Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



"Я защищала детей". Откровенное интервью казахстанки, которую помиловал президент | BaigeNews.kz 4 марта, 2022, 15:20
13269
Фото: barometr.kz

"Я защищала детей". Откровенное интервью казахстанки, которую помиловал президент

У Ларисы Антонюк тяжёлая судьба. Она убила мужа, который подвергал её и детей семейно-бытовому насилию в Туркменистане. Только спустя 12 лет тюрьмы её помиловал президент.

В 2021 году Касым-Жомарт Токаев помиловал казахстанку Ларису Антонюк, которую осудили в Туркменистане за убийство гражданского мужа. Ей было чуть больше двадцати лет, когда она поехала познакомиться с родителями возлюбленного. Поездка планировалась на неделю. Вернулась в Казахстан она только в 40 лет– в колонию. Лариса Антонюк в откровенном интервью BaigeNews.kz рассказала, что пережила в Туркменистане: наркотическую зависимость мужа, домашнее насилие над ней и детьми, пытки в туркменском СИЗО.

"Мне хотелось создать крепкую семью"

"Мы были соседями в Экибастузе. Ходили в клуб. Он был туркмен, старше меня на три года, плохо понимал по-русски. Я влюбилась, мне был 21 год. Родители были против нашего союза. Говорили, что так бывает только в фильмах, чтобы всё так быстро. Мама долго меня упрашивала, говорила, мол, что-то не то. Я отвечала: "Что в этом такого, если меня зовут замуж?". И он настаивал. Мы сыграли свадьбу, на тот момент неофициальную. Он обещал, что мы распишемся в Туркменистане", – начала свой рассказ Лариса Антонюк.

Она работала санитаркой. И была беременна от другого человека, с которым отношения не сложились. Но девушка верила, что сможет создать крепкую семью.


"Спустя несколько месяцев мы поехали в Туркменистан знакомиться с его родителями. Так он преподносил это. Мы должны были поехать на неделю. Мой отец дал ему денег для нас на дорогу туда и назад. Тогда же спокойно можно было сесть на поезд и уехать. Это был 1998 год", – вспоминает Лариса Антонюк.

На самом деле, как позже узнала женщина, её возлюбленный был наркоманом, которого разыскивала полиция Туркменистана. До приезда в Казахстан он украл "КамАЗ" с высоковольтными столбами и обменял на героин. Родители его отправили в Экибастуз к дяде, чтобы скрыть от полиции. Вернуться срочно в Туркменистан он хотел из-за героина, который в Казахстане в те времена было трудно найти. Но обо всём этом наша собеседница узнала позже.

"Мы приехали в Узбекистан. Он меня оставил с дочкой на вокзале, ей 40 дней было. "Ты посиди пять минут, я сейчас приду". Он искал такси или автобус. Я сижу с дочкой. А у него все наши документы и деньги. Где-то через полчаса он приходит веселый, счастливый. А я ведь не понимала, в чём дело. Я никогда не видела наркоманов. Он говорит: "Поехали, машина готова".

"Начинает с детей, бьёт у тебя на глазах"

"Мы приехали в город Байрамали в Туркменистане, совхоз Калинино. Приехали на такси. Вышла его мать, закрыла дверь и на туркменском что-то кричала. Я с ребёнком, ничего не понимаю и улыбаюсь. Она ему оказывается кричала: "Я не пущу её". Из-за того, что я русская. Он её оттолкнул, открыл дверь, говорит: "Заходи". Меня сразу отправили в дальнюю комнату. Его младший братишка знал русский язык. Он зашёл и сказал, что мать говорит: "Зачем на русской женился, зачем сюда привез? Своей национальности не хватает?". Потом меня позвали. Он сказал: "Садись, быстро пьём чай, нам бежать надо". Я говорю: "Куда бежать?". Его мама сразу ушла, когда я села. И тут он признался: "Лариса, я тебе не хотел говорить. У меня есть жена. Она подала в розыск, скоро сюда приедут она и полиция, и меня могут арестовать. Я героиновый наркоман. Ты извини, на самом деле ты мне нужна была как защита. Потому что ты гражданка СНГ, у тебя ребёнок на руках. И меня не посадят". Я даже не успела глоток чая сделать, как прибежала его жена. Он начал её бить прямо там, она ушла вызывать полицию. А мы побежали через камыши...", – вспоминает Лариса Антонюк.

