Top.Mail.Ru
  • font size Размер текста

Лента новостей

 
   < 2022
 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5
6


"Агашки" хотят осваивать бюджет". Или что не так с распределением денег в казахстанской киноиндустрии? | BaigeNews.kz 30 сентября, 2021, 17:55
4877
Фото: BaigeNews.kz

"Агашки" хотят осваивать бюджет". Или что не так с распределением денег в казахстанской киноиндустрии?

Как выживают молодые таланты и почему государственное финансирование получают те режиссеры, которые сами состоят в комиссии по распределению бюджетных средств?

Корреспонденту BaigeNews.kz рассказали, как проходят питчинги в государственном центре поддержки нацкино. В сентябре в своем послании Президент Токаев обратил внимание чинов на творческую молодежь, благодаря которой, по мнению главы государства, наша культура приобретает глобальное звучание. Однако до сих пор молодым талантам приходится выживать за счет меценатов, оставаясь в андерграунде.

"Сейчас государство почему-то чаще всего финансирует проекты только определенных деятелей, которые с удовольствием поглощают бюджеты", – отметил тогда Президент.

И именно об этом заговорили алматинские режиссеры Адиль Мусатаев, Айбек Кудабаев и Дамир Танатов. Они считают, что в киноиндустрии нет здоровой конкуренции.

"Мы пришли в кино не с улицы"

И вот как это выглядит. До 2019 работа с молодыми кинематографистами возлагалась на АО "Казахфильм". Затем в качестве единого оператора госфинансирования был создан Государственный центр поддержки национального кино (ГЦПНК) и с тех пор "мост" между выпускниками вузов и производством кино разрушился. Для молодых авторов теперь отдельного бюджета нет. Им приходится "соревноваться" с отечественными мэтрами за бюджетные деньги. В свою очередь некоторые из этих мэтров сидят в комиссии и сами решают, чей фильм получит финансирование.

"В "Казахфильме" до принятия Закона "О кино" и до создания ГЦПНК была такая структура как "Дебют" – это творческое производственное объединение, нацеленное на молодых режиссеров, выпускников киновузов. Отучившись пять лет, с дипломами они приходили на киностудию и приносили свои сценарии в "Дебют". Уже как два года "Дебюта" не существует, в "Казахфильме" его закрыли, потому что общее финансирование теперь идет от ГЦПНК. А в ГЦПНК такой структуры нет вообще. А такая структура была еще с советского времени и должна быть всегда. Был "мост" между образованием и кинопроизводством и через этот мост молодые проходили. Сейчас этого моста нет. И это абсолютная вина как "Казахфильма", так и Госцентра поддержки кино сегодня. В "Дебюте" всегда были художественные руководители. Были мастера, которые читали сценарии и помогали молодым делать первые шаги, вводили в профессию. Это корневая причина, почему молодые сегодня остаются за бортом", – уверен Айбек Кудабаев.

Собеседник требует, чтобы в отечественной киноиндустрии пересмотрели отношение к молодым специалистам. Кинематографист отметил, что в ГЦПНК есть секция "Дебют", но в ней могут участвовать как дипломированные киношники, так и люди с улицы.

"Мы пришли в кино не с улицы, мы все учились. Мы все дипломированные, у нас кинематографическое образование и мы на правах молодых выпускников требуем, чтобы к нам было справедливое отношение. В России кино как и у нас, поддерживается государством. Это хорошо, что кино поддерживается государством, не во всех странах это есть, и мы не должны этого утратить. Секция "Дебют" есть во ВГИКе. У нас "Дебют" закрылся при Армане Асенове, президенте "Казахфильма", сейчас пришел Акан Сатаев, но и он ничего не делает для того, чтобы воссоздать эту структуру. Поэтому у нас претензии как к "Казахфильму", так и к ГЦПНК", – заявил Айбек Кудабаев.

Таким образом молодым отрезали единственный прямой путь к госфинансированию. Есть другой вариант получить деньги на создание фильма, но с препятствиями.

Третий год ГЦПНК проводит так называемые питчинги – это презентация кинопроектов, где любой может прийти и представить свой сценарий на суд членам экспертного совета. Как правило, в совете заседают заслуженные деятели кино, драматурги и актеры. В ходе питчингов они отбирают тех, кто по их мнению, достоин бюджетных вливаний. И здесь возникает конфликт интересов. Если рассуждать логически, то члены экспертного совета не должны участвовать в конкурсе со своими проектами. На сайте ГЦПНК черным по белому написано, что члены "обязаны предпринять все необходимые действия, чтобы исключить конфликт интересов".


Однако сам центр и члены совета этого правила почему-то не придерживаются. И порой деньги получают фильмы самих экспертов.

Первый питчинг

Итоги первого питчинга проводила супруга миллиардера Рашита Сарсенова - Гульнара Сарсенова, которая возглавляла ГЦПНК с 2019 по 2020 годы. Правление ее продлилось недолго из-за громкого коррупционного скандала – Сарсенову заподозрили в получении взятки в особо крупном размере "за содействие в выделении денег из госбюджета и подписании актов выполненных работ, а также общее покровительство и попустительство".

фото: novoetv.kz

Но уголовной ответственности она избежала, добровольно вернув в бюджет 380 миллионов тенге, выделенных на фильм "Нартай", где сама Сарсенова, будучи главой ГЦПНК, выступала продюсером и режиссером картины. Антикоррупционная служба вскрыла еще одно нарушение Сарсеновой, связанное с режиссером Сергеем Азимовым. Из казны ему выдали 21 миллион тенге за "готовый" фильм "Возвращение учителя", который Азимов по факту не сдал.


