Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



"Приказ Токаева о стрельбе на поражение был обоснован создавшейся ситуацией" — политолог | BaigeNews.kz 24 февраля, 2022, 12:27
13617
Фото: ren.tv

"Приказ Токаева о стрельбе на поражение был обоснован создавшейся ситуацией" — политолог

С учетом отсутствия полноценной информации, это было вполне обосновано.

Насколько было оправдано решение президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева дать приказ открывать огонь на поражение без предупреждения во время январских событий и справедлива ли критика Европарламента и международных правозащитников в отношении этого приказа? Об этом корреспонденту BaigeNews.kz рассказали казахстанские политологи.

Январские события, начавшись 2 января 2022 года в Жанаозене из-за резкого повышения цены на сжиженный газ, продолжились 3 и 4 января в Алматы и перекинулись на другие города страны. От мирных митингов с экономической повесткой, протесты переросли в протесты с политическими лозунгами. Однако очень быстро ситуация вышла из под контроля, начались массовые беспорядки, что привело к жертвам среди мирного населения, захватам госучреждений и мародерству в магазинах.

Одним из ключевых и неоднозначных решений президента Касым-Жомарта Токаева стал приказ стрелять на поражение без предупреждения по участникам беспорядков.

"В нашей стране продолжается антитеррористическая операция. Силами полиции, национальной гвардии и армии проводится масштабная и слаженная работа по наведению правопорядка в соответствии с Конституцией. Вчера ситуация в городах Алматы, Актобе и Алматинской области стабилизировалась. Введение режима чрезвычайного положения дает свои результаты. По всей стране восстанавливается конституционная законность.

Но террористы по-прежнему наносят ущерб государственному и частному имуществу, применяют оружие в отношении граждан. Правоохранительным органам и армии мною дан приказ открывать огонь на поражение без предупреждения.

За рубежом высказываются призывы к сторонам провести переговоры для мирного решения проблем. Какая глупость! Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами? Нам пришлось иметь дело с вооруженными и подготовленными бандитами, как местными, так и иностранными. Именно с бандитами и террористами. Поэтому их нужно уничтожить. И это будет сделано в ближайшее время", — написал Токаев в своем обращении 7 января.

Это решение стало поводом для критики со стороны западных политиков и международных правозащитных организаций, таких как Human Rights Watch. 20 января Европарламент принял резолюцию по Казахстану, в которой осуждали приказ Токаева стрелять на поражения без предупреждения, назвав это решение "нарушением международных правовых обязательств Казахстана уважать и защищать право на жизнь". Кроме того, в резолюции было отмечено, что "нечеткие и чрезмерно широкие определения терроризма дали возможность для произвольного ограничения свободы слова и мирного протеста."

"Левиафан" по-казахстански

Для анализа недавних январских событий в Казахстане политолог Замир Каражанов сперва обратился к классикам политической теории.

"Важно понимать, что право на насилие есть только у государства (идею о монополии государства на легитимное насилие сформулировал немецкий социолог и философ Макс Вебер — прим. ред.). И в принципе государство может пользоваться этим правом в определенных случаях. Речь обычно идет о таких случаях, когда есть опасность гражданской войны, дестабилизации. Но это не то, что появилось в XX веке, об этом было написано во время революций в Европе в книге британского политического философа Томаса Гоббса "Левиафан". Он объясняет, что государство — это некое мифическое существо, зверь, способный остановить развитие гражданской войны, массовое насилие. Это и есть понимание того, что государство — единственный институт, который обладает правом осуществлять легитимное насилие. Но естественно для определенной цели — для наведения порядка. Поэтому то, что у нас произошло с точки зрения политической философии, имеет под собой основу", — сказал политолог.

По поводу ситуации в Казахстане во время январских событий Замир Каражанов напомнил, что, во-первых, был введен режим чрезвычайного положения, потом — режим антитеррористической операции.

"Как я понимаю, это было связано с несовершенством казахстанского законодательства, потому что режим ЧП не предусматривал ситуацию, когда мирный митинг перерастает в массовое столкновение. До этого режим ЧП у нас вводился несколько раз. Когда была пандемия, например. Но тот арсенал, которым обладает государство в рамках режима ЧП, не помог справиться с ситуацией — с массовыми беспорядками и мародерством в наших городах. Потому что у правоохранительных органов, в том числе у их руководства, были полномочия, ограниченные этим режимом, то есть, ничего невозможно было предпринять, чтобы стабилизировать обстановку", — объяснил Каражанов.

Следующий режим, который был введен в январе — это режим антитеррористической операции. Этот режим позволяет государству использовать силу, в том числе, применять оружие и другие летальные средства, которые способны остановить беспорядки.

"Вопросы возникают и по общественному порядку. Здесь речь идет о массовых беспорядках, которые перерастают в мордобой и убийства. Закон о ЧП такую ситуацию, видимо, не подразумевал. И тогда, чтобы стабилизировать обстановку в стране ввели режим антитеррористической операции", — сказал политолог.

Почему полиция не вмешивалась, когда отдельные лица уже стали применять насилие по отношению к гражданам и имуществу, которое было рядом — это вопрос к самой полиции и к ее профессионализму, считает Замир Каражанов.

