Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Тусау кесер глазами кореянки. Алматинка Елена Тё 20 лет рисует картины в национальном стиле | BaigeNews.kz 25 января, 2022, 14:58
2100
Фото: instagram.com/tyoelena

Тусау кесер глазами кореянки. Алматинка Елена Тё 20 лет рисует картины в национальном стиле

Алматинка Елена Тё уже более 20 лет знаменита своими работами в национальном стиле. Она — профессиональный художник.

Елена Тё закончила училище им. Гоголя, а позже — художественно-графический факультет Алматинского государственного университета имени Абая.

Она долго преподавала в этом вузе, а потом полностью окунулась в творчество. Занималась живописью, участвовала в выставках. Кореянка по национальности, она начала рисовать картины, окрашенные казахским колоритом. Как она к этому пришла и в чем видит миссию современного искусства, Елена Тё рассказала корреспонденту BaigeNews.kz.

— Елена, изначально вашей любимой тематикой была ведь не живопись с национальным колоритом?

— Действительно. Излюбленная моя тема — это цветы, пейзажи. Но позже я поняла, что это, конечно, прекрасно. Но не достаточно для меня как художника. Я, как профессионал, с интересом смотрю скорее на портреты, на какие-то жанровые сцены. И так смотрят большинство простых любителей искусства. В таких картинах есть потаенный смысл, какая-то динамика, история.

Помню, сильно на меня повлиял фильм "Девушка с сережкой" со Скарлетт Йохансон в главной роли. Она играет девушку, которая позировала для картины "Девушка с жемчужной сережкой". И фильм этот настолько интересный с художественной точки зрения. Режиссеры смогли создать образ эпохи, художника, людей, интерьеры. Я смотрела и думала, что хочу так же. И пришла к выводу, что цветы, натюрморты — это только какой-то фон. Какие-то рамки.

Но должен быть еще главный герой, человек. Человека просто изобразить — не очень интересно. Люди — как спектакль, должен быть какой-то сюжет, должен быть режиссер.



Почему я пришла к изображению казахских национальных сцен? Потому что живу в Казахстане, я здесь родилась. Часть моей семьи уже казахи.

Поэтому естественно, что человек изображает в художестве то, что ему интересно и близко. И традиции казахов для меня близки, они стали частью меня, даже несмотря на то, что у меня корейская фамилия.

— Поэтому у вас подавляющее большинство картин на казахскую тематику?

- Недавно в Facebook одна из моих почитательниц, кореянка, отметила, что я уже даже больше казашка. В 2018 году я ездила в Сеул, участвовала в выставке художников-корейцев, живущих за рубежом. Возила туда и казахские сюжеты в том числе. Поскольку я в Казахстане живу, я вижу и чту его традиции. Знаете, одна из самых ярких моих работ — на тему игры кокпар.

С точки зрения европейцев, кокпар — это что-то злодейское, зверское. Но лет 5-6 назад мы ездили отдыхать на Иссык-Куль и попали в пансионат, где организовали кокпар. Я увидела игру в реальности. Это было настолько захватывающее зрелище, я чуть ли не под ноги коней кидалась, чтобы сделать фотографии. Мне было интересно смотреть на игру с художественной точки зрения.

Да, конечно, есть в кокпаре что-то кровавое. Но есть что-то такое, что восхищает. Есть динамика, слияние с природой, сила и мощь. Меня это настолько впечатлило, что после этого случая я написала около 10 разных картин с изображением кокпара. И считаю, что художник как режиссер фильма воссоздает реальность, поэтому должна быть в работе некая достоверность.



Чтобы человек понял, что ты вообще хочешь сказать. Или вот, например, есть очень милая у казахов традиция — тусау кесер, или по-русски "перерезание пут". Мне он очень нравится, потому что наполнен глубоким смыслом.

На обряд приглашают людей, качествами характера или особенностями жизни которых хотят одарить ребенка. Когда я выставляю картину с изображением тусау кесу, начинается спор. Кто-то уверяет, что это корейский обряд, кто-то татарский. А я считаю, что он скорее даже интернациональный.

Год ребенка почему так празднуется? Раньше с отсутствием медицины и лекарств большой процент новорожденных не выживал. А если ребенок доживал до года, это было счастливое событие. Которое старались пышно отметить. Казахов, конечно, могут сколько угодно ругать за их любовь к торжествам и праздникам. Но жизнь состоит из мгновений, человеку с самого начала его существования нужны были хлеб и зрелища. Эти события обогащают жизнь.

