Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2022
Загрузка...
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
31
1
2
3
4


Асель Турар 26 Июня, 18:46
3640
Фото: Асель Турар

"Продолжая дело Абдиича": как в Акмолинской области развивают производство товарной рыбы

В Акмолинской области насчитывается более 500 водоёмов, состояние большинства из них оставляет желать лучшего. Они заросли камышом и обмелели, а лабораторные показатели воды демонстрируют серьёзные превышения по "вредности". Задачей очистить водоёмы и запустить в них рыбу, например, карпов и пелядь, задался директор региональной ассоциации рыбных хозяйств Ерлан Муканов.

На водоёме в "умном городе" Акколь состоялся экспериментальный запуск хлореллы – микроводоросли, способной улучшить качество воды. Метод этот относительно новый и, по словам учёных, в разы экономичнее других. Глобальная же задача – развивать интенсивное рыбоводство, переработку рыбы, получая экономический эффект для региона и огромный бонус в виде здорового продукта на столах акмолинцев. О перспективах и проблемах рыбной отрасли Муканов рассказал в интервью корреспонденту BaigeNews.kz.

Как "работает" Chlorella vulgaris

Водоём, который выбрали для экспериментальной очистки, находится в черте "умного" города Акколь. В этом сам Ерлан Муканов видит даже некую символику. Метод улучшения качества воды хлореллой – сугубо научный. Оказывается, его разработали в стенах Северо-Казахстанского государственного университета имени М. Козыбаева. На проект по этой технологии государство выделило грант, и шесть лет назад группа учёных-химиков, экологов и биологов создала на базе вуза ТОО "Научно-технологический центр воды".

Главная фигура в этой технологии – хлорелла, по-научному – Chlorella vulgaris. Это микроводоросль, фитопланктон. Её создали в Научно-технологическом центре воды, и на сегодня компания остаётся единственным правообладателем штамма.

Фитопланктон – это корм для мальков и зоопланктона. Он также увеличивает естественную кормовую базу и выживаемость мальков. Хлорелла активно борется с "цветением" водоёма, повышает прозрачность воды, иммунитет рыб, подавляет патогенную микрофлору.

Одним словом, кругом польза.

Суспензию хлореллы распыляют в воду. Всё оказалось очень даже просто. К водоёму подъехал грузовой автомобиль с микроводорослью в ёмкостях-канистрах и специальным оборудованием для распыления. Жидкость светло-изумрудного цвета залили в водоём через протянутый шланг.


"При распылении погода немного подкачала. Нужно делать это с подветренной стороны, чтобы максимально по зеркалу воды распылить. У нас это не получилось: ветер оказался в нашу сторону. А в других местах нет подхода к озеру, всё камышом заросло. Но самое главное, чтобы хлорелла попала в воду, потом она уже сама разнесётся. Через месяц сделаем повторный анализ, тогда уже будет виден результат. Если эффект будет, смогу рекомендовать рыбоводам", − говорит Ерлан Муканов.

Впрочем, метод уже рекомендован предприятиями в разных регионах страны. Например, владелец гостиного двора в Костанайской области применил суспензию хлореллы для очистки природного водоёма с лечебной голубой глиной. В администрации пояснили, что не хотели бы использовать химию и тяжёлую технику.

"Их цены в сравнении с аналогами из России были в среднем втрое ниже, и это вызывало некоторые опасения. Однако сработало: вода стала прозрачной, рыбы активны весь день, постепенно исчез серо-жёлтый налёт с камней на дне", – поделились на объекте туризма.


В ботаническом саду Алматы, благодаря этому же методу, прекратилось цветение пруда и исчез неприятный запах. Владелец озера в Северо-Казахстанской области фиксировал приборами рост концентрации растворённого кислорода в полтора-два раза. По его словам, мор рыбы больше не повторялся в отличие от соседних водоемов, где штамм микроводоросли не применяли.

Всего на сегодня ТОО "Научный технологический центр воды", по словам его директора Николая Васильева, успешно очистил более 150 казахстанских водоёмов. Также учёные реализуют с горводоканалом Петропавловска проект по биологической реабилитации накопителя городских стоков.

