Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



В чем проблема распределения земли и субсидий в Акмолинской области | BaigeNews.kz 29 апреля, 22:58
2277
Фото: фото автора

В чем проблема распределения земли и субсидий в Акмолинской области

На этот вопрос попытались ответить видные аграрии региона.

Два больших и больных вопроса стали темой обсуждения акмолинских землепашцев и представителей управления сельского хозяйства. Видением ситуации и предложениями участники обменивались на заседании общественного совета по вопросам экономики, предпринимательства и аграрного сектора при региональном филиале партии Amanat. Это проблемы в субсидировании сельхозтоваропроизводителей и выделения земли – точнее, предельных (максимальных) размеров земельных участков сельхозназначения по видам сельскохозяйственных угодий на праве временного землепользования, передает корреспондент BaigeNews.kz.

Почему аграрии недополучают субсидии?

В Акмолинской области посевные площади увеличили на 57 тысяч гектаров, яровой сев планируют провести на 5,5 миллионе гектарах. В том числе зерновые и зернобобовые культуры планируется разместить на 4,6 миллиона гектаров, это на 27 тысяч больше, чем в прошлом сезоне.

На субсидирование минеральных удобрений из местного бюджета, как сообщил руководитель управления сельского хозяйства Серик Балжанов, выделено 3,2 миллиарда тенге. Ожидается, что финансирование начнется в мае-июне.

Спикер отметил серьезный рост цен на минеральные удобрения. Например, стоимость отечественных выросла в 1,5-2,5 раза, а зарубежных – от 2,4 до трех раз.

Подорожали и пестициды – в сравнении с прошлым годом, вдвое, а то и втрое. При этом, по словам Балжанова, в текущем году на субсидирование пестицидов из областной казны выделено всего десять с половиной миллиардов тенге, в том числе 2,4 миллиарда – из республиканского бюджета.

Спикер напомнил, что акмолинские сельхозтоваропроизводители недополучили субсидии в прошлом году. Причина – дефицит финансовых средств.

"Было поручение пересмотреть цены текущего года на пестициды. В Министерство сельского хозяйства направлены для рассмотрения нормативно-правовые акты именно с новыми ценами. На сегодня есть информация, что вот сейчас мы запускаем НПА по старым ценам, то есть определенные суммы мы будем проводить по старым ценам. Долги прошлого года таким образом мы будем закрывать уже как с регистрации выйдут, буквально с первого месяца.

Другая причина недовольства аграриев в части субсидирования по пестицидам – проблема с программой "Колдау".

"По инвестсубсидированию (субсидирование по возмещению части расходов, понесенных субъектом агропромышленного комплекса при инвестиционных вложениях – прим. авт.): там сельхозтоваропроизводители подают заявку, и даже при отсутствии денежных средств она падает в лист ожидания. Мы можем ее видеть и просматривать, сколько был дефицит. Что касается пестицидов, здесь листа ожидания нет. Поэтому в Правилах прописано, что если сельхозтоваропроизводитель в течение года не подаст заявку на субсидирование, то данная продукция уже не подпадает под субсидирование. Многие аграрии приобрели пестициды кто в апреле, кто в мае. И на сегодня есть угроза того, что они не смогут получить эти субсидии. Мы сейчас поднимаем вопрос о том, чтобы включить в "Колдау" листы ожидания по всем направлениям субсидирования. И сельхозтоваропроизводители могли быть уверены, что они все-таки получат эти субсидии – несмотря на то, когда они были приобретены", – пояснил руководитель сельскохозяйственного ведомства.

"Таким образом, проблемы в субсидировании в АПК связаны с двумя причинами: недостаточное финансирование, в большей степени из республиканского бюджета; несовершенство механизма распределения субсидий, технический момент. От этих проблем вытекают много маленьких вопросов", – подытожил Серик Балжанов.

Листы ожидания: "Когда после 55 не всегда 56"

Своим взглядом на проблему субсидирования в Казахстане поделился Тимур Пшенов, руководитель руководитель крупного сельхозпредприятия, которое работает в селе Маншук Целиноградского района. Аграрий-аналитик, известный интересными, инновационными подходами, он далеко не всегда придерживается рекомендаций ученых республики, использует международный опыт и собственные наработки.

