Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +27 ℃
  • Алматы, +22 ℃
  • Шымкент, +30 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6


Наркомания, или Как заказать себе ад. Истории пациентов центра реабилитации под Кокшетау | BaigeNews.kz 27 апреля, 23:11
6029
Фото: фото автора

Наркомания, или Как заказать себе ад. Истории пациентов центра реабилитации под Кокшетау

Сегодня на наркоучете состоят 450 акмолинцев, из них 310 – потребители инъекционных наркотиков. Но реальная цифра, по словам главного наркополицейского региона, втрое больше. Все большую популярность среди подростков и молодежи набирают "синтетика" и аптечные наркотики. Живые истории из уст ребят, которые борются с зависимостью, - их страхи и мечты - в материале корреспондента BaigeNews.kz.

"Сенiм" значит "доверие"

Центр социально-психологической реабилитации наркозависимых лиц с говорящим названием "Сенiм". Находится в ауле "Озен" Зерендинского района Акмолинской области, примерно в 100 километрах от Кокшетау. Но акмолинцы больше знают его как Раздольное. Сюда наркозависимые приезжают после курса лечения в наркологической клинике. Там снимают физическую зависимость, здесь – скорее, психологическую. Приезжают, как правило, добровольно: от любой зависимости можно избавиться, только если ты осознаешь, что болен, и твердо решил вылечиться. Но нередко в "Сенiм" люди оказываются и под ультиматумом: либо здесь, либо в тюрьме.

"Человек приходит к тому, что нужно лечиться, когда не видит выхода. Когда не может справиться со своей проблемой самостоятельно, - комментирует директор центра Сулушаш Бекмаганбетова. - Пройдя в наркологии медицинскую коррекцию, если шаг был осознанным, человек обязательно приходит к выводу, что этого недостаточно. Физическую ломку сняли, теперь нужна помощь психологическая. При долгом употреблении наркотиков разрушаются все четыре сферы – физическое (тело), интеллектуальное (мозг), психика и, разумеется, духовное. Здесь мы стараемся помочь восстановить их и направить на развитие личности. Ведь только развиваясь, будучи занятым, есть шанс "выдавить" наркотики из своей жизни навсегда".


фото автора

Таких бесплатных центров, где наркозависимым помогают встать на путь истинный и не сбиться с него, в Казахстане всего два. Второй – РНПЦ "Асар" в Павлодаре.

"Сенiм" работает с 2004 года. Руководит им Сулушаш Бекмаганбетова вот уже семь лет. С 2017-го центр относится к облздраву, прежде – к МВД и напрямую – к комитету по борьбе с наркобизнесом.

Дмитрий: "Боюсь вернуться"

Рассказывая свою историю, Дмитрий не прячет лица. Говорит, для него это что-то вроде залога, гарантии. Перед самим собой.

"Я покажу свое лицо, пусть это завтра меня остановит. И всех, кто еще не осознает, какое наркотики зло. Ведь статья с фотографией куда убедительнее, чем без", - признается мужчина.

Дмитрию Ларионову 50 лет, больше 30 из них он употреблял наркотики.

"В первый раз попробовал в 15 лет - марихуану. Это был 1986 год. В том же – инъекционный наркотик – опий. Зачем? Дураком был, считал, что тем самым повышаю свою значимость, статус. Видимо, чувствовал, что по-другому не смогу. Значит, не состоялся, как хотелось. В 90-е годы был лозунг: бери от жизни все. И я брал. Попробовал все – от героина до современных синтетиков. Сильнее всего зависел от опия. Но считал, что я могу контролировать каждый прожитый день. Но не сейчас - потом, позже", - рассказал Дмитрий.

Наркомания, как правило, рано или поздно приводит в тюрьму. Чтобы достать, нужны деньги. За решеткой он вынужденно жил без наркотиков. А потом все начиналось сначала.


фото автора

"У наркоманов духовные ценности – нет, не теряются – смещаются в какой-то затаенный уголок. Трезвым ты думаешь, придет время, я их достану, отряхну от пыли и стану прежним. Ведь я так же любил маму, жену. Конечно же, супруга не выдержала. Ушла. Я несколько раз проходил реабилитацию. Но не выдерживал. Видимо, не дорабатывал над собой", - рассуждает мужчина.

Точка невозврата все же пришла.

