Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +24 ℃
  • Алматы, +14 ℃
  • Шымкент, +24 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6


Великолепная пятерка: Тернистый путь памятников Казахстана в Список всемирного наследия ЮНЕСКО | BaigeNews.kz 22 апреля, 18:18
4463
Фото: wikimedia.org

Великолепная пятерка: Тернистый путь памятников Казахстана в Список всемирного наследия ЮНЕСКО

За 30 лет независимости Казахстана ряд объектов страны вошли в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Как это происходило?

История Списка всемирного наследия ЮНЕСКО началась в далеком 1972 году, когда страны-участницы этой организации приняли Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия. На сегодняшний день ее ратифицировали 193 страны, объекты же, включенные в Список, есть только у 167 из них. За свое почти полувековое существование Список всемирного наследия ЮНЕСКО стал хорошо узнаваемым брендом, а включение в него — знаком качества для любого исторического памятника или природного объекта. 1121 таких объектов сегодня находятся в этом Списке, из них 869 — объекты культурного наследия, 213 — природного и 39 — смешанного, т. е. включающего как культурное, так и природное наследие.

Отмечающая в этом году свое 30-летие Республика Казахстан присоединилась к Конвенции в 1994 году. Сегодня в нашей стране находится пять объектов, включенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Из них три объекта культурного наследия и два природного.

Первым объектом, приобретшим статус всемирного наследия, стал один из самых известных и уникальных культурных памятников Центральной Азии — мавзолей ходжи Ахмета Ясави в Южно-Казахстанской области (ныне Туркестанская область). Он получил этот статус в 2003 году. Построен он был на рубеже XIV-XV веков в период правления Тамерлана (Тимура).

Вторым объектом из Казахстана в 2004 году в Списке всемирного наследия стали Петроглифы Тамгалы. Они находятся в одноименном ущелье в горном массиве Аныракай в 170 километрах от Алматы и охватывают большой исторический период — от второй половины II тысячелетия до н. э. до начала XX века.

Третьим в список в 2008 году впервые вошел казахстанский объект природного наследия под объединяющим названием Сарыарка — степь и озера северного Казахстана. Это к тому же был первый природный объект во всей Центральной Азии, получивший статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Объект включает два заповедника — Наурзумский и Кургальджинский, и отличается большим биоразнообразием, так как здесь обитает почти половина видов представителей степной фауны, в том числе сайгаки.

Четвертым объектом в Списке стал первый трансграничный объект, который объединил Казахстан, Китай и Кыргызстан. Он был включен в 2014 году и получил название Шелковый путь: Сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора.

Пятым объектом, включенным в Список всемирного наследия ЮНЕСКО от Казахстана стал Западный Тянь-Шань в 2016 году — тоже трансграничный объект, но на этот раз исключительно центральноазиатский, объединивший усилия Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана.

Чтобы понять общие принципы, по которым ЮНЕСКО работает в сотрудничестве с государствами, в частности с Казахстаном, для охраны объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, корреспондент BaigeNews.kz поговорил с директором Кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы и представителем ЮНЕСКО в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане Кристой Пиккат.

А уже для понимания того, как проходит весь процесс — от выбора и подготовки номинации объекта до принятия его в Список и последующего сохранения — мы поговорили с теми, кто принимал участие в этом с конкретными объектами всемирного наследия в Казахстане.

Так, заместитель директора по административно-хозяйственной работе Государственного историко-культурного заповедника-музея "Азрет Султан" Бахитжан Нурханов рассказал нам о работе над номинацией мавзолея ходжи Ахмета Ясави в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

В свою очередь, ученый-биолог, заместитель исполнительного директора по науке Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия (АСБК) и директор Центра прикладной биологии АСБК Сергей Скляренко рассказал про то, как он и его Ассоциация участвовали в подготовки номинаций двух объектов природного наследия — Сарыарка — Степь и озера северного Казахстана и Западный Тянь-Шань. В первом случае ассоциация помогала технически, во втором же была вовлечена непосредственно для подготовки номинационного досье.

Код ДНК для ЮНЕСКО

Наш разговор директор Кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы и представитель ЮНЕСКО в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане Криста Пиккат начала с некоторого парадокса, который есть в теме всемирного наследия ЮНЕСКО. С одной стороны, Конвенция всемирного наследия — одна из самых важных и определенно самых известных конвенций ЮНЕСКО в мире. Однако, как заметила госпожа Пиккат, несмотря на то, что каждый слышал о Списке всемирного наследия и об объектах, которые в него включены, существует мало понимания того, как это функционирует и что это подразумевает.

