Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Инклюзивное образование. Как изменится обучение особенных детей в РК | BaigeNews.kz 22 августа, 2021, 09:00
43357
Фото: из открытых источников

Инклюзивное образование. Как изменится обучение особенных детей в РК

В конце июня Президент подписал поправки в закон об инклюзивном образовании. Согласно им, в этой сфере будут изменения, которые направлены на больший охват детей.

Корреспондент BaigeNews.kz решила выяснить, как они повлияют на развитие инклюзивного образования, а также узнала мнение экспертов.

Как развивалось инклюзивное образование в Казахстане за 30 лет Независимости

Впервые в Казахстане индикаторы по инклюзивному образованию были включены в программу образования на 2011-2016 годы.

За 30-летие Независимости страны для развития инклюзивного образования Министерство образования и науки стало проводить работу по нескольким направлениям - методологическому и учебно-методическому обеспечению.
Разработаны более 400 специальных учебных программ и планов для школ и 40 специальных программ для колледжей, разработаны учебники со шрифтом Брайля для незрячих детей.

Также облегчена форма промежуточной и итоговой аттестации. В отдельных случаях для участия во вступительных экзаменах предоставляется отдельная аудитория и помощник.

Для подготовки специалистов в программу вузов включен модуль по инклюзивному образованию.

На сегодня 31,1% дошкольных организаций и 70% школ создали условия для инклюзивного образования. В них учатся 69 701 ребенок, это 43 процента от числа нуждающихся в таком обучении детей.

Планируется, что к 2021-2023 годам будет обеспечен стопроцентный безбарьерный доступ транспортной инфраструктуры для лиц с инвалидностью.
Фото из открытых источников

Что изменится после поправок в закон

Еще в начале года на заседании Национального совета общественного доверия Касым-Жомарт Токаев отметил, что в стране растет количество детей с особыми образовательными потребностями, и все действующие нормы по функционированию подобных учебных организаций устарели. Он поручил обновить нормативы в этой сфере с учетом специфики регионов и современных стандартов.

В поправках были учтены необходимые изменения. Так, например, теперь закон предусматривает ответственность со стороны руководителей школ, в которых не созданы условия для детей с особыми потребностями. Главная цель нововведений – обеспечить образованием всех детей без дискриминации.

Также в законе уточняется порядок приема в детсады и школы детей с ограниченными возможностями. Образовательные организации, обучающие детей с особыми потребностями, должны адаптировать образовательные программы в соответствии с их потребностями и возможностями.

Кроме того, в законе предусмотрено создание службы психолого-педагогического сопровождения. Включены нормы, обеспечивающие гибкость учебных программ в зависимости от особенностей развития обучающегося.

Проблемы родителей особенных детей

Несмотря на все принятые меры, в развитии инклюзивного образования есть ряд проблемных вопросов. Об этом не понаслышке знает председатель национальной ассоциации AUTISM KAZAKHSTAN Нурия Балтабайқызы. У ее девятилетней дочери инвалидность по аутизму.


Фото из личного архива Нурии Балтабайқызы

По ее словам, девочку отказывались принимать в государственные и частные садики, так как не хватает спецалистов.

"Мы вынуждены были возить дочку по частным специалистам и коррекционным центрам, обращаться в платные кабинеты и т.д. Но цена их дорогостоящая и не всем родителям по карману. В среднем стоимость оплаты за один месяц от 200 тысяч тенге и выше", - говорит Нурия.

Кроме того, по ее словам, в учебных организациях нет условий для таких детей. Причина – отсутствие либо нехватка специалистов и технического обеспечения. Также отсуствуют нормативы и утвержденные методические рекомендации.

Нурия отмечает, что между госорганами нет взаимодействия, что только усуглубляет проблему. Нормы закона об инклюзивном образовании в регионах не исполняются.

"Тому свидетельство – многочисленные обращения и жалобы от родителей. Когда таких особенных детей выпроваживают из школ на надомное обучение. Детям с оформленной инвалидностью некуда идти, и они сидят дома. Только если в частные и дорогостоящие центры. Но, как правило, мама сидит дома вместе с ребенком, не имея возможности выйти на работу. Все тяготы ложатся на отца семейства, если он есть. На самом деле проблем куда больше", - продолжает делиться Нурия.

Фото из личного архива Нурии Балтабайқызы

Она обращает внимание на то, что в СМИ почти не проводится информационная политика по поддержке детей с особыми потребностями. Нурия рассказывает, что не раз сталкивалась с пренебрежительным отношением к себе и дочере.

"Есть много случаев, когда, к примеру, детей с особыми потребностями обзывают, показывают на них пальцем, хотят унизить и оскорбить. Мне как маме очень тяжело было наблюдать, когда во дворе другие дети обзывали мою дочь "дурочкой", смеялись над ней и не хотели играть. Мамы детей с синдромом Дауна тоже часто сталкиваются с таким отношением. Возможно, дети не виноваты, ведь родители не обьясняют, что есть другие дети, не похожие на них", - рассказывает Нурия Балтабайқызы.

Поправки в закон обошли детей с аутизмом

Принятые поправки в закон положительно повлияют на развитие инклюзивного образования. Однако их действенность будет зависеть от родителей. Этого мнения придерживается директор общественного фонда "Мир равных возможностей" Нургуль Ульжекова.

