Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2020 >
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс


"Солдаты купались в атомных озерах". Незаконченная история ядерных взрывов в Казахстане | BaigeNews.kz 29 августа, 2021, 19:24
22439
Фото: Работа стрит-арт художника Паши Кас на Семипалатинском ядерном полигоне, фото Haruth Mansuryan

"Солдаты купались в атомных озерах". Незаконченная история ядерных взрывов в Казахстане

Мы уже живем в постапокалиптическом мире, сами того не подозревая о том, где и как нам аукнутся эти "подводные камни" былых ядерных канонад.

Ранним пасмурным утром 29 августа 1949 года в восточном Казахстане на левом берегу реки Иртыш — примерно в 130 километрах от города Семипалатинск прогремел взрыв, озаривший казахстанскую степь яркой вспышкой на многие километры, а следующая за этим ударная волна смела все на своем пути в радиусе 1,5 тысячи метров. Так, в рамках секретной операции под кодовым названием "Первая молния" СССР провел испытание своей первой атомной бомбы РДС-1, которая была скопирована (за исключением некоторых систем, таких как баллистический корпус и электронная начинка, которые были уникальными — прим. ред.) с американской — Fat Man ("Толстяк"), сброшенной США на японский город Нагасаки в августе 1945 года.

Два этих события — американская бомбардировка японских городов и первые успешное испытание советской атомной бомбы — стали началом многолетней гонки вооружений между США и СССР, которые для устрашения друг друга взорвали несколько тысяч ядерных бомб, накрыв радиоактивным облаком всю планету и едва не уничтожили ее в ходе Карибского кризиса 1962 года. В этой борьбе Семипалатинскому ядерному полигону была отведена роль основного театра испытаний — экспериментальной площадки, где тестировался потенциал советского арсенала, и которая впоследствии стала одним из главных мест для изучения влияния радиации на здоровье людей.

Ровно 30 лет назад, 29 августа 1991 года первый Президент РК Нурсултан Назарбаев подписал указ о закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона, тем самым поставив точку в этой мрачной главе ядерного прошлого Казахстана. В 2009 году эта дата была объявлена на генеральной ассамблеи ООН "Международным днем действий против ядерных испытаний", что стало мировым признанием исторического вклада гражданского движения "Невада-Семипалатинск", которое сыграла важную роль в закрытие ядерных полигонов по всему миру.

Редакция BaigeNews предлагает вспомнить и разобраться в геополитических аспектах этой важной годовщины, которая является существенной частью прошлого, настоящего и будущего Казахстана.

Испытание атомной бомбы на Семипалатинском ядерном полигоне, архивное фото

"40 лет испытаний". Роль Казахстана в холодной войне

"Все что происходило на Семипалатинском полигоне в течение 40 лет — это была слепая грязная война, ядерная гонка между странами, где каждый хотел обладать самым сильным оружием. И с каждым годом оно становилось все мощнее и сразу же испытывалось на полигоне", — так выразил свое отношение к ядерным испытаниям Карипбек Куюков — известный казахстанский художник, родившийся без рук из-за патологий, возникших в результате ядерных испытаний.

Формально считается, что холодная война между СССР и США началась в 1946 году с "длинной телеграммы" американского советника посольства в Москве Джорджа Кеннана, но существует и другое мнение, что она началась с Фултонской речи Уинстона Черчилля. Технически же противостояние "Запад-Восток", как борьба капитализма против социализма за звание господствующего в мире режима, началось еще до Второй мировой войны, а после ее окончания и победы над противником — нацистской Германией, война с которой объединила сверхдержавы — их союзнические отношения также исчерпали себя.

С изобретением ядерного оружия возникло и новое понятие — геополитика ядерной эпохи, коренным образом изменившую политическую и военную обстановку в мире. Сразу после американских ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в 1945 году в СССР создали специальный комитет, который возглавил Лаврентий Берия, и ускорили работы по разработке атомного оружия, которые вели известные ученые — Игорь Курчатов, Юрий Харитон и Петр Капица. Так между двух сверхдержав началась ядерная гонка вооружений.

В августе 1949 года Лаврентий Берия побывал на полигоне. В Курчатове до сих пор сохранился дома, специально построенный для него. Сейчас в нем находится церковь.

Сейчас в нем находится церковь, автор фото Антон Сергиенко.