Поэтому директор Кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы подробно остановилась на основных этапах, через которые проходят страны, желающие, чтобы их наследие было включено в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

"Важно понять, что только те страны, которые ратифицировали Конвенцию ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия, могут предлагать объекты для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Конвенция говорит о том, как определить, охранять, сохранить и также передать будущим поколениям объекты, которые признаны и обладают выдающейся универсальной ценностью. Это определение — "выдающаяся универсальная ценность" — в каком-то смысле, это своеобразный код ДНК каждого объекта, включенного в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Это определение касается того, почему тот или иной объект считается важным, каковы характеристики, благодаря которым он имеет универсальную ценность, и также указывает на то, какие характеристики необходимо сохранить объекту, чтобы оставаться в Списке всемирного наследия", — рассказывает Криста Пиккат.

На первых стадиях работы над подготовкой номинации в Список ЮНЕСКО решения принимаются на государственном уровне, отмечает спикер. Каждой стране нужно составить перечень природных и культурных объектов, которые у них есть. Этот перечень называется предварительный список (Tentative list).

Если говорить собственно о процессе номинирования, важно понимать, что это достаточно сложный процесс. Номинационное досье объекта обычно разрабатывают компетентные органы власти страны с участием разных экспертов и учреждений. Для этого необходимо обратить внимание на критерии, по которым ЮНЕСКО отбирает объекты в Список всемирного наследия.

"Конвенция описывает десять критериев, которые являются предварительными условиями для того, чтобы объект был включен. Необходимо, чтобы объект, который предложен для включения, соответствовал по крайней мере одному из критериев. Имеется шесть критериев для культурного наследия и четыре для природного наследия. Это касается, например, значимости объекта в определенном историческом контексте или значимости объекта как вехи развития определенного архитектурного стиля", — объясняет Криста Пиккат.

Далее, рассказывает госпожа Пиккат, когда номинационное досье подготовлено государством — есть определенные правовые, научные аспекты, которые должны быть учтены в документации, а также документация должна быть сопровождена с подробными картами — представители государства отправляют его в ЮНЕСКО, точнее в Центр всемирного наследия, который является частью штаб-квартиры ЮНЕСКО и Секретариатом Межправительственного Комитета по Всемирному наследию. Он просматривает это досье, удостоверяется, что он полный, что вся необходимая информация там есть, и затем отправляет его в Консультативные органы.

"У ЮНЕСКО есть три консультативных органа, которые также рассматривают досье. Для объектов культурного наследия — это Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (International Council on Monuments and Sites — ICOMOS). Для объектов природного наследия — это Международный союз охраны природы (International Union for Conservation of Nature — UCN). Есть также Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей (International Center for the Study of the Preservation and Restoration of Cultural Property — ICCROM), который консультирует по объектам культурного наследия через обучение и распространение информации", — рассказывает о следующем этапе рассмотрения заявки Криста Пиккат.

Анализ и критический обзор номинационного досье, подготовленное властями страны, проводится консультативными органами ЮНЕСКО. Эксперты, ученые, археологи, архитекторы просматривают и присылают свою оценку определенному консультативному органу. После этого все эти документы направляются в Межправительственный комитет по всемирному наследию. Этот комитет состоит из 21 стран-участниц ЮНЕСКО, которые собираются по крайней мере раз в год. Их задача, от лица остальных стран-участниц ЮНЕСКО, проверить досье, ознакомиться с рекомендациями консультативного органа и потом принять решение о включении, или, возможно, об отсрочке включения объекта в Список всемирного наследия.

"Как вы можете понять, этот процесс весьма долгий и сложный. Обычно требуется года два, чтобы страна смогла подготовить номинационное досье. Процесс одобрения может занять по крайней мере один или два года. Часто цикл номинирования составляет пять лет. И чем сложнее объект, тем больше времени это занимает", — рассказывает госпожа Пиккат.

Усложняется процесс, например, тогда, когда номинация трансграничная. Так, Шелковый путь и Западный Тянь-Шань — это два объекта, которые включают по три страны-участницы. В случае с Сетью маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора — это Казахстан, Киргизия и Китай, а в случае Западного Тянь-Шаня — это Казахстан, Киргизия и Узбекистан.

