Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


"В Казахстане нет официальных политических заключенных" – Айдос Сарым о критике Европарламента | BaigeNews.kz 15 октября, 2021, 19:55
3531
Фото: inform.kz

"В Казахстане нет официальных политических заключенных" – Айдос Сарым о критике Европарламента

11 октября казахстанская делегация депутатов посетила Европарламент в Брюсселе и провела ряд встреч с местными политиками.

Депутат партии Nur Otan Айдос Сарым, который был составе этой делегации, ответил на вопросы корреспондента BaigeNews.kz о результатах поездки и критике Европарламента по отношению к Казахстану в вопросе нарушения прав человека.

- Расскажите, какова была цель поездки. Что удалось обсудить с европейскими депутатами?

- Это была первая делегация из Казахстана, которая посетила Европарламент после карантина. Состоялись позитивные, хорошие беседы. Есть большая группа, которая занимается Казахстаном и практически все члены этой группы приняли участие в работе. Казахстанская делегация хорошо выступила по реформам, которые за последние два года были осуществлены, о тех мерах, которые принимаются по поддержке гражданского общества, развития политических реформ. Помимо этого, прошел ряд встреч с международными организациями, которые находятся в Брюсселе, с депутатами Европарламента, которые не участвовали в встрече с казахстанской делегацией, которые представляют разные политические партии и комитеты Европарламента.

- В связи с отношениями Евросоюза и Казахстана чувствительным является вопрос о резолюции, которую Европарламент принял в феврале этого года в отношении РК, "О ситуации с правами человека в Казахстане". Обоснованы ли, по-вашему, претензии европейских депутатов, сформулированные в ней?

- Я, в принципе, понимаю, как и почему появилась эта резолюция. В этой связи есть несколько плоскостей, которые важно отрабатывать сегодня. В первую очередь, необходимо развивать межпарламентский и межпартийный диалог, который возможен и на уровне европейский стран, и на уровне Европарламента. Потому что многие, в том числе члены казахстанской комиссии Европарламента физически никогда не были в Казахстане. Они не совсем владеют ситуацией, или знают ее однобоко.

Когда, например, речь шла о так называемых политических заключенных и о других моментах, мы попытались дать развернутые ответы. Мы предложили на постоянной основе мониторить списки политзаключенных. Есть такая известная депутат Европарламента Роза Тун, которая этот вопрос очень активно поднимает с нашими государственными органами. Но мы ей сказали, что на самом деле у нас нет официальных политических заключенных. И по каждому случаю, по каждому факту надо очень внимательно разбираться, потому что эти обвинения очень серьезные. Они нуждаются в том, чтобы была самая достоверная информация. Мы со своей стороны предложили постоянный диалог с тем, чтобы даже по тем спискам, которые у нее есть, происходил мониторинг, чтобы мы могли обсуждать каждый конкретный кейс.

Есть известный кейс Арона Атабека. Некоторая часть общественности это воспринимает политизировано, но на самом деле история более сложная. Там речь идет об убийстве человека, который был захвачен в заложники, которого привязали и сожгли. Это огромная трагедия. Я не думаю, что есть такие цели и задачи, даже самые благие, которые требуют убийства людей. Поэтому такие вещи, я думаю, нуждаются в том, чтобы по каждому конкретному факту был подробный разговор.

Мне лично не нравятся интенции некоторых комментаторов соцсетей, которые считают, что мы перед кем-то отчитываемся или обязаны отчитываться. Казахстан ни перед кем и ни за что отчитываться не будет.

Мы поехали в Европарламент, чтобы рассказать о тех процессах, которые сегодня происходят. Процессы происходят большие, серьезные. Казахстан открывается, происходят важные модернизационные процессы. И мы бы хотели, чтобы диалог был открытым. Даже на заседании межпарламентской комиссии некоторые европейские депутаты говорили: "А судьи кто? Какое мы имеем право осуждать Казахстан, когда мы сами в своих вопросах даже не можем разобраться?". Поэтому нельзя думать, что мнение одного или двух депутатов являются определяющими.

Я думаю, что диалог, который был начат в эти дни, будет продолжаться и укрепляться. Мы будем работать и с европейскими партиями, и с партиями, которые сейчас есть в Европарламенте с тем, чтобы доносить нашу точку зрения, показывать реальные процессы, которые происходят.

В любом случае Казахстан и Европа являются ключевыми партнерами. Практически все депутаты, которые были на наших встречах, говорили о ключевой роли Казахстана в отношениях с Центральной Азией, в обеспечении безопасности в связи с афганским кризисом.

- По поводу возможных санкций со стороны Европарламента в отношении Казахстана. Депутат Роза Тун недавно говорила о том, что следует ввести санкции в отношении тех, кто виновен в нарушениях прав человека в Казахстане. Как вы думаете, насколько это реалистично? Насколько подобные санкции были бы нежелательны для Казахстана?

- Для того, чтобы понимать, что такое Европарламент, нужно знать его историю и структуру. Понятно, что проведение тех или иных резолюций – достаточно хлопотный процесс. К тому же, надо понимать, что резолюция Европарламента не является общеобязательной для Еврокомиссии, для министерств других стран, которые и принимают окончательное решение. Европарламент – это скорее такая политическая структура, которая представляет разные страны, разные политические силы, но при этом она имеет много ограничений.

Поэтому вероятность санкций – это вопрос далекой, скорее всего невозможной перспективы. Санкции применяются тогда, когда есть отсутствие или нежелание диалога. Казахстан, мне кажется, демонстрирует обратное. Кроме того, Европарламент, это конгломерат разных политических сил – от крайне левых до крайне правых. И, я уверен, что мнение о санкциях в нашу сторону не является окончательным даже для небольшого круга депутатов, которые занимаются сотрудничеством с Казахстаном.

not findimage