"Полиция не способна была противодействовать таким людям. У нас Сагинтаева раскритиковали — где он был, что он делал. На самом деле, это тоже правильно, потому что как первый руководитель он должен был брать ответственность за то, что происходит в городе. И промедление в таких случаях чревато последствиями. Так что, это вопрос непрофессионализма и некомпетентности правоохранительных органов и первых лиц на местах", — сказал казахстанский политолог.

Кроме того, закон о ЧП тоже всех вводил в некоторое замешательство, утверждает эксперт. Можно или нельзя использовать силу в том или ином случае в отношении к митингующим? Где эта грань, было непонятно.

"Ситуация начинала выходить из-под контроля. Это уже было очень опасно. Чтобы вернуть ситуацию под контроль, конечно, необходимо было принять уже более действенные средства, в том числе приказ стрелять на поражение по террористам", — сказал политолог.

Что касается критики Европарламента, от него никто и не ожидал другой реакции, заметил Каражанов. Вопрос был лишь в том, ограничатся ли они резолюцией или начнут вводить какие-то жесткие меры по отношению к Казахстану.

"Такие же резолюции от Европарламента звучали и по другим событиям. И не только в Казахстане, но и в других странах. Они были по отношению и Украины, и Грузии. Им не важно демократическая страна или нет, если был факт нарушения прав человека, то это автоматически становится поводом для такой резолюции. Вспомните Андижанские события, которые были в 2005 году в Узбекистане. Тогда тоже были и критика, и резолюция, и санкции, которые заключались в ограничении поставок оружия, так как были опасения, что это оружие могут использовать против местного мирного населения. Это нормальная позиция европейских политиков, я бы даже сказал здоровая позиция. Если бы не было такой критики в отношении Казахстана после таких событий, это было бы удивительно. А так, в принципе, все закономерно", — заключил эксперт.

Критика Европарламента была ожидаема

Политолог Андрей Чеботарев предложил обратить внимание на то, что возможно Токаев не имел четкой информации о том, что происходило на улицах Алматы с 4 по 7 января.

"Об этом можно судить по отстранениям и последующим арестам представителей руководства КНБ. И, я думаю, что могла быть еще и противоречивая информация. И скорее всего то, что президент говорил о 20 тысячах террористах, могло быть сознательной дезинформацией со стороны кого-то из представителей КНБ. Исходя из этого, понятно, что у президента не было представления о том, какая часть участников протестов — экстремисты, мирные протестующие или же криминальны элементы. Эта ситуация была отдана на откуп местному полицейскому руководству, подразделениям нацгвардии и силовых структур", — сказал политолог.

Как верховный главнокомандующий Токаев был вправе отдать такой приказ, но понятно, что вся критика в отношении его показывает, насколько человек не имел всей полноты информации, считает Андрей Чеботарев.

"Говорят, что много погибло мирных протестующих. Но у протестующих не было каких-то лидеров, лозунгов. К тому же, все в основном, происходило ночью. Я сам слышал у себя дома частую стрельбу со стороны площади Республики. Не могу сказать, насколько это было правомерно, но с учетом отсутствия полноценной информации, это было вполне обосновано. Потому что, видимо, президент искренне полагал, что на улицах вооруженные люди", — объяснил эксперт.

По словам Чеботарева, резолюция была ожидаема,

"Мы помним, какая жесткая резолюция того же Европарламента была в 2021 году после парламентских выборах в Казахстане. И там они не только по результатам выборов прошлись, но и по наличию политзаключенных, по отсутствию регистрации политических партий. И понятно, что такие резонансные события не могли не получить реакцию Европарламента. С другой стороны, надо иметь ввиду, что в Европарламенте есть люди — я не знаю были ли они среди подписантов обеих резолюций — которые связаны с представителями казахстанской оппозиции в эмиграции, с Мухтаром Аблязовым, Акежаном Кажегельдиным. И вопрос в том, насколько европейские депутаты получали информацию именно от этих людей, а не из Казахстана", — сказал эксперт.

Политолог заметил, важно также понимать, что есть Европарламент, а есть структуры Европейского Союза, которые достаточно конструктивно относятся к Казахстану, поддерживают определенные мероприятия и проекты. А резолюция носит скорее рекомендательный характер, чем является документом, побуждающим к политическому решению.

"И в принципе, надо посмотреть, насколько Евросоюз объективен. Евросоюз реализует стратегию в Центральной Азии и ему важно поддерживать и развивать отношения со всеми пятью республиками нашего региона. И мы видим, как Евросоюз относится к Узбекистану, Туркменистану, Таджикистану, где больше проблем с соблюдением прав человека. Но по ним Евросоюз молчит, потому что где-то ему выгодно закрывать глаза", — сказал Андрей Чеботарев.

Эксперт напомнил, что когда в Кыргызстане произошла третья революция, Евросоюз тоже на первых порах критиковал то, что новая власть не учитывает интересы граждан, не уважает конституцию, но тот же Евросоюз нормально отнесся к референдуму, после которого произошла смена парламентской формы правления на президентскую.

"Хотя это фактически был откат назад в развитии Кыргызстана. И тогда особо жестких заявлений со стороны Евросоюза не было. Поэтому надо смотреть, где Евросоюз реально защищает какие-то ценности, а где свои политические и иные интересы", — резюмировал политолог.