Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2021
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


Критика, споры и стремление к стабильности: как создавалась первая Конституция Казахстана | BaigeNews.kz 30 августа, 18:35
7607
Фото: inform.kz

Критика, споры и стремление к стабильности: как создавалась первая Конституция Казахстана

Своими воспоминаниями поделилась правовед Зинаида Федотова, которая входила в состав комиссии по разработке Конституции независимого Казахстана.

Казахстанский правовед Зинаида Федотова — одна из тех, кто стоят у истоков создания казахстанской Конституции. Долгие годы она работала в сфере государственного строительства и приложила свою руку к созданию самых важных исторических документов страны. Была депутатом Верховного совета Казахской ССР, а с развалом Союза стала заместителем председателя Верховного совета. И если группу по созданию Конституции возглавлял Нурсултан Назарбаев, то она была в ней, по сути, его правой рукой, человеком, которая выпестовала и помогла родиться главному документу страны.

Зинаида Федотова рассказала корреспонденту BaigeNews.kz о сложностях того времени и том, какие настроения правили обществом на рассвете казахстанской независимости.

Зинаида Федотова / Фото: Рената Актаева

"Конституция создавалась, когда все вокруг было зыбко"

— Зинаида Леонтьевна, с каким настроением встретили новость о развале Союза и создании нового независимого государства?

— Все помнят, наверное, тот день, когда в Беловежской пуще было подписано соглашение о роспуске Советского Союза. Всем было непонятно, как будем двигаться дальше, потому что прерываются все политические, экономические, чисто человеческие отношения между людьми, что проживали много лет на одной территории и жили единым государством. И, естественно, что перед руководителями вновь образованных государств стояла задача — каким образом выйти из этой ситуации достойно?

Каждому молодому государству из состава бывшего СССР присущи были свои особенности. Мы, Казахстан — многонациональное государство — и мы жили по другим устоям, не как мононациональные государства. Правда, исторический опыт этих 30 лет показывает, что даже мононациональные государства не все смогли сохранить стабильность, свою полученную независимость для того, чтобы развиваться. Независимость надо было не только получить, но и удержать. Получить, быть может, было даже проще, подписан был акт, которому все подчинились молча и начали думать, как жить дальше. Поэтому первой, конечно, была задача экономическая, которая была бы направлена на то, чтобы сохранить стабильность в обществе. Надо было думать о том, чтобы молодежи платить стипендии, старикам пенсии, тем, кто работает, заработную плату. Это были трудные годы, когда постоянно надо было получать какие-то кредиты, искать деньги и делать все для того, чтобы не взорвать это общество, чтобы недовольство людей не переходило через границы.

Не менее важной целью было и создание правовой базы государства. Надо было установить нормы и правила поведения во всех сферах общественной жизнедеятельности. И в экономике, и в политике, где появлялось немало неправительственных организаций различной направленности, которые могли негативно влиять на процессы, происходящие в обществе. И социальная сфера была зыбкая такая, нужно было думать, как учить, как лечить и как культурную сферу поддерживать. Для этого нужно было создать нормы и правила поведения, чтобы все участники общественных процессов действовали в их рамках. Вот это была сложная задача. И первое, что необходимо было сделать, это принять новую Конституцию.

Если взять 1990, 1991, 1992 годы, то можно увидеть, что постоянно вносились изменения и дополнения в действующую тогда Конституцию Казахской ССР. И текущее законодательство, которое должно было отражать действующие и нарождающиеся отношения, оно не отражалось в нормах Конституции. Так был подготовлен проект главного документа страны, который был принят Верховным советом 12-го созыва. Но, надо сказать, было много критиков. Кто-то говорил о том, что Конституция не смогла урегулировать многие общественные процессы.

Я знаете, что думаю? С позиции сегодняшнего дня и даже годов 94-95-х — было легко рассуждать. Но когда мы начинали с чистого листа, когда все так быстро менялось, трудно было может сразу поставить какие-то фундаментальные задачи. Будь то платное образование, платная медицина. Наши люди, которые никогда не ощущали на себе эти тяготы, не были бы готовы принять такую Конституцию. Принцип разделения властей не был соблюден в той Конституции, потому что не были четко определены полномочия Верховного совета, Главы государства, правительства. Все постоянно менялось. Надо было четко очертить круг полномочий. Кто что может, какими полномочиями он обладает, какие имеет права, какие несет ответственности, на каком принципе будут взаимодействовать президент, парламент, правительство. Поэтому была снова создана Конституционная комиссия, подготовлен новый проект. В 1995 году народ нашей страны проголосовал за новую Конституцию. Надо сказать, и первая Конституция сыграла свою роль в том, что она каким-то образом стабилизировала общество, навела порядок. Но Конституция 1995 года — это был действительно политико-правовой документ.