"Такие номинации требуют большой координации и организации со стороны стран-участниц, которые готовят досье. Это значит, что нужно смотреть не только на национальное законодательство, но и на то, чтобы у других стран были схожие пункты в их национальном законодательстве. Важно, чтобы было общее понимание того, почему эти страны принимают участие в этом процессе и что есть общее понимание о важности охраны объекта. Часто когда страны решают участвовать в таком процессе, они подписывают меморандум о взаимопонимании, на основе которого страны демонстрируют, что они готовы работать совместно над номинационным досье. Это также закладывает основу для работы, которую необходимо сделать, когда объект будет включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО", — говорит директор Кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы.

Однако с тем, что после включения объекта в Список, нужно предпринять меры по охране этого наследия, по признанию Кристы Пиккат, у ЮНЕСКО возникают сложности практически у всех стран-участниц по всему миру.

"Обычно страны полны энтузиазма по поводу включения их объекта в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, но когда объект уже включен, то они думают, что работа сделана и ничего больше не нужно делать. Это, конечно же, совсем не так. Важно, чтобы были инструменты и механизмы, которые бы регулировали то, что можно и что необходимо сделать в отношении охраны и управления объекта наследия. Например, когда это касается такого объекта как Западный Тянь-Шань, не может быть никаких горных или других работ по добыче полезных ископаемых. Мы следим за тем, чтобы биоразнообразие объекта, которое было одной из причин, по которой Западный Тянь-Шань был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, было сохранено. Нам также важно, что будет организован устойчивый туризм, что местное население будет понимать, почему этот объект был включен в Список и что его нужно сохранить", — поясняет госпожа Пиккат.

Многие страны заинтересованы в том, чтобы их объекты были включены в Список наследия ЮНЕСКО, потому что это престижно и тесно связано с числом туристов, которые посещают страну. Так что, в этом есть и экономический интерес.

"Для того, чтобы экономический интерес сохранялся, важно, чтобы объект был хорошо сохранен. И поэтому Конвенция предусматривает подготовку того, что мы называем план управления, который должен быть у каждого объекта наследия, когда он еще только рассматривается для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот план управления является весьма детальным и, помимо прочего, говорит о главных ценностях и характеристиках объекта, а также о причинах, почему его нужно включить в список. Важно, что этот план управления будет частью общего плана развития города, в котором этот объект находится. Обычно также имеются основные критерии по любой работе, которая может быть разрешена к проведению на объекте", — рассказывает Криста Пиккат.

Госпожа Пиккат привела пример из соседней страны — Узбекистана. Один из его объектов — Исторический центр Шахрисабз — был включен в Список объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой исчезновения.

"В досье говорилось, что это заселенный исторический город, развитый вокруг центра города с базаром. В какой-то момент местные власти начали работы в городе, разрушая здания, которые на их взгляд не обладали исторической ценностью. На самом деле они разрушили исторический район, так называемый махала, который был вокруг центра, базар, и они сохранили только памятники — мавзолей, медресе и мечеть . Таким образом, они создали пустое пространство вокруг этих памятников. Местные власти думали, что это эстетически красиво. Но эти памятники никогда не существовали в таком виде — медресе, мечеть, базар всегда были частью жизни города, встроенного в махалу и люди жили рядом с этими красивыми памятниками. Поэтому аутентичность и целостность этого участка были затронуты, и исторический ландшафт был изменен. И объект был включен в список Всемирного культурного наследия, находящегося под угрозой", — рассказывает Криста Пиккат.

Этот пример красноречиво показывает, насколько важно для ЮНЕСКО, чтобы у объектов, включенных в их Список был план управления, в котором оговаривается — какие изменения могут быть сделаны с объектом, насколько высокие здания могут быть построены, какие материалы должны быть использованы и т. д. И это не бюрократическая формальность, а жизненно важное условие для памятников, которые ЮНЕСКО и его страны-участницы стремятся сохранить.

Постоянная реставрация 600-летнего мавзолея — это требование времени

Заместитель директора по административно-хозяйственной работе Государственного историко-культурного заповедника-музея "Азрет Султан" Бахитжан Нурханов рассказал о мавзолее ходжи Ахмета Ясави, затронув основные вехи истории этого памятника — историю его создания в средневековье, историю его включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и основные сложности, связанные с его сохранением сегодня.

