Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Нищий поселок на золоте: что изменится после визита Маржикпаева в Бестобе | BaigeNews.kz 4 мая, 23:02
19775
Фото: фото автора

Нищий поселок на золоте: что изменится после визита Маржикпаева в Бестобе

Разбитые дороги и тёмные улицы, тесные школы и зияющие пустыми глазницами окон многоэтажки — таким встретил акима Акмолинской области Ермека Маржикпаева Бестобе. Посёлок, стоящий на золоте. Главу региона местные жители ждали почти год. А дождавшись, спросили в лоб: почему так долго ехали? Шахтеры — народ суровый, прямолинейный. Проблем у них накопилось множество, но самые главные — тревожная экология и надвигающаяся угроза безработицы, передает корреспондент BaigeNews.kz.

"Год вас ждем…"

За этот год бестобинцы и впрямь записали множество видеороликов, стараясь как можно реалистичней показать свое бедственное положение. Некоторые из них сельчане адресовали конкретно акиму. Приезжайте, посмотрите, мол, на нашу жизнь своими глазами.


фото автора

Ермек Маржикпаев посчитал нужным объясниться:

"У нас область большая: 17 районов, три города. 100 дней в году я нахожусь в командировках. В Степногорск приезжал пять раз в прошлом году и три — в этом. Это я говорю, чтобы вы понимали. В январе сказал, что буду в апреле. В прошлом году поступило более сотни заявлений от жителей аулов, чтобы я приехал. Все хотят видеть акима. Сегодня я здесь, давайте обсуждать".

Встреча получилась долгой, почти трехчасовой. И очень эмоциональной.

"Вы — наша предпоследняя инстанция. Если не поможете, мы вынуждены пешим ходом идти к президенту", — с упреком и надеждой обратились к Маржикпаеву люди.

Жители Бестобе и впрямь до мая прошлого года ни на что особенно не жаловались. Да, дороги в плачевном состоянии. Особенно до Степногорска. Кто ездил, вряд ли забудет. И по доброй воле повторит поездку едва ли. Да, есть проблемы с освещением улиц. И с отоплением. Пастбищ не хватает — скот негде пасти. Спорткомплекс молодежи нужен. Главное, рассуждали люди, работа есть. Рудник, шахты, фабрика.


фото автора

Фабрика-кормилица и фабрика-мучительница

Фабрика раньше в Бестобе была одна, обогатительная. Её местные ласково называют "кормилицей". Но в 2017 году в посёлке появилась новая. Она перерабатывает техногенно-минеральные образования и хвосты фабрики-кормилицё. Из них получают золото, то есть производство становится практически безотходным.

И всё бы ничего; казалось бы, новая фабрика — новые рабочие места. Но люди узнали, а вскоре и убедились наглядно: при переработке используется цианид. Всё это усугубляет ветер (объект построили на "розе ветров"), который постоянно носит по посёлку вредную пыль. Она оседает на стеклах домов, полу, мебели, в лёгких человека. Жители стали узнавать её неприятно-сладковатый вкус во рту. С тех пор, особенно весной-летом-осенью, ни окна открыть, ни детей на улицу выпустить на прогулку, ни свежевыстиранное белье развесить. Иногда посёлок и вовсе накрывает пыльным бураном. А цветы в огороде, чей цвет не сразу в такие дни разберешь, хозяйки в шутку называют "тэмэошечками".

Но самое страшное — люди стали болеть. По словам жителей, в поселке подскочила заболеваемость астмой и онкологией.

Бестобинцы уверены, что фабрику построили слишком близко к домам. И вроде как ведомства, отвечающие за экологию и проводившие замеры расстояния, это подтвердили. Особенно не повезло хозяевам окраины. Трасса, по которой большегрузы днем и ночью возят ТМО из хвостохранилища на фабрику, прямёхонько за их окнами. Из-за этого и постоянная пыль, и круглосуточный рёв-грохот машин.

"Нам обещали, что будет замкнутый цикл. Что ни одна молекула оттуда не выйдет, — рассказывают акиму жители. — Поначалу так и было. Доставку техногенно-минеральных образований на хвостохранилище и обратно делали гидротранспортом. Но потом, я предполагаю, произошел сбой проекта, нарушение технологий. Пыль, ТМО во дворах, порывы на пульпопроводе и протечки, из-за чего зараженная цианидом масса уходила в землю, травила и убивала наш скот".


