Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Самый несговорчивый город требует повышения зарплаты. Дилемма Жанаозена | BaigeNews.kz 17 февраля, 2022, 16:08
19202
Фото: rus.azattyq.org

Самый несговорчивый город требует повышения зарплаты. Дилемма Жанаозена

"Двадцати процентов надбавки нам мало", — считают бастующие нефтяники. Но завтра может не быть и этого.

С начала февраля нефтяники Мангистауской области требуют трудоустройства, улучшения условий труда и повышения зарплаты на 60%. Их не волнует отсутствие такой возможности у компаний. Сделанные ранее уступки позволяют им вновь выдвигать свои требования. 15 февраля в Жанаозене жители устроили акцию протеста на автовокзале. Требования все те же: условия и деньги. И это притом, что здесь одна из самых высоких в стране зарплат — до 800 тыс. тенге в месяц. Что происходит в самом несговорчивом городе страны Жанаозене, разбирался корреспондент BaigeNews.kz.

Аппетит приходит во время еды

По мнению главы ассоциации нефтесервисных компаний Нурлана Жумагулова, аппетит, как известно, приходит во время еды.

"Сначала просили дешевый газ. Добились. Затем корм для скотины, и эту проблему местные власти решили. Причем, себестоимость кормов выше, чем они отпускаются населению. Но кого это волнует. Тогда население сделало выводы: что договориться можно хоть с кем. Причем, аким Жанаозена уже не авторитет, мол, ты говорил, что эти проблемы решить нельзя, а оказалось можно. С одной стороны — это шантаж. С другой стороны, люди должны получать достойную зарплату", — отмечает эксперт.

При этом он отмечает, что данное месторождение, которым управляет "КазМунайГаз", является "зрелым", это означает, что его рентабельность упала по причине того, что многие скважины имеют больше воды, чем нефти. И это хорошо просматривается на налоге по НДПИ — на добычу полезных ископаемых. В качестве примера, Нурлан Жумагулов озвучил следующие цифры.

"В компании "Озенмунайгаза" работает 9200 человек, а добывается здесь порядка 5,2 миллиона тонн нефти. А вот ТОО "Тенгизшевройл" добывает 27 миллионов тонн нефти и работает там 4200 сотрудников. Сопоставить не сложно. И это не говоря о нефтесервисных компаниях, работающих в Жанаозене. Везде перенасыщенность работников, и эта проблема не одного года. Надо спросить и с тех, кто принимал решение о переселении в данный регион оралманов. Было 60 тысяч, сегодня там уже 150 тысяч человек. И всем нужна работа. У них высокая рождаемость. Теперь пытаются строить заводы. Это тоже временная мера", — считает эксперт.

По его мнению, с людьми необходимо говорить с цифрами в руках, чтобы продемонстрировать реальную картину и перспективы компании.

"Средняя зарплата здесь самая высокая, со всеми надбавками до 800 тысяч тенге. Причем, ежегодно проводится индексация заработной платы где-то на 10%. В начале года это было сделано. Максимум, что может предложить компания, это 20%. Работники должны понимать, что мы живем в рыночных отношениях", — отметил глава ассоциации.

Время выстраивания диалога без шантажа

По мнению экономиста Андрея Чеботарева, отсутствие конструктивного диалога между администрацией и работниками заложено еще в советское время, когда на предприятиях не было независимого и авторитетного профсоюза.

"Во всем мире интересы рабочих защищают независимые профсоюзы, которые заключают коллективные договора с работодателями, понимают, куда движется компания. Если у компании просто нет этих денег? Надо понимать, что казахстанские НПЗ покупают нефть у нефтедобывающих компаний не по рыночной цене, а себестоимости добычи. Это сделано специально, чтобы держать низкую цену на топливо. В данном случае, высокая цена на нефть никак не может коррелироваться доходами компании. Поэтому всегда необходимо исходить из двухстороннего соглашения, когда работодатель прозрачно показывает свои доходы и какие у нее имеются возможности. Возможно, надо не зарплату поднять, а построить детский сад", — уточняет эксперт.

По мнению Андрея Чеботарева, сейчас сложилась ситуация, когда слушает только работодатель, а работники просто требуют. Причем, их не интересует ничего, кроме собственных запросов.

"И, несомненно, уступив один раз надо понимать, что придется это делать и дальше. Это психология. Думаю, идти на уступки просто, без объяснений, было ошибочно. И если уже пошли на них, необходимо было закреплять их коллективным договором. Единственный выход на сегодня: садиться за стол переговоров, показывать финансовые отчеты, сколько реально у компании средств, насколько понимаю, там стоит вопрос о ее выживаемости. Необходим конструктивный открытый договор и очень важно, чтобы вас услышали", — считает эксперт.

Того же мнения придерживается и политолог Данияр Ашимбаев: "не был выстроен механизм решения трудовых споров". По его мнению, здесь привыкли решать вопросы шантажом и угрозами, и отсутствие независимого и сильного профсоюза только усугубило ситуацию.

Если обобщить мнение экспертов, то рецепт следующий: пора поставить точку в программе по стимулированию внутренних миграционных процессах, выстроить конструктивный диалог и перестать идти на поводу. Кроме Жанаозена в стране много и других регионов, требующих решения экономических проблем.

К слову, свой рецепт поднятия зарплаты в нефтяной отрасли предлагает телеграм-канал @EnergyAnalytics: необходимо сократить раздутый и не всегда эффективный штат сотрудников. По его данным, один сотрудник КазМунайГаза добыл всего девять баррелей нефти и газа в 2020 году, тогда как в российском Лукойле — 23 барреля, а в Роснефти — 15 баррелей. Фактическая численность работников КазМунайГаза на конец 2020 года составила по всей группе компаний 60 173 человек, из которых штатных сотрудников — 57 073 человек. Вывод таков: чтобы поднять зарплату, надо сократить 40% сотрудников, тем самым подняв эффективность добычи хотя бы до уровня Роснефти.