"Я считаю, в первую очередь нужно внести лист ожидания, то есть электронную очередь, – согласился с руководителем сельхозуправления аграрий. – На сегодня многие компании пользуются услугами так называемых ботов. Получают субсидии в первую не те, кто заслужил. А те, у кого есть какие-то возможности подключиться к программному обеспечению и первым делом подать заявку. Должна быть электронная очередь абсолютно на все – инвестсубсидии, для гербцидов, удобрений и так далее. Это будет справедливо. Есть у тебя контракт и ты оплатил товар, потом подал заявку – тебе отвечают: что ты 55-й в очереди. Соответственно, позже, чем 56-й получить не можешь".

Наглядный пример того, что "после 55 не всегда идет 56" привел Максим Божко, генеральный директор АО "Акмола-Феникс", глава казахстанской Ассоциации яичных производителей.

"У нас сейчас птицеводство в "Колдау" стоит в очереди. И мы подаем заявку, несмотря на то, есть деньги или нет в бюджете. Но даже в этом случае, месяц назад возник казус, когда у нашей птицефабрики номер заявки был раньше, но наши коллеги, другая птицефабрика, получили до нас. Я про то, что нет предела совершенству в правилах, механизмах, программах. Даже имея, казалось бы, понятную схему, у тебя нет гарантии что ты получишь деньги вперед тех, кто подал заявку позже", – посетовал предприниматель.

Тимур Пшенов: "Субсидии – не для того, чтобы частник очередной дом на Хайнане купил"

Тимур Пшенов подчеркнул: субсидии сельхозтоваропроизводителям должны выдаваться прямо пропорционально эффективности. Он привел в пример Европу и Америку, где сумма субсидий доходит до 700 евро.

"Но их там получают те, кто придерживается стандарта GАP – хорошей сельскохозяйственной практики. У нас эти стандарты не выработаны. Я понимаю, что в рамках одной области мы это не сделаем. Но я предлагаю запустить пилотный проект. Либо сделать срез по районам: кто сколько получил субсидий и при этом сколько заплатил налогов, какую зарплату и кто платит пайщикам … Вы удивитесь, мы это сделали. У нас есть ТОО и крестьянские хозяйства, где суммы получаемых субсидий в разы, кратно превышают суммы налогов, которые они платят. Для чего мы поддерживаем частника, который думает только о себе? Я сейчас не называю имен и фамилий, при встрече могу назвать".


фото автора

По мнению агрария, выплаченные субсидии должны возвращаться государству в полном объеме. Развивать социальную ответственность бизнеса.

"Человек получил 200 млн тенге субсидий, а налогов заплатил – 20 миллионов. Зачем государству такой собственник, который думает только о себе? Нет садика, нет школы, зарплата минимальная либо гастарбайтеры работают, пайщикам не платит ничего от слова "совсем", поселок уменьшился в три-четыре раза, люди в полнейшем депрессняке, уезжают. Для чего мы этого частника поддерживаем? Чтобы он очередной дом купил в Тайланде или на Хайняне? Либо очередной лексус? Или золотую посуду в четвертую "стенку" поставил? Реально, не позолоченная, золотая посуда. Абсолютно не из зависти говорю – так и есть. Иван Адамович (Сауэр – гендиректор образцового хозяйства "Агрофирма "Родина" – прим. авт.) на агросовещании хорошо сказал: "Если найдете у меня рубль, тенге или доллар на зарубежном счету, заберите его себе". А есть хозяйства из 90-х годов, совхоз вчетверо уменьшился, люди уехали, земли шикарные, животноводства нет, социальной ответственности бизнеса нет. Зачем их поддерживать? Земля государственная, государство еще и помогает. А что он сделал для страны?" – возмутился спикер.

По мнению агрария, важна поддержка ресурсов энергосберегающих технологий.