фото автора

— Когда строили, насчет цианида даже и не заикались…

— Эта фабрика, как кость в горле. Не нужна она нам. Пусть увозят в другое место. Есть же в 30 километрах месторождение "Семизбай U", там уран добывают, вблизи жилых домов нет — пусть там перерабатывают свои ТМО.

Все эти годы, и на этой встрече с акимом тоже, местные жители утверждали, что фабрика построена с нарушениями. Например, при проведении общественных слушаний, сборе подписей. Правда, присутствовавший на месте представитель департамента экологии по Акмолинской области заверил: "все документы законные, что подтвердила и Генпрокуратура".

Между тем сам факт пыления в Бестобе ведомство не отрицает.

"Дело в том, что пыление происходит в основном когда ветер, — прокомментировал руководитель департамента экологии Кадырхан Бейсенбаев. — Аккредитованные лаборатории проводили замеры — превышения не зафиксировано. При этом оказывалось, что они приезжали в безветренную погоду. Но пыль есть, не отрицаю. Мы ходили по домам, которые вблизи. Выдали предписание о необходимости установить дополнительную технику. Компания нам отчиталась, что завезли оросительное оборудование. Но в том же время они предупредили, что зимой его использовать не могут: вода замерзает. Они нам ежемесячно предоставляют отчёты, будем держать на контроле".

В свою очередь, председатель Комитета экологического регулирования и контроля Минэкологии, геологии и природных ресурсов Зулфухар Жолдасов в ходе онлайн-приема одного из экоактивистов посоветовал областному ведомству чаще выезжать в поселок.

"Нам никто не запрещает проводить периодически мониторинг в данной санитарной зоне. Особенно когда направление ветра соответствующее. Мне кажется, надо выезжать и смотреть картину. Надо более конкретно работать с компанией: как они выполняют свои обещания по закупу оборудования, пылеподавлению и так далее", — отметил Зулфухар Жолдасов.

Сам Жолдасов в Бестобе тоже побывал: бестобинцы настроены решительно и стучат во все двери. К слову, в ходе брифинга в Кокшетау он сообщил, что в посёлке планируют установить гидромет-пост, чтобы вести постоянный мониторинг качества воздуха.

Напомним, взбунтовались бестобинцы в начале мая прошлого года. Они вышли на улицу с требованием остановить работу фабрики. Руководство компании "Алтыналмас" и местные власти прислушались — несколько месяцев люди имели счастливую возможность дышать полной грудью. Но в ноябре фабрика вновь заработала. Как пояснили в компании, остановка повлекла сбой производственной цепи. Местных жителей заверили, что вредные выбросы в экологию минимизировали, нужное оборудование для пылеулавливания установили. А ещё вроде как объявили, что запасы ТМО летом заканчиваются, и фабрика в любом случае остановит работу.

Казалось бы, вопрос решился сам собой.


фото автора

Но люди в это не особенно верят. В ходе встречи с акимом они в ответ на заверение председателя правления АО "АК Алтыналмас" Дияра Канашева предложили ему привезти в Бестобе семью.

"Пусть дорогие вам люди поживут здесь до лета и подышат пылью".

Золотая история

История золотодобывающей компании-гиганта берет начало 90 лет назад. В 1932 году было организовано предприятие по добыче золота — "Трест "Каззолото". Со временем появились благоустроенные поселки с полной инфраструктурой. Возводились и содержались за счёт "Каззолото-Казахалтын" больницы, поликлиники и профилактории, пионерские лагеря и дома отдыха и санатории для лечения своих рабочих. Строились стадионы и спортзалы, дома культуры. Детей, работающих в подразделениях "Каззолото-Казахалтын," направляли на обучение в разные города Казахстана и бывшего СССР. Стипендию (к слову, она была выше, чем обычная в вузах) платила компания. Дипломированных специалистов сразу трудоустраивали, выплачивали подъёмные и обеспечивали жильем.

Каждый рудник "Казахалтын" имел своё подсобное хозяйство, где развивалось животноводство, птицеводство, овощеводство и т.д. Продукцию направляли, в том числе, в санатории, детские лагеря, рабочие столовые…

С тех пор менялись владельцы, названия, политика. Предприятие переживало взлеты и падения. В 2004 году на базе ГОКа "Каззолото" было создано АО "ГМК Казахалтын".

