Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2022
Загрузка...
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
31
1
2
3
4


gov.kz 28 Июня, 19:12
7109
Фото: gov.kz

Журналисты, которых мы потеряли, но всегда помним о них

Про тех, кого сегодня с нами нет, но без которых наша профессия многое потеряла.

Сегодня, в день праздника всех сотрудников средств массовой информации редакция BaigeNews.kz не могла не вспомнить о лучших в профессии, тех, кого сегодня с нами нет, но без которых наша профессия многое потеряла. Это наши коллеги, друзья, учителя и просто первоклассные журналисты.

Геннадий Бендицкий, журналист-расследователь

Геннадий Бендицкий, ratel.kz

"Про Гену говорили, что он — король расследований, последний герой, что таких больше не будет и на нём казахстанская расследовательская журналистика закончилась. Всё правда, кроме последней фразы — да, король, безусловно герой и, может-быть, таких журналистов больше в стране не будет, но я вижу, что именно после ухода Бендицкого казахстанская расследовательская журналистика переживает что-то похожее на ренессанс. И причём не только в СМИ, но и в социальных сетях.

Знаю наверняка, что у многих журналистов книга "Беспредел", где собраны лучшие материалы Бендицкого, является настольной книгой, а его расследования изучают на журфаке Казахского национального университета, журналисты пишут по его материалам курсовые и дипломные работы.

В общем, Гена, тебя не только помнят и любят — твоя работа продолжается, ты по-прежнему в строю", — вспоминает коллегу ветеран казахстанской журналистики Вадим Борейко.

Михаил Дорофеев, медиаменеджер, редактор Informburo.kz

Михаил Дорофеев, informburo.kz

"Нашу профессию "делают" именно люди — каждый отдельный журналист, редактор, фото- и видеооператор. Они передают картину мира, которую затем мы видим на страницах СМИ. Можно даже навскидку назвать десятки имён журналистов (а на деле их куда больше), которые развивают нашу профессию, раскрывая важные для общества темы, участвуя в обучении новых кадров и отстаивают интересы журналистики в отношениях с властью.

К сожалению, не все из этих профессионалов сейчас с нами. Сегодня я хотел бы вспомнить Михаила Дорофеева — известного в Казахстане журналиста, который внёс неоценимый вклад в развитие казахстанской журналистики.

Я был знаком с ними лично — мы вместе работали в издании Informburo.kz. И Михаил помог мне научиться профессии, всегда стремиться добираться до сути проблем и освещать реально важные для общества темы.

Михаила Викторовича я называю одним из своих учителей в журналистике. Я благодарен ему за то, что в 2017 году он принял меня на работу в Informburo.kz и показал, что редакция под его руководством — это то из немногочисленных настоящих СМИ со своей позицией и высокими этическими стандартами. Я с теплотой вспоминаю время работы там — и не в последнюю очередь благодаря наставничеству и поддержке Михаила Дорофеева. И таких как я — прошедших через его профессиональную школу — десятки человек, которые сейчас работают будь то в журналистике или пиаре, сохраняя высокие стандарты в своем деле.

Было много историй, связанных с Михаилом Викторовичем. Самая яркая — это приём на работу в Informburo.kz. Тогда из опыта работы в СМИ у меня за спиной было только одно интернет-издание, где я был "новостником", а наметился я на работу куда выше — в ведущем интернет-СМИ Казахстана, да и сразу в отдел спецпроектов, где должен был заниматься аналитикой.

Шансы были тогда, как мне казалось, невелики. И вот я пришел на собеседование с Михаилом Дорофеевым. Начитавшись его интервью и материалов в СМИ, я решил для себя — надо показаться максимально умным и перспективным. Естественно, в разговоре первым был вопрос про опыт работы — и сказать было особо нечего.

Немного поговорив с Михаилом Викторовичем о журналистике, политике и работе над статьями по экономике, я думал, что на том всё и закончится. Придется вновь искать работу, но уже в другом месте. Но нет.

"Давайте попробуем", — сказал в итоге Дорофеев. И каждый день — почти два с половиной года работы в Informburo.kz — я старался доказать, что его выбор не был ошибкой. Надеюсь, что я смог это сделать, а Михаил Викторович не был разочарован в своем выборе.

К сожалению, Михаила Викторовича сейчас нет с нами. Кто знает, сколько еще бы он сделал для нашей профессии, для простых казахстанцев. Но история не знает сослагательных наклонений, а лучшие люди всегда уходят от нас рано", — вспоминает своего учителя и наставника Юрий Масанов, журналист и экономический обозреватель.

