Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



"Песочницы" демократии, коррупция и двойные стандарты - эксперты об уроках января | BaigeNews.kz 22 февраля, 2022, 22:42
14500

"Песочницы" демократии, коррупция и двойные стандарты - эксперты об уроках января

В столице состоялась экспертная встреча на тему "Формирование эффективного формата общественного договора и общественно-политических преобразований в условиях построения Нового Казахстана", на которой политики, экономисты и общественные деятели обсудили предпосылки январской трагедии и попытались сформулировать, какие реформы нужны в первую очередь, передает BaigeNews.kz.

Директор Центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев считает, что одна из главных болезней Казахстана – это шорт-термизм, то есть короткие горизонты, когда невозможно надолго реализовать какие-либо проекты, поскольку это не позволяют действующие политические рамки.

"Мы видим, что протест в январе был массовый и случился практически повсеместно. Было захвачено около десяти акиматов. По моим оценкам, в этом принимало участие где-то 50-100 тысяч человек. Как утверждается, и я тоже в этом не сомневаюсь, были злые намерения у определенной части людей на улицах, были заговорщики, которые хотели госпереворота и захвата власти. Но в то же время, мы видели, что какая-то часть населения вышла с социальными требованиями, сейчас эти требования в менее активной фазе продолжают высказываться", – сказал Ошакбаев.

Эксперт считает, что сильно подводит отсутствие понимания экономической ситуации, так как базовая статистическая информация все эти годы искажалась и до сих пор искажена. И поэтому реальная ситуация в казахстанской экономике неизвестна.

"Если взять базовые индикаторы, на основе которых можно судить об эффективности экономической политики, такие как безработица, инфляция, реальные доходы населения, экономический рост, то, я уверен, все эти показатели сильно искажены. Мы не знаем реального уровня безработицы. У нас по статистике всегда 4-5 процентов, инфляция – 7,5-8 процентов. Это какие-то совершенно фантастические цифры, которые не имеют ничего общего с действительностью. Реальная потребительская инфляция может быть ясна, если каждый из нас посмотрит у себя за 2020 год личную потребительскую инфляцию, вашу потребительскую корзину, насколько она инфляцирована, вы увидите реальную картину", – утверждает глава исследовательского центра.

Полное искажение статистики и отсутствие понимания того, что решения в сфере экономической политики должно основываться на четких понятных фактах, в том числе, стала причиной деградации, которая привела к событиям января, уверен Рахим Ошакбаев.

Еще одна важная тема, по его мнению, – закредитованность населения. Она также не видна на поверхности. Сейчас насчитывается около 1,5 миллиона человек, которые стоят на учете у коллекторов. Коллекторам и судоисполнителям на протяжении многих лет должны около 2-3 миллионов человек. И это на 11 миллионов экономически активного населения.

"Поэтому, когда мы говорим о бедности, о реальных доходах, о занятости, мы должны понимать, что значительная часть населения находится на самом деле "в минусе", даже не на нуле. Они ложатся и просыпаются, испытывая долговое бремя сразу нескольких кредитов. Деградация этой ситуации тоже случилась, в том числе потому что у нас не было базовой статистики. И те, кто принимает решения – регуляторы, Национальный банк – предпочитали закрывать на это глаза. Почему? Как мы знаем, есть различные виды коррупции, в том числе систематическая политическая коррупция, которая называется в методологии Всемирного банка state capture, то есть это захват государственного управления в пользу интересов отдельных финансово-промышленных групп, что мы и наблюдаем практически во всех сферах. Об этом заявлял и Президент Токаев, говоря об олигополии", – объяснил Рахим Ошакбаев.

Почему это происходит и как это решить? Ответ приводит к сфере политики.

"Нам необходима реальная подотчетность и зависимость госуправления от людей. У нас пытались выстроить элементы концепции "Слышащего государства" путем развития так называемых транзитных институтов в виде общественных советов, институтов омбудсменов, НПП должна была создать свои региональные палаты предпринимателей через выборы. Предполагалось, что это должны быть такими "песочницами" демократии, в которых запрос на политическое участие, на репрезентативность должен был реализовываться. Но я вынужден признать, что у нас не получилось, мы запоздали, этого уже не достаточно", – сказал эксперт.

По мнению Ошакбаева, единственный экономический рецепт, который может сейчас стране помочь, – это досрочные выборы в Мажилис, маслихаты, либерализация партийного поля и переход к мажоритарно-пропорциональной системе.