В 2019 году золотодобывающая компания "Алтыналмас" приобрела 54,2 процента акций горно-металлургического концерна "Казахалтын", а в прошлом году стала единственным владельцем.

Активы компании присутствуют в четырех регионах Казахстана: Жамбылской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской и Акмолинской областях. За последние пять лет в бюджет заплачено, по информации Дияра Канашева, около 257 миллионов долларов.

Около полутора тысяч человек могут остаться без работы

Нового владельца "Казахалтына" в Бестобе невзлюбили. Причем вредная фабрика по переработке ТМО — далеко не единственная причина раздора между местным населением и крупным инвестором. Компания намерена переходить от подземного способа добычи золота к открытому. В планах строительство карьера. Однако для этого необходимо согласие жителей, а его, судя по настроению бестобинцев, "Алтыналмас" не дождется. По мнению горняков, если в двух словах, это будет неэффективно и губительно для окружающей среды.

Общественные слушания назначены на июль.

Тем временем петля на шее затягивается всё туже, рассказывают жители. Старую — обогатительную — фабрику, она перерабатывала руду из шахт, сначала закрыли на ремонт, а потом и вовсе демонтировали. Сейчас нависла угроза затопления шахт.

Руководство компании сетует на то, что им не дали реализовать программу, которая бы позволила избежать консервации объектов и, в конечном итоге, безработицы.

"Остановка подземной добычи неизбежна: нам некуда девать воду из шахт, сбрасывать на рельеф нельзя. Старую фабрику пришлось закрыть, потому что она, во-первых, была аварийной. Во-вторых, такой момент: вода из шахты должна подаваться на фабрику, там она участвует в технологическом процессе и идёт далее. Но ёмкостей больше нет. У нас был год, когда мы могли построить пруд-накопитель. Но этот год у нас забрали", — отметил Дияр Канашев.

Пруд-накопитель — это хвостохранилище. Здесь уместно напомнить, что его строительство предприятию запретили из-за отсутствия разрешительных документов. Например, заключения экологической экспертизы.

Итак, после консервации промышленных объектов в июне полторы тысячи человек останутся без работы. Эта перспектива пугает и самих жителей, и местные власти. Аким Степногорска Алпысбай Каиржанов не раз организовывал диалоговые площадки, чтобы стороны пришли к компромиссу.


фото автора

"Мы тоже переживаем: инвестор уйдет, а мы-то с вами останемся. Где работать будете? Полторы тысячи работников, в каждой семье минимум по три-четыре члена. Четыре, пять, шесть тысяч человек на что жить будут?!" — периодически обращается к бестобинцам градоначальник.

Что обещает компания в случае, если они согласятся на карьер? Объект, к слову, трудоустроит порядка 200 человек.

"Карьер даст возможность не простаивать фабрике — столько лет, сколько рудник будет работать. На фабрике тоже 200 человек. Это уже 400. На других участках "Алтыналмас" есть около 350 вакансий, мы готовы работу вахтовым методом предложить тем, кто останется без работы. Также переговорили с "Казахмысом", у них около 250 вакансий. В целом мы готовы до мая-июня трудоустроить людей, если они соответствуют требованиям", — отметил в ходе одной из недавних встреч Канашев.

Между тем, по словам жителей, большая часть предложений в других регионах страны. Да и не верят люди инвестору.

Стоит отметить, с момента остановки фабрики и шахт сотрудникам выплачивается среднемесячная заработная плата. Это, разумеется, временно. Жители попросили ответить точно, до какого месяца им будут платить. В ответ им дали понять: всё зависит от решения по поводу карьера.

"Я думаю, что в июле мы с вами всё и поймём", — сказал он.

Инвестор и жители: диалога нет

"Карьер — это временное решение, которое позволит нам быстрее вернуть жизнь в этот объект. Но если карьер не нужен, то у нас пауза в пять лет. Карьер означает паузу в два года", — предупредил Дияр Канашев.

Одним словом, если жители согласятся на карьер, шахты запустят через два года. Если нет — через пять лет. Жители в таком повороте событий видят манипуляции инвестора, способ заставить их дать согласие на строительство и открытую разработку.

Дияр Канашев, в свою очередь, считает, что такое упрямство от незнания.