Спустя два года, в августе 1947 года решением Совета Министров СССР в рамках секретной государственной программы, нацеленной на ликвидацию ядерной монополии США, официально был создан Семипалатинский ядерный полигон (СИЯП), площадь которого составила 18 тысяч км². Разные источники сообщают о том, что Берия ошибочно утверждал, что выбранный им обширный участок казахстанской степи был необитаемым. Выбор места также объяснялся и тем, что рельеф позволял проводить подземные взрывы и в штольнях, и в скважинах.

Первым построенным объектом СИЯП стало "опытное поле" (круг диаметром 20 километров), огороженное вокруг зоной безопасности в 44 км². Именно здесь в августе 1949 года была взорвана первая советская атомная бомба РДС-1 (расшифровывалось эта аббревиатура по-разному: "Россия делает сама", "Родина дарит Сталину", однако в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она была засекречена как "Реактивный двигатель специальный"), радиоактивное эхо от которого ушло далеко за пределы республики. Через месяц президент США Гарри Трумэн заявил, что в СССР произошел атомный взрыв, на что указывали пробы воздуха, взятые американцами возле Камчатки.

Взрыв ядерной бомбы РДС-1 стал первым из 456 ядерных взрывов на секретном Семипалатинском полигоне.

За следующие 40 лет на Семипалатинском ядерном полигоне проведут две трети всех ядерных испытаний в Советском Союзе.

31 марта 1958 года Верховный совет СССР принял решение о прекращении испытаний атомного и водородного оружия, но они возобновились к 1961 году. Год спустя произошел Карибский кризис, когда СССР и США были готовы начать третью мировую войну, которая обещала быть последней для человечества. Это спровоцировало рост антиядерных настроений в мире и в 1963 году три страны — США, СССР и Великобритания подписали договор о прекращении ядерных взрывов в атмосфере, космосе и под водой. Испытания проводились только под землей.

"Я помню, когда я был маленький, мой отец, который был водителем, часто брал меня в командировки. В то время водители, чтобы не ехать в объезд до города по трассе ехали по прямой через территорию полигона. Помню, как нас останавливали военные и я часто видел такую картину, как простые солдаты, молодые парни, служившие на полигоне, купались в атомных озерах, которые образовались вследствие надземных испытаний 1961 года", — делится воспоминаниями Карипбек Куюков.

Испытания нанесли очень серьезный вред здоровью людей и природе Семипалатинского региона, но военные отрицали их пагубное воздействие, а власти десятилетиями замалчивали проблемы региона. Все исследования воздействия ядерных взрывов на население и окружающую среду проводились в условиях строжайшей секретности и скрытно, а подлинные данные последствий испытаний отправлялись напрямую в Москву.

Спутниковые снимки воронок от ядерных бомб на карте Google

"Так как полигон находился на границе трех областей — Карагандинской, Павлодарской и Семипалатинской военные выбирали такую хитрую тактику. Они ждали момента, когда ветры дули не в сторону Семипалатинска, чтобы вся та радиация, которая выходила наружу, уносилась в другие области", — рассказывает художник.

В архивных документах, которые были рассекречены только в 1990 году, сообщалось о том, что испытания изменили ток подземных вод, оставив без воды население близлежащих к полигону районов, а содержание опасных веществ в кормах и продуктах животноводства превышало нормы в 30-100 раз. При этом смертность от различных заболеваний, особенно онкологического характера, возросло в 7 раз, наблюдались снижение рождаемости, рост психических заболеваний и самоубийств.

"Очень много есть историй, которые если рассказать, то, естественно, не хватит времени. Но я видел столько семей, где рождались дети с такими аномалиями, от вида которых даже акушеры падали в обморок. Мои родители были живыми свидетелями этих испытаний. И как человек творческий, я хотел в своих работах показать весь этот ужас. У меня есть серия портретов жертв испытаний, тех людей, которые живут сейчас", — отмечает Карипбек Куюков.

Но несмотря на секретность испытаний, отдельные люди пытались донести до более широкой общественности факты о том, что ядерные взрывы наносят ущерб жителям страны. Так, в 1957 году известный казахстанский писатель Мухтар Ауэзов, когда был в Японии на международной конференции, посвященной ядерным вопросам, рассказал о проблемах жителей и что происходит в Семипалатинском регионе. Год спустя назначенный на должность первого руководителя области Мухаметкали Суржиков также пытался привлечь внимание к проблемам населения, но его достаточно быстро сняли с поста.

