• Алматы, +15 ℃
  • Нур-Султан, +9 ℃
  • Шымкент, +15 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   2019
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
Столичный волонтер рассказала, как находят пропавших людей 2 Июля, 2019, 21:22
637

Столичный волонтер рассказала, как находят пропавших людей

В каких порой экстремальных и опасных ситуациях ищут пропавших без вести людей.

Что может быть ужаснее потери близкого человека? Для семьи, где исчез сын, дочь, мать, отец или просто близкий человек счет идет на минуты. Как не остаться со своим горем наедине — поведала волонтер из Нур-Султана Айзада Джусупова, которая на протяжении трех лет совмещают свою жизнь с поисками пропавших людей. Корреспонденту BNews.kz женщина рассказала о том, в каких порой экстремальных и опасных ситуациях ищет пропавших без вести людей, зачастую детей.

В мае 2016 года Айзада Джусупова присоединилась к поискам девочки — Эллины Кульдиной. Ребенка искали сутки напролет и через 10 дней бездыханное тело девочки нашли в реке. Тогда женщина решила, что волонтерство станет для нее делом всей жизни.

«Волонтерство — это мое хобби. Я совмещаю и воспитание детей, и жизнь, и волонтерство, и работу. Я — парикмахер. И я пеший волонтер и координатор. Мы ищем физически и за городом, и в городе, и в воде. Мы распространяем ориентировки, ведем соцсети, ищем пропавших. У нас в приоритете дети и старики, если пропадает ребенок или человек преклонного возраста, то выезжаем незамедлительно», — рассказала волонтер.

Женщина признается, волонтерство стало безопаснее с тех пор, как к их волонтерскому движению «Lider.kz» присоединились сотрудники полиции.

«Мы организуем штаб, держим связь в мессенджерах. Каждый свой шаг фотографируем и держим связь с координаторами. Ходим мини-группами, с недавних пор к нам присоединились сотрудники полиции. Они помогают. Среди волонтеров немало мужчин, которые нас (женщин) сопровождают по местам, где нам быть опасно. Например, в ЦАНах (Центрах адаптации несовершеннолетних — прим. ред.), лесопосадках, реках, степи, а также там, где большое скоплением бомжей», — уточняет собеседница.

Айзада признается, волонтерство — дело не для слабаков, здесь нужно не бояться погодных условий и помнить, что главное — спасение пропавшего.

«Был опасный случай, когда мы искали мальчика Багдаулета в районе 40-й станции. Трое суток его искали, ситуация была опасная. Мы находились по самую шею в снегу. Люди падали в колодец, мерзли, к счастью не отмораживали ничего, потому что мы знаем, на что идем. При себе у нас всегда — горячие еда и питье. Мы тепло одеваемся, необходимые предметы обихода всегда с собой», — отмечает она.

По ее словам, когда она с группой волонтеров находит пропавших целыми и невредимыми, убеждается вновь и вновь, что ее дело — необходимое.

«Последние наши удачные поиски были по мальчику Тамерлану с аутизмом. Это всегда счастье, когда находятся дети. Мы нашли его в 2 часа ночи на переулке в районе Мамбетова. Было очень холодно, мы замерзли, искали на набережной, левобережье, пешком нашли», — вспоминает женщина.

Несмотря на то, что родные пропавших людей всегда ждут с нетерпением весточки и встречи с ними, последние, в свою очередь, не всегда спешат домой.

«Мы часто находим молодых девушек, которые не хотят возвращаться домой, просто отказываются. Таких случаев много, есть даже старики, которые не хотят возвращаться к родным, а хотят жить в приюте. Все зависит от семьи, в любом случае мы уведомляем родных и полицию о том, что там-то нашли человека, но возвращаться он отказывается», — уточняет она.

Собеседница уверяет, шансы найти пропавшего живым выше, если члены его семьи заявят об этом сразу, однако многие оттягивают поход в полицию с заявлением об  исчезновении человека.

«Изначально, когда я только присоединилась к волонтерам, люди не воспринимали наши действия всерьез, но мы безвозмездно все делаем, сейчас люди стали более открыты и сами к нам обращаются. Мы работаем за «спасибо». Бессердечным волонтерам у нас делать нечего, когда находим пропавшего — неважно живого или мертвого — это всегда эмоции, слезы. Волонтеры — это всегда люди с большими сердцами. Потеряшка без признаков жизни — это потеря для всей поисковой группы. За каждый поиск я всегда переживаю», — говорит она.

Айзада признается, пропажа людей — не всегда результат похищения или умышленного побега.

«Сейчас такое время, что все заняты работой, часто дети в семьях пропадают, потому что, к примеру, родители недоглядели, или их не было дома. Просто всем нужно работать, много случаев, когда дети в возрасте от 7 до 12 лет играют во дворе и уходят в другой двор, там дальше и пропадают. Старики часто пропадают из-за потери памяти. Бывает выйдут во двор, отвлекутся, и уходят. Номер своего телефона даже не все могут вспомнить. Когда полиция их находит, то определяет их в ЦАН», — подчеркивает волонтер.

Женщина отмечает, что нередки случаи, когда пропавшие находятся погибшими.

«Каждый пятый поиск — это находка тела пропавшего. Чаще всего находим их весной, когда тает снег и летом в сезон купания. Когда пропадают самые маленькие — это очень страшно. Это, конечно, редкость, но если пропадают, то чаще всего исход не совсем хороший — летальный», — говорит она.

Семьям пропавших она желает никогда не терять надежды, всегда помнить, что есть такие люди, как волонтеры.

Hype news

ОПРОС
  1. Как Вам новый дизайн сайта?*
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх