Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +10 ℃
  • Алматы, +14 ℃
  • Шымкент, +24 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


По ту сторону свободы. Один день в женской колонии | BaigeNews.kz 1 июня, 17:46
2814

По ту сторону свободы. Один день в женской колонии

В Петропавловске в женской колонии ЕС-164/6 ДУИС по СКО содержатся более 250 заключенных.

Они отбывают срок за тяжкие преступления: убийство отцов и братьев, мужей и сожителей, некоторые - за убийство собственных детей. Они оказались там по разным причинам: кто-то ответил своему насильнику и абьюзеру, кто-то убил из корыстных целей, кто-то, находясь в послеродовой депрессии. Воры, мошенницы, убийцы - у каждого своя статья. Но у всех теперь одинаковая жизнь и одинаковый распорядок дня. Корреспондент Baigenews.kz узнала, как живут по ту сторону свободы.

Вход в колонию

При входе на территорию женской колонии меня встретил видеооператор из Петропавловска - Дима. Целый день мы с ним вместе будем изучать местные окрестности и жизнь за колючей проволокой. Хотя колония и женская, но идти туда одной было не по себе. Сегодня Дима - моя моральная опора. Он докурил свою сигарету, после чего я позвонила пресс-секретарю Департамента уголовно-исполнительной системы СКО. Она провела нас через первый турникет. Вокруг все пахло свежей краской и были слышны звуки строительных работ, асфальт вычистили до блеска. "Ничего себе, как нас встречают", - подумала я. Но тут же узнаю, что на следующий день женскую колонию должен посетить министр внутренних дел.

При входе в колонию - повсюду камеры видеонаблюдения, турникеты и специальные арочные металлодетекторы. Молодой мужчина 30 лет попросил меня ознакомиться с правилами безопасности и подписать их. Согласно правилам, я не имею права проносить на территорию украшения, телефон, различные гаджеты и еще длинный список запрещенных к проносу предметов. Затем ко мне подошла проверяющая женщина с ручным металлодетектером и проверила меня с ног до головы.

— Украшения, серебро, золото, телефон имеются? - спросила она.

— Нет, сняла, - ответила я.

После досмотра перед нами открылась большая коричневая железная дверь, скрип которой был слышен за километр. За дверью установлена железная решетка, а за решеткой - длинный коридор, освещенный лишь одной лампой. С камерой в руках я и Дима шли по коридору, который из-за слабого тусклого света напоминал полосу препятствий. В конце этого "тоннеля" нас должен был ждать начальник оперативного отдела учреждения ЕС-164/6, майор юстиции Рустам Жумин. Однако дойти до конца мы не успели. Внезапно я подпрыгнула от звонкого мужского голоса за спиной: "Вы куда?!". Обернувшись, я лишь увидела собственное отражение в зеркале. За зеркалом сидел дежурный колонии, его лица не было видно. Он задал заученные вопросы и разрешил нам проследовать дальше. Такой тщательный досмотр мне напомнил мое ЕНТ в 2015 году.

И вот, преодолев все досмотры и допросы, мы вместе с Рустамом зашли на территорию колонии. Вокруг выбеленные тротуары, вымытый асфальт и пахнет свежестью после дождя. Территория колонии делится на две части: производственная и жилая. Они разделены решетками.

Реабилитация осужденных женщин

В первую очередь нас повели в так называемую "учебку" (заочно-консультационный пункт РГУ "Учреждение ЕС-164/6". - прим. авт.). Здесь заключенных учат шить, печь, выращивать овощи. Кроме того, тут осужденные проходят психологическую реабилитацию. Когда мы зашли в здание, на приеме находились две женщины.

"Работа с осужденными ведется с первых дней, как они поступают в женскую колонию. Первое - проводим ознакомительную беседу. Затем для выявления эмоционального состояния проводим диагностику. С каждой осужденной проводим индивидуальную работу. Мы учитываем их психологическое состояние и находим подход к каждой женщине", - заверила психолог Гульжан Сексембаева.

Комната, где женщины проходят реабилитацию, покрашена в розовый цвет, а стены украшены бумажными бабочками, дипломами и грамотами. Последние, как правило, вручены за участие в конкурсах самодеятельности. Здесь, кстати, многие проявляют скрытые таланты.

"В свободное время мы стараемся занять осужденных творчеством. Это также помогает для реабилитации психологического состояния женщины. Они вышивают, работают у нас. То есть мы стараемся их поддерживать, чтобы они не ушли в себя, мотивировать к образцовому поведению", - рассказала начальник отделения воспитательной и социально-психологической работы среди осужденных Оксана Вышар.

Жизнь заключенных женщин за решеткой

После изучения грамот мы направились в жилую зону колонии, где расположены общежитие, баня, магазин, столовая и местный дом культуры. На территории жилой зоны одни заключенные сажали растения, другие красили окна и решетки, а третьи белили известкой тротуары. На вопрос: "К чему вы так готовитесь? Или вы всегда убираетесь и красите территорию колонии?", заключенные ответили, что скоро приедет очень важный человек.