Кроме того, три года — с 1958 по 1960 годы — регион исследовала экспедиция Института краевой патологии от Академии наук КазССР, возглавляемая в тот период Канышем Сатпаевым. Специалисты объезжали населенные пункты, граничащие с полигоном, и проводили медицинские исследования, которые дали клинические данные о том, что происходит. Однако полученная информация была засекречена, потому что вопросы обороноспособности страны были "важнее здоровья и благополучия отдельных жителей Семипалатинского региона".

Помимо СИЯП на территории КазССР было еще 27 мест, где производились испытания оружия массового уничтожения — наиболее активно для ядерного оружия использовались Атырауская, Западно-Казахстанская (Приуралье), Актюбинская, Акмолинская, Южно-Казахстанская области, а для бактериологического использовали остров "Возрождения" в Аральском море.

Дополнительно к этому в период с 1965 по 1988 год на территории СССР в рамках реализации государственной программы "Ядерные взрывы для народного хозяйства" по официальной статистике было произведено 124 мирных ядерных взрыва (МЯВ), из них 117 — за пределами границ испытательных полигонов ядерного оружия. Все мирные ядерные взрывы были подземными. Помимо Казахской ССР, взрывы производили в Сибири, на Дальнем Востоке, Украине (Донецк), Якутии, Астраханской области и ряде других мест. В самом же Казахстане был произведен 81 "мирный" ядерный взрыв, взорвано 95 ядерных зарядов, включая Семипалатинский полигон. География взрывов охватывает практически весь Казахстан: Гурьевская (ныне Атырауская), Актюбинская, Западно-Казахстанская, Мангышлакская (ныне Мангистауская), Целиноградская (ныне Акмолинская), Чимкентская (ныне Туркестанская), Уральская (ныне Западно-Казахстанская), Кустанайская области. Так, на территории Южного Казахстана было произведено два ядерных "мирных" взрыва мощностью более шести килотонн "с целью глубинного сейсмического зондирования Земли": "Меридиан-2" — 230 км юго-восточнее города Джезказгана и "Меридиан-3" — 90 км юго-западнее города Туркестана.

Если говорить о других регионах республики, то например в районе села Азгир в Курмангазинском районе Гурьевской (ныне Атырауская) области было проведено 17 ядерных взрывов мощностью от 1 до 103 килотонн "для отработки технологии создания полостей в соляных пластах". Как минимум, три взрыва были мощностью от 30 до 80 килотонн были проведены в Мангышлакской (ныне Мангистауская) области — с характеристикой "взрыв в скважине для создания провальных воронок для водохранилищ и решения вопросов инженерной сейсмологии". Целых семь взрывов мощностью от 6 до 15 килотонн были произведены в скважинах Уральской (ныне Западно-Казахстанская) области, которые предназначались "для создания полостей в массиве каменной соли с целью хранения газа". В Актюбинской области, в Эмбе-5 и Байганинском районе тоже производили "мирные ядерные взрывы" в скважинах "с целью глубинного сейсмического зондирования Земли", не предупреждая людей о них.

Карта мест проведения только "мирных ядерных взрывов" в СССР

Вполне закономерны вопросы: что собой представляет "мирный ядерный взрыв" и каковы его последствия для населения и земной поверхности? МЯВ производились, согласно официальной информации, "для интенсификация добычи нефти, создания плотин, каналов, водохранилищ, получения трансурановых элементов". Порой эти взрывы использовались для успешной закупорки фонтанирующих нефтегазовых скважин при аварийных ситуациях.

Но международные эксперты-ядерщики не исключают использования этих взрывов в военно-исследовательских целях. Да и по данным различных научных источников, так называемые "мирные ядерные взрывы" приводят к вторичным геологическим, геохимическим, радиохимическим, радио-биологическим процессам, длительностью от нескольких минут до нескольких сотен и даже тысяч лет. Применительно якобы "сейсмозондирования" — до сих пор материалы сейсморазведки с использованием МЯВ так до конца и не обработаны за более чем полвека. Очевидно, они проводились явно не для решения тех задач, которые декларировались. Причем, по мнению многих научных авторитетов, радиоактивное загрязнение было, есть и может нарастать со временем, проявляясь на все более далеком расстоянии от мест взрыва. Иными словами, мы, наследники канувшего в лету СССР, уже живем в постапокалиптическом мире, сами того не подозревая о том, где и как нам аукнутся эти "подводные камни" былых ядерных канонад.