* * *

"Михаил Викторович был для меня тем человеком, который поддерживал в любой ситуации. Он тот, кто вселил когда-то внутри меня веру в себя как журналиста. В рабочих моментах он был тем, кто не давал меня в обиду. Все журналисты понимают, насколько это важно. Даже когда я "косячила" на работе, он не злился. Однажды я уснула на диване в офисе в разгар рабочего дня. Я вообще частенько могла вздремнуть в перерывах между написанием материалов. А вход был как раз около того самого дивана. Шеф пришёл и по традиции громко поздоровался со всеми, и тут я открываю глаза, а он стоит надо мной и говорит: "Простите, что разбудил". Было так неудобно, и думаешь: "Лучше бы накричал". Но шеф не такой.

Он давал поддержку не только в профессиональном плане. Я занимаюсь музыкой, и когда только начинала выступать в Астане, мне нужно было где-то репетировать вместе со скрипачкой, вторым гитаристом и флейтистом. И недолго думая, пошла к нему и попросилась репетировать в офисе после работы. Он сразу же согласился. Может, это мелочь, но это тогда придало мне сил, ведь когда ты начинаешь что-то новое, любая поддержка — значит очень много. В одном из рабочих писем он как-то сделал приписку: "Желаю музыкальных успехов". Это было очень приятно.

Это какая-то ирония судьбы — но на следующий день после его ухода у нашей группы был запланирован концерт. Состояние было раздавленное, и возникали мысли вовсе не выходить. Но тогда я вспомнила его добрые пожелания и поддержку, и подумала, что он всё-таки был бы за то, чтобы наше выступление состоялось. Второй момент был в том, что мне не хотелось подводить команду.

Спустя несколько месяцев я написала песню о нём — "You didn't say goodbye" ("Ты не попрощался"). Ведь он ушёл так резко и неожиданно. Тогда я осознала одновременно и то, что его больше нет с нами, и то, что он как будто рядом. Я знаю, это может показаться глупым, но, когда я писала эту песню, я несколько раз выходила на улицу, время было 3-4 утра. И фонарь во дворе мигал, я даже записала это на видео, потому что мой воспалённый мозг был уверен, что это шеф как будто здоровался со мной.

Действительно, правда в том, что тяжелее всегда тем, кто остаётся. Спустя ещё несколько месяцев я по-настоящему ощутила утрату. Состояние, когда ты почувствовал отсутствие опоры. Ведь даже когда я уходила из Informburo.kz за месяц до трагедии, я наконец смогла ему высказать слова благодарности за то, что он в какой-то период помог мне стать тем, кем я стала. Он тогда написал: "Не переживайте, еще поработаем вместе". И я была уверена, что это ещё случится. Уходить из проекта, в котором ты проработал больше трёх лет, было непросто, но именно присутствие шефа в этом мире давало мне уверенность, что пока он есть, всё будет отлично. Я думаю, такое ощущение знакомо всем, кто работал с ним. Поэтому после этого тяжёлого поворота судьбы мы все почувствовали себя одинокими", — говорит Жадра Жулмухаметова, журналист BaigeNews.kz.

* * *

"В один момент своей карьеры мне жутко надоело ТВ. Как-то так получилось, что состоялась всего одна встреча и Михаил Викторович убедил меня в том, что следует попробовать себя в интернет-журналистике. Не уйти из журналистики вовсе, а попробовать то, чего раньше не делал. Он умел сделать так, чтобы ты сам попробовал себе что-то доказать, cтать лучше и профессиональнее.

Дорофеев мог вкрадчивым голосом задавать самые правильные и важные вопросы, интеллигентно, но в лоб. Его честность, справедливость, профессионализм для меня до сих пор остаются эталонными. Из журналистики я ушёл чуть позже, а сейчас вернулся. Потому что, как Михаил Викторович и говорил, когда журналист говорит, что умеет всё, он как журналист заканчивается. А заканчиваться как-то очень не хочется", — Николай Энелане, спецкор "Экспресс-К".

* * *

Батыр Казыбаев, общественный деятель, основатель Tengrinews.kz

Батыр Казыбаев, tengrinews.kz

"Батыр Казыбаев, хоть и был главой целого медиахолдинга, а не гнушался вникать в обыденный рабочий процесс ленты новостей Tengrinews.kz. Ему всё было интересно и важно. Поэтому мы с ним постоянно были на связи.

Его звонок в 4 часа утра был нередким случаем. В такие моменты диалоги были очень короткими и по существу:

— Алло, Асель.

— Через минуту выдаем, — без всяких лишних приветствий отзывалась я.

— Ок.