"Я больше не мог жить – ни с наркотиками, ни без. Плохо было и так, и эдак. Смысл жизни потерял. Я очень боялся ломки. Начинает ломать кости, трясет. Это как болеть гриппом, но в раз в двадцать хуже. Я старался не доводить себя до ломки – чтобы было на завтрашнее утро-вечер. Синтетика очень быстро разрушает психику. Депрессия, ты понимаешь, что никому не нужен и один в целом мире. Это состояние передается от одного к другому. Поэтому нередки совместные суициды. Чем особенно страшен наркотик? Ты знаешь, что употребишь, и тебе станет плохо. И это замкнутый круг", - говорит Ларионов.

В центре "Сенiм" Дмитрий вот уже год и семь месяцев. Программа подходит к концу.

"Я прошел всевозможные реабилитации, - вспоминает он. - Это были и мотивационные, и духовные центры. По два раза – в Краснодарском крае и Павлодаре, один – на Урале. Везде – свои методы. Где-то действуют физически – бьют. В духовных пытаются спасти через обращение к вере, к Богу. Здешняя программа мне подошла стопроцентно. Знаете, перед реабилитацией, когда мне сделали УЗИ брюшной полости, у меня не оказалось ни одного "спокойного", благополучного органа. Все было воспалено. Когда я приехал, весил 68 кг. При моем росте - 182 см - это были одни глаза и уши. Я думал, что не выкарабкаюсь. Сегодня мой вес – 85 кг. Я верю в то, что не сорвусь. Иногда ко мне приходят воспоминания – о той жизни. Ничего хорошего не было. На героине я болел и спал. Соли почти разрушили мой организм. А сейчас я чувствую себя прекрасно. Не курю, сплю крепко, обливаюсь. Я ни разу здесь не заболел".

Дмитрий признается: его спасла, вытянула Сулушаш Капесовна и ее невероятно человечная команда, которая стала родной. И он четко осознает: это, вполне возможно, - его последний шанс пожить по-человечески.

"Если честно, не хочу уезжать, - делится мужчина. - Я могу своим трудом быть полезным – например, налаживать канализацию и отопление. Сегодня я чувствую себя победителем. Полным энергии и планов. Сняться с учета у нарколога. Сейчас вся база электронная, и этого не скрыть, это мне будет очень мешать. Жениться и жить для семьи. Ради моей старенькой мамы. Ее любовь я нащупывал в героиновой тьме и шел на этот свет. Скажете, пафосно? Просто я… все-таки боюсь. В Степногорске о прошлой жизни напоминает каждый кустик. Для тамошних жителей я как был "Димка-вор и наркоман" – так и остался. Я бы никогда не хотел пересечься с прежними дружками…"

Труд, учеба, спорт

Реабилитацию в "Сенiм" сегодня проходят 30 человек. Они – со всего Казахстана – зависимые как от наркотиков, так и от алкоголя. Первых – большинство.

"Программа рассчитана на девять месяцев. Первые три из них уходят только на адаптацию. При поступлении ребята получают путеводитель – что можно делать и чего нельзя. Какие есть поощрения и какие виды наказания. За новичком закрепляется наставник, который подсказывает, курирует. Прожив в центре свои первые десять дней, пациент выбирает направление – учеба, труд, спорт и так далее. Ведь человек, который долгое время употребляет наркотики, становится недисциплинированным, безответственным, беспечным", - отметила Сулушаш Бекмаганбетова.

… Человек должен быть занятым. Это условие становится очевидным, стоит только перешагнуть ворота здания. Во дворе – ни соринки. В прачечной мы встретили пожилых женщин. Они тоже борются с зависимостью.


фото автора

Мебельный цех временно простаивает: нет педагога-мастера. А вот в швейной мастерской – готовые национальные наряды и гора "свежесшитых" масок. Работа кипит и в столовой – скоро обед. В холлах центра – уборка. Параллельно проходят занятия по арт-терапии: тема на сегодня – семья. А на после обеда, по традиции, запланирован коллективный просмотр фильма и обязательно – его обсуждение.


фото автора


фото автора


фото автора

"Строгий распорядок дня, жесткая дисциплина, труд. Опоздал на объект хотя бы на минуту, пропустил зарядку, перебил педагога на уроке – наказание, опять же трудом. А значит, во благо. Например, уборка. Два этажа, пока остальные ребята спят. Или реферат. Каждый из пунктов нашей программы нацелен на то, чтобы воспитать ответственность, уважение к себе и окружающим, силу воли. То есть качества, которые созидают. Которые помогут ребятам написать новый сценарий своей жизни", - делится директор центра "Сенiм".