"Гнев и боль душила людей". Движение "Невада-Семипалатинск"

"Очень часто по воскресеньям, мы наблюдали, как у нас люстры и порой мебель ходила ходуном. Успокаивали себя тем, что это учения в военных частях. А оказалось, что рядом с нами находился и функционировал, секретный, четвертый по мощности полигон, где проводили испытания ядерного оружия, которое впоследствии повлияли на здоровье тысячи людей и разрушили инфраструктуру региона", — делится воспоминаниям жительница Семея Жанна Жибраева, президент ОФ "Центр Семьи" и участница движения "Невада-Семипалатинск".

По ее словам, жители Семипалатинска не догадывались о проводимых испытаниях, однако людей, проживавших в сельской местности, в частности Абайском и Бескарагайском районах, где то частично и поверхностно предупреждали о готовящихся "учениях". Среди населения возникли различные слухи и домыслы, но достоверной информации о том, что на самом деле происходит в закрытом городе Курчатов не было.

"Я видела, что обеспокоенность присутствовала, потому что постепенно информация распространялась среди населения и доходила до общественности. И о том, что рядом происходит что-то страшное обсуждалась повсеместно. Но открыто об этом никто не говорил", — поделилась она.

"Перестройка" и политика гласности, начавшиеся с весны 1985 году в Советском союзе и во внутриполитической жизни КазССР, вызвали рост народной инициативы и подъем национального самосознания в Казахстане. Отправной точкой в вопросе закрытия полигона стало выступление кандидата в народные депутаты СССР первого секретаря правления Союза писателей Казахстана Олжаса Сулейменова, где первым пунктом его предвыборной программы было запрещение ядерных испытаний и закрытие Семипалатинского полигона. 28 февраля, на следующий день после прямого эфира писателя, на стихийном митинге у здания Союза писателей в Алматы Сулейменов объявил о создании антиядерного движения "Невада-Семипалатинск", членами которого стали 2,5 миллиона казахстанцев в течение одной недели.

После того, как информацию о полигоне предали огласке, рассказывает общественный деятель Жанна Жибраева, то повсеместно в коллективах начали самоорганизовываться ячейки "Невады-Семипалатинск". Тогда не было специальных удостоверений, о своей решимости быть участником движения люди писали на обычных плакатах и ставили свои подписи.

"Конечно, все были очень возмущены и обеспокоены, многие приезжали к колючей проволоке, которой был огражден город Курчатов, с плакатами и требованиями закрыть полигон. Стали проводиться акции и марши мира, митинги протеста. Гнев и боль душили людей", — вспоминает Жибраева.

Участники акции антиядерного движения "Невада-Семипалатинск", архивное фото

Одна из знаковых акций, по ее словам, объединившая всю область проходила в Абайском районе, недалеко от села Карааул. Активисты движения — старики, молодежь, мужчины и женщины с маленькими детьми на руках шли по степи к специальному месту. Каждый из них нес с собой камень, чтобы бросить его там и тем самым сказать "Нет полигону!".

"Когда родители несли своих детей-жертв испытаний — на это было больно смотреть. И было больно видеть пожилых людей, которые шли под палящим солнцем, с трудом взбираясь на холмы. Никто их не заставлял приезжать туда, но они приехали, чтобы выразить свой протест. Вот такая атмосфера была тогда", — отмечает общественница.

Участники антиядерного движения "Невада-Семипалатинск", архивное фото

Олжас Сулейменов: "Запрет ядерное оружие могли уже в 1991 году"

27 августа 2021 года поэт и дипломат Олжас Сулейменов, ставший главой глобального антиядерного движения, которое впоследствии привлекло в своим компаниям тысячи людей, а его члены приняли участие в мирных маршах протеста в Казахстане, России, США и Японии, рассказал на онлайн-конференции "Невада-Семипалатинск": они были первыми" о том, как используя общественную и парламентскую дипломатию еще в 1991 году, можно было добиться полного запрета на ядерное оружие в мире.