Озеро надежды

Водоём в Акколе Ерлану Муканову достался на аукционных торгах в аренду на 49 лет. В состоянии, можно сказать, плачевном.

"Заросший – это одно. Когда я сделал гидрохимический анализ, выяснилось превышение по аммиаку, нитратам… Оказывается, туда ещё в советское время попадали стоки, нечистоты. Поэтому, когда ко мне обратились ребята из Научно-технологического центра воды, я решил попробовать. Тем более хлорелла борется с вредными сине-зелёными водорослями, улучшает состав воды, обогащает кислородом. Заключил договор, оплатил по их тарифу", – рассказывает предприниматель.

На первый этап Муканов закупил 2,5 тонны хлореллы. К слову, предварительное тестирование микроводоросли в пробирках уже за несколько дней показало прогресс.

В этом водоёме местные жители не купаются с 2007 года. Из-за того, что грязный. У бизнесмена же на него большие планы. Во-первых, это рядом со столицей, можно развивать как туристский объект. А ещё лучше, как товарное рыбное хозяйство. Для начала в планах запустить растительноядные – белого амура, толстолобика. В будущем году подумывает о сиговых – пелядь, потом карпа. Со временем есть надежда выращивать товарно.

Спросила про Копу в Кокшетау, которую уже не первое десятилетие пытаются очистить, а по факту, кажется, уже не раз "обчистили". Видеть любимое озеро чистым и прозрачным, пригодным для купания хочется особенно сейчас, когда в областном центре построили красивую набережную.

"Оказывается, предварительные переговоры с акимом города уже велись. Думаю, мы можем поднять эту тему вновь. Копа нам не чужая. Очистить её реально. Но одной хлореллой там не обойдётся. Нужны будут дополнительные методы", – ответил руководитель представительства ОЮЛ "Ассоциация рыбных хозяйств – BD" по Акмолинской области.

В память об Абдииче…

Ерлан Муканов – преемник легендарного ихтиолога, магистра естественных наук, своего предшественника на должности главы "рыбохозяйственной" ассоциации Жеткергена Абдиева.

"Абдиич за меня конкретно взялся. Сказал, надо взять водоём, собирай документы. А я на тот момент вообще далёк от этого. Приехали на Кундыколь – первое "моё" озеро. Дети обрадовались: море! Начал ставить сети – ни плотвы, ни карася. Голяк. Но природа шикарная, воды много. Первой же весной пелядь запустил, осенью получил первый результат. И пошло-поехало. Два года в Ханты-Мансийск за личинками ездил, потом в Новосибирск. Сейчас у меня там, помимо пеляди, и карп водится, и белый амур, и толстолобик. Это больше для того, чтобы была ихтиофауна. Они друг другу не мешают, мирно сосуществуют. У каждого свой корм и свои задачи", – рассказывает собеседник.


Сегодня в его пользовании уже шесть водоёмов.

Абдиич, как ласково его называли коллеги, учил серьёзному подходу к промысловому производству, стремился увеличить рыбную продукцию на акмолинских прилавках и разновидность рыб в реках и озёрах. Терпеть не мог безалаберность в этом деле и, как магистр естественных наук, был за научный подход.

Именно он убедил Муканова, директора ТОО "Әрекет-2050", получить научную аккредитацию, то есть разрешение на научно-исследовательскую деятельность.

И теперь компания разрабатывает биологические обоснования, рассчитывает ежегодные объёмы заявления и выращивания именно товарной рыбы. Консультирует, даёт научные рекомендации пользователям рыбохозяйственных водоёмов. Причем не только по Акмолинской, но также Северо-Казахстанской и Костанайской областям. Даёт научные рекомендации госорганам для включения прудов и озёр в "рыбохозяйственный" перечень.


"Каждый день что-то рассказывал мне, проводил встречи, втягивал в диалог. После ухода из жизни моего дорогого Абдиича я понял, что он меня на своё место натаскивал. Истинный патриот рыбной отрасли. Постараюсь достойно продолжить его дело", – поделился ученик Жеткергена-ата.