фото автора

Пациенты занимаются здесь спортом – регулярные пробежки, занятия в зале, обливания, утренние – в пять утра – походы, игры.

"Раскрываться им помогает и досуг. Раньше почувствовать себя спокойно и уверенно – на время - помогали наркотики и алкоголь. Здесь они участвуют в конкурсах, мероприятиях и турнирах. Выступают перед аудиторией. Это помогает избавляться от комплексов, которые, возможно, с детства. Так развязываются узелочки, которые, накапливаясь, превратились в зависимость", - уверена собеседник агентства.

По вечерам – собрания. "Разбор полетов" - каждый из ребят высказывается, с каким результатом заканчивает день. Движется он вперед или позволил себе лениться…

Виталий: "Оставил хоккей и почувствовал себя никому ненужным"

В каждой из комнат – по две-три кровати. Шкаф, тумбы, письменный стол и полка с книгами. Есть художественные, но, в основном, по психологии и на тему религии. В моменты слабости и отчаяния человек обращается к Богу.

В коридоре встречаю 30-летнего Виталия. Предлагает посмотреть его комнату. С гордостью: в комнате образцовый порядок и красивая тюль. От этого она кажется самой уютной.


фото автора

Виталий рассказал, что с детства – с 10 лет - профессионально занимался хоккеем. Играл за сборную Казахстана.

"Потом я заболел, спорт пришлось бросить. Мне тогда был 21 год. Переживал тяжело, чувствовал себя никому не нужным, жизнь, казалось, проходила мимо. Так, в 2011-м, я впервые попробовал анашу. Появились много свободного времени и друзья. Рядом с ними я почувствовал свою значимость", - рассуждает мужчина.

С "друзьями" Виталий быстро перешел на "соль". И "съел" ее, как в пословице, не один пуд.

"Брал в телеграм - в открытых группах, чатах. Это платформа, которую полиции трудно отследить. В день покупал соль дважды – по два грамма. Так начались проблемы – сначала с семьей. Жена ушла, забрав дочь. Потом – с законом", - вспоминает Виталий.

В центре "Сенiм" Виталий живет два месяца. И это его третий курс реабилитации. Честно признается: "рецидив" происходит, потому что не осознает до конца проблему. И все же надеется выздороветь. Ведь на этот раз его ждет любимая девушка…

"Разрешили жить в центре с малышами"

Каждую осень в "Сенiм" приезжают бывшие пациенты, которые сумели победить болезнь. У них есть семьи, работа и горький опыт, которым обязательно нужно делиться. Есть среди них и люди с ВИЧ. Когда-то они хотели умереть, а сегодня радуются жизни, потому что стали родителями. И такие новости для руководителя центра Сулушаш Бекмаганбетовой – бесценная награда.

Кстати, здесь запрещены романы между пациентами. Во-первых, становится не до реабилитации. Во-вторых, двое наркозависимых, пусть и бывших, - огромный риск сорваться.

"Были у нас ребята, познакомились здесь, полюбили, - вспоминает Сулушаш Капесовна. - Выписавшись, создали семью, родили двоих детей – мальчика и девочку. Жили в Актау. А потом вернулись к наркотикам. Девушка умирает от передозировки трамадолом, на глазах у малышей. После похорон папа позвонил нам, попросил помощи. Дети, пока он проходил у нас реабилитацию, оставались у тещи. Спустя какое-то время она потребовала забрать их. Отец – ко мне. Мол, что делать, я чувствую, что не готов. Мы приняли решение принять ребятишек".

Подготовили комнату, побеседовали с ребятами – чтобы следили за своим поведением, речью.

"Видеть детей здесь было больно. Но мне очень нравилось видеть, как он кормит малышей, усаживает на горшок, укладывает спать. Стал идеальным отцом. На тот момент им было по 5 и 4 года. Пришло время мальчику идти в школу. К тому времени его папа уже был готов к жизни за стенами "Сенiм". Сейчас сыну 12 лет, дочери – 11. Их отец работает, а наркотики остались в страшном прошлом", - заключила Бекмаганбетова.

Работа с психикой – "как пулю вытащить"

В "Сенiм" работают целых пять психологов. Час психолога, групповые занятия – с 14.00 до 16.30 часов. Арт- и психотерапия, гештальт-терапия и проработка психотравм.