Мавзолей ходжи Ахмета Ясави был построен на рубеже XIV-XV веков и является одним из самых известных исторических памятников в Центральной Азии. Для того, чтобы рассказать об уникальности этого памятника, нужно сделать небольшой экскурс в историю Туркестанского региона, в так называемый Тимуридский период, говорит Бахитжан Умирханович.

"Период, в котором был построен Мавзолей — это время исторического расцвета империи Тамерлана (Тимура). Тамерлан всегда был политическим соперником Золотой Орды, так называемого Монгольского государства. Хотя Золотую Орду можно назвать первым Казахским ханством, потому что основные структуры этого государства были ближе к местному народу, чем к монголам. Когда влияние Тамерлана начало распространяться в этом регионе, ему надо было каким-то образом обратить внимание местного населения на себя, на свою власть. Поэтому он принимает одно из важнейших своих политических решений — построить мавзолей ходжи Ахмета Ясави. Местное население региона очень чтило этого человека, многие его боготворили, он был вторым пророком для местных мусульман, поэтому Тамерлан и обратил внимание на эту личность", — делится историческим контекстом, на фоне которого был создан знаменитый мавзолей, руководитель музея.

Еще одно историческое событие, о котором рассказал нам археолог, и которое, по его словам, взбудоражило местное население было то, что последний хан Золотой Орды — Токтамыс хан — совершил набег на город Туркестан.

"Существует такая версия, что он ограбил первоначальный мавзолей ходжи Ахмета Ясави и из-за этого Токтамыс хан начал терять влияние в регионе. Для укрепления своего влияния Тамерлан посылает свои войска в погоню за Токтамыс ханом. При битве Тамерлан разбил его войска. По легенде говорят, что Токтамыс хан вернул все, что награбил, в Туркестан. И первоначальный капитал того, с чего начали строить мавзолей ходжи Ахмета Ясави, был составлен из этого награбленного имущества Токтамыс хана. Тогда Тамерлан получил двойную выгоду: во-первых, он укрепил здесь свое политическое влияние, во-вторых, для местного населения строительство мавзолея укрепило влияние ислама и при этом он окончательно обозначил свое господство над Золотой Ордой именно в этом регионе", — констатирует Бахитжан Умирханович.

Говоря об уникальности мавзолея ходжи Ахмета Ясави как памятника архитектуры, эксперт отмечает, что в архитектуре объекта нашли свое выражение влияния как местной культуры, так и культуры соседних народов.

"Основу архитектурного решения памятника Тамерлан взял из традиции архитектуры тимуридской эпохи, то есть традиции Самарканда и Бухары. Но если там — на территории современных Узбекистана и Туркменистана — подобных мавзолеев много, то в Казахстане — это единственный и действительно уникальный мавзолей. Уникальность нашего мавзолея в том, что у него самый большой купол — 18 метров по диаметру. Такого купола больше нигде в Центральной Азии нет. Это один из его основных атрибутов. Также уникальность мавзолею придает то, что кирпичи были отлиты из сауранской глины. В конце XX века были проведены опыты, чтобы понять, насколько эти кирпичи были качественные. Взяли кирпич мавзолея ходжи Ахмета Ясави тимуридского периода, кирпич царского периода конца XIX — начала XX века и советский кирпич конца XX века. Самым качественным оказался кирпич мавзолея. Так что это тоже говорит об уникальности этого памятника", — рассказывает Бахитжан Умирханович.

Мавзолей ходжи Ахмета Ясави был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО 5 июля 2003 года. Однако идея о включении мавзолея в Список возникали и раньше, говорит Бахитжан Нурханов.

"Музей "Азрет Султан", главным объектом которого является мавзолей ходжи Ахмета Ясави, был образован в 1978 году. В его образование большой вклад внес политический и культурный деятель Казахстана Узбекали Джанибеков. Насколько я знаю, по свидетельствам его современников, именно он еще в 80-е годы говорил, что нужно включить мавзолей в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но тогда в связи с определенными историческими событиями форсировать подготовку включения в этот список было в принципе невозможно. И только в 90-е годы с приобретением независимости Казахстана, многие государственные деятели стали говорить об этом, включая одного из первых директоров заповедника-музея "Азрет Султан" Орынбая Дастанова. Его идеей было поднять этот вопрос перед Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым. Удалось ли это ему сделать, я точно не знаю. Но то, что эти идеи были в 90-х — это бесспорно. Также нужно отметить вклад в решении данного вопроса правительства Республики Казахстан и Министерства культуры и спорта РК", — перечисляет Бахитжан Умирханович тех, кто внес свой вклад в продвижении идеи, что уникальный мавзолей должен быть номинирован от Казахстана в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Подготовкой документов о включении в список Всемирного наследия ЮНЕСКО мавзолея ходжи Ахмета Ясави занимался Научно-исследовательский и проектный институт памятников материальной
культуры РК. Одним из самых известных сотрудников этого института в то время была Елена Хорош, отмечает Бахитжан Умирханович. Именно она непосредственно занималась подготовкой документов. Но также и весь коллектив института был включен в это дело.