"Нужно вводить льготное кредитование, как в АПК"

На должности председателя региональной ассоциации рыбных хозяйств Ерлан Муканов всего несколько месяцев, но задачи ставит амбициозные, завещанные Абдиичем: организовать вместе с аквапользователями очистку и промысловое зарыбление водоёмов, наладить товарное производство рыбы, увеличить её многообразие, развить переработку, создать в регионе замкнутый цикл рыбопроизводства. Сегодня всё это, можно сказать, пока на нулевой стадии. Из более 500 водоёмов в Акмолинской области порядка 400 – рыбохозяйственного значения. Они имеют паспорта, где указаны площадь, глубина, кормовая база, вид ихтиофауны… При этом основная их часть в плачевном состоянии: заросли камышом и илом, воды мало, да и та сильно загрязнена.

Тут уж, понятное дело, не до рыбы.

И всё же у рыбохозяйственной отрасли большие перспективы, считает собеседник. Особенно теперь, когда в Казахстане приняли Программу развития рыбного хозяйства на 2021-2030 годы, а министерство экологии, геологии и природных ресурсов разработало концепцию проекта закона "Об аквакультуре". Законопроект призван регулировать общественные отношения в области охраны, воспроизводства и использования животного мира, обеспечить сохранение его биологического разнообразия.

Среди добрых перемен Ерлан Муканов называет и переход от "бумажного" к аукционному методу. Теперь любой пользователь может зайти как юридическое или физическое лицо и претендовать на водоём, участвуя в аукционе. Причём акцент сделан на производство товарной рыбы. Чем больше, тем лучше.

"Прежде складывалась абсурдная ситуация. К примеру, пользователь зарыбляет водоём и потом у государства просит лимит, квоту. И сколько ему разрешили, вылавливает. Он зарыблял водоём, но мало что там решал. А сейчас водоёмы разыгрываются в режиме товарного рыбного хозяйства, это даёт право пользователю быть хозяином своей рыбы", – отметил собеседник.

Так, на аукционе Муканов выиграл тот самый аккольский водоём, где сейчас "трудится" хлорелла.

"С тех пор, как наверху принялись за нормативно-правовую базу, пошёл сдвиг. Интерес появился у акмолинских, в частности, пользователей. На аукционах за водоём теперь борются аж по 10-20 компаний. Люди понимают, что в этом направлении начались изменения, господдержка предусматривается. А значит, и перспективы есть", – отметил собеседник.

У Казахстана и в самом деле огромный потенциал развития аквакультуры. В стране, по оценке экспертов, вполне могут выращивать около 270 тысяч тонн товарной рыбы. А это, в свою очередь, налоги, новые рабочие места, высокая привлекательность для инвесторов и самое главное – здоровье нации.

Между тем, по данным Минэкологии, за последние четыре года в стране вырастили всего 37 тысяч тонн рыбы – карпа, форели, осетровых и других.

Чтобы поднять рыбохозяйственную отрасль на новый уровень, предполагается комплекс мер поддержки от государства. Например, субсидирование приобретённых кормов, рыбопосадочного материала и лекарств, покупки и содержания маточного стада ценных видов рыб, а также инвестсубсидий для всех видов рыбоводных хозяйств. Это озерно-товарные рыбоводные, садковые, прудовые, а также с замкнутым циклом водообеспечения.

Пока всё на начальной стадии, констатирует руководитель ассоциации. По его мнению, субсидии кардинально проблему не решат.

"На сегодня принимают заявки по затратам прошлого года. Кажется, субсидии ещё не получили. Председатель комитета рыбного хозяйства приезжал к нам, встречался с акимом области. Вроде как решили, что местный бюджет будет субсидировать. Но субсидирование – это не решение. Нужно внедрять именно льготное кредитование – как в агропромышленном комплексе, сельском хозяйстве. С каникулами. Потому что зарыбление у нас весной начинается, а осенью пользователь мог бы уже погашать. В Узбекистане, например, сам президент страны очень поддерживает отрасль. Там рыбное хозяйство обслуживает отдельный банк", – приводит пример Ерлан Муканов.