"Люди не понимают, как работает предприятие. Это не оскорбление, это факт. Нас обвиняют в желании набить карманы. Но мы проходим через согласование госорганов, где сидят компетентные специалисты. Поэтому хорошо бы тему "жуликов" прекратить", — призывает председатель правления.

Сельчане, в свою очередь, мечтают, чтобы пришёл другой инвестор: все их беды, по их словам, начались с приходом этой компании. А лучше, чтобы промышленность была национализирована, и разработка и прочее велись на государственном уровне.

Напомним, эти переговоры между бестобинцами и компанией ведутся регулярно, но диалога не получается. А во время визита Ермеку Маржикпаеву и вовсе пришлось попросить Дияра Канашева отдать микрофон. Казалось, его витиеватая, полная убедительных аргументов речь вызывала у сельчан лишь раздражение.

В завершение темы аким области посоветовал сторонам решать вопрос в суде.

"Нужно всё делать законным путем. Это же чья-то собственность. Через суд надо решать", — подчеркнул руководитель региона.

Суд над экоактивистами

Кстати, о суде. Два бестобинских экоактивиста — Николай Катчиев и Александра Назаренко — проходят обвиняемыми по статье 174 Уголовного кодекса ("Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни"). Речь идет о фабрике по переработке ТМО. Катчиева также судят по статье 389 УК РК ("Самоуправство") — касательно строительства школы на месте бывшего стадиона, об этом говорилось выше. Дело рассматривается в Степногорском городском суде. Односельчане поддерживают активистов и надеются, что их полностью оправдают.


фото автора

Аким: "Дороги отремонтируем, ФОК построим, тепло проведём, земли присоединим…"

По информации Дияра Канашева, только за прошлый год компания "Алтыналмас" направила на социально-экономическую поддержку Акмолинской области порядка 600 миллионов тенге. Диссонансом цифрам — противостоящий "планам устойчивого развития" инвестора посёлок Бестобе, облик которого, кажется, смутил даже самого акима.

В Бестобе с Ермеком Маржикпаевым приехали руководители всех, пожалуй, ведомств: прокуратуры, департаментов Комитета национальной безопасности, полиции, экологии, управлений здравоохранения, образования, предпринимательства и промышленности, дорог, по инспекции труда и других. Напрасной поездка не оказалась ни для кого из них: так много проблем здесь накопилось.

Разбитые дороги в ямах да ухабах, пугающие чернотой окна пустующих многоэтажек, приличный снаружи и печальный внутри Дом культуры, кое-как отремонтированная школа, семейно-врачебная амбулатория, где нет элементарного УЗИ-аппарата… Трудно поверить, что речь идет о стоящем на золоте населённом пункте в XXI веке.

Начнём со школ. Их в Бестобе три. Школу № 2 на 450 ученических мест отремонтировали в позапрошлом году по программе "Дорожная карта занятости". Капремонт обошелся республиканской казне в 145 миллионов тенге. "Некачественный ремонт там сделали", — констатировал побывавший в образовательном учреждении аким. Ермек Маржикпаев поручил главному педагогу области Бейбиту Жусупову требовать исполнения гарантийных обязательств, в противном случае подавать в суд. Также глава региона попросил прокуратуру взять ситуацию на контроль.

Следующий "громкий" объект — строящаяся школа. В 2016 году здание казахской школы на 600 мест признали аварийным. Проект двухгодичный, его стоимость — порядка двух милиардов тенге, средства выделяются из республиканского и областного бюджетов.

"Обещали построить школу на 900 учащихся. А возводят в итоге всего на 300, причем на месте стадиона — почти единственном, где жители могли заниматься спортом", — сетуют бестобинцы.

Ермек Маржикпаев отметил, что есть вопросы к подрядчикам по темпам работ.

"Проект хороший, современный. Давайте построим, её же не было в планах. В перспективе, по генплану, предусмотрена еще одна школа на 600 ученических мест. Так постепенно проблему их нехватки закроем", — успокоил непокорных сельчан руководитель региона.

Насчет "негде заниматься спортом" бестобинцы не преувеличивают: в поселке есть лишь частный спортзал да мини-спортплощадка. Аким заверил: физкультурно-оздоровительный комплекс в посёлке построят.