"Предложение о включении мавзолея в Список всемирного наследия ЮНЕСКО внес председатель Национальной комиссии по историко-культурному наследию, заместитель премьер-министра Республики Казахстан Имангали Тасмагамбетов. Именно эти личности внесли вклад в процесс включения мавзолея ходжа Ахмета Ясави в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но, конечно, не только эти люди — их было гораздо больше, тех, кто выполнял больше черновую работу", — говорит руководитель музея "Азрет Султан".

По его словам, для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО предъявляется шесть критериев для культурных объектов. Мавзолей ходжи Ахмета Ясави был включен в этот Список на основании трех из них.

"Первый критерий — это то, что он относится к памятнику тимуридского периода. А также то, что этот мавзолей сыграл одну из решающих ролей в развитии ислама на этой территории. Второй критерий — это то, что мавзолей является уникальным памятником архитектуры средневекового периода в Центральной Азии. Третий критерий заключался в том, что мавзолей сохранил свою аутентичность, то есть, сохранил свой исторический вид", — перечисляет эксперт.

То, что мавзолей был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, сыграло большую роль в деле охраны этого памятника, отмечает Бахитжан Нурханов.

"Сотрудники ЮНЕСКО каждые два-три года проводят мониторинг этого памятника и на его основании дают заключение о том, оставлять ли мавзолей в Списке Всемирного наследия или нет. При мне состоялись три таких комиссии и все они давали положительное заключение, говоря, что в деле охраны памятника основные требования соблюдаются. Также с включением мавзолея в Список ЮНЕСКО увеличилось число иностранных туристов. В последние годы часто приезжают туристы из Китая, Юго-Восточной Азии, Европы. Благодаря ЮНЕСКО, мы имеем связь с международным сообществом, которое дает свои рекомендации об охране этого памятника. Последние два года работает Международная экспертная комиссия во главе с ученым Казахстана Дмитрием Воякиным. Членами этой экспертной комиссии являются ученые из Дании, Канады, Германии. Так что я думаю, что ЮНЕСКО вносит большой вклад в сохранение этого памятника и в развитие туризма в нашем регионе", — объясняет Нурханов.

В данное время, по словам археолога, мавзолей ходжи Ахмета Ясави находится в удовлетворительном состоянии. Причем, памятнику более 600 лет.

"Конечно, реставрационные работы, которые были проведены еще в советское время, а потом и в 90-е годы, и те, которые продолжаются, позволяют сохранить этот памятник в нынешнем состоянии. Но нужно глубокое исследование этого памятника. И, конечно, он нуждается в постоянном ухаживании. Потому что мавзолей — это уже как живое существо для нашего народа. Люди к нему приходят со своими радостями, со своими бедами, они общаются с этим мавзолеем — конечно, они не с самим мавзолеем общаются, а с духом ходжи Ахмета Ясави. Поэтому нужно очень бережно относиться к этому памятнику и нужно проводить постоянные реставрационные и консервационные работы — это требование времени", — уверен эксперт.

Когда речь заходит о проблемах сегодня, руководитель музея отмечает, что в деле реставрации и пропаганды мавзолея как памятника культуры у музея во многом связаны руки, в то время как они могли бы сделать несравненно больше.