Здесь уместно отметить, что рыбная отрасль в Узбекистане и Казахстане – дистанция огромного размера. К примеру, в 2018 году в нашей стране объём продукции аквакультуры составлял менее 10 процентов от объёма выращивания рыбы в Узбекистане.

"Там развивают интенсивное рыбоводство. В год порядка 300 тысяч тонн рыбы, причем не имея такой акватории, таких водоёмов как у нас. А мы хотим до 20 тысяч тонн в год довести. Они в искусственных прудах выращивают: 0,3 гектара пруд и восемь тонн карпа. Понятно, что там климат, но всё же", – сетует собеседник.

"Нужно, чтобы у казахстанских рыбоводов были свои "семена"

Напомним, что в Казахстане планируют создавать племенные и селекционно-генетические центры. Их главное предназначение – увеличивать рыбные ресурсы, выводить новые виды рыб, в том числе искусственно, которые будут адаптированы к местному климату. Таким образом предполагается помогать пользователям в решении насущных проблем. Например, планируется, что в Казахстане будут производить рыбопосадочный материал высокого качества. И казахстанцам не придётся завозить их, к примеру, из России, оплачивая при этом солидный НДС, не имея гарантий эффекта.

"Что касается карпа, белого амура, толстолобика – ещё можно найти. А вот сиговые, к примеру, та же пелядь − её нам приходится из РФ завозить. А могли бы в Казахстане ту же икру добывать и инкубировать. Проблема в Акмолинской области – у нас нет маточных озёр. Вернее, они есть, но находятся они на территории государственных национальных природных парков – "Кокшетау" и "Бурабай". Могли бы добывать там икру. Она сама в больших водоёмах нерестится – большое Чебачье, Щучье, Зеренда, Имантау. Но все они, повторюсь, в нацпарках. У нас доступа нет, поэтому приходится завозить от россиян", − поясняет директор ассоциации.

А завозить из России − это большие деньги.

"Сейчас государство ввело субсидирование 50 процентов на рыбопосадочный материал. То есть мы покупаем в России, потом государство нам из бюджета компенсирует. А могли бы не делать этого – просто инкубировать свою икру. Ещё нужно учесть, что при завозе из РФ мы платим НДС 12% процентов. Это всё ложится на пользователей. При этом нужно учесть, что завозишь ты не товар, а личинку. Вырастет или нет – отдельный вопрос. Большие риски. А 12 процентов ты в течение месяца должен заплатить в бюджет", – пояснил Муканов.

"Привести в чувство водоём влетает в копеечку"

Таким образом, в сфере рыбоводства пока ещё очень много проблем. Начиная от состояния водоёмов. По словам Ерлана Муканова, практически каждый водоём, который достается пользователю на аукционных торгах, приходится "доводить до ума": удалять излишнюю растительность – камыши, ил, улучшать качество воды.


Что касается загрязнения водоёмов, то, по мнению собеседника, механическая очистка вряд ли что изменит. И одним зарыблением, запуском хлореллы проблему не решить. Нужно очищать земснарядом – разные отложения со дна озера откачивают мощным грунтовым насосом. Ил со дна всасывается вместе с водой насосом, далее его перекачивают на специальную баржу или берег.

"Земснаряды очень дорогостоящие. И сама работа, и оборудование дорогие. Сейчас пользователи покупают мини-земснаряды, стоят 15-18 миллионов тенге. С таким расчётом, чтобы оказывать услуги. А вообще мы перед областным управлением природопользования ставили вопрос, чтобы из бюджета взять хотя бы один хороший земснаряд. Потом его можно сдавать в аренду пользователям. А своими силами купить трудно", – говорит Ерлан Муканов.

Также пользователям приходится проводить дноуглубительные работы.