Это по ту сторону решетки женщины стараются проявить индивидуальность, а одинаковые платья на вечере считаются моветоном. Здесь они все равны: все в серых костюмах, на головах - белые платки, на ногах - черная грубая обувь на сплошной подошве и даже носки одинаковые. На лицах - одинаковые маски цвета хаки. При виде камеры, многие старались спрятать свои глаза, другие, напротив, улыбались и даже хотели со мной поговорить. Я подумала, может им есть, что рассказать, либо хотят попросить помощи. Но все, с кем я беседовала, не жаловались на жизнь за решеткой, а лишь повторяли одну фразу: "Я сожалею о содеянном убийстве и скорее хочу к своим родным"

История осужденных за убийство мужей

Тетя Соня. Так я прозвала женщину, которая убила своего мужа ножом. Свое настоящее имя она просила не называть. Она рассказывает, что стала жертвой бытового насилия. Супруг долгое время издевался над ней, преследовал и угрожал убить ее, если она подаст на развод. Она терпела и выясняла отношения с мужем по ночам за сараем, чтобы дети ничего не слышали. Он избивал, унижал и насиловал ее. За день до ее дня рождения между супругами произошла очередная ссора. По ее словам, мебель летала по комнате от ударов и криков. Затем абьюзер побежал на кухню за ножом. Тетя Соня, чтобы защитить себя, нанесла удар первой, успев схватить со стола нож, которым недавно резала сало.
"Единственное, что я хочу сказать женщинам, которых избивают мужья: "Не терпите". Сразу же решайте вопрос "на берегу". Не нужно терпеть унижения, оскорбления и насилие. Так вы губите не только себя, но и детей. Поэтому, если вы видите, что ваши характеры не сходятся, то сразу расходитесь. Потому что ни к чему хорошему это не приведет", - призналась осужденная.
Тетя Соня сожалеет о содеянном. И говорит, что если бы все можно было вернуть, она не взяла бы нож в руки. После выхода из тюрьмы первым делом планирует навестить могилу мужа и попросить прощения.



Другая заключенная убила своего мужа из ревности. Он долгое время изменял и обманывал ее. По словам осужденной, муж ей признался, что у него есть внебрачная дочь и внук. Позже выяснилось, что "внебрачная дочь" является его второй женой, а не дочерью, и к тому же она родила ему сына.

Женщина сразу поехала за ним в другой город, после выяснения отношений простила его. Взамен мужчина обещал не общаться со второй женой. Но свое слово не сдержал. Во время очередной ссоры она его убила. Заключенная признается, что до сих пор любит его.
"Я очень скучаю по своей дочери. У нее уже родились дети. Мы общаемся по видеосвязи. Они все ждут, когда я выйду на свободу. Я сильно сожалею, что оставила свою дочь и того мальчика без отца, а кого-то и вовсе без сына. Поэтому, когда я выйду на свободу, первым делом пойду на кладбище мужа просить у него прощения. Также пойду к его матери и на коленях буду умолять меня простить за то, что я оставила ее без сына", - рассказывает заключенная.


Столовая женской колонии

Наступило время обеда. Как по звонку женщины с нетерпением построились и по одной заходили в столовую. Мне это напомнило фрагмент из сериала "А.Л.Ж.И.Р.", где героиням по очереди выдавали еду.


Вспомнились американские фильмы о хаосе в женских тюрьмах. Долго не думая, я спросила у Рустама:

— А у вас бывает, что есть главная среди заключенных, которой все отдают еду? Или женщины между собой делятся на различные группы внутри колонии?

На что Рустам резко ответил, что у них заключенные себя так не ведут. По его словам, все женщины подчиняются общему режиму колонии.

Мы вошли внутрь. Вкусный аромат домашней тушенной картошки смешался с резким запахом вот-вот вымытого хлоркой кафеля. Столовая внешне как из военных фильмов 50-х годов. Белые стены, белый кафель на полу, столы и стулья расставлены в шесть рядов. За каждом столом могут обедать по четыре человека. Все осужденные стояли за столами, но никто не осмеливался есть. И только после крика дежурного: "Можете приступать", женщины сели обедать.


Начальник оперативного отдела Рустам повел меня к информационной доске и столу, где выставлена вся еда, которой кормили в этот день заключенных. На первое - борщ, на второе - жаркое с мясом, кусок яблока, два ломтика хлеба и компот. Еда действительно была вкусной. Единственное, мне не понравился борщ. По своему виду он мне напомнил томатный сок, который сделали из томатной пасты и воды.

Дорога в общежитие заключенных

Пожелав приятного аппетита, мы отправились в жилую зону. По дороге мне показали местную баню. Однако зайти туда не получилось. По словам Рустама, в бане осужденные не только моются, но и стирают вещи. На территории есть места для курения.

— Разве можно курить в колонии? - спросила я его.

— Можно. Но на это у заключенных есть определенное время, - ответил Рустам.

