Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, +12 ℃
  • Алматы, +22 ℃
  • Шымкент, +27 ℃
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


Массовые расстрелы в школах: как распознать в подростке будущего убийцу | BaigeNews.kz 14 июня, 2021, 19:41
2996
Фото: lenta.ru

Массовые расстрелы в школах: как распознать в подростке будущего убийцу


Никогда еще тема воспитания детей не стояла так остро, как сейчас. Современных родителей отличает вовлеченность в жизнь своих чад, попытки вырастить из них всесторонне развитых личностей. Не последнюю роль играет и психология. Все чаще мамы и даже папы обращаются к специалистам, читают литературу на тему детского воспитания, стараются создать идеальные условия для своих детей. Причем психологи отмечают, что нередко родители впадают в крайность - гиперопеку. И в то же время немало семей, где ребенку, наоборот, катастрофически не хватает внимания. Какими вырастают дети в таких условиях - на этот вопрос редакция BaigeNews.kz попыталась ответить вместе с психологом, исполнительным директором фонда Just Support Светланой Богатыревой.

"Тихий ребенок - не равно благополучный"

По словам специалиста, основные запросы, с которыми подростки приходят к психологам, это буллинг в школе, неприятие среди ровесников, отношения с родителями и безответная любовь. Все эти проблемы без должного решения могут привести к трагическим последствиям. Светлана Богатырева объясняет, что в этих случаях большую роль в жизни несовершеннолетнего играют взрослые - это родители и школьные учителя, которые должны и могут предвидеть негативный конец и предотвратить его.
"На их психику мы как родители, как общество можем повлиять - замечать, что с ребенком что-то не в порядке. Для меня, кстати, очень показателен тот момент, когда случается, например, подростковый суицид или массовый расстрел: администрация школы и родители говорят, что ребенок был тихий,
неконфликтный, никогда никаких проблем с ним не было и так далее. Это означает только одно - к этому ребенку особого внимания не было. Все думали, что вот тихий и тихий, ну и ладно. А что у него там конкретно, никого это особо не интересовало. Поэтому здесь нужно говорить о нашем влиянии родительском, школьном", - говорит психолог.
В первую очередь, нужно обратить внимание на детей, которые держатся обособленно от класса и одноклассников, их нужно социализировать, считает Богатырева. Нужно проявить к ним внимание, поинтересоваться их жизнью и всячески дать понять, что они не одни. И тогда взрослые не пропустят сигналы бедствия.
"Я проанализировала после Казани многие случаи школьных расстрелов. Очень часто встречающаяся характеристика - это то, что ребенок не мог найти контакт с одноклассниками. То есть ребенок был отторженный. Где-то это был явный буллинг, травили или просто не принимали. Какая-то невключенность в коллектив. Тут спрашивают иногда, почему в советское время этого не было. На мой взгляд, тогда идеология была направлена на то, чтобы формировать коллективный дух: проводились совместные мероприятия, чтобы каждый ребенок проявил себя. Сейчас в школах в основном административно-показательные мероприятия: концерт, где участвует ребенок, который хорошо поет, а все остальные как бы "за бортом". То есть мы показываем красивую картинку, но весь коллектив в это не вовлекается. Дети изолированы и сами по себе. А в худшем случае ребенок не чувствует свою сопричастность ни к школе, ни к семье, и таким образом постепенно формируется психическая дисфункция. И со временем это нарастает и углубляется", - объясняет эксперт.

"Массовые расстрелы в школах - это одна из форм суицида"