"Недавно мне задали вопрос иностранные журналисты о том, как состоялось решение закрыть полигон. Я сказал, что такое решение вынесло не правительство Советского Союза или правительство Казахстана. Так решил наш народ, население при полигонных областей — Семипалатинской, Карагандинской и Павлодарской, которые собрались 28 февраля 1989 года возле здания Союза писателей в Алматы и организовали митинг, на котором было создано наше антиядерное движение "Невада-Семипалатинск". Почему не просто "Семипалатинск"? Потому что мы поняли, что все полигоны, которые существуют на земле между собой как сиамские близнецы — взаимозависимы. Если заболеет один, то, конечно, не поздоровится и другому. Поэтому два крупных полигона в Неваде и Семипалатинск мы объединили в одно название", — рассказал он.

Олжас Сулейменов отметил, что антиядерному движению удалось остановить 11 из запланированных 18 взрывов на тот год, седьмой — последний взрыв прогремел 19 октября 1989 года.

"Два года полигон молчал, до 29 августа 1991 года, когда по настоянию народа наше правительство закрыло уже неработающий полигон официально. Мы намеренно назвали эту дату, потому что 29 августа 1949 года полигон начал работать. Эта дата уже стала важной и символической, потому что после этого начали закрываться и другие полигоны. Через год остановился полигон Невады, а следом за ним Муруроа в тихом океане и наконец-то в 1996 году замолчал китайский полигон. И мы можем сказать, что свою программу на тот момент мы выполнили, но самая главная часть остается нерешенной", — поделился Сулейменов.

Активисты движения требовали и были уже близки к тому, чтобы великие державы заключили договор о полном запрещении ядерного оружия.

"Это могло состоятся уже в 1991 году, когда мы в начале года создали глобальный антиядерный альянс и первую конференцию провели в Нью-Йоркской штаб-квартире ООН. На этой конференции мы постановили, что вначале необходимо провести межпарламентский референдум, чтобы каждая из 200 стран ответила на один вопрос: "Нужно ли человечеству ядерное оружие?". И первым парламентом, который собирался ответить был наш Верховный совет СССР, многие советские депутаты тогда были и членами движения "Невада-Семипалатинск". И оставалось только по-настоящему провести межпарламентский референдум и, я уверен, что в итоге нас бы поддержали и американцы, потому что в тот день после этого группа, в составе которой было два советских депутата, два американских конгрессменов и двое сенаторов, а также два английских парламентария, полетели на одном самолете по трем адресам сразу. Вначале мы залетели в Москву и встретились с Михаилом Горбачевым, доложили о программе глобального антиядерного альянса, в тот же день вылетели в Лондон, но Маргарет Тэтчер уже не было и тогда мы доложили о наших целях министру обороны Англии, а после этого вылетели в Вашингтон", — вспоминает Сулейменов.

Однако, по его словам, в "Белом доме" оказалось, что Буш находился в командировке и они встретились с его военным советником, которому тоже доложили обстановку.

"Уже выходя от президентского советника — в коридоре — мы встретили Буша и там уже донесли и до него нашу программу. Складывалось к тому, что в 1991 году мы проведем этот межпарламентский референдум, который должен был пройти под лозунгом: "Избиратели мира против ядерной войны", потому что мы тогда в Советском Союзе поверили в силу избирателя, был пережит нами такой миг демократии. Но уже в августе 1991 года произошло то, после чего Советский Союз развалился. Наше движение продолжает заниматься этой деятельностью, но уже не с такими темпами и ускорением, но мы не забываем о том, что ядерное оружие должно быть уничтожено. Иного выхода у мира нет", — рассказывает о тех событиях поэт и глава движения.

Фото: @Roman Nefedov

Если говорить в целом, то движение "Невада-Семипалатинск" заложило основу антиядерной энергетической политики независимой Казахстана на глобальном уровне. С момента обретения независимости республика была последовательным сторонником ядерного разоружения и строго соблюдения договора о нераспространении ядерного оружия.

По инициативе Казахстана в 2006 году в Семипалатинске был подписан исторический договор, согласно которому вся Центральная Азия стала свободной от ядерного оружия. Сейчас эта территория самая большая зона в северном полушарии свободная от ядерного оружия.