"Я уверен, что это та технология, которая позволит нам сэкономить влагу, - прокомментировал Тимур Пшенов. – У нас лимитирующий фактор номер один – влага в том регионе, где мы работаем. Не количество удобрений, которое мы внесли, ни космомониторинг, а именно влага. Скажите аграриям, что в прошлом году вы не получили урожай из-за того, что у вас не было агрохимического обследования, или неправильно провели космомониторинг, или неправильно к "Колдау" подключились. Бред же. Поэтому нужно вести разъяснительную работ: это придумано не нами, это придумано и отработано уже в Америке, Канаде, Казахстане… В прошлом году у нас был один дождь от 3 до 12 мм локально, мы получили 9 центнеров. Соседи, которые придерживаются традиционной технологии, получили 4 тиын. Потом они говорят, мы не можем платить зарплату, дивиденды и так далее".

Иван Сауэр: "Нужны региональные подходы"

О субсидировании, как и в целом о проблемах в сельскохозяйственной отрасли, можно говорить долго и больно, отмечает легендарный фермер. По мнению Ивана Сауэра, здесь важно ориентироваться на особенности регионов.

"Уже много лет со многих трибун я говорю о том, что у нас огромная страна. И нужны региональные подходы. У нас их нет. Все законы, инструкции, приказы идут с одного источника и на всю страну. Это неправильно. Есть специфика, и она на самом деле очень даже отличительная от всех. Будь то восток, запад, север или юг. Но и здесь возникают казусы. Приведу пример по близкой мне теме. Почему литр молока в Акмолинской области субсидируется в 2,5 раза меньше, чем литр молока в СКО? Или наши земли менее 30 баллов, или Северо-Казахстанской? Подумайте. Тут нужно заявить решительный протест. Кто-то каким-то образом протащил, пролоббировал. Выделили средства. Но это же неправильно. Ладно бы дали Мангыстау какую-то поблажку на корма, к примеру. Но не СКО же. Тем самым нарушая принципы паритетности. Мы же работаем в одних и тех же условиях. Там совершенно другой порядок субсидирования. Я думаю, что нужно пригласить министра сельского хозяйства на любую площадку нашей партии. Пусть расскажет, из чего они исходили в такой ситуации", – высказался аграрий.

Ерканат Мусылманбек: "Нужны корректировки по электронным счетам-фактурам"

Министерству сельского хозяйства нужно в срочном порядке внести в правила субсидирования корректировки по электронным счетам-фактурам, утверждает директор региональной палаты предпринимателей Акмолинской области Ерканат Мусылманбек.

"Именно в статью, где указывается, что нельзя делать замену электронных счет-фактур, нужно добавить пункт "кроме случаев, предусмотренных статьей 419 Налогового кодекса". Что это за случаи? Это случаи, когда сам объем товаров, сумма товаров, поставщик не меняются. Там корректировке подвергаются такие пункты, как килограммы на литры, неправильно указали фамилию директора, нумерацию дома и т.д. В этой части все это сильно тормозит. Благо, есть понимание у правоохранительных органов, Антикора, областной прокуратуры, они в этой части в рамках рабочей группы нас поддержали. И помогли разобрать через фильтр добросовестных и недобросовестных. Вот по 49 субъектам предпринимательства у нас через сито прошли 29 субъектов. Они, в свою очередь предоставили электронные счет-фактуры. Остальные субъекты на которых по 6-7 раз выходили наши директора в райфилиалах, не изъявляют желания проходить через рабочую группу. Может, у них рыльце и в пушку", – предположил Мусылманбек.

Директор РПП выразил пожелание подкрепиться письмом от облфилиала партии в адрес Минсельхоза, чтобы ускорили корректировку.

"Вся республика сейчас смотрит на Акмолинскую область. Если результат будет положительным, и генпрокуратура нас поддержит, то сейчас Туркестанская, Алматинская и Костанайская области последуют нашему примеру. То есть просто пройдет фильтрация – добросовестных и недобросовестных участников. В СКО уже пошла практика судебных тяжб, начали всех подряд, грубо говоря, наказывать. И через решение суда возвращать субсидии. Если такая же практика пойдет в Акмолинской, это необратимо. Есть очень добросовестные предприятия, к примеру, в Атбасарском, Жаркаинском районах. Это был крик души от них. Они говорят: почему мы должны возвращать субсидии, если мы все делали правильно?", – отметил спикер.

Методика отечественных ученых аграриям-практикам "не показалась"

Второй большой вопрос, который разбирали на общественном совете, касается земли. Напомним, утвержденные в 2018 году предельные, то есть максимальные, размеры земельных участков сельхозназначения на местах вызвали критику. Так как размеры, посчитанные по методике Минсельхоза, показали серьезные расхождения – в сторону уменьшения с размерами площадей сельхозугодий у хозяйств. С тех пор проект постановления правительства так и не был принят. 8 февраля этого года президент Касым-Жомарт Токаев поднял вопрос на расширенном заседании правительства. Правительство, в свою очередь, поручило Минсельхозу вместе с акиматами регионов направить предложения по определению предельных земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Стоит отметить, КазНИИ предложило свою методологию, основанную на научном подходе. По ней максимальные размеры земельных участков, которые могут находиться на праве временного землепользования у негосударственных юридических лиц по Акмолинской области составили 48 600 гектаров, в том числе пашни – 22 000 гектаров, пастбища – 24 600 гектаров, сенокосы – 2 000 гектаров.

Для ведения крестьянского или фермерского хозяйства по акмолинскому региону: 7 290 гектаров, в том числе пашня – 3 300 гектаров, пастбища – 3 690 гектаров, сенокосы 300 гектаров.

Но методика отечественных ученых акмолинским аграриям "не показалась".

"Размер имеет значение совсем в другом месте"

Итак, что думают акмолинские аграрии-практики?

Главным основанием при любых преференциях от государства, в том числе касательно земли, должна стать эффективность хозсубъекта.

"Я считаю, что это дискуссия в никуда, если обсуждать какие-то предельные-запредельные размеры, минимальные-максимальные площадей землепользования, – подчеркнул Иван Сауэр. – Вообще давным-давно пора, может кого-то и коробит, вернуться к нашей недавней советской методике. Надо понимать: не большой-крупный, не средний-малый. Надо понимать: успешный-неуспешный. Была такая практика: завершался сельскохозяйственный год, итоги подводились сначала в районе, потом в области. В таком районе как Целиноградский, где было 20 хозяйств, обязательно один директор терял работу, а бывало и два – смотря какой год".

Какой был подход?

"Выход продукции со 100 гектаров сельхозугодий – ключевой показатель, –продолжил аграрий. – О размерах не шло речи. Были хозяйства и крупные, и мелкие. Скажем, было у нас хозяйство, которое сеяло более 30 тысяч гектаров, было и которое сеяло 400 гектаров. Речь не шла о том, крупный это или мелкий, зависело от специализации и так далее. И были нормативы. К этому нужно и возвращаться. Там можно и любые индикаторы новые придумывать какие-то. Базовые вещи должны исходить из этого. И тогда – успешен, платежеспособен. Сегодня конечно, это и налоги, и уровень зарплаты – после того, как выход продукции со ста гектаров сельхозугодий, с тысячи… Как угодно, не суть важно. Важно, чтобы был такой анализ. И тогда ежегодно самые неуспешные, когда они на протяжении, скажем, трех лет занимают нижнюю строчку, к ним у власти есть вполне обоснованные претензии, должны покидать реестр землепользователей. С обязательным соблюдений условий земельных долей для пайщиков – чтобы не было так, что сегодня идет целенаправленное, продуманное обезземеливание людей. У людей все забрали, осталось последнее – земля".

С Иваном Сауэром полностью согласен глава ТОО "Маншук" Тимур Пшенов.