Осознать такое молодой девушке было больно. Но, как признаётся сама Лариса, она надеялась, что они смогут вернуться в Казахстан и жить спокойно. Её не смутила ни героиновая зависимость, ни причастность мужа к криминалу.

"Я тогда не понимала, что такое наркотики, героин. Какие у этого последствия, не осознавала. Я хотела, чтобы мы уехали в Казахстан, чтобы не быть рядом с его женой. Я его любила. Мы прибежали к его двоюродной сестре. Я вечером его спрашиваю, где документы и деньги, предлагаю вернуться в Казахстан. А он говорит: "Нет документов, я в Узбекистане их в залог отдал. Героин взял". Мои документы и дочкины метрики. Сказал: "Ничего страшного. Я найду деньги, поеду, привезу документы и поедем назад", – сказал он.

Но пара не вернулась в Казахстан. Началась тяжёлая семейная жизнь. Лариса устроилась на работу собирать хлопок. Он же собирал и сдавал цветной металл.

"У нас жилья не было. Мы жили в степи, делали шалаш. Жили в заброшенных домах, по его друзьям скитались. Месяц здесь, месяц там", – рассказала Лариса.

В первый раз гражданский муж ударил женщину меньше чем через месяц – за то, что она выкинула его шприц.

"Я убиралась, вижу шприц. Подумала: странно, у меня ребёнок маленький, вроде не играет такими вещами. И выкинула. Но я не знала, что это его. Он приехал на обед, соседям помогал землю копать. На тракторе работал. Видит, что шприца нет. Я сказала, что выкинула, уборку делала, ребёнок ползает, я боюсь. И он меня ударил по лицу: "Не имеешь права выкидывать мои вещи". У меня вылетел зуб. Он сел на трактор и уехал. Это было начало. Вечером он меня чуть ли через мясорубку не пропустил из-за этого шприца. Тогда я начала осознавать, что такое шприц и зачем он ему. Когда он меня избил, посадил, сказал: "Я колюсь, мне шприцы нужны". Он начал показывать. Только тогда я всё поняла. Я просила его бросить. Он уговаривал дать ему время. 19 лет я ждала, когда он бросит. Я думала, что у меня будет крепкая семья. У моих детей будет хороший отец. Не так, что с одним не получилось, пойду к другому. Я ждала", – вспоминает Лариса.

Сейчас она очень сильно жалеет об этом.

"Я ни одной женщине такого не пожелаю. Да, я понимаю, любовь слепа. Но эту жизнь просто не передать словами. Это видеть надо. Это адская жизнь. Когда ты работаешь и думаешь, как детей накормить, хлеб купить. Приходишь домой, а он забирает деньги себе на героин. Ещё и избивает, если мало денег. Он начинает с детей. Бьёт их у тебя на глазах. Конечно, ни одна мать не выдержит. Она кидается, сразу спасая детей. И потом он переключался на меня. Ему разницы нет, чем бить – железом, чем угодно. Но будет бить до конца, пока не получит денег. Дети, видя это всё, бежали к соседям, ночью, занимали деньги, лишь бы он меня не убил. Это самая адская жизнь", – вспоминает Лариса Антонюк.

"Избивал, а потом принуждал к сексу"

От гражданского мужа Лариса родила двух дочерей и одного сына. Тайно сделала несколько абортов.

"Я делала аборты. Но у них такой обычай, если женщина не рожает, значит у неё кто-то есть на стороне. У моих детей разница в три года. И я делала тайком аборты, чтобы он не знал. У меня задержка – я еду к гинекологу. Врач даёт мне направление, и я сразу иду на аборт. Потому что я знала, что не выдержу, не прокормлю их одна. Бывало, что он принуждал к сексу. Мало того, что он меня изобьёт, я ни дышать, ни ходить не могу. Он меня изобьёт как собаку. У меня изо рта идёт кровь, так ему ещё и нужны "отношения". Я говорила, что не могу... Но лучше бы я этого не говорила, от этого становилось только хуже. Я спрашивала, не брезгует ли он. Он говорил: "Нет. Как муж приходит, нужно без лишних слов". Говорил: "Пока ты не родишь мне сына, я не брошу наркотики". Сын появился в 2007 году, но ему это уже было не нужно",– с горечью вспоминает она.

