Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



"Речь идёт о новых принципах политической культуры". Политологи о поправках в Конституцию РК | BaigeNews.kz 26 апреля, 18:46
2336
Фото: Бахыт Каныбек

"Речь идёт о новых принципах политической культуры". Политологи о поправках в Конституцию РК

Поправки в Конституцию Казахстана позволят создать в стране новые принципы политической культуры, где искореняются не только коррупция, но и риски, связанные с ней в будущем, считают эксперты и политологи, передает BaigeNews.kz.

Уразгали Сельтеев, политолог, директор Института евразийских исследований:

"Запрет на занятие политических должностей близких родственников президента нам необходим с учётом нашего 30-летнего опыта, который мы пережили, когда получилось так, что родственники первого президента оказались в системе власти и занимали высокие политические посты. Именно это и привело к такому искажённому распределению государственных благ и созданию множества олигопольных систем, схем и механизмов.

Кто-то считает, что это неправильно. Звучат мнения, что родственники президента могут быть талантливыми людьми и этот запрет может ущемлять их права. Но, на мой взгляд, сейчас такие превентивные механизмы нам нужны, так как смысл нашего движения теперь направлен на то, чтобы демонополизировать как политику, так и экономику, не допускать какого-либо привилегированного положения за счёт доступа к властным полномочиям. И президент делает это с заделом на будущее, тем самым закладывая и юридические основания, и новые политические традиции, чтобы у следующих президентов не было возможности встраивать в систему своих родственников.

В этом смысле президент начинает с себя, ограничивая свои полномочия ради будущего страны. Это в первую очередь, нужно рассматривать, как важные шаги к демократизации, а не что-то иное. Нужно понимать, что Токаев с нами будет максимум семь лет, если выиграет следующие выборы, а я надеюсь на это, и останется ещё на один срок, чтобы за это время создать необходимые честные и справедливые "правила игры" внутри страны, по которым будут жить и взаимодействовать институты власти и общества. Эти правила сейчас формируются, и я думаю, что это только начало. Это и есть строительство Второй республики.

И более того, я убеждён, что эту практику нужно масштабировать, то есть это должно касаться не только президента, но и тех лиц, которые занимают высокие посты: председателей мажилиса и сената, премьер-министра, акимов областей, то есть важно добиться того, чтобы их близкие родственники также не занимали высокие должности в госаппарате и квазигосударственном секторе.

Одним из примеров таких правил, о которых я говорил выше, является новый механизм даже не согласования, а выборов акимов областей. Изначально в своем послании президент сказал, что будут представлены две кандидатуры, за которые станут голосовать депутаты областных маслихатов. Сейчас эта практика расширяется, и за одну из двух альтернативных кандидатур будут голосовать депутаты маслихатов всей области (областных, городских и районных).

Если учитывать, что теперь у нас будет многопартийная система, и в маслихатах окажутся представители разных партий, то кандидатам в акимы для победы придётся проводить предвыборную кампанию и договариваться с каждым из выборщиков отдельно. Это и есть нормальная политика, которая заменяет систему назначений, то есть фактически это косвенная, но полноценная система выборов. Это ещё правильно с точки зрения кадровой политики, потому что теперь акимы будут понимать, что им в спину дышит дублёр, и если он не справится со своими обязанностями, то его спокойно заменит другой альтернативный резервный кандидат.

Касательно трансформации Конституционного совета в суд. До предлагаемых изменений Конституционный совет играл больше экспертную роль, то есть этот орган давал толкование о соответствии тех или иных нормативно-правовых актов, законов и международных договоров нормам Конституции по запросам президента, парламента, премьер-министра. Теперь же в Конституционный суд могут обращаться уполномоченный по правам человека, генеральный прокурор. И здесь главной целью такой трансформации из совета в суд, в том числе, является необходимость усиления именно защиты прав и свобод граждан. Смысл работы Конституционного суда заключается в том, что, если человек считает, что не добился справедливости, пройдя все инстанции, включая Верховный суд, то он сможет обратиться в Конституционный суд, который рассмотрит, были ли его права и свободы нарушены с учётом тех фундаментальных положений, которые прописаны в Конституции. Там теперь будет очень много работы — с этим, я думаю, и было связано увеличение числа членов Конституционного суда. Произойдёт и увеличение штатной численности его аппарата".

Талгат Калиев, директор института прикладных этнополитических исследований:

"В первую очередь, на мой взгляд, важным является комплексный переход от "суперпрезидентской республики" к просто президентской путём значительных ограничений полномочий действующего и всех будущих президентов. Речь идёт о новых принципах политической культуры в стране, где искореняется не только коррупция, но и даже намеки на неё. И когда высшее должностное лицо страны начинает с себя, то это является примером для всех остальных. Это позволит завтра с более пристальным вниманием относиться к тому, чем занимаются родственники акимов, депутатов и членов правительства. Это новый уровень прозрачности, на который выходят все ветви власти.

Кроме того, значимым изменением является усиление роли парламента, исключение дублирующих функций между его палатами: теперь на мажилисе будет замыкаться основная законотворческая деятельность, а новый порядок принятия законов ускорит этот процесс и не позволит принимаемым законам быть ориентированными на определённые элитные группы. Ранее была возможность пролоббировать ту или иную норму на разных этапах её принятия, теперь за счёт сокращения числа цепочек вмешиваться в принятие законов будет значительно сложнее.

Также теперь мажилисмены смогут преодолевать возражения сенаторов по каким-то законопроектам соответствующим кворумом, что, конечно, скажется на качестве принимаемых законов, а сенат наделяется правом согласования кандидатур в Конституционный суда и членов Высшего судебного совета.

Новый механизм согласования кандидатов в акимы в значительной степени повышает роль маслихатов областей, городов и районов, потому что теперь около 100 депутатов в регионах, как те самые выборщики в американской системы, будут фактически выбирать акима как минимум из двух кандидатов, предлагаемых президентом. Осознавая это, сам аким будет более подотчётен общественности и ограничен в каких-то манёврах, потому что до этого акимы старались угодить исключительно своему начальству, а не населению, с которым они работают. Теперь как минимум они будут стараться угождать обеим сторонам.

Ранее Конституционный совет был консультативно-совещательным органом, который мог давать только заключения о соответствии рассматриваемых норм Конституции. А слово суд говорит само за себя, теперь Конституционный суд будет обладать всеми судебными полномочиями, и граждане страны будут иметь право напрямую обращаться туда в случае нарушения каким-либо законом или правовым актом их конституционных прав, включая право на жизнь, труд, здоровье, образование и многое другое, то есть по любому из этих поводов, а омбудсмен по правам человека и генеральный прокурор смогут поднимать там соответствующие вопросы и добиваться вынесения судебных актов, которые позволят приостанавливать действующие, но конфликтующие нормы и так далее.