"Было обсуждение на депутатском совещании о предельно допустимых размерах сельхозпредприятий. У нас на сегодня скота и лошадей – три тысячи голов. По нашему нормативу нужно 30 тысяч гектаров пастбищ. У нас 37. Еще до четырех тысяч могу поголовье нарастить, а дальше остановлюсь. Через семь лет у меня заканчивается срок аренды. Хорошо, оставите вы мне 3 тыс га пастбищ, вырежу я весь скот, оставлю 300 голов. У меня 37 человек в животноводстве работают. На 300 человек мне хватит два человека – 35 я без работы оставлю? Товарищи, не все мы рождены механизаторами, водителями, программистами. Есть люди, которые могут только пасти скот. Но им нужно кормить семьи. А они сегодня 250-350 тысяч тенге получают и содержат родных. Уничтожим этот скот, я его с таким трудом нарастил за 14 лет, вырежу за год. Поэтому я считаю, что размер имеет значение совсем в другом месте. Здесь мы меряться должны эффективностью, а не размерами", – заявил Пшенов.

Оценивать эффективность не по количеству продукции, в объеме, а по рентабельности с гектара предложил, в свою очередь, Максим Божко.

Иван Сауэр высказался о предложениях касательно перерегистрации права на землепользование.

"Резервная земля ухожена, получаешь хороший урожай, прибыль, создаешь инфраструктуру, платишь налоги, причем самые большие налоги в области с гектара. И потом тебе говорят – нет, ты иди на конкурс. Как это так? Это такой бред, в кругах профессионалов это невозможно даже обсуждать, о чем-то полемизировать. У государства есть механизм в любое время землю отобрать. Я бы в самом начале предложил усилить этот механизм: не соответствует – отбирайте у него землю, и это все должно быть прозрачно. Но подвергать какой-то ревизии нормально действующее ТОО – это просто безумие. Наши паркетно-асфальтные чиновники прославятся на весь белый свет если только такую норму внедрят. Смешнее уже придумать нечего", – возмутился легендарный аграрий.

"ЛПХ – это способ выживания, а не развития"

Участники встречи также высказались относительно предложений делать упор на личные подсобные хозяйства. Дескать, вон сколько продукции производят, а земли не хватает. По мнению Тимура Пшенова, ЛПХ – это способ выживания, а никакой не способ развития государства.

Яркий пример – фермер из Астраханского района, участник Союза полеводов Валерий Пельцер, владелец 80 тысяч гектаров пашни. У него самые высокие налоги, зарплата сотрудникам и самые высокие дивиденды пайщикам.

Идти по пути раздробления – дорога в никуда, считают акмолинские аграрии. Причина, по мнению Куаныша Ракишева, главы одного из крупнейших сельхозпредприятий Акмолинской области "Енбек", в перекраивании акимами районов и сел статистики, стремясь показать в хорошем свете.

"Статистика, ни для кого не секрет, перевернута с ног на голову. Естественно, когда показывают, "плюсуя", что ЛПХ дают вал продукции, горлопаны, не буду переходить на персоналии, в сейчас их время, берут эту статистику и в нос тычут, что якобы основное производство мяса и молока приходится на ЛПХ. А у них, мол, земли не хватает. На этом устраивают свой пиар, хайпуют. Я предлагаю этот вопрос раз и навсегда закончить. Конкурентоспособные – это те предприятия, которые выстроили систему. Но не мелкие. Потому что у нас в условиях центрального и северного Казахстана на мелких 400-500 гектарах тяжело быть конкурентоспособными. Даже наши молочно-товарные фермы сейчас не конкурентны с Россией и Беларусью. С Россией – потому что у них минимальные фермы сейчас проектируется – меньше чем на 2400 голов не проектируются", – заключил Куаныш Ракишев.

Как видим, спорных вопросов в сельскохозяйственной отрасли Казахстана сегодня назрело немало. И поднимаются они не только в Акмолинской, но и смежных областях. Аграриям нужно объединиться и выработать по ним правильные, справедливые, современные решения

"К примеру, касательно максимальных размеров земельных участков большинством голосов принято решение поддержать на первом этапе то, что предлагают ученые. Но там же сессия маслихата приняла решение обсудить эту тему на партийной площадке вместе с управлением сельского хозяйства, курирующим заместителем акима области. И разработать альтернативные предложения. Все мысли и предложения наших аграриев должны быть собраны в воедино в кратчайшие сроки. Далее документ отправится в центральный аппарат партии, правительство и Министерство сельского хозяйства", – пояснил первый заместитель облфилиала партии Amanat Галым Бекмагамбетов.


фото автора