Этот разговор, содержащий нескольких слов, состоялся буквально через секунд 30 после какого-то ночного подземного толчка. За 30 секунд мы успели созвониться с ночным редактором, обсудить "информашку" для сайта о землетрясении, и потом было, что ответить шефу.

Батыр Какимжанович находил время и для более важных моментов: давал советы, как вести себя в определенной ситуации или с определённым человеком. Умел быть старшим другом. В шутку запретил говорить с ним по-немецки, когда мне в голову залетела безумная идея эмигрировать в Германию и уйти с Tengrinews. А ещё поддерживал в тяжелые минуты. Очень хорошо помню его фразу, которую он произнёс, когда меня в очередной раз накрыла волна выгорания. Меня тогда его слова поразили как гром среди ясного неба: "Если хочешь быть счастливой — будь!".

Батыр Какимжанович и сам старался так жить. Он хоть и был завален десятком проектов, но занимался ими увлеченно, кайфовал от процесса. И при этом находил время для другого: путешествия, музыка, люди. Стремился увидеть как можно больше прекрасного в этом мире", — вспоминает журналист Асель Тулегенова.

Рустем Рахимов, журналист

Рустем Рахимов, ktk.kz

"Наша дружба началась не совсем обычно. Познакомились мы, когда я работала в пресс-службе министерства, а он пришел туда, чтобы записать комментарий для телеканала, но ведомственная охрана отказалась его запускать в здание, так как он был в шортах и с кучей гаджетов. Мне пришлось заступиться за него и объяснить, что он, как представитель творческой профессии и пришедший извне человек, имеет право одеваться так, как он хочет и что гаджеты ему нужны для работы. Тогда, если честно, я была сильно рассержена на него, но с тех времен среди знакомых ходит история о том, что мне пришлось чуть ли не подраться, чтобы его пропустили.

Пару лет спустя мы снова пересеклись, но уже не по работе — наши интересы совпали на теме ЗОЖ и фитнеса. Тогда я начала узнавать его, как человека, как наставника.

Что меня в нём особенно удивляло, так это его способность просчитывать все риски буквально на ходу. Он обладал исключительным критическим мышлением, а его мозг работал совершенно на иных скоростях. Если тебе нужно проверить бизнес-идею, тему для материала или сюжета, то можно смело обращаться к Русу, чтобы он разложил всё по полочкам и разнёс плохую идею в пух и прах. Несмотря на дружбу — всё говорил прямо, не смягчая, в лицо. Однако при этом он был отличным другом, всегда был готов прийти на помощь! На интуитивном уровне он понимал, что тебе нужно и как можно помочь. И зачастую, его поддержка была в чашке вкусного кофе и вовремя сказанных словах. Несколько действительно важных решений я приняла, посоветовавшись с ним. О чём ни разу не сожалела.

Есть люди, которые делают то, что модно, а есть те, кто задаёт тренды. Рус был из тех, кто не боялся выходить за рамки чего-то привычного. Для этого нужны быть достаточно смелым внутри и очень независимым. Мне не хватает его честных советов и критического взгляда, который стимулировал меня к решительным действиям. И я до сих пор иногда спрашиваю себя, а как бы поступил Рус в такой ситуации, что бы он ответил по поводу этой идеи — достаточно ли она "сумасшедшая"?

В его материалах всегда была наиболее объективная и полная картина — он всегда находился над ситуацией. С точки зрения PR-консалтинга и антикризисного менеджмента, он был тем человеком, который мог сделать невозможное. Я знаю в нашей стране только пять-шесть человек, которые брались за похожие сложные кейсы, которыми занимался Рустем. И в этом плане мы потеряли высококлассного специалиста и профессионала", — вспоминает журналист, PR-специалист Айгерим Акбергенова.

Талгат Кирбетов, журналист

Талгат Кирбетов, time.kz

"Мало кто знает, что за мягкой внешностью добряка и милой улыбкой Талгата скрывался сильный и смелый человек, который был участником военных действий. После института его призвали в армию, как офицера, где он проходил службу на афгано-таджикской границе, когда в Таджикистане была гражданская война.

Мы стали друзьями с Талгатом, когда он пришел работать в газету "Время". И когда я собирала подписи в поддержку журналиста Ярослава Голышкина, то многие коллеги отказались подписывать петицию, потому что их редакции были против, но Талгат тогда поставил свою подпись под обращением, сказав, что "мнение редакции может не совпадать с мнением автора". Таких людей, к сожалению, сейчас в нашей профессии не так много.

В нашей журналистской жизни бывает много трудных ситуаций, а Талгат был тем человеком, на которого всегда можно положиться в такие моменты. И если мне, например, нужно было бы спрятать флешку с материалами, то я бы уверенно отдала её именно ему. Конечно, он также сталкивался с давлением и однажды ему даже пришлось несколько дней не ночевать дома, потому что в его адрес начали поступать прямые угрозы.

