Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5


ГСМ только "на бумаге", продукты перепродавали. Как КНБ раскрыл хищения из госматрезерва | BaigeNews.kz 9 ноября, 11:05
1861

ГСМ только "на бумаге", продукты перепродавали. Как КНБ раскрыл хищения из госматрезерва

КНБ Республики Казахстан опубликовал воспоминания почти 20-летней давности оперативного работника об успешной операции по выявлению масштабных хищений на складах государственного материального резерва, передаетBaigeNews.kz.

Повествование идет от первого лица.

2003 год стал для меня знаменательным тем, что мы, наконец, довели до логического финала дело, которое я вел с самого начала своей карьеры.

В том уже далеком 1999 году активно разворачивалась работа по противодействию коррупции среди чиновничьего аппарата.

К этому времени государственные и правоохранительные органы уже оправились от последствий развала СССР, пережили ряд масштабных реформ и с каждым годом заметно повышали эффективность своей работы. Но проблем еще оставалось достаточно.

Именно тогда мое внимание привлекла ситуация вокруг объектов государственного материального и мобилизационного резерва. Чутье молодого специалиста подсказывало, что там есть, за что зацепиться.

Я стал пристально и скрупулезно изучать тома учетной документации, оценивать состояние объектов, инициировать мероприятия по организации ревизий государственного имущества.

Старался привлекать ответственных экспертов из отрасли. Несмотря на небольшой опыт в органах безопасности, я
понимал, что этот вопрос нельзя обделять вниманием. Вы спросите, что же послужило причиной моего интереса?
Первым "звоночком" стала информация, полученная от агента: на одном из столичных пунктов отсутствует предусмотренный объем ГСМ. То есть в ведомостях и других инвентарных документах все в порядке, но вот фактически никакого бензина не было. Масштабы этой халатности или откровенного воровства меня ужаснули, ведь это топливо должно было использоваться в случае непредвиденных чрезвычайных ситуаций.
Позже, дополнительно перепроверив полученные сведения, я убедился в их достоверности и решил продолжить поиск подобных расхождений с другими материальными ценностями.

Уже предполагая масштабы хищений, я направил поручения о необходимости изучения данного вопроса во все территориальные подразделения в областях.

Каждый день я получал все больше доказательств своих подозрений. Творящийся бардак на складах государственного материального резерва только подтверждал, что ответственными лицами работа провалена, и в случае наступления критической ситуации последствия будут катастрофическими.

И ситуация касалась не только топлива. Были установлены факты перепродажи продуктов питания (консервов, макаронных изделий, круп и прочего) из стратегического запаса в некоторые воинские части. Фиксировались фирмы, участвующие в якобы освежении товара, которые фактически не существовали. И подобным примерам не было конца.

Я рос в семье, где экономия была основным приоритетом, поэтому открывшиеся факты вызвали негодование. Я просто не мог допустить, чтобы такие схемы продолжали работать.
В то время факты преступлений на различных объектах экономики были не редкостью. Но расхищение стратегических запасов, которые, несмотря на тяжелые 90-е годы, старались пополнять и сохранять всеми силами, я воспринял как прямой вызов. И этот вызов был принят.
Собрав имеющиеся материалы, я подготовил развернутый доклад по всем выявленным фактам, четко осознавая необходимость добиться разрешения руководства на организацию широкомасштабной проверки во всех областях республики. Первое мое большое дело в департаменте стало для меня делом чести.

Благодаря поддержке непосредственного начальника и старших коллег, была получена санкция на проведение комплекса специальных и оперативно-розыскных мероприятий. Материалы о недостаче на пункте хранения ГСМ, с которых началось мое расследование, послужили основанием для возбуждения уголовного дела. Оно стало первым в последующей цепочке расследуемых преступлений.

В рекордные сроки в каждом регионе Казахстана были созданы рабочие группы для организации проверок всех объектов госматрезерва на местах. Координация всех процессов осуществлялась из Центра, куда стекались все полученные материалы о выявленных недостатках.

Даже спустя два десятка лет я помню, какой это был тяжелый период. Мы практически жили на работе, забыли слова "сон" и "выходной". Документов было не просто много, они шли нескончаемым потоком.

