews.kz она рассказала, что её сподвигло на этот смелый шаг и с чем она столкнулась после обращения в правоохранительные органы. 

- Шынар, из вашего поста в Facebook мы знаем, что 8 мая ваш муж в очередной раз поднял на вас руку, и вы вызвали полицию. А потом написали откровенный пост, который прочитала вся страна. Расскажите, как вы на это решились?

- Если честно, это был пост для близких друзей. Что меня сподвигло? Я посмотрела интервью Карины Мамаш, где она рассказывала про абьюзивные отношения. В этот момент я сама пережила это всё, вызвала полицию. Я несколько дней думала, рассказать ли своим друзьям, подписчикам о том, что на самом деле женщина может пережить после того, как решится подать заявление. В посте я подробно расписала, что произошло, как полиция действовала. После ситуации Салтанат, Карины все думают, что женщина освобождена, что кто-то их может защитить. На самом деле это получается не совсем так. Закон будет работать только тогда, когда женщины начнут открыто об этом говорить.

- С какой реакцией полиции вы столкнулись?

- Однозначно они не могли разъяснить мои права. Через какое-то время, когда уже пост вышел и получил резонанс в СМИ, меня пригласили в Ауэзовский РОВД. Они даже не поняли, в чём была моя претензия. Я им просто объяснила, хорошо, я - человек грамотный, который может изучить свои права, привлечь внимание общественности. А если на моём месте будет другая женщина и ей не объяснят. Любой человек будет чувствовать себя в небезопасности, если он не понимает, что с ним будет дальше. Мне сказали, что его через три часа отпустят домой. Вы понимаете, что после семейного насилия, после избиения, этот человек может спокойно вернуться домой и продолжить. Это уже навевает страх. Поэтому у меня был вопрос: "А что дальше? А как дальше?". Я хотела, чтобы мне пошагово объяснили, что дальше будет. Мне это не разъяснили. Дежурный смахнул на участкового. Участковый связался со мной только через четыре дня. За это время я не знаю, что может с женщиной случиться. В моём случае я просто не пустила мужа через три часа, когда его выпустили. Его забрали родители. А если бы эта ситуация была бы в семье невозможна? Этот агрессор вернулся бы домой? А участковый пришёл через четыре дня? Это же неправильно.

Самое главное, что закон о бытовом насилии принят, но не вступил в законную силу. Когда я беседовала с представителями РОВД, они сказали, что даже не знают алгоритмов, как им вести себя при новом законе. Пока, говорят, им не было доведено. Пока коммуникации нет. Но в большинстве своём закон будет работать только тогда, когда сами женщины будут знать свои права. Об этом нужно говорить, это нужно освещать, чтобы каждая женщина была в курсе.

- Сейчас на какой стадии ваше дело? Его приняли? Вы заявление написали?

- Я прошла судмедэкспертизу. Заключение судмедэкспертизы поступит в ДВД. Это тоже время займёт. Возможно, только на следующей неделе будет квалифицирована статья этому административному делу. Только после этого будет суд. Это долгая процедура. Может тянуться до трёх лет. Но я готова идти до конца, даже если это займёт три года.

- Где сейчас ваш муж?

- Он у родителей. До 30 дней он не может со мной связываться, разговаривать. После 30 дней он может вернуться домой. Я не могу препятствовать его возвращению. Поэтому я привлекла адвоката на бракоразводный процесс и раздел имущества.

- Он выходил на связь, искал встречи? 

- Ему дано предписание на 30 дней. Ему запрещено контактировать.

- Что вы намерены делать дальше?

- Я привлекла адвоката. Он специализируется на семейных делах, очень грамотный адвокат. Я надеюсь, что благодаря ей будут защищены мои права и права моих детей. Там три сценария после суда. Первый – примирение. Второй – предупреждение. Третий – 15 суток ареста. Мы сейчас с ней в процессе обсуждения. Самое главное в этом процессе – чтобы были защищены мои дети.

- В каком вы сейчас состоянии?