Был у Ларисы и выкидыш.

"Одну дочку я похоронила из-за него. Мы жили в общежитии. Я была беременна, поднималась по лестнице с ведром воды. Он спускался, спросил про деньги. Я сказала, что купила хлеб и вермишель. У него были туфли с острым носом, он пнул меня прямо в бок и ушёл. Мне стало плохо, дети позвали соседку, которая отвезла меня в больницу. Я родила мёртвого ребёнка. Приехала полиция, зафиксировала смерть. Я сказала, что упала с лестницы. А там у ребёнка в виске такая дырка. Полиция не верила мне. Но я так и не сказала правду", – вспоминает Лариса.

Уехать с детьми на руках, без денег, документов и нормальной одежды она не могла. Боялась, что далеко убежать не получится, и гнева гражданского мужа впоследствии. Окружающие люди ничем не помогали. По словам Ларисы Антонюк, традиции не позволяли. Считается, что "нельзя встревать в чужую семью".

"Участковые знали, что я без документов, что он – наркоман, они все обо всём знали. Но никто мне не подсказал, что можно обратиться в посольство и меня могут отправить домой. Сложностью было и то, что трое моих детей были гражданами Туркменистана, и он мог оставить их себе. Я не могла допустить, чтобы они остались с наркоманом. Мне пришлось терпеть все эти пытки", – рассказала Лариса.

Она пыталась связаться с семьёй, отправляла телеграммы. Родители звонили ей, но Лариса с мужем постоянно меняли адреса. В те времена сотовые телефоны только начали появляться и у Ларисы его не было.

"Под героином он был идеальным мужем и отцом"

"К детям он относился адски, ему всё мешало. То дочка неправильно кесешку поставит. Вторая дочка неправильно воду на руки польёт. Он находил малейшие причины, чтобы устроить скандал. Он их избивал, как собачат. Когда я приходила с работы, дети бежали ко мне навстречу и говорили: "Мама у тебя деньги есть? Ты нам ничего не покупай, отдай сразу папе, зато мы спокойно ночью поспим, без скандалов, он нас бить не будет". Я пыталась с ним говорить. Он обещал, что всё бросит, что жизнь наладится, моя и детей", – говорит Лариса.

Женщине давали надежду проблески в поведении мужа. Но это случалось лишь когда он был под героином.

"Когда он был под героином, то был самым хорошим человеком. Самый замечательный муж и отец. Идеальный. Всё перемоет, перестирает. Детей накормит, перекупает и спать уложит. На руках носил и детей, и меня. Это были наши счастливые часы. Но это было ненадолго. Ровно 2-2,5 часа счастливой жизни. Потом ему нужна была доза, он её постоянно увеличивал", – рассказывает Лариса.

В какой-то момент мужчина уже начал колоться дома на глазах у детей.

"Когда я на работе была, дочка даже ему помогала. Потому что ему колоть уже некуда было. И он перетягивал руку и дочка держала жгут, чтобы он нашёл вену. И это продолжалось часами. Он заколол все руки и ноги и попасть не мог в вену. И дети рядом были. У нас была кирпичная комната одна, детишкам некуда было идти. Они все сидели, скрипя зубами, не дыша", – вспоминает Лариса.