"Заповедник-музей "Азрет Султан" — это, прежде всего, просветительское учреждение. Основная наша обязанность — это пропаганда знания о памятниках истории и культуры, которые находятся в нашем регионе. Есть, конечно, и проблемы, в частности не хватает кадров. Второй вопрос в том, что имея 18 памятников на территории музея, к сожалению, мы не можем заниматься реставрацией или консервацией этих памятников. У нас нет на это законодательного разрешения. Мы можем только заниматься реставрацией и консервацией музейных предметов, которые хранятся в нашем фонде. У нас в музейном фонде сейчас хранится более 24 тысяч музейных предметов, некоторые из них действительно являются уникальными. Также если говорить про проблемы нашего музея — в вопросе развития туризма мы тоже не можем принимать непосредственное участие. Например, мы не можем организовывать туристические туры, хотя у нас есть для этого возможности, потому что у нас есть связи с музеями не только Казахстана, но и Узбекистана, Кыргызстана, России. Можно было бы организовывать взаимные туры, которые, я считаю, привели вы к развитию туризма в нашем регионе. Но, к сожалению, на законодательном уровне заниматься туризмом мы не можем и это сковывает наши руки. Поэтому, я думаю, следует пересмотреть нашу законодательную базу касательно музейного дела по этим вопросам", — считает Бахитжан Умирханович.

Расходы и жесткие требования — неизбежные атрибуты нахождения в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО

О том, как проходил процесс подготовки номинационного досье для объекта природного наследия ЮНЕСКО в Казахстане рассказал непосредственный участник этой работы, кандидат биологических наук Сергей Скляренко.

Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия (АСБК) была создана в 2004 году и работала как объединение юридических лиц. С 2009 года она стала членской организацией. Управляется ассоциация демократическим путем — общее собрание выбирает совет ассоциации, совет назначает директора. Основная цель АСБК — сохранение биоразнообразия Казахстана. При этом организация фокусируется на животном мире и экосистемах, так как сохранение животных невозможно без сохранения среди их обитания, рассказывает Сергей Скляренко.

Работу с ЮНЕСКО АСБК начала почти с самого начала своего существования — в 2005 году.

"В Казахстане на данный момент есть два объекта природного наследия ЮНЕСКО — Сарыарка — Степи и озера северного Казахстана и Западный Тянь-Шань. В номинировании обоих природных объектов мы принимали участие. В первый объект природного наследия от Казахстана — Степь и озера северного Казахстана — вошли Коргалжинский и Наурзумский заповедники. На тот момент АСБК просто помогала подготовить техническую часть номинации. Мы помогали оформлять номинацию: делали слайды, организовывали визиты оценщика на территорию объекта — от ЮНЕСКО приезжала оценочная комиссия, они смотрели в каком состоянии объект, как работает охрана, задавали вопросы. Тогда приезжал эксперт Крис Магин от ЮНЕСКО. Его свозили в Коргалжинский заповедник, он все посмотрел, дал несколько комментариев для устранения. В Наурзумском заповеднике вынуждены были бульдозером зачистить какие-то развалины оставшиеся, которые портили ландшафт. То есть, замечания устранили. В общем, мы оценочную миссию успешно встретили и провели, и техническую сторону эффективно отработали", — вспоминает биолог.

Для подготовки номинации Западного Тянь-Шаня ситуация была другая — АСБК и Сергей Львович погрузились в этот процесс более основательно. Западный Тянь-Шань был следующим объектом, который был намечен на встрече ЮНЕСКО, которая прошла в 2006 году. Номинация стала готовиться для трех стран — Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. В нее вошло семь объектов. В казахстанской части — это Аксу-Жабаглинский заповедник, Каратауский заповедник и Сайрам-Угамский национальный парк.

"Выбор объектов осуществлялся на встречах экспертов из трех стран, которые занимаются вопросами особо охраняемых территорий. Во всех встречах участвовали представители уполномоченных государственных органов. Координировало процесс Кластерное бюро ЮНЕСКО в Алматы. Я от АСБК занимался подготовкой казахстанской части номинации, то есть, написанием текстов и т. д. Дополнительных исследований не было ни с чьей стороны — ни с нашей, ни с узбекской, ни с кыргызской. Все пользовались тем, что есть. Но это, в общем, достаточно изученные территории, поэтому данных хватало. Надо было это обобщить, оформить по жестким требованиям ЮНЕСКО и подготовить номинационное досье", — делится Сергей Скляренко.

Ученый вспоминает, что досье готовили долго. Процесс занял несколько лет, потому что не было достаточных средств. Пользовались тем, что есть, практически на волонтерских началах между основной работой, дополнительных экспертов практически не привлекали. Из особо охраняемых природных территорий (ООПТ) собирали данные и на основе этого сделали досье.