Одно из нововведений в законе – теперь руководители школ ответственны за создание условий для детей с особыми потребностями. Она обращает внимание на то, что в законе не указано о какой конкретно ответственности идет речь.

"Этот закон действительно будет работать, если сами родители будут сигнализировать в необходимые органы о нарушении их прав, если будет предъявляться внушительный штраф руководителям школ за неисполнение своих обязательств", - говорит Нургуль Ульжекова.

По мнению эксперта, в законе есть недочет в части физического воспитания детей с особыми потребностями. Она отмечает, что имеется дефицит квалифицированных специалистов по адаптивной физической культуре (АФК).

"Наш фонд на протяжении пяти лет занимается физическим развитием детей с особыми потребностями через адаптивные спортивные секции, и мы видим потрясающий эффект от регулярных групповых занятий. Мы неустанно твердим министерству образования о необходимости подойти серьезно к обеспечению уроками физической культуры. И именно в инклюзивной форме, а не отдельными занятиями ЛФК в медицинских группах", - говорит Нургуль.

Она отмечает, что в развитых странах дети с особыми потребностями занимаются в общих группах. По ее словам, вопросы по подготовке специалистов в Казахстане сейчас решаются. В этом году Казахская академия спорта и туризма начала набор абитуриентов на профиль подготовки специалистов по АФК. Национальный научно-практический центр МОН РК начал проводить курсы повышения квалификации по АФК.
При этом эксперт обращает внимание на то, что для детей с особыми потребностями нужно расширять возможности для поступления в вузы.

"Единицы вузов РК имеют стопроцентную архитектурную доступность для маломобильных студентов. Те студенты с инвалидностью на колясках, кто смог поступить в вузы, обучаются на дому. Однопроцентная квота образовательных грантов предусмотрена для абитуриентов из социально-уязвимых слоев населения, в которую входят многодетные семьи, сироты и люди с инвалидностью. Этих квот не хватает. Необходимо отдельно увеличить число грантов для абитуриентов с инвалидностью. Нужно увеличить время для сдачи ЕНТ для таких детей, внедрить систему адаптированных образовательных программ для студентов с инвалидностью", - говорит Нургуль Ульжекова.

Фото из открытых источников

Председатель национальной ассоциации AUTISM KAZAKHSTAN Нурия Балтабайқызы обращает внимание на то, что в законе об инклюзивном образовании не учтены интересы всей категории особенных детей.

"Большой пласт детей с особыми потребностями, но не имеющими подтверждённой и оформленной инвалидности, остаются за бортом и не могут получать эти услуги. Таких детей очень много. Приведу пример в случае с аутизмом. Если ребенок в возрасте от двух до семи лет не разговаривает, имеет отставание в развитии и поведенческие нарушения, задержку психоречевого развития, то согласно нормам закона он не может претендовать на доступ к образованию, медико-коррекционной или иной помощи, так как у него нет инвалидности. Участники Ассоциации и родители в регионах постоянно жалуются, что акиматы не выделяют госгранты и финансирование для коррекции и реабилитации особенных деток, не имеющих инвалидность. И они вынуждены обращаться в дорогостоящие частные центры, услуги которых не всем по карману. То есть, проблема действительно острая", - рассказывает Нурия Балтабайқызы.

По ее словам, в Министерстве образования недостаточно специалистов, которые могли бы проработать все проблемы в этой сфере.

"Учитывая огромный объём работы и множество проблем по инклюзивному образованию, в том числе по разработке и принятию нормативно-правовых актов, в Министерстве образования и науки РК данными вопросами занимаются всего два-три специалиста. Считаю, что для них это неподъемная ноша. Так как помимо нормотворческой деятельности есть еще и текущая работа. Мы неоднократно говорили о том, что нужно поставить системную работу в этом направлении. Необходимо отдельное структурное подразделение в Министерстве, где целенаправленно будут заниматься этими вопросами. Пока, к сожалению, мы не были услышаны", - рассказывает Нурия.

Фото из открытых источников

О том, что в законе не прописано решение проблем детей с аутизмом, говорит и детский психолог, поведенческий специалист Жанат Ахметова. По ее словам, другой актуальный вопрос – нехватка специалистов.

"У нас в Казахстане отсутствуют поведенческие специалисты. Именно поведенческая терапия самая эффективная и действенная. Таких специалистов очень мало, по пальцем пересчитать. Мало тех, кто работает под курацией, супервизией. Это основное условие поведенческой науки", - рассказывает собеседница.

Жанат считает, что нехватка специалистов – одна из главных проблем, которая мешает развитию инклюзивного образования в Казахстане. До пандемии она организовывала курсы для начинающих специалистов, но таких мер, по ее мнению, недостаточно. Она считает, что этот вопрос нужно решать повсеместно.

"В центре я обучила около 200 человек. Но это капля в море. Из них половина - родители. А это значит, что они дома сидели со своими детками, не смогли других обучить. А другие специалисты не все стали работать в этой области. Поэтому это большая государственная проблема: нужно открывать факультеты, при них открывать кафедры с прикладным анализом поведения. И пока не будет этот вопрос решен, остальная помощь будет оставаться на бумаге. Инклюзия в Казахстане есть – это здорово. Коррекционная система есть, это здорово. Но, к сожалению, пока на данном этапе эти меры не подходят детям с аутизмом", - заключила специалист.