На 70-й годовщине генеральной ассамблеи ООН в сентябре 2015 года первый президент Казахстана призвал все государства сделать мир без ядерного оружия главной целью человечества в XXI веке. Казахстан предложил создать глобальный альянс лидеров за ядерную безопасность и принять резолюцию ООН за мир свободный от ядерного оружия.

В 2012 году республика запустила проект "Атом" — это глобальная кампания по превращению ядерных испытаний и повышению осведомленности общественности по вопросам ядерной безопасности. А его почетный посол Карипбек Куюков вдохновляет людей во всем мире, которые хотят сделать ядерные испытания пережитком прошлого, подписать онлайн-петицию с призывом полностью выполнить договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

"Вопросы безопасности". Ядерное настоящее и будущее Казахстана

Сейчас Казахстан считается одним из мировых лидеров движения по запрещению ядерного оружия. После распада Советского союза в начале 1990-х годов, страна также отказалась от своего ядерного арсенала, четвертого по размерам на тот момент в мире, став активным приверженцем ядерного нераспространения.

Когда Семипалатинский полигон был закрыт, перед республикой встал вопрос, как обеззаразить землю и что делать с тем, что осталось на его территории. Для решения этой и других проблем в Курчатове создан Национальный ядерный центр, который обладает квалифицированными кадрами, специализированными лабораториями и современным оборудованием.

Директор филиала "Институт радиационной безопасности и экологии" РГП "Национальный ядерный центр РК" Асан Айдарханов рассказывает, что и сейчас семипалатинский испытательный полигон привлекает интерес как международного сообщества, так и жителей страны. Его ежегодно посещают десятки делегаций. Интерес вызывает как история полигона — масштабы проведенных испытаний, так и результаты исследований, проведенных на нем.

"Если говорить о состоянии полигона в настоящий момент, то мы основываемся на результатах комплексного экологического обследования территории Семипалатинского испытательного полигона, которые были завершены в этом году, в год 30-летия закрытия полигона. По результатам комплексного экологического обследования установлено, что наиболее радиоактивно-загрязненными объектами на территории площадок бывшего СИП являются эпицентральные зоны, то есть те участки, на которых непосредственно проводились ядерные испытания. Более подробная информация будет представлена в научных публикациях и отчетах по итогам комплексного обследования территории", — отмечает Асан Айдарханов.

По его словам, проведенные исследования позволили дать радиоэкологическую характеристику всей территории полигона. Определены уровни содержания радионуклидов во всех природных средах — почве, воде, воздухе, растениях, животных. Даны прогнозные оценки развития радиоэкологической ситуации. Всего было отобрано и проанализировано более 30 000 образцов окружающей среды, проведены десятки тысяч радиометрических измерений, обследована огромная территория, сравнимая по размерам с рядом европейских государств.

"На основании этих результатов определены территории, безопасные для проживания людей и ведения хозяйственной деятельности, которые можно вывести из состава полигона и передать в хозяйственный оборот и территории, которые будут находиться под контролем еще много лет. Уровень проводимых исследователей очень высок, а его результаты получили высокую оценку экспертных групп Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и ведущих радиоэкологических центров мира", — делится ученый.

Он отметил, что полученная информация дает понимание текущих проблем и перспектив полигона и позволяет ставить новые задачи, нацеленные на дальнейшее улучшение ядерной и радиационной безопасности.

"Это позволило нам сформировать комплексный научно-обоснованный план первоочередных мероприятий по практической реализации приведения территории Семипалатинского испытательного полигона в безопасное состояние и развития его инфраструктуры", — говорит директор филиала "Институт радиационной безопасности и экологии" центра.

Но полигон, остыв от ядерных пожарищ, продолжает иметь повышенное значение и для науки.

"Мы имеем дело уже с последствиями. И наша задача обеспечить радиационную безопасность для населения. В тоже время было бы неразумно не использовать данную территорию в научных и иных целях. По сути, это уникальная природная лаборатория, которая позволяет видеть нам как будет развиваться радиационная обстановка с течением времени в случае радиационной аварии. Поэтому она и привлекает внимание зарубежных специалистов, которые проводят с нами совместные исследования", — подчеркнул Айдарханов.