"Были молодые политики, которые хотели все и сразу"

— Много было споров по поводу проекта будущей Конституции?

— Да, споров было много. Вначале обсуждали саму концепцию будущей Конституции. Для этого собирались ученые и практики. Конечно, мы прислушивались к общественному мнению. Потому что общество бурлило, и было то поколение молодых политиков, которые хотели все и сразу. Но не так-то просто было реализовать все их предложения. Поэтому где-то нам приходилось их сдерживать, убеждать, что это все — дело будущего. И то, что может быть мы сразу не приняли двухпалатный парламент — обсуждалось такое предложение на выходе проекта на голосование — это тоже большой опыт. И когда Конституция принималась на голосование, мы немножко притормозили и на один день встретились с группой депутатов, которые были против, чтобы обсудить все вопросы и договориться, каким образом, какую норму мы примем.

— Так сложно было договориться?

— Конечно, сложно. Можете предоставить себе палитру нашего общества в ту пору? Верховный совет XII созыва формировался на волне митингов. Приходили молодые политики, которые может и не прошли большую школу жизни, управленческой деятельности. Поэтому было трудно договариваться. Даже когда решался вопрос вступления Казахстана в ООН, и то у нас выступали некоторые депутаты, которые говорили, зачем это нужно. Мол, это будут дополнительные расходы. То есть у всех были разные взгляды на процессы, которые тогда шли.

Как пила кофе с президентами

— Вас сравнивали с "нянькой" Конституции, человеком, который помог ей родиться. Среди тех, с кем работали, большинство были мужчины, высокие руководители. И вы среди них — женщина. Тяжело ли было убедить этих мужчин, маститых чинов?

— Нурсултан Абишевич Назарбаев был председателем Конституционной комиссии, я его заместителем. И на мне лежало организационное начало в работе этой комиссии. В составе ее были ученые старшего поколения, которые не раз участвовали в процессе подготовки Конституции, и молодые, которые потом стали руководителями государственных органов. Мне было комфортно работать, потому что это все образованные грамотные люди, говорящие на одном языке. Мы пытались друг друга понять. Слышать, слушать и принимать совместные решения. Это так просто не давалось. Время сглаживает трудности, сейчас прошло 30 лет, кажется, будто все позади. Но если вспомнить, были и бессонные ночи, и на пределе нервы, но никогда не было такого, чтобы мы друг другу позволяли оскорбления. Мужчины всегда ко мне с уважением относились, потому что было старшее поколение — это мои учителя, были ровесники, мои коллеги и молодые — мои ученики. Три поколения работали над проектом, и мы друг друга понимали. Смотрели на Конституции развитых стран, что-то лучшее брали, но учитывали особенности своего государства.

Работа над Конституцией стала для меня колоссальным опытом. Когда я училась в Москве в аспирантуре, то входила в состав Конституционной комиссии Академии по подготовке изменений и дополнений в тогда действующую Конституцию Советского союза. Там я работала с маститыми учеными с мировым именем, и я очень благодарна, что встретила таких людей на своем жизненном пути, от которых я получила знания, пригодившиеся мне в практической деятельности.

Вообще, мне везло с людьми и знакомствами. Помню, в Алматы должен был быть подписан документ о создании Содружества Независимых Государств. Я по поручению Президента сначала в Москве работала, после полетела в Киев, где там меня принял глава Украины Леонид Кравчук. Вообще, делегация Украины не собиралась приезжать в Алматы. Их позиция была такая — разошлись и разошлись, зачем создавать какие-то содружества, пусть каждая страна сама развивается. Но Леонид Макарович меня принял. Мы с ним побеседовали около получаса, он предложил попить кофе и после этого он вызвал своих подчиненных и сказал, что полетит в Алматы. Потом смеялся, что женщина убедила его, что нужно ехать. Как мне это удалось? Мы просто поговорили с ним по-человечески. Сказала, что на пути наших государств будут разные трудности и невозможно, чтобы люди не ездили друг к другу, не развивали экономику, культуры.

Помню, приходилось сопровождать президента Таджикистана Эмомали Рахмона, когда там бушевала гражданская война. Он прилетел в Алматы с великим риском, я его встречала. Мы очень тепло общались, он не ожидал, что его будет встречать женщина. Рассказывал, что происходит в Таджикистане, сказал, что для него это очень важный визит, потому что решается судьба Таджикистана, его как руководителя государства. Когда я его провожала, он мне сказал: "Когда закончится война, я Вас приглашу, чтобы вы увидели Таджикистан". В Таджикистане я все же побывала, будучи председателем комиссии по помилованию при Президенте. Посмеялась тогда с одним из помощников Рахмона, что, мол, не пригласил в гости, сама приехала.

