Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5


Токтар Аубакиров: "30 лет казахи ждали полета в космос" | BaigeNews.kz 2 октября, 2021, 12:54
38710
Фото: из открытых источников

Токтар Аубакиров: "30 лет казахи ждали полета в космос"

Пионер казахстанской космонавтики рассказал о мечте, полетах и разочарованиях.

Сегодня Казахстан отмечает 30-летие со дня первого полета нашего соотечественника в космос. Дата, мимо которой нельзя пройти, потому что она положила начало космической отрасли всей страны. Дата, которой можно по праву гордиться: не каждое государство может похвастать своими полетами в околоземное пространство. Дата, звучащая в унисон приближающемуся 30-летию независимости Казахстана — как правдивое свидетельство побед и достижений целой страны за эти годы.

Несмотря на то, что в Казахской ССР родились русские по национальности советские космонавты Владимир Шаталов, Виктор Пацаев, Александр Викторенко, Владимир Джанибеков, первым этническим казахом в космосе стал Токтар Аубакиров. Он же стал последним 72-м космонавтом СССР.

Корреспондент BaigeNews.kz побеседовал с Токтаром Аубакировым — первым космонавтом-казахом, по праву ставшим символом космоса в нашей стране.

— Токтар Онгарбаевич, сегодня памятная для вас и всех казахстанцев дата — 30 лет со дня вашего первого полета в космос. За плечами у вас десятки высоких регалий. Вы доктор технических наук, член Академии наук РК, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, "Халык Каhарманы". Оглядываясь назад, скажите, думали ли когда-нибудь, что станете космонавтом?

— Мне 75 лет. Из них лет 70 я мечтал о небе, болел им. Не о космосе, о небе. И до сих пор свою мечту очень люблю, лелею, стараюсь, если есть возможность, подняться в воздух. Все эти годы со мной была моя семья — супруга Татьяна Михайловна, двое сыновей — Тимур и Михаил. У нас с женой всегда был паритет, и никогда не было разногласий на почве того, что мы представители разных национальностей. Татьяна Михайловна склонна к тому, чтобы все внуки без исключения знали казахский язык и владели им в совершенстве. Может, не у всех это получается, но стремление есть.

Живу я в столице, в 2001 году ушел на пенсию и считаю, что правильно сделал. Хотя спокойным пенсионером меня вряд ли назовешь, всегда чем-то занимался, всегда работал, всегда находил место, где было интересно. Сейчас с космосом меня связывает давняя дружба с моими коллегами, с которыми я летал. Мы очень тепло общаемся с Александром Александровичем Волковым (советский и российский летчик-космонавт. — Прим. ред.) и австрийским космонавтом Францем Фибеком. Я очень благодарен, что австрийское правительство пригласило меня праздновать 30-летие полета австрийского космонавта в космос. Они полностью взяли на себя обеспечение, мой перелет в Вену, проживание. Я не поехал. Сказал, что болею.

Но в душе мне стало очень обидно, почему такая дата — первый полет космонавта-казаха — не празднуется с почетом у нас в государстве. Это ведь одна из интереснейших дат! Казахи ждали его 30 лет! Мы выполнили свою миссию, я помню, как народ встречал меня, как ликовали и говорили спасибо. А спустя годы это, по всей видимости, позабыли. Да, огромное количество народу звонит, поздравляют, телефон будет "красным" сегодня. Но какое-то чувство разочарования все же есть.

Хотел ли я быть космонавтом? Я мечтал быть летчиком, и я эту мечту свою исполнил. Космонавт — тот же летчик. Это люди, которые тождественны друг другу.

— Читала, что вы не раз отказывались от предложения стать космонавтом.

— Дважды. Первый раз мне предложил Динмухамед Кунаев. Я только начал реализовывать себя в роли летчика-испытателя. Я горел этим, я жил этим! И вдруг должен был все бросить и за легкой золотой медалью полететь в космос! Конечно, в то время у меня и здоровье было крепкое, я бы прошел отбор. Но мои коллеги по летной работе из конструкторского бюро имени Артема Микояна меня бы не поняли.

Во второй раз пригласил меня Нурсултан Абишевич Назарбаев, он тогда был первым секретарем компартии Казахстана. Но тогда так сложилась ситуация, что я уже стал одним из ведущих летчиков-испытателей. Нас осталось на этом поприще всего два человека, которые могли выполнять самые трудные задачи. Пришлось объяснить Нурсултану Абишевичу, что не могу теперь, у меня работа не позволяет.

Но когда почувствовался запах развала Союза, в это время Нурсултан Абишевич уже меня даже не спрашивал. Он взял объявил везде: летит Аубакиров. И все. Когда я пришел к нему разъяренный, он попросил не кипятиться. Сказал, что 30 лет казахи этого момента ждали. И я понял, что это край. Что потом казах может не полететь никогда. Согласился, открыл дорогу, так сказать: Мусабаев полетел, потом Аимбетов полетел

Вообще, считаю, что наши космонавты должны всегда участвовать в космических программах. У нас должна быть школа отбора здесь, в Казахстане. Потому что освоение космоса без космонавтов, это как борщ без ложки. Я об этом говорил всегда. Мы даже женщин в свое время готовили, ведь сейчас не обязательно, чтобы полетел именно летчик. Должен полететь специалист, подготовленный во всех отношениях. Мне, например, несложно было перейти с одной системы на другую. Я делал все, что отлично умел и до полета в космос. Из нового было только состояние длительной невесомости. Когда мне сказали: просто слетай и вернись, я ответил, что так не пойдет. Я должен был полететь так, чтобы народ мной гордился.

— Вы стали основоположником казахстанской космической отрасли. Как вы считаете, насколько она успешно развивалась за 30 лет независимости республики?

— Мы с академиком Умирзаком Султангазиным составили программу по развитию отрасли, которая была приоритетной долгие годы. Потому что там не только была фундаментальная наука, но и прикладная. А вообще, в космической отрасли достигли успехов благодаря тому, что появились деньги. Когда я руководил, не выделялось ни копейки. Я не мог найти зарплату четырем человекам, которые работали тогда в этой сфере, которые начали ее поднимать. И мне пришлось идти в министерство финансов, зайти к министру, сесть и сказать ему: "Я отсюда не выйду, пока не дадите денег". Только таким способом я смог добиться выделения средств.

Айсултан Калыбаев, Мейрбек Молдабеков, Аскар Абдужапаров — вот те люди, которые вместе создавали эту непростую отрасль. И чтобы Казахстан признали космической державой, мы поняли, что надо заявить об этом на весь мир, выступить в ООН. Там есть комитет по космическим делам, было непросто туда попасть, но нас встретили достойно. Это было в 1994 году. Я встретился с вице-президентом США Альбертом Гором и сумел ему доказать, что наше государство является космической державой, что вся космическая история начиналась с Казахстана

Считаю, что космонавтике в Казахстане надо уделять большое внимание. И наши государственные мужи должны понимать и принимать, что есть отрасли, которые наукоемки и поглощают большие средства. Но без них невозможен успех. Космонавтика — это отрасль, в которой плоды пожинаешь не единомоментно. Но она необходима для всего человечества. Этот опыт накапливается, потом выстреливает. Может, полетами на другие планеты, которые необходимы будут человеку, чтобы спасти человечество.

not findimage