фото автора

"Используются все методы. Наша задача – проработать чувства, внутреннее состояние человека. Есть такая форма работы, мы назвали ее "Откровения души": каждый пишет сочинения на заданные темы. Задача – не литературная, а, скорее, чтобы заглянуть вовнутрь пациента. Как пулю вытащить. Есть еще "Лист настроения". Человек записывает его каждый день. А еще ведет Дневник эмоций и чувств. Когда пациент старается расписать все ситуации, с которыми сталкивается, и что думает по их поводу. Или анализирует события из прошлого, проводит анализ: правильно ли поступал. Если нет, корректировка – как нужно было. В итоге мы имеем возможность пролистать дневник и увидеть динамику, личностный рост", - пояснила Сулушаш Бекмаганбетова.

Она подчеркнула: с современными синтетическими наркотиками особенно сложно. Он очень быстро разрушает психику и трудно выводится из организма. Восстанавливаются такие зависимые дольше.


фото автора

Директор центра выделила две очень важные вещи в борьбе с наркозависимостью – мотивация и развитие.

"Без мотивации толку не будет. С такими ребятами и легче работать. А когда вынужденно – отбыть срок пробации или родные поставили условие. Мол, хотели – я съездил… Но у нас нередки случаи, когда приезжают с маленькой мотивацией и постепенно загораются. Бросить наркотики и алкоголь ведь нетрудно. Сложно не начать снова. Срыв – это следствие чего-то, что произошло в вашей жизни. Нужно искать причину, почему вы вернулись к наркотикам. Поэтому нужно все время развиваться, пополнять свой ресурс", - уверена Сулушаш Капесовна.

В реабилитационном центре пациент имеет возможность проработать картинки новой, трезвой жизни. Ведь такого опыта у них пока еще нет. К примеру, "Я вышел из центра – мои поступки моя речь…".

Или ситуации соблазнов. "Вот я приехал в родной город, встречаю бывших приятелей-наркоманов. Прохожу дом, за которым принимал наркотики…" Смысл реабилитации – как раз в том, чтобы изменить мышление пациента.

"Страх – это нормально. Даже люди без зависимости боятся чего-то нового. Мне часто говорят, мол, "наверно мне нужно переехать в другой город". Я всегда отвечаю: если Вы не проработали внутри себя, то смысл от себя убегать?" - пожимает плечами врач.

Кайрат: "Голоса уговаривали меня покончить с собой"

42-летний Кайрат приехал из Актобе. Он здесь уже семь месяцев, но в его глазах и сегодня легко читается страх.

"Я родился в полной, благополучной семье, - начал свой рассказ мужчина. – Папа и мама, две сестры, младший брат. Все живут как нормальные люди: работа, семья, дети. Но в семье не без урода. Как и многие, я начинал с марихуаны. Потом перешел на опий, в 1999 году попробовал героин. Я не колол его, а курил, как траву. Видел, как умирали от передозировки люди. В последние годы "подсел" на трамадол. А на следующий день, чтобы отойти от таблеток, чтобы не ломало, пил алкоголь".


фото автора

На лекарства и алкоголь денег хватало: он работал.

"Трамадол придавал, как тогда казалось, сил, уверенности в себе, работоспособности. Мозговая деятельность была активней, безошибочной. У меня все шло в гору. Но есть этому конец. Начались проблемы с работой, я был без денег. Ломку приходилось перебаливать", - вспоминает Кайрат.

Эйфория превратилась в самый настоящий кошмар:

"Нет сна. Ты закрываешь глаза, но уснуть не можешь. Твой мозг кипит и живет своей, отдельной от тебя жизнью. Начинаются глюки и самое страшное – голоса. Например, когда я работал экспедитором, развозил встраиваемую бытовую технику. Когда был "отходняк", я сидел рядом с водителем, и голос внутри меня говорил: дескать, открой дверь и выпрыгни. Зачем тебе эти проблемы, боль. Ты все равно никому не нужен. У тебя нет семьи, нет детей. Я сказал "бисмиллахи", защелкнул дверь, надел ремень безопасности, придвинулся поближе к водителю. А порой открываешь дома шкаф, видишь ремень. И снова голос: "тебе нужно повеситься". Я шел в комнату к родителям, ведь рядом с ними я буду цел. Мир утратил краски. Ощущение непередаваемое, страшное"…

В 2019-м Кайрат прошел здесь же, в "Сенiм", курс реабилитации.