"Зимой у нас снега мало, в остальные сезоны тоже мало осадков. Итог – маловодье. Раз в десятилетку много воды, потом озёра осушаются. Поэтому приходится дополнительно бурить скважины, делать снегозадержание, чтобы удержать воду, укреплять плотины. Все эти дополнительные затраты, и немалые, ложатся на пользователя. Причем берёт он водоём на аукционе с паспортом, где показатели разнятся с реальным положением дел. Получены они на исследованиях, которые проведены гораздо раньше", – сетует руководитель ассоциации рыбных хозяйств.


У него самого в пользовании шесть водоёмов, пять из которых – в курортном Бурабайском районе. Каждый их них приходилось приводить в "божеский вид" практически с нуля. Открывает родники, чтобы было больше воды, зарыбляет – там более четверти века ничего не водилось. Выращивает карпа и пелядь, объёмы вполне достойные. В планах у Ерлана Муканова − организовать переработку продукции и получить замкнутый цикл производства. Для этого предприниматель закупил холодильное оборудование и даже своими силами собрал коптильный шкаф холодного и горячего копчения.

"Но пока мне проще реализовать рыбу свежей оптом, чтобы не пропала. Переработчики забирают прямо с озера, и потом уже сами у себя замораживают, перерабатывают. Сейчас у меня очереди из переработчиков. Сезон в Бурабае, все копченую пелядь ищут. Поэтому моя рыба пока не доходит до кокшетауского рынка. Также просят из Костаная и Караганды. Поэтому копчение пока только "репетируем". В будущем обязательно будет модель "от озера до прилавка", – заверил собеседник.

И здесь опять же встаёт вопрос необходимости ввести в рыбной отрасли льготное кредитование.

К примеру, казахстанским рыбоводам обязательно нужно холодильное оборудование, тем более, что рыбоперерабатывающего завода в стране нет.

"Я с 2017 года занимаюсь рыбой – только приобрёл холодильник. Кредит сложно получить под это дело. Вроде поддержка декларируется, а на деле как в банк зайдёшь, просят залоговое обеспечение, платежи сразу… Нужны, повторюсь, каникулы. Сейчас бизнес шевелится. Более крупные с юга заходят ребята, ставят холодильники по регионам, принимают рыбу. Отправляют на юг, там её перерабатывают и дальше реализовывают. А у нас в Акмолинской области своей переработки очень мало. Да и в целом хорошо бы, если в Казахстане появился завод по производству холодильного оборудования", – отметил Ерлан Муканов.

"Китайские сети нужно разрешить, но не всем"

Следующая проблема рыбоводов – сети. Их, оказывается, в Казахстане не производят, приходится опять же завозить. Самые эффективные – китайские капроновые. Но их в нашей стране, по словам Муканова, официально запретили.

"Когда ставили запрет, исходили из того, что браконьеры оставляют сети, а они не гниют – негативное влияние на водоём. Но сейчас альтернативных орудий труда нет. Если брать в России, во-первых, это дорого. Во-вторых, они не работают, не ловят рыбу. А эти, китайские запрещённые, ловят. Мы хотим поставить вопрос, чтобы этот запрет снять для закреплённых водоемов. На Арале, Балхаше, конечно, надо запретить. А вот на таких, которые закреплены за пользователями, ведь он сам борется с браконьерством, какой смысл? По факту, это его единственные эффективное орудие для вылавливания", – размышляет рыбовод.


В Казахстане, подчеркнул он, стоит наладить производство современных орудий труда в целом. Чтобы они были доступными для местных рыбоводов.

Беспокоит председателя ассоциации рыбных хозяйств и проблема кормов. Он снова приводит в пример узбекских коллег, которые получают "товарный" результат в короткие сроки.

"Они кормят, выращивают в прудах, прям друг на дружке. Потом сливают воду, добывают всю рыбу. Порядка 150 тонн в день Ташкент раскупает уже до обеда", – уточнил Муканов.

Не нужно пользователям надеяться на авось, а нужно вводить сбалансированные корма, считает он.