День убийства

День убийства мужа у Ларисы Антонюк до сих пор стоит перед глазами. Он узнал про её очередной аборт. Сначала попросил денег. Услышав отказ, начал избивать: "Ты аборты от кого делаешь?". Выкинул на улицу, разорвал все вещи и говорит: "Пошла на четыре стороны". Начала заступаться старшая дочка, он избил её. А потом и остальных детей. Троих положил спать возле себя. Старшую выгнал со мной. "Забирай свою дочь и идите куда хотите". Ей тогда было 13 лет. Тогда у нас был его брат, всё это происходило на его глазах. Но он не вмешивался. Мы всю ночь со старшей дочерью просидели на улице. Ноябрь, дождь моросил, сырость. Некуда было идти. Мы сидели в арыке возле камыша. У дочери шла кровь из головы. Она сказала, что её морозит, и ей плохо. А время уже 4 утра. Я говорю: "Ты посиди, я потихоньку за курткой схожу". Она говорит: "А если он не спит?" Я говорю: "Да спит, наверное, уже утро", – рассказывает Лариса.

Женщина подошла к тандыру, где всегда пекла хлеб. Взяла старую куртку. Но тут на глаза попался маленький кухонный топорик.

"Во мне как будто чёрт проснулся: "Возьми". Я куртку бросаю, беру топорик, захожу домой. У меня не было никакого страха. Как будто так и нужно. Я захожу в комнату, смотрю на детей – они спят в уголочке все трое в комочке. А он лежит посередине. Его брат спал в коридоре. Я ударила мужа два раза по голове. Как я это сделала, не помню. Зачем я это сделала? Я не знаю. Подорвались дети: "Мамочка, мамочка". Забегает старшая дочь: "Ты что сделала?" Я велела ей убрать детей, она их вывела. Тут забегает его брат со словами: "Лариса, ты его убила". Я отвечаю: "Да, я убила твоего брата. Можешь вызывать полицию. Зато я буду спокойна, что живы мои дети". Он говорит: "Нет, я не пойду в полицию. Ты правильно сделала. Мы все от него уже устали. У вас есть старая яма. Выкини его туда". И уехал", – вспоминает Лариса.

"Без него у нас была самая райская жизнь"

"Без него мы прожили почти год. По сравнению с тем, что творилось с нами 19 лет, это время без него было райской жизнью и для меня, и для детей. Они кушали, что хотели, не бегали, не скитались, ничего не просили. Того, что я зарабатывала, вполне хватало и на сладости, и на фрукты, и на овощи, и на мясо, на хлеб. На всё. Самые счастливые 11 месяцев моей жизни", – говорит Лариса

Из тюрьмы освободился младший брат убитого мужа Ларисы

"Он попросился пожить несколько дней, но задержался на пару месяцев. Всё интересовался, где его брат. Предложил подать в розыск. У меня такое спокойствие было. Нет наркомана и слава богу. Смотрю, как дети радуются. Кушают спокойно. Они не делят хлеб, не переживают, что придёт папа и их избивать будет. Мы подали в розыск. Эта фотография висела ровно три дня. Потом её убрали. В полиции сказали, что не будут искать наркомана, мол, наркоманы надоели уже".

Через несколько недель после этого Лариса, придя с работы, застала своего сына, плачущего на улице.

"Он говорит: избил дядя за то, что я кушал хлеб. Я зашла в комнату: "Ты кто такой, чтобы бить моих детей? Это их хлеб. Я работаю, чтобы они сытились этим хлебом. Ты какое имеешь право распускать на моих детей руки? Я одного убила и тебя рядом положу". Я выговорилась на эмоциях сама. Он пошёл в полицию. И утром уже полиция у меня дома была", – рассказала Лариса.

"Полицейские трезвыми на допросе не были"

Женщину увезли в участок, где она во всём призналась. Но этого было мало. Лариса рассказывает о пытках, которые пережила там.

"Они меня сильно избивали. Спускали меня в два-три ночи в подвал. Вся полиция была пьяная. Когда был допрос, они трезвыми не были. Говорили, что я обманываю, смеялись надо мной. Меня и под ток сажали до суда. Кладут мокрую тряпку, босые ноги в воде и включают. Сначала маленький вольт, потом добавляют. И меня трясёт. Может, из-за этого я получила туберкулёз: меня постоянно в холодной воде держали. Четыре месяца они надо мной издевались. Они издевались потому, что из-за меня не могли посадить его при жизни. Потому что я – гражданка Казахстана. Они мстили мне. У меня не было адвоката. Меня там осудили, приговорив к 21 году лишения свободы. На суде моя свекровь кричала, чтобы меня живьём закопали. Хотя она знала, как он избивал меня и детей", – рассказала Лариса.