От нас требовалось тщательно рассмотреть и обработать каждый, обобщить их, сделать выводы и доложить руководству для принятия решений. Параллельно велась и процессуальная работа.
В течение нескольких месяцев мы провели проверки порядка 280 пунктов ответственного хранения. Операция стала не просто масштабной, а народной – для решения оперативных задач нам пришлось задействовать десятки агентов и сочувствующих граждан по всей республике.
Начатую мной, в то время еще молодым офицером КНБ, работу подхватило множество сотрудников. И летом 1999 года начала вырисовываться вся картина совершаемых преступлений. И вот что нам удалось выяснить.

Основным направлением деятельности руководства Комитета государственного материального резерва РК в 1996–2000 годах было восполнение утраченных материальных ценностей и контроль их сохранности.

Однако чиновники эти вопросы активно решали только на бумаге. В действительности же контроль практически не осуществлялся. Кроме того, хранящиеся на складах ценности воспринимались как товар, который можно легко продать, а прибыль положить себе в карман.

При этом ликвидная продукция списывалась как испорченная и якобы подлежащая обновлению путем ликвидации.
В результате склады стояли пустыми, имеющаяся на них продукция не имела надлежащей ценности и в случае мобилизационной или чрезвычайной ситуации не могла покрыть потребности населения и государства.
Масштабы этого "подпольного бизнеса" поражали размахом и циничностью, а наглость и ненасытность современных расхитителей требовали незамедлительного принятия мер. Тогда мы пошли на решительный шаг – подготовили письмо на имя Главы государства, в котором подробно изложили ситуацию в сфере государственного материального резерва и расписали все угрозы национальной безопасности в случае непринятия действенных мер реагирования.
Направленная информация имела эффект разорвавшейся бомбы. Шокирующие данные о произволе, творящемся на складах госматрезерва, произвели сильное впечатление на Президента Казахстана, а наша работа была высоко оценена. В итоге на одном из заседаний Правительства Глава государства озвучил сложившуюся ситуацию и обрушился с критикой в адрес чиновников.

Для нас же это была несомненная победа. КНБ получил "добро" на дальнейшие действия на самом высоком уровне, руководство департамента приняло решение о проведении широкомасштабной спецоперации по задержанию и привлечению к ответственности всех виновных лиц.
Мы не стали терять ни минуты и брали участников преступлений по "горячим следам". В течение нескольких недель следственно-оперативные группы провели задержания в столице и в регионах. Кого-то задерживали прямо в рабочих кабинетах, других – дома, некоторых обнаруживали уже при попытке скрыться от следствия. В те дни много чиновников и сомнительных бизнесменов ощутили холод наручников на своих руках.

У нас все так же кипела работа. Десятки оперативников и следователей проводили мероприятия по изъятию документации и фиксации улик. Были арестованы счета в банках, отменены многомиллионные сделки.

Всего в период с 1999 по 2003 год департаментом экономической безопасности КНБ было возбуждено 37 уголовных дел по фактам злоупотреблений и хищения государственного имущества.

Установлена недостача материальных ценностей на общую сумму более 160 миллионов тенге (в ценах закладки 1991–1992 годов, при переоценке по среднерыночным ценам указанная сумма возрастала в 1000 и более раз). В местах заключения, помимо руководителей среднего звена, оказались как действующий председатель комитета государственного материального резерва, так и два предыдущих руководителя.

Для недопущения повторения подобных фактов были внесены серьезные изменения в законодательство.
Принятые меры позволили выстроить новую систему ответхранения и дали толчок дальнейшему совершенствованию процессов формирования и хранения резерва Казахстана.
Но как бы ни сложилось в будущем, я знаю, что это направление всегда будет под контролем КНБ. Даже когда я уйду на пенсию, следующее поколение продолжит работу по сохранению государственных резервов и не позволит появиться новым расхитителям. А значит, мое дело будет продолжено.

Ранее глава КНБ РК Карим Масимов анонсировал издание книг в преддверии 30-летия независимости Казахстана. К изданию подготовлены книги "Хроники отечественной спецслужбы. Истории о людях, событиях, фактах" и "Государственная граница".

Книги повествуют о службе оперативных работников и пограничников, которые внесли достойный вклад в дело обеспечения национальной безопасности и охраны рубежей нашего государства.

В издания вошло только то, что уже можно было рассекретить. В ее основе – реальные люди, события и факты, изложенные в строгом стиле документалистики, сопряженные с эмоциями их непосредственных участников.

not findimage