С точки зрения психологии, трагедия, произошедшая в Казани, когда 19-летний парень расстрелял девять человек в школе, это не акт устрашения и не теракт, а суицид, говорит Богатырева. Такого рода массовые расстрелы или скулшутинг совершаются с одной целью - покончить со своей жизнью, в которой боли и страданий было больше, чем радости.
"Расстрелы в школах появились почти 20 лет. Самый громкий школьный расстрел был в Колумбайне. И поэтому все расстрелы такого характера стали называться "колумбайными". В человеческой культуре это появилось как явление, и потом оно стало распространяться. Об этом происшествии стало известно другим школьникам. И волна пошла сначала по Америке, потом по другим странам, в том числе в России. Это говорит о стадии человеческого развития, о том, что в социуме сейчас происходит. Тут речь не о том, что до такого состояния можно докатиться. Просто нужно изучать факторы, которые лежат в основе этих явлений и стараться влиять на них. Этот случай нужно рассматривать не как теракт, а как суицид. То есть все эти стрелки не приходят просто убить кого-то, как в случае с Бесланом, где взяли заложников и выдвигали требования. Этот подросток (из Казани) прекрасно осознавал, что в конце он умрет: либо он сам себя убьет, либо полиция его застрелит. Такие люди все знают и понимают. То есть это спланированный, заранее подготовленный суицид. Они не идут наобум: "убьют или не убьют меня, я там всех перестреляю". Они точно знают, что погибнут. И когда мы смотрим на эту ситуацию с точки зрения суицидологии, то там многое становится понятно. Определенно, это какое-то психическое неблагополучие", - считает психолог.
Светлана Богатырева объясняет, что вспышки ярости и ненависти - нормальное явление для несовершеннолетнего. Однако у психически устойчивого ребенка это состояние проходит достаточно быстро - он не возьмется за оружие и не начнет мстить, хотя мысли о мести нередко посещают подростков.
"У многих бывают мысли о мести, особенно, когда обижают, бывает ярость. Но норма отличается от патологии тем, что в норме человек осознает эти импульсы, живет с ними, но не воплощает их. А когда мы говорим о патологичности, там уже доходит до действия. И это необязательно про диагнозы психические, шизофрения и тому подобное, а просто ментальное неблагополучие. Это не формируется в течение одного дня. Не может быть такого, чтобы абсолютно благополучный ребенок насмотрелся в Сети стрелялок и пошел сам стрелять. Такое в принципе невозможно. Это все вкупе происходит: плохие отношения с родителями, одноклассниками. И еще внешнее воздействие накладывает отпечаток: компьютерные игры, фильмы. Мы, конечно, можем полностью перекрыть детям информационный поток. Но какие бы мы не ставили заглушки, контроль, дети все равно эту информацию находят. Потому что это везде. Не дома, так в компьютерном клубе или у друзей. Дети все равно в это будут погружаться. Полностью изолировать их невозможно", - говорит Богатырева.
По словам психолога, есть функциональные и дисфункциональные семьи. Функциональные – это те, где родители помогают ребенку справляться с трудностями. Задача мам и пап - это не быть идеальными и создать тепличные условия для ребенка, а быть максимально в контакте, общаться с ним. В конце каждого дня необходимо спрашивать у детей о том, как прошел день. Однако это должны быть не дежурные фразы, объясняет эксперт. Только активная вовлеченность в жизнь ребенка поможет выявить проблемы в школе, если они есть. Особенно важно внимание родителей, если несовершеннолетний подвергается буллингу среди сверстников. В таких случаях паниковать не стоит, говорит психолог, а нужно выстроить четкий план действий.
"Родителям нужно поговорить с классным руководителем и совместно подумать, какие мероприятия можно было бы провести, чтобы вовлечь в процесс весь класс и этого изолированного ребенка. Может какие-то совместные поездки, праздники, то есть сделать так, чтобы этого ребенка заметили. И плюс параллельно сводить его к специалистам, потому что там могут быть и другие причины. Неврология, например. Возможно, он сам не идет на контакт. Посмотреть нужно на ребенка с профессиональной точки зрения. Может быть, к психологу начать водить", - считает она.

Услуги психолога нужно включить в страховку

Богатырева предлагает включить услуги психолога в пакет медико-социального страхования. По ее мнению, психологические консультации необходимы не только подросткам, но и взрослым. Правда, государство не спешит поддержать инициативу. Ответственные госорганы больше заинтересованы в физическом здоровье населения, тогда как психологическое состояние не менее важно. Светлана говорит, что в развитых странах этот процесс давно налажен - бюджет оплачивает налогоплательщику походы к специалисту, если есть необходимость. А в Казахстане у квалифицированных психологов пока только частная практика.
"Детский омбудсмен Аружан Саин пробила госзаказ - будут открываться кружки. Мы попробовали зарегистрировать свой центр на этом портале, но там есть только два направления: спорт и творчество. А про психологию там никто не вспомнил. Хотя центры психологической поддержки подростков можно было также посадить на госзаказ, как и эти культурные кружки. Но, к сожалению, действительно сейчас не отдают отчет в важности этого процесса. Наверное, надо начинать с того, чтобы там наверху наконец осознали, что один школьный психолог не справляется - на одного специалиста приходится полторы или две тысячи детей. Как он успеет уделить всем время и внимание? Нужны независимые психологические центры, где ни директор школы, ни завуч не могут повлиять, где все будет конфиденциально. Куда подростки смогут бесплатно обращаться", - говорит эксперт.
По ее словам, сейчас в стране создаются Центры поддержки семьи. Психолог надеется, что хотя бы там откроют кабинеты психологов для несовершеннолетних. Психологическую помощь нужно сделать максимально доступной, считает Богатырева. Эта мера, возможно, окажется намного эффективнее, чем ужесточение правил безопасности в школах, которое предприняли наши власти после трагедии в Казани.
not findimage