В итоге суд в Туркменистане приговорил её к 21 году лишения свободы. Женщина начала отбывать наказание там, детей отправили в детдом.

"Начальник связался с послом Казахстана. Приехал работник посольства, Серикжан Кабашевич, я ему всё рассказала. Он, повернувшись ко всем, сказал: "Вы не имели права её судить, должны были сначала сообщить нам. Почему вы втихую нашу гражданку осудили?" Он долго боролся. Хотел добиться пересмотра дела. Но, увы, не смог. Я рассказала, что мои дети в детдоме, дала адрес родственников в Казахстане. Их отыскали, старшая сестра оформила опеку над моими детьми, она дала им всё возможное, за что я ей очень благодарна", – рассказала Лариса.

В туркменской тюрьме Лариса Антонюк провела два года. Потом посольство добилось, чтобы её перевели в Казахстан. Однако дело так и не пересмотрели. В общей сложности она отбывала наказание почти 12 лет.

"Меня перевели в карагандинскую зону. Сразу после приезда на родину у меня случился двусторонний распад лёгких. Уже думали, я умру. Когда встала на ноги, обращалась во все инстанции. Не было той инстанции, куда бы я не писала. Везде приходил отказ. Казахстан ссылался на Туркменистан и наоборот. И так год за годом. Потом меня перевели в колонию в Жангиз-Тобе, под Усть-Каменогорском, когда коронавирус пошёл. У меня была встреча с детьми по видеосвязи. И наша администрация это сняла на видео. И разослали это везде. И потом начали журналисты каждую неделю приезжать. Они мне посоветовали обратиться к президенту. Я написала. Ждала почти месяц. И потом мне пришло уведомление, что президент меня помиловал", – рассказывает женщина.


Долгожданное освобождение

"Когда я это узнала, будто заново родилась. Мне дали возможность вернуться к детям, обнять их, начать самостоятельно работать и жить для себя и детей. Слышать их голоса, видеть их, работать. Это не передать словами, это нужно чувствовать. Президент дал мне шанс, он меня услышал. Я благодарна за это", – говорит наша собеседница.


Она вернулась в Экибастуз. Там у дочерей уже есть свои семьи, они живут отдельно.

Родители Ларисы, к сожалению, умерли, так и не увидев дочь.

"Они умерли, когда я ещё была в Туркменистане. Оказывается, тогда это была наша последняя встреча...", – с горечью говорит Лариса.

Лариса Антонюк вышла на свободу 16 сентября 2021 года. 18 сентября она уже вышла на работу.

"Я работаю горничной. Хозяйка приняла меня, несмотря на судимость, дала мне шанс. Жилья у меня нет, снимаю квартиру, живу с несовершеннолетним сыном, он учится в восьмом классе, ходит на тренировки. Вся зарплата уходит на аренду, на жизнь остаётся 10 тысяч тенге. Тяжеловато, конечно, но я стараюсь, чтобы мои дети за меня не краснели. Эта жизнь не сравнится с той, которая у меня была там. Я работаю, спокойно ухожу и прихожу, сын рядом, я его встречаю из школы. Только проблема с жильём. И на тяжёлую работу устроиться не могу, так как перенесла распад лёгких", – сказала Лариса.

После всего пережитого Лариса Антонюк предостерегает молодых девушек от наивности и доверчивости.

"Руки есть, голова есть, себе на кусок хлеба можно заработать. Но необязательно бежать замуж за иностранца, которого плохо знаешь. Он мне горы золотые обещал. А в итоге ничего хорошего я не увидела, только срок получила. Была там в аду, как рабыня. Также обращаясь к девушкам, хочется сказать: не нужно с мужьями распивать алкоголь. В колонии, где я сидела, были женщины, которые вместе с мужьями пили, а потом совершали преступления", – заключила Лариса Антонюк.

Ходатайство Ларисы Антонюк о помиловании Касым-Жомарт Токаев подписал в июне 2021 года.