"Я считаю, что механизм политических партий уже устарел и является неэффективным посредником между чаяниями людей и теми, кого выбирают. Механизм необходимости партийной дисциплины, консолидации по какому-то признаку, мне кажется, устарел. Это механизм XIX века. Как минимум, если не полностью отказаться от него, мы хотя бы должны дать возможность самовыдвиженцам быть представлены в ключевых органах Мажилиса и маслихатов по мажоритарному принципу", – резюмировал руководитель Центра прикладных исследований.

Председатель ОЮЛ "Ассоциация экологических организаций", руководитель специальной мониторинговой группы внешнего анализа и оценки реализации Антикоррупционной стратегии РК Айгуль Соловьева считает, что январские события тоже были связаны с коррупцией, которая привела к недоверию и социальному разрыву. Из-за этого люди и вышли на улицы.

"Коррупция подрывает стабильность, это уже всем понятно. Это зло, с которым нужно бороться. Для этого есть системные меры. На международном уровне существуют действенные рекомендации и подходы. И в нашей стране общественность должна активно принимать участие в этом процессе. Потому что каждый отдельный госорган самостоятельно не справится. Многие, возможно, порядочные госслужащие не могут сами отследить весь этот процесс. Только когда ты являешься пользователем той или иной госуслуги, то можно увидеть, что какая-то услуга предоставляется не в полной мере или что имеют место коррупционные схемы. Это и дороги, и образование, и здравоохранение", – сказала Айгуль Соловьева.

Общественный деятель объясняет это тем, что у нас в стране нет институциональной памяти.

"Получается так, что у нас то стратегии вырабатываются, то потом вдруг приходит новый руководитель. И все начинают менять. Во-первых, меняется команда, во-вторых, начинают вырабатывать свою концепцию, потом план действий, план мероприятий. Еще с тем не справились, уже переходят к абсолютно другому. Мы как общество должны не упускать эти процессы из внимания. Я могу перечислить массу законов, которые разрабатывались, когда было специальная мониторинговая группа, много законодательных норм вносилось для того, чтобы искоренить коррупционные риски, но это не привело к каким-то конечным результатам. Поэтому у меня есть большие надежды на закон об общественном контроле. Я думаю, что политические реформы должны коснуться и вопроса местного самоуправления. Как показала мировая практика, это то, что может работать эффективно", – рассказала руководитель Специальной мониторинговой группы внешнего анализа и оценки реализации Антикоррупционной стратегии.

В свою очередь директор Экспертного института Европейского права и прав человека Марат Башимов как юрист сфокусировался на роли конституции в Казахстане сегодня, а также о том, где пролегает граница между государственными символами и культом личности.

"Мы все годы независимости говорили о конституции, прикрывались ею чуть что. Говорили о принципах, которые были в ней заложены с самого начала – принципы справедливости и равенства, принципы эффективного управления государством. Там также прописана норма о том, что каждый имеет право избирать и быть избранным. Гражданин имеет данное право, но и государство должно это гарантировать и претворять в жизнь. И не должен он принадлежать к какой-то партии. Партийная дисциплина сковывает, причем не только в правящей партии, а в любой. Пока руководитель партии не скажет, никто даже слова сказать не может. Это реальность, это правда. Надо говорить так, как есть. Я считаю, что госаппарат должен быть беспартийным. Почему он должен быть партийным, если его функция – обеспечение государственной суверенитета и национальной безопасности?" – сказал директор Экспертного института Европейского права и прав человека.

Обратил внимание эксперт и на важность изменений в самом менталитете госчиновников, для которых, как считает Башимов, все еще характерны нерешительность и двойные стандарты.

"У меня вчера была встреча с одним чиновником высокого уровня. Он говорит, как ему работать, если у него программа есть, он должен реформы проводить, а в кабинете висит портрет Назарбаева. Он мне говорит: "Но мы же знаем с тобой, что является символами государства". Он сейчас проснулся, до этого молчал, конечно, но сейчас может сказать – герб, гимн и флаг. Портрет Елбасы разве является символом государства? Он сам мне говорит: "Нет, не является". Но его портреты тем не менее висят. Президент Токаев сказал, что его (Токаева - прим.авт.) портрет не надо так вывешивать, чтобы нигде они не висели, чтобы культа его не было. Но это все еще не поменялось", – сказал Башимов.