"Казалось, я справился. Работал в частной строительной фирме. Укладывали асфальт по турецкой технологии. Я был бригадиром. Но я по-прежнему был одинок и вернулся к трамадолу. Испугавшись, что депрессия и голоса вернутся, я снова приехал сюда", - пояснил собеседник.

Напоследок Кайрат признался: самая главная его мечта – чтобы дома ждали жена и дети. Но уже сегодня он чувствует себя по-настоящему счастливым – оттого, по его словам, что делает правильные вещи. Есть у них особая, целительная энергия…

"Наркоманов втрое больше, чем по официальным данным"

Начальник по противодействию наркопреступности Акмолинской области Мейрам Жапбасов отметил: вот уже десять лет в регионе статистика по наркозависимым стабильно снижается. В среднем на 8-10 процентов в год.

"На 1 января 2021 года на наркоучете состоял 461 человек. Снято 30, поставлено – 19. На сегодня на наркоучете 450 акмолинцев (в том числе 51 женщина). Из них 310 – потребители инъекционных наркотиков", - уточнил главный наркополицейский региона.

При этом нужно учитывать, что наркологический учет ставятся только те наркозависимые, которые дали добровольное согласие на получение наркопомощи.

"Получается, что те наркозависимые, которые не совершали преступлений и не вставали на учет в государственные медучреждения по своей воле, остаются за пределами статистики. При этом большинство наркоманов не признают проблему вплоть до крайних стадий зависимости. Но даже если они хотят лечиться, их пугает перспектива наркоучета. Ведь это – проблемы на учебе или работе", - сетует Жапбасов.

Кроме того, в официальную статистику не входят зависимые, которые употребляют вещества, не включенные в перечень наркотических. Поэтому реальная цифра втрое больше официальных данных.

"Пандемия вывела наркобизнес в соцсети"

С начала года, то есть менее чем за полгода, УПН выявил 31 уголовное правонарушение, связанное с незаконным оборотом наркотиков. Для сравнения: за 2020-й – 45. Из 31 - четыре факта хранения в особо крупном размере (два) и один факт незаконного оборота ядовитых веществ (0).

"Всего из незаконного оборота с начала года изъято более 19 кг наркотиков, в том числе почти полтора кило героина, 16,5 кг гашиша и 409 г "синтетики". Отмечу, что за аналогичный период прошлого года – 17,5 килограмма", - уточнил Мейрам Жапбасов.

Пандемия повысила спрос на синтетические наркотики. Во время работы блокпостов поставка традиционных наркотиков в область была перекрыта. "Но с их снятием, как видим, все вернулось на круги своя", - констатировал собеседник.

Пандемия вывела наркобизнес в социальные сети. Взрослые и дети ушли в онлайн, за ними – и наркодилеры.

"Практически всегда они акцентируют: все законно. Используя завуалированную рекламу и разные маркетинговые фишки, предлагают подросткам попробовать синтетические наркотики. Также на таких сайтах и в чатах предлагают заработать "быстро и без особого труда". Таким образом, наркодилеры привлекают к сбыту подростков и молодежь. Основной аргумент здесь – подростков, мол, не привлекут к уголовной ответственности. А если и поймают, то советуют никого не сдавать. Так, мол, больше шансов выйти сухим из воды. Но практика показывает, что именно распространители - закладчики – и привлекаются к уголовной ответственности в первую очередь", - подчеркнул начальник управления.

Сегодня "синтетика", к несчастью, набирает популярность. Во-первых, по словам специалистов, оказывают более сильный психотропный эффект на организм человека – в десятки и даже сотни раз. Но и убивает она быстрее и страшнее.

Во-вторых, дешевле.

"С начала года зарегистрировано восемь уголовных наркоправонарушений - по ст.297 УК РК (незаконный сбыт синтетических наркотиков). Изъято более 400 грамм зелья, это порядка 2 030 разовых доз. Основной вес был изъят у закладчиков, задержанных в конце прошлого года. В этом году также задержаны двое закладчиков. У одного изъято 164 расфасованных пакетика, вторым оказался несовершеннолетний, ему 16 лет", - рассказал Мейрам Жапбасов.

"Марихуану привозят с юга, а героин – из России и Киргизии"

Главный наркополицейский рассказал о том, как в регион попадают традиционные наркотики. Акмолинская область не граничит с другими странами. Но она – транзитная: через регион проходит канал поставки в столицу, с юга – на север. Наркотики каннабисной группы поступают из южных областей, где растут плантации марихуаны.