"Каждая страна готовила свою часть. С нашей стороны АСБК в моем лице сводила все это в общую номинацию, приводила к единому виду и делала единый документ. Нам тогда помогли коллеги из Королевского общества защиты птиц (Великобритания). От них приняли участие два человека. Они помогли с приведением номинации в соответствии с требованиями ЮНЕСКО. Участвовал Крис Магин, очень хороший эксперт по Всемирному наследию ЮНЕСКО, и Джеф Уелш из Королевского общества защиты птиц. Они дали ряд очень полезных комментариев и помогли сделать редакцию англоязычного текста. Кластерное бюро ЮНЕСКО подключило к работе также опытного российского эксперта Алексея Буторина, внесшего огромный вклад в общую работу. В итоге заявку доделали после нескольких редакций. Вообще заявка достаточно сложная. В заявке должна быть описана каждая территория, ее ценность. Описываются геологическое строение территории, климат, почва, растительный и животный мир, объекты туризма, если они там есть. Описываются вещи, которые являются уникальными. Описывается полностью состояние охраны территории, наличие кордонов, режимы работы инспекторов", — перечисляет эксперт.

Сергей Львович также обращает внимание и на то, что государство еще до заявки на номинацию должно обеспечить охрану объекта. Иначе ЮНЕСКО заявку не одобрит.

"ЮНЕСКО должно убедиться, что территория объекта хорошо охраняется. И когда у нас говорят люди, вот давайте объявим территорию объектом Всемирного природного наследия, это ее сохранит, они просто не понимают сути процесса. ЮНЕСКО никогда не объявит территорию объектом всемирного наследия, если она хорошо не охраняется. Сначала государство должно доказать ЮНЕСКО, что объект хорошо охраняется. И если оно это докажет, покажет, что у объекта есть план управления, что на это запланированы средства — только после этого ЮНЕСКО сможет объявить объект этим самым объектом Всемирного наследия. Более того, если про какой-то объект, объявленный объектом Всемирного наследия, выяснится, что государство забросило охрану или начало копать, либо продало землю под особняки, то есть, целостность объекта нарушена, объект может быть исключен из Списка ЮНЕСКО", — обращает внимание на условия ЮНЕСКО Сергей Скляренко.

И еще один тяжелый раздел в номинационном досье, говорит эксперт — это обоснование уникальности объекта. Надо показать, чем этот объект отличается от других существующих объектов ЮНЕСКО.

"Если мы посмотрим на северную Евразию, например, на горы Центральной Азии — вот есть там Западный Тянь-Шань, нам пришлом доказывать, чем он уникален по сравнению с Тибетом, с Северным Тянь-Шанем, то есть то, что создает уникальность объекта, его мировую значимость. Это не значимость на национальном уровне, это мировая значимость, и доказывается она путем сравнительного анализа. Для этого привлекается сторонний эксперт, который отлично знает ряд объектов ЮНЕСКО. Для этого нужно финансирование. И, в принципе, если государство хочет что-то номинировать в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, надо быть готовым к расходам и к жестким требованиям. При хорошем раскладе весь процесс занимает года три. Это, если все работают очень быстро. Условно за год можно сделать номинационное досье. Если есть деньги. И если удается создать коллектив, нацеленный на эту работу", — отмечает Сергей Львович.

Еще один сложный пункт, выделяемый биологом — управление объектом. Для каждого объекта надо показать наличие плана управления, который состоит из планируемых мероприятий, подкрепленных финансами.

"Расписывается, что в этом году мы сделаем, что в следующем, как этот объединенный объект будет управляться — все это делается лет на пять вперед. Если внутри страны такой план еще можно сделать, то между странами это намного сложнее. План управления, даже не сам план, а положение об управляющей группе для Западного Тянь-Шаня, два года согласовывался. Это было обязательным требованием ЮНЕСКО после того, как номинация прошла. Обычно номинации даже не проходят, если нет какого-то механизма управления таким сложным объектом. Надо показать наличие этого плана. Мы пообещали, что все будет создано, что механизм будет. Объект утвердили, но вписали в резолюцию, что в течение определенного срока нужно будет предоставить этот план управления этим трансграничным объектом, согласованный тремя странами. И этот механизм согласовывали два года. То одна сторона не подписывала, то другая. В итоге год или два назад это план был подписан. И вот управляющий комитет должен был один раз встретится, но началась пандемия коронавируса и всем стало не до этого. Сейчас это должно быть реанимировано. У нас это в требованиях остается на все три страны. И эту управляющую группу надо будет запустить в ближайшее время", — рассказывает эксперт.


not findimage
Наверх