"Сделаем проект, на следующий год будем финансировать, спорткомплекс у вас будет", — сообщил глава региона.


фото автора

Также в Бестобе построят дом для социальных работников. Ермек Маржикпаев побывал в новой семейно-врачебной амбулатории. Медицинский объект, по его словам, получился достойным, современным. Но в нем не хватает нужного медоборудования. Аким пообещал доставить УЗИ-аппарат.


фото автора

"Рядом с амбулаторией у вас стоит пустое здание, бывшая поликлиника. Мы сделаем его реконструкцию. Там будут жить учителя, врачи, социальные, нужные поселку работники", — обрадовал Маржикпаев.

Дом культуры в Бестобе ремонтируют поэтапно. Поэтому снаружи здание выглядит вроде как неплохо. Но внутри пока все осталось по-старому.

"Выделено около 40 миллионов тенге, этого не хватает. Ежегодно будем ремонтировать и дорабатывать. Выполнили наружные работы и ремонт кровли. Были обращения от жителей, что в здании холодно. Поэтому в прошлом году из городского бюджета дополнительно направили 5,4 миллиона на ремонт системы отопления ДК. Это позволит довести температурный режим в отопительный сезон до удовлетворительного уровня. Внутри здания работы пока не проводились", — сообщил аким Степногорска Алпысбай Каиржанов.

Глава региона пообещал дополнительное финансирование.

"Единственное здание после СВА, которое внешне неплохо выглядит, но внутри… Можно сказать, что ремонта не было. Выделим деньги, чтобы нормально все сделать внутри. Для этого вам нужно срочно подготовить проектно-сметную документацию", — поручил Ермек Маржикпаев.

Аким встретился с жильцами 16 домов в одном микрорайоне, которые оказались отключёнными от отопления в далеком 1991 году. Руководитель региона взял на себя обязательства подключить их, построив там уже до нового года блочно-модульную котельную.


фото автора


фото автора


фото автора


Ну, и, наконец, дороги. Они в Бестобе, констатировал аким, в плачевном состоянии. Отдельно говорили о въездной группе протяжённостью около 2,5 км. По информации руководителя Управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог Акмолинской области Владимира Кулакова, на сегодня имеется бюджетная заявка на 220 миллионов тенге, 50 из которых уже выделены. ПСД составлена, договорные обязательства подписаны. По словам акима Степногорска Алпысбая Каиржанова, планируется провести текущий ремонт бетонной дороги, покрыть асфальтом. Ермек Маржикпаев обещал выделить дополнительно 100 миллионов тенге, "если подрядчик будет нормально справляться, не как в школе".


фото автора

Сельчане, пользуясь моментом, спросили и про тротуары. На их устройство, по словам Кулакова, нужно разработать отдельную смету. Этим местные власти планируют заняться в текущем году.


фото автора

В целом, подчеркнул аким области, будет разработана Дорожная карта развития поселка. В нее войдут вопросы реконструкции дорог, строительства и ремонта социальных объектов, уличного освещения и озеленения и другие.


фото автора


Ермек Маржикпаев поручил создать в недельный срок рабочую комиссию из числа активистов села и представителей акимата.


фото автора

И еще одна актуальная для бестобинцев проблема — нехватки пастбищных угодий. Те, которые есть, в основном относятся к Ерейментаускому району. Сенокосные тоже. Глава региона обещал решить ее с акимом Ерейментауского района.

"Мы посмотрим, какие есть свободные земли, присоединим к поселку четыре-пять гектаров. Потом будем приводить это в соответствие с законом, потому что процедура передачи земель очень длительная", — сказал Маржикпаев.

Сегодня золотодобывающий поселок выглядит, как нищий дворянин. Проблем здесь преогромное множество. Но после этого долгожданного визита акима области у бестобинцев появилась надежда. Главная из них — на то, что власти не останутся равнодушными к противостоянию с нынешним инвестором, к вопросам безопасности экологии и безопасности жизни и здоровья шести с половиной тысяч человек. Что не дадут градообразующему предприятию захоронить шахты и перейти к открытому способу добычи руды. На этот конфликт можно смотреть как угодно, но невооружённым взглядом видно одно: социальная ответственность по отношению к Бестобе у компании-золотодобытчика могла быть и выше.

Одним словом, обещаний прозвучало много, а как они будут исполнены, покажет время.


фото автора