- Когда ты 19 лет в браке и из них 18 лет ты испытываешь насилие, у тебя уже давно нет каких-то эмоций и жалости ко всему происходящему. Переговоры о разводе ведутся уже третий год. Развода он не давал мне, раздела имущества не давал. Это была последняя капля в попытке мирного урегулирования отношений. Человек просто не понимает. У абьюзеров психика такая: либо всё, либо ничего. Всё мне должно принадлежать. Развод я тоже не буду давать. Просто не шёл ни на какой контакт, просто игнорировал. Если раздел имущества, нет, всё мне будет принадлежать. Если хочешь развод, а почему, у нас всё хорошо. Человек не понимает, что нельзя поднимать руку, ломать ноги. А что тут такого? Он даже понятия не имеет, что это плохо. Даже знаете, когда я к соседке убежала, я от неё звонила в полицию, её муж также сказал: "А что здесь такого?". В последний раз (прим.авт - при физическом насилии) у него было лёгкое опьянение. Он не был пьян, он был выпившим. В большинстве своём ему не надо было даже употреблять алкоголь. Он сам такой.

Он сотрудник иностранной компании. Он раньше служил в силовых структурах.

- Кто вас поддерживал эти дни, когда вы публично заявили о насилии?

- Конечно, друзья, в первую очередь. У меня достаточно большое сообщество друзей. Моё комьюнити пиарщиков оказало очень сильное содействие. Коллектив очень сильно поддержал. Мой шеф большую поддержку оказал.

- Есть ли в вашем окружении люди, которые не поддержали, а осудили ваш поступок?

- Нет, никто так не сказал.

- Вы, будучи успешным пиарщиком, состоявшейся личностью, уважаемым в обществе профессионалом, почему так долго терпели насилие и неуважение по отношению к себе в семье?

- У нас в основном заявляют о насилии женщины из аулов, замученные, многодетные. Поэтому в обществе сложился стереотип, что насилию подвергаются только такие женщины, что успешных это не касается. В большинстве своём, именно успешные женщины не дают огласке семейное насилие. Я могу стопроцентно сказать, что женщины из моего окружения, мои подруги тоже постоянно подвергаются семейному насилию. Но они просто не выносят это в публичное поле. Знаете почему? Потому что это будет демонстрацией их неуспешности. В жизни же они такие успешные, а тут они такие неудачницы. Это психологический аспект, когда женщина не может признаться самой себе, в первую очередь.

- Сейчас в Казахстане происходит этот переломный момент…

- Я надеюсь. У нас большой уровень мизогонии с точки зрения женоненавистничества в обществе. Если женщины начнут говорить, в конечном итоге это дойдёт до мужчин. Безнаказанность порождает вседозволенность. Когда ты прощаешь первый раз, второй, третий, двадцатый, человек просто привыкает, и он не понимает, что это неправильно. Мой один знакомый сказал, что работая в коммуникациях, я стала гибким человеком. Возможно, это и послужило тому, что столько лет я терпела это всё, поскольку не хотела разжигать конфликт. Мы же всё время думаем о том, чтобы не создавать конфликтных ситуаций, стараемся разрулить всё это дело, пытаемся постоянно договориться.

- В чём проявлялось насилие?

- Во-первых, абьюз начинается с того, что он никогда не скажет "пожалуйста", "спасибо". Всё время в приказном тоне. Вечное недовольство: не так подала, недостаточно холодное, недостаточно горячее, недостаточно соленое. Постоянное обесценивание: ты неправильно говоришь, ты неправильно одеваешься, ты не так красишься, ты вообще не такая, посмотри на других женщин. Это ежедневно. В какие-то моменты возникают вспышки гнева: крики, маты. Следующее – это постоянное бросание тяжёлых вещей в меня. Он мог бросить чашку, всё, что подворачивалось под руку. Он мне сломал более 10 сотовых телефонов просто об стену. Ему что-то не понравилось, он забирает сотовый и кидает. Он лазает в моем телефоне, читает все мои переписки. Контролирует, когда я приду домой, почему я на две-три минуты опоздала. Завершающее – поднять руку, душить, толкнуть сильно к стене.

У меня трое несовершеннолетних детей. К детям тоже применялась агрессия. Просто дети в таких ситуациях чувствуют себя виноватыми. В отсутствии меня он мог поднять руку на детей, а потом вымаливать прощение, быть добрым, милым, дарить подарочки, цветы. А потом всё заново начиналось. И так по кругу.   

- Шынар, спасибо, что поделились своей историей.

Наверх