Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2020 >
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


Канал имени Сатпаева на фоне аварии в Экибастузе. Тревоги эксперта-строителя канала | BaigeNews.kz 8 сентября, 2021, 10:55
51941
Фото: фото из архива Леонида Баталова

Канал имени Сатпаева на фоне аварии в Экибастузе. Тревоги эксперта-строителя канала

Канал, вносящий огромный вклад в дело укрепления независимости нашей страны, был удостоен "Золотой арки Европы", бриллиантового и платинового призов. Но это очень технически сложное сооружение, за которым нужен глаз да глаз.

Стратегически важным подспорьем для отмечающего в этом году 30-летие своей независимости Казахстана стало уникальное гидросооружение, не имеющее аналогов в мире, благодаря которому в безводные степи Сары-Арки ещё полвека назад пришли воды Иртыша. И до сих пор 22 насосные станции круглые сутки качают воду. Канал обеспечивает водой города, промышленные объекты и сельское хозяйство Карагандинской и Павлодарской областей. С 2000 года началась подача воды и в Астану, ныне переименованной в Нур-Султан, а также в города и села Акмолинской области.

Как одним каналом миллионы людей напоить

Вряд ли молодое поколение жителей Павлодарской и Карагандинской областей, да и Нур-Султана, задумываются — каким образом к ним доходит питьевая вода. Для этого более десяти лет люди со всего Союза строили канал "Иртыш — Караганда", которому уже в годы независимости дали имя знаменитого академика Каныша Сатпаева.

Тут нужно сказать, что ещё в конце 40-х годов прошлого века советские учёные поняли серьёзность проблемы дефицита воды в Центральном Казахстане. Через территорию Казахстана протекают 2174 реки, среди которых полноводные Иртыш, Ишим, Урал, Сырдарья, Или и другие. Однако лишь 5,5 процента воды рек приходилось на долю Центрального Казахстана. Так, в 1949 году, во время выездной сессии Академии наук Казахской ССР, ученый-энергетик Шафик Чокин предложил сооружение канала, перебрасывающего в Центральный Казахстан воды Иртыша. Его идею одобрили Каныш Сатпаев и присутствовавший на сессии ученый-геофизик, академик Иван Бардин.

Впоследствии Сатпаев всячески способствовал продвижению проектирования канала, обосновывал его строительство в высших инстанциях Советского Союза. Прошло десять лет и уже летом 1959 года Каныш Сатпаев обосновал необходимость строительства канала перед председателем Госплана СССР Алексеем Косыгиным и добился включения его сооружения в семилетку.

Канал "Иртыш-Караганда". Пробный пуск воды

Строительство стратегически важного канала для водоснабжения промышленных районов и сельского хозяйства Центрального Казахстана было начато в 1962 году, а ещё через шесть лет началась его эксплуатация. А завершились работы в 1974 году. Его протяженность составила 490 километров при ширине почти в 30 метров. Мировая практика подобной стройки не знает. О том, как канал стал человеческой судьбой, делом всей жизни, изучал корреспондент BaigeNews.kz

Улица воспитала характер

Экибастузец Леонид Баталов, на днях отметивший 85-летие, в городе горняков человек известный: он 35 лет возглавлял канал, который дает воду миллионам жителей страны, как в Павлодарской области, так и в Караганде, Темиртау, при аварийной ситуации и готов дать ее столице.

Родом Леонид Иванович с Алтайского края. После войны, вернувшийся из плена отец отвез семью в Алма-Ату, но брак сохранить не удалось. И пока каждый из родителей строил свою жизнь, для десятилетнего Леонида товарищем стала улица. Возможно, именно она закалила характер, научила разбираться в людях. А на хороших людей, по признанию Баталова, ему везло в жизни.

В 1959 году Леонид Иванович с супругой и дочерью приехали в Восточный Казахстан строить Бухтарминскую ГЭС. Получив здесь удостоверение экскаваторщика, после прохождения курсов, он в 1962 году переезжает в поселок Калкаман, что недалеко от Экибастуза. Первое время жили в бараке. И это не казалось героизмом. Надо, значит, надо. Канал начали, как это часто бывало, строить не с проекта, а с чистого листа. Уникального данного сооружения состоит в том, что в отличие от других подобных, он идет не самотеком, а воду поднимают на уровень до 500 метров при помощи насосов.

Баталов начал работать на строительстве канала буквально с первого ковша грунта, начинал с экскаваторщика, вскоре стал мастером, затем прорабом, а в июне 1964 года — уже начальником участка. А затем 35 лет бессменно руководил предприятием, пережив развал страны, восстановление уже независимого Казахстана. Разное было время, условия, требования. Но одно оставалось неизменным — давать людям воду.

Без характера воды не будет

Работа на канале — большой, едва ли не главный, кусок его жизни. Баталов даже не представляет, что все могло быть иначе. Руководить таким объектом сложно, ведь это не только механизмы, но и люди. И что сложнее, трудно сказать. Поэтому приходилось быть строгим руководителем. У Леонида Ивановича есть правило: если человек уволился, то он его больше не примет. Это сегодняшнее поколение живет по принципу: человек ищет, где лучше. Поколению Баталова такой подход неприемлем. Каждый сам делает выбор.

"Строгий, но справедливый!" — говорят о нем те, кто работал с ним. Поскольку от работы канала зависело благополучие большое количество людей, то и требования у директора были соответствующие.

А еще он благодарен людям, которые встречались ему на жизненном пути и делились с ним знанием и опытом. Например, Михаил Инюшин, строивший в свое время Беломорско-Балтийский канал, позже возглавлявший строительство "Иртышгэсстрой". Была в его жизни встреча с Сатпаевым, в честь которого и назван сегодня канал. Ученый вызвал у Баталова много положительных эмоций, хотелось подражать ему.

