Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей



Что делать с монополиями в Казахстане? | BaigeNews.kz 2 марта, 2022, 16:14
16015
Фото: mail.kz

Что делать с монополиями в Казахстане?

Власти нашей республики в очередной раз решили бороться с олигополиями и монополиями. Но не везде это может получиться.

В февральском интервью телеканалу Qazaqstan президент страны Касым-Жомарт Токаев поднял тему олигополий. По его словам, тенденция доминирования узкого круга людей в экономической сфере в Казахстане "набирает обороты".

"Это мешает реальной конкуренции и, говоря шире, справедливости. Если мы не решим эту проблему, наша экономика не будет развиваться, а внутриполитическая ситуация только ухудшится. Поэтому моя главная цель — максимально ликвидировать монополии, будь то в экономике или политике. Мы должны полностью избавиться от них", — сказал глава государства.

Но получится ли это сделать в полной мере? Об этом размышляет экономический обозреватель BaigeNews.kz Юрий Масанов. Пока есть понимание, что не везде и далеко не сразу. Казахстанская экономика формировалась 30 лет, к счастью, все-таки больше в рыночном русле, но имеет признаки монополий в отдельных отраслях.

А что за монополии?

Прежде чем рассуждать на эти темы, давайте разберёмся с терминами. Олигополия — это вид несовершенной конкуренции на рынке, когда на нём доминируют несколько крупных компаний. Например, если мы подумаем о рынке авиатехники, то на ум сразу придут производители самолетов Boeing и Airbus. В случае со смартфонами можно привести в пример Apple и Samsung. Да, другие игроки на их рынках тоже есть, но доли на рынке у них значительно меньше.

Есть ситуации ещё хуже — это монополии, где на рынке продавцом или поставщиком услуг выступает всего одна организация. Благодаря этому она может контролировать и цену, и объем предложения. Естественно, в своих интересах.

Обе ситуации показывают, что малое число участников на рынке — это плохо для покупателей товаров и услуг. Монополист может "рулить" ценами, как ему выгодно (если антимонопольные органы его не вразумят), а при олигополии компании могут синхронно двигать ценами, не конкурируя между собой, чтобы сохранить баланс своего участия на рынке.

У Казахстана согласно международным рейтингам с конкуренцией на рынке всё более-менее благополучно. В рейтинге Глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума за 2018–2019 годы виден позитивный тренд. Например, по индикатору "Степень доминирования на рынке" Казахстан занял 70-е место в 2019 году против 84-го места в 2018 году.

В Агентстве по защите и развитию конкуренции по этому поводу говорят, что улучшение произошло благодаря работе "по демонополизации высококонцентрированных отраслей". Например, снизилась доля доминирующей компании на рынке грузовых железнодорожных перевозок. В 2018 году степень доминирования крупнейшего игрока с госучастием (речь, видимо, о "Қазақстан темір жолы") снизилась из-за допуска на рынок двух частных перевозчиков.

У нас тоже есть монополии и олигополии?

Именно государство обычно выступает регулятором и борцом с монополиями и олигополиями. Понятно, что сам бизнес добровольно от своего доминирующего положения не откажется — на то это и бизнес, чтобы зарабатывать денег столько, сколько это максимально возможно. Страдает же от этого потребитель: без конкуренции сложно видеть комфортные ценники, да и однообразие товаров и услуг радовать не может.

Тогда и вмешивается государство. Например, на Западе регуляторы нередко запрещают сделки по объединению компаний в рамках одной отрасли, чтобы не открыть дорогу к появлению доминирующих игроков.

Совсем недавно, в феврале этого года, американская Nvidia отказалась от покупки британской компании ARM — разработчика процессорных архитектур. Причиной стало давление со стороны многочисленных регуляторов, которые опасались, что это приведёт к дисбалансу на мировом IT-рынке.

В Казахстане же всё работает несколько иначе. Яркий пример — это покупка оператором "Казахтелеком" 75-процентной доли в мобильном операторе Kcell в 2018 году. Компания провела сделку на 446 миллионов долларов, подчёркивая, что это послужит "дальнейшему развитию телекоммуникационной отрасли Казахстана".

Против этого выступал другой (и фактически единственный оставшийся) игрок на рынке мобильной связи — Beeline Казахстан. В компании отмечали, что, получив контроль над Kcell, "Казахтелеком" обретал контроль над двумя третями мобильной абонентской базы Казахстана. Антимонопольный орган Казахстана тем не менее разрешил сделку. В итоге на рынке оказались бренды Kcell, Activ, Tele2 и Altel под крылом "Казахтелекома" и один частный оператор.

Правда, осенью 2021 года "Казахтелеком" всё же продал 24-процентную долю, но контроль над Kcell всё же сохранил.

На рынке, где есть один доминирующий игрок, говорить о честной конкуренции и борьбе за покупателя — ценами или повышением качества услуг — сложно.

Условная ситуация, не имеющая отношения к описанному кейсу: если есть конкурент с большой долей на вашем рынке, то он сможет влиять на цены на услуги, и вам придётся просто подстроиться под него. И если цены сложатся так, что вы едва выходите "в ноль" или имеете незначительную прибыль, то говорить об инвестициях в свое развитие не приходится. А, значит, и повысить качество или географию услуг не выйдет.

Еще одна ситуация — это строительный рынок. В антимонопольном агентстве сообщили, что рынок продажи жилья во многих регионах является высококонцентрированным. Например, в столице на рынке долевого строительства доминирует один застройщик с долей более 60%.

Строительство жилья по Казахстану растёт более чем на 10% в год, но это отражает не развитие рынка и увеличение числа его игроков, а усиление ведущих застройщиков. В результате, говорят в агентстве, за последние пять лет годовой индекс цен на первичное жилье вырос с 1,3 до 16,6 процента. Увеличение динамики роста цен на первичное жилье более чем в 12 раз — это результат монополизации на строительном рынке.

Этот пример наиболее полно отражает влияние олигополий на потребителей — цены всегда растут. Конечно, свой вклад вносят и растущие расценки на строительные материалы и оборудование. Но всё же то, как застройщики быстро снижали цены после "писем счастья" из антимонопольного агентства, показывает: маржа в этом бизнесе значительная, потеря ее части была допустима и не мешала бизнесу.

Ход за государством

В Казахстане не в первый раз говорят о борьбе с монополиями и олигополиями, которые мешают развитию конкуренции. С провозглашением концепции "Нового Казахстана" президентом Касым-Жомартом Токаевым появляется надежда на то, что эта борьба усилится и приведёт к конкретным результатам.

Главными выгодополучателями при этом станут граждане — выравнивание цен и улучшение качества товаров и услуг в конкурентной борьбе всегда были и остаются благом для потребителей.

Ключевую роль здесь должно играть государство. Конечно, если чиновники смогут выступать в качестве беспристрастных сторонних наблюдателей, не имеющих личных интересов в той или иной бизнес-сфере.

Текст отражает личное мнение автора.