"На недавнем форуме, где собрались рыбоводы со всего мира, познакомился с представителями Польши, они производят для форели, сиговых. Мы ставим вопрос о строительстве в Казахстане такого завода. У нас сырьё есть, всё, что используется на этих заводах, те же самые зерновые, бобовые. Технологии вполне осваиваемые. У этой польской компании в Европе три завода, в Китае один, в Африке два. Они заинтересованы поставить и у нас. Оказывается, нужно чтобы потребность была хотя бы 40 тысяч тонн в год. У нас коль такие задачи стоят – поднять уровень рыбного хозяйства – думаю, такой объём кормов мы запросто можем освоить", – поделился рыбовод.

"Конфликтуем с фермерами"

Проблема браконьерства более или менее решается, потому что законы ужесточаются. Каждый пользователь, уточнил собеседник, обязан иметь егерскую службу, которая наделяется полномочиями. Карать, конечно, не может, а вот с участием участкового полицейского, представителя природоохранной прокуратуры протокол, допустим, выписать – вполне.

Но акмолинские пользователи жалуются на фермеров, которые в наглую пригоняют скот на водопой.


"Ладно, если только местные жители поили бы своих домашних животных. Крупные животноводческие фермы загоняют скот, и он выпивает очень много воды. Это при том, что и без того мы страдаем от маловодья. Соответственно, скот справляет нужду. Вопрос, конечно, непростой – касается вопросов водоохранной зоны, проекты которых пользователи обязаны делать. Но и местные акиматы не хотят вступать в прения с населением и закрывают на это глаза. В итоге у нас частые прецеденты с фермерами. Получается, с одной стороны принята программа развития рыбного хозяйства, и водоёмы переводятся на режим ОТРХ (озерно-товарных рыбных хозяйств, то есть производство товарной рыбы). А с другой стороны возникают такие банальные вопросы, как несанкционированный водопой", – сокрушается Муканов.

Есть у председателя акмолинской ассоциации рыбных хозяйств и вопросы к новому законопроекту, и к Правилам рыбоводства. По его убеждению, в документах много несостыковок и двойственных понятий. Поэтому он сейчас занимается разработкой предложений для разъяснений, внесения поправок и изменений.

"Вернём рыбные четверги!"

Таким образом, рыбная отрасль становится в Казахстане перспективной нишей для развития бизнеса. Есть примеры, когда люди заходят со своими деньгами, строят форелевые осетровые фермы до 100 тонн рыбы и больше. Они изучают зарубежный опыт, заводят знакомства и налаживают сотрудничество. Но очень важно, чтобы и здесь решались проблемные вопросы, подобные тем, о которых говорит Ерлан Муканов.

Несмотря на не очень комфортные пока условия, акмолинцы, к примеру, выращивают разные виды рыб – в основным, семейства карповых и сиговых, растительноядных. В списке также есть форель и осётр. В будущем, хочется верить, казахстанцам удастся развивать интенсивное рыбоводство. Выращивать рыбу не только в естественных водоёмах, но и искусственных озёрах, прудах и бассейнах – с установками замкнутого водоснабжения, постоянной циркуляцией воды, её автоматической очисткой и обогащением.

"Сегодня всё вроде как движется к развитию рыбного хозяйства. Есть хорошие подвижки в законе. Например, для прудовых хозяйств убрали требование по наличию проектно-сметной документации. Есть понимание, что здесь можно зарабатывать, получать хорошие налоги в бюджет и самое главное – идти путём здоровой нации. Пока же потребление рыбы на душу населения маленькое – четыре килограмма в год на одного казахстанца при норме 16. Можно связать с нынешними заболеваниями. Мы налегаем на мясо, а надо бы больше рыбы в рацион вводить. Как богатую аминокислотами, омега 3. И совсем необязательно ждать, когда у нас в стране буду повсеместно форель и осетра выращивать. Кстати, пелядь из семейства лососевых – кладезь витаминов. Чем покупать замороженную сёмгу, лучше свежую, у нас выращенную рыбу сиговых пород. Ну, и нужно вернуть рыбные четверги в каждой семье", – заключил Ерлан Муканов.

Автор фото: Асель Турар

Подпишитесь на наш Telegram-канал baigenews_kz и узнавайте новости первыми!
Наверх