"Декларацию сделали выверенно"

— Говоря о создании Конституции, нельзя не вспомнить и другой важный документ — Декларацию о независимости.

— Говорили, что Казахстан позже всех принимал декларацию. Это не так, мы просто все выверено сделали. У нас была группа депутатов, которые предложили подготовить альтернативный проект. Создали большую комиссию, в которую входили ученые и руководители государственных органов. Был сложный многополярный состав, и было сложно ими управлять. Но для меня это работа, которая приносила какой-то результат, удовлетворение. В любой работе есть конфликты, разные точки зрения. Если ты занимаешься такой серьезной работой, политической деятельностью, ты должен быть сдержанным. Ты должен другого слушать, ты должен другого понять. И где-то принять его точку зрения. Этого не надо стесняться.

— Жесткой приходилось быть?

— Сказать, что сильно жесткой, я бы не сказала. Главное для меня, чтобы моя точка зрения была обоснованной. Не надо субъективизм вносить в работу никогда.

Молодым надо смелее поручать государственную работу!

— Вы готовили руководителей высшего звена в Алматинской высшей партийной школе, а потом и в Академии государственной службы. Какие задачи стояли перед вами? Каким должен быть руководитель новой формации?

— Я более 10 лет посвятила подготовке кадров в условиях Советского Союза, коммунистической системы. И многие мои ученики до сих пор занимаются государственной или общественной деятельностью. Должна сказать, что тогда была очень хорошо поставлена система подготовки и переподготовки кадров. Те, кто говорят, что в прошлом было только плохое, не правы. Надо видеть и хорошее.

Потом мне посчастливилось работать в Академии госслужбы и, надо признать, это был немножко другой контингент. Когда я работала в партийной школе, мои ученики к тому времени, как попасть ко мне, прошли уже определенный уровень. И многие из них встали на руководящие должности, когда мы получили независимость. А когда я пришла в академию, там было другое поколение. Молодое поколение новой формации. Более свободное в суждениях, в поведении. Это очень хорошие качества. Только нужно дать им возможность самим рассуждать, принимать решения, чтобы был эффект от этих решений, чтобы они приносили пользу обществу, своему народу, государству. Это бывало трудно, потому что молодым не хватало жизненного опыта и практической деятельности на государственной службе. Хотя есть и новые методики, и программы, и доступ к информации.

Почему некоторые мои ученики из академии так медленно идут по карьерной лестнице? Они же перерастут определенный возраст! Надо смелее поручать им государственную работу. Когда дают тебе самостоятельность, возлагают на тебя ответственность, когда у тебя есть здоровье, когда ты готов к новым знаниям. А если мы их держим, никуда не выпускаем и потом хотим получить хороших руководителей, я думаю, что это не очень удачный вариант.

Обучала камбоджийцев, прошедших войну

— Вы же не только для советской системы и современного Казахстана готовили кадры, но и были задействованы в работе отделения по переподготовке кадров для Камбоджи?

— По поручению партийной школы я приехала в Москву получить инструктаж. Сказали, приедут люди, которые были задействованы в военных действиях в Камбодже. Они не владеют русским языком, но нужно подготовить из них кадры для управления страной. Знаете, это были добрые, хорошие ребята. Мы попросили оборудовать класс и начали обучать их русскому языку. Мы начали с бытового разговорного, и язык у них развязался. Когда они год отучились, нужно было всех их везти на оздоровление в санаторий. Смотрела за каждым, по вечерам выходили вместе на прогулку. И в шутку все говорили, что я с ними как пионервожатая. С ними — большими взрослыми мужчинами, видавшими войну и смерть. Так интересно получилось, но я видела в них не суровых вояк, а людей, которые хотят изменить жизнь в своей стране к лучшему.

"Нам удалось построить сильное государство"

— Столько лет прошло с момента обретения Казахстаном независимости, с момента принятия главного документа страны. Как вы оцениваете свою работу, удалось ли достигнуть всего того, что задумали тогда, на первых порах, когда было непонятно и страшно?

— Наверное, никто не сможет сказать, что все из задуманного им удалось. Главное, мы сохранили стабильность, взаимопонимание людей в многонациональном государстве. Я думаю, что большую помощь в этом оказала Ассамблея народа Казахстана. "Всем быть вместе, всем бить в одну точку". Сказать, что все получилось, было бы наивно. Потому что внешние факторы нас отвлекают. Не всегда люди, наделенные властью, осознают доверие, которое им выразил народ. Были же и более трудные времена, были послевоенные годы, но сейчас можно лучше работать и достичь можно большего.

Я благодарна судьбе за то, к чему мне удалось прикоснуться и приложить свою руку. Всю жизнь работала в системе государственного строительства. И мне кажется, нам всем удалось построить сильное жизнеспособное государство.

not findimage