Мы зашли в двухэтажное старое здание. На первом этаже находится гардеробная, где осужденные хранят свою верхнюю одежду и сменную обувь. На втором этаже есть большой холл с телевизором и табуретками в несколько рядов. Здесь заключенные смотрят фильмы и иногда им читают лекции. Из холла мы прошли в комнату. Вся комната заставлена кроватями, на каждой написана фамилия и имя осужденной и прикреплена фотография, чтобы при чрезвычайных ситуациях можно было оперативно вычислить, кто где находится. Все кровати аккуратно застелены, ни одной помятой простыни. Возле каждой стоит тумбочка для личных вещей.


В жилой зоне есть мини-буфет, где осужденные в свободное время могут сами попить чай. Во время нашей экскурсии несколько заключенных как раз приступали к чаепитию. Одна доставала из большой коробки печенье и вафли. Другая разливала кипяток по кружкам. Остальные разговаривали, смеялись и ждали других. Со стороны выглядело так, будто тетя Галя и тетя Оля из местного магазина решили угостить знакомых лакомствами. Но тут вдруг раздался звонок телефона из коридора.

— Что эта за красный телефон со списком дежурства? - спросила я Рустама.

Он рассказал, что помимо дежурного инспектора в общежитии также дежурят и следят за порядком сами заключенные. В случае нарушения порядка они звонят главному дежурному и докладывают об обстановке в общежитии.

Дом культуры

Затем мы направились в Дом культуры, где заключенные готовились к майским праздникам. Одни делали макет танка из картона и билборды для Бессмертного полка. Другие готовились к праздничному концерту, повторяли стихи, песни и танцы.

"Я не первый год готовлю парад на День Победы. В этом году мы с девочками решили сделать макет танка. На это у нас ушло порядка одного месяца. Также при помощи администрации колонии мы сделали Бессмертный полк. Мы попросили нам предоставить необходимые материалы и нас поддержали", - рассказала заключенная.


После экскурсии по Дому культуры мы направились в сторону административного здания колонии. По дороге женщины одна за другой обращались к Рустаму (начальник оперативного отдела) с просьбой и пожеланиями. Кто-то просил предоставить цемент, чтобы отремонтировать лестницу при входе. Другая просила краску, чтобы освежить заборы.

Средняя зарплата осужденных 42 000 - 46 000 тенге

Вместе с начальницей отделения воспитательной и социально-психологической работы среди осужденных учреждения ЕС-164/6 Оксаной Вышар мы посетили производственную зону. Здесь во второй половине дня заключенные работают и зарабатывают деньги, чтобы погасить долги по искам либо помочь родным. По словам Вышар, средняя зарплата заключенных составляет 42 000 - 46 000 тенге.

В целом здесь расположены три базы. На первой базе шьют полиэтиленовые плащи, подушки и одежду для заключенных. На второй базе разводят кур-несушек. Запах здесь стоит очень сильный, медицинский маски совсем не спасают. Напоминает вонь от протухших яиц. Хотя кругом все было достаточно чисто. Здесь также разводят кроликов. Кроме кур и кроликов на производственной территории пасутся пони и два теленка.



Неподалеку есть теплица, где выращивают огурцы, помидоры и болгарский перец. Температура внутри - как в парилке бани.

— Вам удобно работать в таких условиях? Жара как в бане, запахи как в морге, - спросила я осужденную.

— Я работаю уже здесь третий год. Поэтому привыкла к таким условиям и никаких претензий не имею. Мне нравится моя работа. Я уже полностью погасила свой исковой долг и сейчас откладываю деньги для родных внучат, - ответила заключенная.

Затем она воодушевленно начала показывать свой урожай и угостила меня только что сорванным огурцом. Он оказался вкусным, как из бабушкиного огорода.

— Угощайся доченька, - сказала мне осужденная.

Изолятор временного содержания

После этого наша экскурсия продолжилась в изоляторе временного содержания. Это отдельные комнаты, предназначенные для двух человек. Здесь же находится туалет и раковина для умывания. Все в самых худших вариантах. Вид очень негигиеничный. Окон нет. Я прилегла на неудобную деревянную кровать, прикрепленную к стене с помощью цепей. При каждом движении кровать ужасно скрипела.

В этом изоляторе содержат осужденных, которые нарушили порядок и покой в колонии. Однако в администрации заверили, что на данный момент в колонии таких женщин нет. Все осужденные спокойные и придерживаются строгих и четких правил, так как хотят скорее выйти на свободу. При образцовом поведении им полагаются плюсы и некоторые из них могут получить условно-досрочное освобождение.

Сейчас изоляторы больше используются как карантинные комнаты для тех, кто заразился коронавирусом, или вернется со свидания. Стоит отметить, что в колонии все женщины уже прошли вакцинацию против Covid-19.

После полной экскурсии мы отправились в административное здание колонии. На улице заключенные по-прежнему продолжали заниматься строительными работами и озеленением территории. Готовились к моему приезду или действительно показали все так, как есть на самом деле? Честно, не знаю. Знаю другое: в глазах каждой женщины, находящейся здесь, я видела непреодолимое желание выйти отсюда.

not findimage
Наверх