У меня до сих пор, когда я вспоминаю Талгата, перед глазами встаёт картина его последнего дня — было открытие ледового городка в столице и мы поехали на съемку. Он нацепил на свои ботинки "когти" и при этом пытался на них разогнаться на льду и затормозить, баловался, как ребенок. На мой взгляд, именно этот искренний ребёнок внутри него и позволял ему оставаться честным в профессии. Возможно, поэтому он сильно смущался и покрывался пунцовым цветом, когда его хвалили. К своей популярности он относился спокойно и не знал, как себя вести, когда его кто-то узнавал на улице.

Мне его очень не хватает. К сожалению, сейчас настало время испытаний для журналистики, потому что активизировались различные группировки и силы, которые пытаются облить грязью оппонентов. И зачастую честному журналисту очень сложно понять, какая информация является компроматом, а какая действительно правдива и её нужно рассказать общественности. Талгат для меня был тем человеком, с которым всегда можно было это обсудить, потому что он умел отбрасывать эмоции и мог взглянуть объективно на ситуацию, опираясь только на факты. Он был не только профессиональным журналистом, но и прекрасным фотокорреспондентом. Замечал эмоции и детали, которые не замечали другие коллеги. Его не хватает ещё потому, что он был одним из немногих, кто всегда был готов делиться знаниями и быть наставником для молодых коллег. А еще он с каждой своей зарплаты старался помочь больным детям", — вспоминает журналист Айнур Коскина.

Дана Круглова, журналист Informburo.kz

Дана Круглова, informburo.kz

"Что меня всегда восхищало в Дане — это умение, а точнее талант посмотреть на ситуацию нестандартно. Понятно, что у нас есть в профессии клише, от них бывает очень сложно избавиться. Но Дана умела предложить такой ракурс, что я задавался вопросом — да как до такого я не додумался, ведь смело, свежо, драйвово.

Практически каждый её авторский материал я читал запоем. Порой я следил не за развитием сюжета, а за тем, как она путешествовала, задавала каверзный вопрос спикеру, искала редкие данные. Очень жаль, что она ушла в столь молодом возрасте. Сегодня так много новых медиа, и так откровенно мало одарённых журналистов. В принципе, я уверен, что сейчас она бы возглавила редакцию нового СМИ с очень крутой тематикой", — вспоминает коллегу журналист Николай Энелане.

* * *

Коллега и подруга Евгения Вологодская из Караганды о Дане Кругловой:

"Я познакомилась с Даной в Караганде, когда она была корреспондентом в газете “Новый вестник”. Мы с ней вместе проработали несколько лет и были друзьями. Она была талантливым и необычным человеком, очень любила книги и играла на пианино.

У неё была серия сатирических рассказов о вымышленном герое Каржибае Тииновиче — это усреднённый образ казахстанского чиновника, который не желает общаться с журналистами. Как правило он непрофессионален, неинтеллектуален, но с большим опытом работы на госслужбе. Так, в годы работы в газете "Новый Вестник" Дана Круглова (на тот момент Мендыбаева) видела наших чиновников. Она создала целую серию коротких рассказов, на различные щекотливые темы, в которые попадает Каржибай Тиинович, избегая журналистов. Это было сатира. Неприкрытая, яркая, может быть больше понятная работникам именно сферы журналистики. У нас Даной даже и как-то состоялась дружественная литературная дуэль. Она писала об очередном похождении Тииновича, а я о его подчинённом. Эти короткие, но меткие и с юмором рассказы были подготовкой к написанию полноценной книги. Она несколько лет планировала писать. И я думаю, что написала бы, будь у неё больше времени.

Дана могла писать на абсолютно разные темы — от криминала до театра и кино. Все запомнили Дану, как яркую девушку, профессионала своего дела. Но, к сожалению, на мой личный взгляд, Караганда её ограничивала, так как здесь она достигла своего потолка. Отъезд в Алматы дал толчок в её карьере, там она как будто вздохнула и расправила крылья.

Её статьи о положении ЛГБТ-сообщества в Казахстане были революционными. До неё никто так открыто не высказывался о проблемах сообщества. На Informburo.kz Дана доросла до руководителя отдела расследований. Я думаю, она успешно развила это столь сложное в казахстанских реалиях направление. Но судьба, страшный случай, прервал её такую яркую, насыщенную жизнь. Я уверена, впереди у неё было очень много вершин, которые бы она могла покорить!"

Подпишитесь на наш Telegram-канал baigenews_kz и узнавайте новости первыми!
Наверх