Мало кто сегодня знает, но канал был номинирован на награду ООН как уникальное производство. Презентовал его в Женеве Леонид Иванович.

"Сберечь и сохранить" или борьба за независимость канала

Так видит свою миссию на сегодня, теперь уже, советник директора канала Леонид Баталов. Уйдя на заслуженный отдых, он не ушел с объекта. Не представляет своей жизни без него. Поэтому продолжает бороться за самостоятельность канала, которая была утрачена. Сегодня канал находится в подчинении РГП "Казводхоз", а это значит — ни одного самостоятельного финансового решения. Возможно, поэтому недавний пожар на одной из насосных поставил вопрос ребром: как избежать подобных ситуаций в будущем и не отразится ли это на транспортировке воды? На этот раз обошлось. Но оборудование необходимо менять, для этого нужны средства и независимость, чтобы распоряжаться собственной прибылью. На месте виднее, куда и сколько необходимо направить средств.

И еще одна проблема, о которой Баталов говорит на всех уровнях — сохранить не на бумаге статус канала как стратегического объекта. На этот счет имеется и Указа Президента о том, что пребывание посторонних лиц за санитарным поясом за 100 метров от его границ — запрещено. Но если бы все изданные указы выполнялись. Леонид Иванович настаивает на том, что канал — режимное предприятие и таковым и должно оставаться. Ведь эта вода питает миллионы казахстанцев. А значит, никаких рыбаков и передачи в частные руки участков канала.

Такой вот он неуёмный, порой, неудобный человек, чья жизнь связана с одной из важнейших водных артерий страны. Баталов не скрывает, что канал — дело его жизни и не важен твой статус: директор ты или пенсионер. Ради этого стоит жить.

"Золотой канал независимости" и странное "не стратегическое отношение"

Еще раз отметим, что канал имени Сатпаева — это уникальное гидротехническое сооружение, которому нет аналогов в мире, ни одна страна не использует такую технологию, нигде нет таких подъемов и такой надежности.

Лишь за последние несколько лет казахстанский канал, вносящий огромный вклад в дело укрепления независимости нашей страны, был удостоен трех престижных международных наград — "Золотой арки Европы", бриллиантового и платинового призов. Столь высочайшую оценку в конкурсах, проводимых по инициативе Организации объединенных наций, канал получил за технологию и качество строительства. Также надобно присовокупить, что за почти полвека надежной эксплуатации канал подал потребителям Павлодарской, Карагандинской и Акмолинской областей свыше 18 миллиардов кубометров воды.

Но с годами, как уже отмечал выше герой нашего материала Леонид Баталов, возникает нужда в ремонте узлов и оборудования, что требует особого, как технического, так и финансового внимания со стороны правительства. Да, ремонт по мелочам выполняется, но насколько он полон и своевременен? А если вдруг случится очередная "нежданная" авария? Хотим ли мы такой же аварии как в Экибастузе? А если, не дай Аллах, разразится нечто более масштабней? Перед глазами уже есть печальный пример взорвавшейся Арыси и аналогичного ЧП в Таразе — это все примеры безответственного, антигосударственного мышления.

Рефлексируя эти совсем неслучайные "происшествия" понимаешь, что если прекратится подача воды из канала, то пострадает весь северный регион страны, включая как рядовое население, так и стратегические промышленные и государственные объекты, в том числе столичные. И это будет катастрофа похлеще, чем все упомянутые вместе взятые — взрывы еще можно пережить, а без воды просто наступит экономический паралич, коллапс, на фоне которого могут возникнуть и стихийные народные волнения.

Уникальность сооружения в том, что основными сооружениями канала являются целых 22 насосные станции подъёма (с помощью которых вода подымается на 418 метров — нигде в мире нет такого, это очень технически сложное сооружение, за которым нужен глаз да глаз), 14 водохранилищ и 34 участковых канала. Кроме того, на трассе канала имеются 39 других инженерных сооружений (водовыпуски, водосбросы, дюкеры, ливнепропускные трубы, мосты, перегораживающие сооружения и др.). Пропускная способность канала изменяется от 76 м³/с в голове до 13 м³/с в конце.

И очень странно, что этим уникальным в мировых масштабах сооружением управляют в одном ряду с обычными водоводами. Разве эта техническая махина объективно не требует отдельного пристального стратегического внимания? Интересно, что бы сказал сам Каныш Имантаевич Сатпаев, если бы вдруг оказался сегодня жив?

Тут стоит сказать, что еще в феврале этого года было объявлено, что республиканское государственное предприятие "Казводхоз" будет трансформировано в акционерное общество "Qazakhsu" со 100% участием государства. В той новости говорилось, что данной трансформацией будет дан "зеленый свет" таким формам экономического хозяйствования как государственно-частное партнерство. Возможно, канал ждет именно такая судьба — продолжить существование в формате ГЧП. Но насколько соответствует стратегическому объекту такой новомодный юридический статус, когда во главу угла априори будет ставиться только конъюнктурная бизнес-прибыль, а не водные интересы страны в целом. И напомним, напоследок, что 272 километра трассы уникального канала проходят по территории Павлодарской области и 186 километров — по Карагандинской области, а основным предметом деятельности предприятия является эксплуатация водохозяйственных объектов республиканского значения и подача поливной и питьевой воды водопотребителям и водопользователям Павлодарской, Акмолинской, Карагандинской областей и города Нур-Султан.

фото из архива Леонида Баталова и соцсетей

not findimage