"Буквально недавно ликвидировали крупный канал поставки гашиша – более 16 кг. Задержали троих человек. В прошлом году было громкое задержание – марихуану и гашиш переправляли из южных регионов и Костанайской области. Ликвидировано четыре канала поставки, изъято более 27 кг наркотиков, задержано девять лиц", - напомнил глава управления.

Героин, по словам Жапбасова, в Акмолинскую область "приходит" из Кыргызстана и России.

Напомним, в марте арестовали группу лиц – около полутора килограмма героина, это порядка 5 тысяч разовых доз. Особо крупный размер.

"Синтетические наркотики поступают к нам из России. Но в последнее время их стали производить и СМИ акмолинцы. Например, в апреле прошлого года департаменты полиции и КНБ ликвидировали нарколабораторию в Степногорске. Изъято более 1,5 кг психоактивного препарата а-РVР (а-пировалеровафенон) и 139 литров с кислотами, которые используются в синтезе наркотиков. А также фасовочный материал", - отметил Мейрам Жапбасов.

"Эффект как у героина, но под Уголовный кодекс не попадает"

В последние годы молодежь увлеклась и "аптечными" наркотиками. Барьера перед ними нет, потому как официально к наркотическим средствам не относятся. Их продажа под уголовную ответственность не попадает. Между тем, наркозависимость они, по словам Мейрама Жапбасова, вызывают. И это первый шаг к употреблению более тяжелых наркотиков.

Самый популярный среди "аптечного" зелья – трамадол. Опиоидный анальгетик, которым увлекался пациент "Сенiм" Кайрат (история выше).

"Трамадол не относится к списку запрещенных нарковеществ, то есть под юрисдикцию полиции не попадает. Между тем, если одновременно принять пять таблеток, эффект будет схожий с действием героина. Эйфория длится 12-36 часов. Абстиненция похожа на насморк, расстройство желудка. Трамадол отпускается за 2 500 тенге за пластину (10 таблеток), при средней стоимости 700-750 тенге за блистер", - уточнил глава УПН.

На втором месте по популярности идут глазные капли тропикамид. У них есть целый ряд наименований.

"При закапывании этих капель в нос появляется легкое наркотическое опьянение. Препараты продаются в аптеках, вызывают привыкание и не определяются экспресс-тестами на наркотики. "Обеспечивают" эйфорию и кратковременную потерю памяти. Сознание затуманивается до 60-90 минут", - пояснил наркополицейский.

И трамадол, и тропикамид отпускаются по рецепту. Но это правило нарушается.

"Без рецепта тропикамид 1% отпускается за 3 тыс тенге, хотя средняя стоимость составляет 700-800 тенге. Так как реализация этих лекарств не влечет за собой уголовную ответственность, фактов продажи кодеиносодержащих препаратов с рук становится все больше. В 2020 году выявлено четыре случая продажи трамадола и тропикамида. Изъято 280 пластинок трамадола и 50 флаконов капель. Задержаны четыре человека, но к уголовной ответственности их не привлекли", - сетует Мейрам Жапбасов.

Только за первый квартал 2021 года задержали шестерых человек с трамадолом, среди них – несовершеннолетний. Экспертиза употребление "аптечного" наркотика подтвердила.

"Закон карает за рекламу наркотиков"

27 декабря 2019 года Президент подписал Закон "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам совершенствования уголовного, уголовно-процессуального законодательства и усиления защиты прав личности". Документом внесено около 20 поправок. В том числе ужесточена ответственность за незаконный оборот наркотиков с использованием электронных информационных ресурсов.

"Такие деяния отнесены к категории особо тяжких преступлений. А за их совершение предусмотрено лишение свободы на срок от 10 до 15 лет (ранее – от 5 до 10 лет) ", - подчеркнул начальник облуправления по противодействию наркопреступности.

Склонение к потреблению наркотиков (ст.299 УК РК) с использованием интернет-ресурсов отнесено к категории тяжких преступлений, а за его совершение предусмотрено от 3 до 8 лет лишения свободы (ранее был штраф до 4 тысяч МРП либо лишение свободы до 4 лет).

"Введена уголовная ответственность за пропаганду или незаконную рекламу наркотиков. За это предусмотрено до 3 лет лишения свободы, а при отягчающих обстоятельствах - от 3 до 6", - отметил Мейрам Жапбасов.