Национальная тематика придает осмысленность вашим картинам. Смотришь и понимаешь, что это не просто люди. Это — история.

— Наверное, вы правы. Часто я вижу подтверждения того, что я на правильном пути. Как-то лет семь назад была в Кемерово, там в городском музее проходила выставка знаменитого российского художника Никоса Сафронова. Не скажу, что я его фанат. Он популярен, да. Но мне хотелось посмотреть, почему. И я обратила внимание: на его выставке, а она была на первом этаже, билеты продавались по 10 долларов.

И народу было не протолкнуться. Чем он мне запомнился? Да, он, конечно, профессионал, но не сказать тот, от которого я падаю в обморок. Он изображал известных личностей: актеров, политиков. Походила я, ничем не впечатлилась как художник, но для себя поставила галочку, мол, побывала на выставке такого художника.

А на втором этаже была выставка работ малоизвестного российского автора, который изображал простых людей, народы Севера. Уровень был просто шикарный, мощный. И в зале ходило два человека. Я когда вышла, думаю, ну почему такая несправедливость? Тут посредственность разрекламированная собирает толпы и деньги, а прекрасный художник и абсолютно никому не нужный.

В тот момент я подумала, что быть хорошим художником — это здорово. Но нужно еще выбрать четко, что ты изображаешь. Оно должно иметь смысл и нести позитивную эмоцию смотрящему. И это тоже объясняет, почему я изображаю национальные сюжеты. Кстати, осознанность и выбор темы работают на качество картины. Можно изображать, конечно, и трагические события. Голодомор, например, но зачем? Наши сердца и так разодраны обстоятельствами, которые нас в жизни окружают. Зачем еще и в картинах это изображать?

Именно в такие моменты, когда особенно страшно нам, гражданам Казахстана, когда такие события случаются, как в январе, мне кажется, невозможно фокусироваться на негативе. Нужно отвлекаться на что-то позитивное. Некоторые просто не включают новости. А некоторые обращают внимание на искусство, на картины.

— Вы говорили о поездке в Сеул. Подготовили ли вы картины на корейскую тематику?

— Да, получилось так, что я начала делать серию работ "Путешествие в Корею". Художники ведь как акыны, что видят, то и поют, только в своих картинах. Я съездила в Корею и написала серию работ. У меня была кореянка, золотой Будда, золотые веера и другие. И я заметила за десятилетия работы, что люди вместе с картинами хотят подарить своим близким кусочек какого-то позитива. Что-то хорошее, доброе, связанное с тобой и, возможно, национальной принадлежностью. У меня есть работа, аналогичная казахскому тусау кесер.

У корейцев есть такая похожая традиция, той си называется. Когда приглашают гостей, ставят на столик предметы с разной символикой: рис, орехи, книги, ручку, бумагу, деньги, нитки и ножницы. Под внимательные взгляды близких ребенок должен подойти к столику, и что он возьмет в руку первым, то и определит его жизненный путь. Часто я пишу лица близких людей. Они доступнее и где-то их даже приятнее писать.

Знаете, я пытаюсь в картине создать свой мир. Где все будет красиво и который будет дарить человеку какие-то приятные эмоции. А не ужас, разрушение, уродство.



Всем людям вне зависимости от национальности, цвета кожи, денег, всем желаю счастья. И стараюсь это счастье через работы донести.

Я думаю, почему митингующие вышли с дубинами и совершили страшные погромы. Они были поставлены в такие условия. Нищета человека унижает, это болезнь. Он становится безумен. Ему не до красоты, нужно получить самое необходимое. Я не оправдываю, конечно, их поступки. Это страшно. И чтобы страшного не было, я думаю, человечество должно не потерять того, что оно создало — в искусстве, в образовании, в науке.

А если мы будем идти на поводу у разных сил, которые хотят уничтожить нас, то тогда разум будет рождать чудовищ. А я бы хотела, чтобы победило добро. Чтобы все были счастливы вне зависимости от национальности, вероисповедания и количества денег. Ведь красота спасет мир, как сказал кто-то из классиков. И я эту красоту хочу донести в своих работах.