Вклад Казахстана в дело нераспространения ядерного оружия

Как отмечает, в свою очередь, первый заместитель директора филиала Института атомной энергии РГП "Национальный ядерный центр РК" Виктор Бакланов, Национальный ядерный центр является одним из наиболее успешных научных предприятий Казахстана, так как спектр решаемых вопросов достаточно широк: это развитие атомной энергетики, технологий управляемого термоядерного синтеза, радиационная экология Казахстана и Семипалатинского полигона, поддержка режима нераспространения, а также подготовка кадров и информационная поддержка атомной отрасли.

"Если говорить о развитии атомной энергетики. То здесь, у нас, во-первых, самая крупная в Казахстане и уникальная экспериментальная база, которая включает в себя два исследовательских ядерных реактора, экспериментальные стенды и установки, хранилище источников ионизирующего излучения, РАО (радиоактивные отходы), ОЯТ (отработанное ядерное топливо), казахстанский материаловедческий токамак КТМ и, во-вторых — специалисты высокой квалификации", — говорит Виктор Бакланов.

Так, по его словам с начала создания НЯЦ РК реализует научно-техническую программу "Развитие атомной энергетики в РК", которая направлена на получение актуальных, научно-обоснованных данных в сфере повышения безопасности и эффективности ядерной энергетики, разработки ядерных и радиационных технологий и материалов, обеспечения радиационной, экологическая и сейсмической безопасности объектов атомной отрасли.

"Успешность реализации программы, большой объем значимых научных результатов, наработанные компетенции — позволяют нашей стране входить в число тех стран, которые способны самостоятельно проводить исследования по фундаментальным и прикладным аспектам атомной энергетики, на равных сотрудничать с странами имеющими развитую атомную энергетику", — говорит он.

Кроме того, отмечает Виктор Бакланов, сегодня наши знания и умения, созданная экспериментальная база широко востребованы в научном мире и получили широкое международное признание. Нашими постоянными партнерами являются ведущие международные организации Японии, США, России, Франции, Бельгии, Беларуси и других стран.

"Если говорить более подробно, то были получены, уникальные результаты в выполнении научно-исследовательских работ в области безопасности атомной энергетики. В данном направлении, на протяжении более 25 лет мы сотрудничаем с японскими научными организациями: Агентством по атомной энергии Японии (JAEA), TOSHIBA и Marubeni Utility Services, Ltd. Мы реализовали и реализуем в настоящее время уникальные проекты, результаты которых получили международное признание", — говорит ученый.

К примеру, по его словам, совместно с JAEA казахстанцы успешно реализуют экспериментальную программу по проекту EAGLE-3 по поиску путей для смягчения последствий тяжелых аварий с плавлением активной зоны реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем — реактора, который разрабатывает Япония.

Также совместно с французским комиссариатом по атомной энергии и альтернативным энергоисточникам казахстанскими учеными реализуется проект SAIGA. Цель проекта — изучение поведения топливной сборки реактора ASTRID в условиях аварии с потерей расхода теплоносителя. ASTRID — это создаваемый в настоящее время во Франции реактор на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем.

Необходимо отметить и многолетнее сотрудничество с ведущими российскими научными организациями. Так, совместный проект c АО "Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н. А. Доллежаля" направлен на проведение на экспериментальной базе казахстанского НЯЦ испытаний СНУП-топлива для новейшего опытно-демонстрационного реактора на быстрых нейтронах БРЕСТ ОД-300, который создается в рамках российской программы "Прорыв".

"Еще одним направлением работ в поддержку режима нераспространения и повышения ядерной безопасности является снижение использования высокообогащенного урана. В этом направлении НЯЦ РК с 2010 года при поддержке DOE США и Аргоннской национальной лаборатории выполняет проект по конверсии двух своих исследовательских реакторов. Его главная цель — это снижение обогащения топлива реакторов ИВГ.1М и ИГР с 90% до 19,75% по U-235 (уран-235). По итогам работ, в соответствии с требованиями МАГАТЭ, будет снижено обогащение топлива исследовательских реакторов НЯЦ РК до уровня ниже 20%. Это станет еще одним вкладом Казахстана в дело нераспространения ядерного оружия", — подчеркнул Бакланов.

Подытоживая, можно сказать, что сдерживание распространения ядерного оружия является приоритетом номер один для Казахстана, который на собственном опыте ощутил последствия ядерных испытаний и добровольно отказался от своих ядерных арсеналов. Наша страна была одной из первых республик СНГ, присоединившихся к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договору о запрещении ядерного оружия.

not findimage