Наказание ужесточили – ощущение безнаказанности осталось

Практически каждый из пациентов центра "Сенiм" говорил о пугающей доступности наркотиков. Каждый школьник, у которого если телефон, может достать все, что захочет. Не нужно встречаться с продавцом – просто забить в телеграм заявку. Оплатить счет. Найти по карте заветное зелье…

"Ужесточать закон – мало. Привлекают кого? Закладчика и наркомана. А верхушка остается неприкосновенной", - рассуждают ребята.

Корреспондент агентства записал несколько историй таксистов Кокшетау. Они также подчеркивают: наркотики сегодня в свободном доступе. Главное – чтобы были деньги и интернет.

Водители городского такси отметили несколько "маячков", которые выдают в пассажире искателя закладки. Делая заказ, они никогда не указывают конечный пункт поездки.

Пунктов поездки обычно бывает три: первый – как правило, терминал киви-кошелька для отправки денег; второй – место закладки (по карте) и третий – конечный.

Главный пункт назначения для таких пассажиров – частный сектор (микрорайон Жайлау, "Шанхай", северная и восточная промзоны, район "хасеновских" коттеджей). Шансов оказаться замеченным здесь гораздо меньше, чем среди многоэтажек.

Они всегда просят остановиться поодаль, в 100-200 метрах от нужного им места.

Ко всему прочему, в последнее время на OLX появилось множество объявлений о трудоустройстве, которые выглядят, как предложения сетевого бизнеса.

Все это вызывает раздражение граждан по отношению к полиции. Мол, захотели бы – давно всех нашли и привлекли.

"Есть ли ощущение безнаказанности? Считаю, что да, - признал начальник УПН. – Возможно, по ту сторону общения находится бот, который и ведет первоначальную переписку, предлагая перейти на более безопасное для общения мобильное приложение "Телеграмм". Проблема заключается в невозможности установления IP-адреса владельцев сайтов наркосбытчиков, так как в большинстве случаев адрес изменяется с помощью программы VPN (изменение местоположения пользователя). И об этом, конечно же, осведомлены наркодилеры".

Собеседник, в свою очередь, дал рекомендации.

"Если Вы столкнулись с подобными объявлениями: в различных соцсетях есть функция "пожаловаться", "блок", "спам" и так далее. Поэтому нужно в первую очередь отметить эту функцию, а после зафиксировать (путем скриншота) объявление, адрес отправителя и скинуть их на рабочий номер WhatsApp профильного подразделения 8-771-130-83-37, для дальнейшей блокировки", - посоветовал Мейрам Жапбасов.


фото автора


Жулдыз: "Ни одного срыва – ради дочери"

Жулдыз – единственная, кто железобетонно уверен в том, что никогда не сорвется. И единственная, кто раз в месяц на неделю уезжает в Кокшетау. Рассказывая о прошлом, она горько плакала.

Причина – дочь. Ей уже восемь лет, и она постоянно спрашивает у мамы, почему та ее оставила и от чего так долго лечится.

"Впервые попробовала марихуану в школе перед выпускным с одноклассниками. Хотелось быть на одной волне с ними. Раза два-три – и забыла. Снова стала покуривать уже будучи замужем, с супругом. Вместо алкоголя по праздникам, так было интересней. Он с этим делом завязал, а я нет. Наоборот, пошла дальше. Соль перевернула мою жизнь верх-тормашками", - вспоминает Жулдыз.

Соль оказалась с работой несовместима – опоздания, прогулы, больничные. Усугублялось все это депрессией из-за развода. Жулдыз, по собственным словам, потерялась. Дочь забрал бывший муж.

"Я, спокойная от природы, становилась раскованной, смелой. Сильно похудела, это очень радовало. Я казалась себе очень красивой, мне стали оказывать знаки внимания. Но буквально месяцев через восемь у меня начали сильно выпадать волосы. На макушке появилась лысина. Но еще более страшные вещи стали происходить с психикой. И все же соль продолжала будоражить меня".

На реабилитацию Жулдыз согласилась, чтобы угодить родителям.

"Наркотики делают реальностью, казалось бы, очень далекое – болезнь, смерть, тюрьма. Полтора года я здесь, все это время я "чиста". Не было ни одного срыва. Каждый месяц я уезжаю в Кокшетау и провожу счастливую неделю с дочерью. Я точно знаю: никогда. Мы и так потеряли слишком много времени…"


not findimage
Наверх