фото: kazakhfilmstudios.kz

Первым о вопиющих фактах рассказал режиссер Ермек Турсунов. Он также сообщил, что питчинг прошла компания супруги экс-зампредседателя ГЦПНК Айдархана Адильбаева Айнуры Навкеевой. Их картина "Кажимукан" обошлась бюджету в 753 828 950 тенге. Эта сумма, по меркам уже второго питчинга была бы рекордной.

Второй питчинг

Второй питчинг также прошел при Гульнаре Сарсеновой. Путем анонимного голосования экспертный совет отобрал 39 проектов с общим денежным фондом в 5 544 847 600 тенге. И самый большой кусок бюджетного пирога достался режиссеру Бекбулату Шекерову для военного фильма "Лето 1941-го года". Свою работу он ценил в 720 000 000 тенге. Но здесь стоит обратить внимание, что сам Шекеров тогда был членом экспертного совета. Однако этот факт опять же никого не смутил.


фото: kstnews.kz

Интересно, что ГЦПНК не устанавливает лимитов на запрашиваемую сумму. А значит, режиссеры могут просить на свои картины сколько угодно средств, ни в чем себе не отказывая.

"В советское время был всегда лимит, который разделялся по жанрам. Например, историко-биографическое кино затратное, оно дороге. Всегда был лимит бюджетной суммы. Также как и для дебютной, малобюджетной. Самое смешное, что при отсутствии такого лимитирования нет информации об общем фонде вообще. Мы никогда не знаем, потому что Министерство финансов отправляет деньги в Минкультуры, а Минкультуры в ГЦПНК. Получается двойная работа и она не прозрачная. Вся прозрачность, о которой они говорят, это питчинг, но вы опять видите конфликт интересов – это первое, второе, что в одном конкурсе могут участвовать авторы разных весовых категорий", – говорит Айбек Кудабаев.

Сколько нужно денег, чтобы снять в Казахстане приличный фильм? По словам молодых режиссеров, минимальный бюджет полнометражной картины варьируется в рамках 100 - 200 тысяч долларов. Средний бюджет 300 - 400 тысяч долларов. Короткометражки можно отснять за 10 - 20 миллионов тенге. Самыми низкобюджетными являются комедии.

Исторические, биографические и военно-патриотические фильмы очень популярны среди акул киноиндустрии. Именно эти жанры являются самыми бюджетозатратными. Молодые режиссеры считают, что такие фильмы не пользуются особой популярностью у зрителей, но их снимают, чтобы поддержать какую-то тему или же к юбилею важного события. В таких проектах молодежь в силу неопытности не может составить им конкуренцию.

"У нас нет каких-то претенциозных замахов на исторические темы. Мы хотим снимать современное кино. Во-первых, оно малобюджетное и каких-то миллионов долларов, которые "съедают" эти "агашки", не нужно. Обычно берутся деньги на постпродакшн, но они (опытные режиссеры. - Авт.) брали деньги полностью на производственный цикл. А суммы огромные. Почему огромные? Как правило, они снимают фильмы биографические, исторические или на военно-патриотическую тематику либо байопики. А эти фильмы требуют большого финансирования: костюмы, декорации. Некоторые "агашки" хотят осваивать бюджет. И именно поэтому в корне страдают молодые авторы, страдает молодое кино. За счет одного такого проекта можно снять около 10, если не 15 хороших полнометражных кинокартин о современности. Молодые авторы снимают о современности, они должны говорить о своем времени. Мы понимаем, что есть некий идеологический государственный заказ. Но тогда нужно быть честными и просто сделать отдельное финансирование, и вывести госзаказ на картины идеологического характера", – считает наш собеседник Айбек Кудабаев.

В списке победителей второго питчинга есть еще один интересный проект – документальный фильм "Қыз-Жибек: рецепт любви и успеха", стоимостью в 29 097 000 тенге. Режиссер картины - Алма Утекешева сестра заслуженной артистки Казахской ССР Меруерт Утекешевой, сыгравшей главную роль в советском фильме "Кыз-Жибек".


фото: kaznui.kz

При этом сама Меруерт Утекешева не только значилась продюсером картины, но и заседала в экспертном совете.

Вместе с членами экспертного совета свою картину на питчинге представлял молодой режиссер Адиль Мусатаев. Но отбор он не прошел. В этом году автор решил попробовать себя еще раз и презентовал проект уже с международной копродукцией (часть бюджета "закрывают" кинопродюсеры из других стран. - Авт.). Однако и этот факт не стал для экспертного совета приоритетом при выборе картин. Ситуацию с Адилем Мусатаевым прокомментировал его коллега Дамир Танатов.

"Сами руководители ГЦПНК и эксперты совета заявляли о том, что в приоритете рассматривают картины, которые идут с софинансированием. То есть копродукцией. Картину Адиля Мусатаева готовы были поддержать французские кинопродюсеры и продюсеры из Сингапура. Это как минимум 30-процентное участие. Но даже его картина с копродукцией не прошла. Парадокс в том, что иностранцы хотят поддержать наших молодых авторов, а наши старшие коллеги, манипулируя конфликтом интересов, не считаются с потенциалом молодых авторов", – недоумевает режиссер Дамир Танатов.

Он и его коллеги по цеху считают, что членам экспертного совета нужно запретить участвовать в питчинге со своими проектами на законодательном уровне.

"Наши претензии абсолютно обоснованы, и мы не просто с критикой выступаем, у нас есть конкретные требования к Министерству культуры и спорта. Первая проблема – конфликт интересов. И чтобы ее решить, нужно внести изменения в Законе "О кино" и обязать члена экспертного совета в тот или иной год проведения конкурса не участвовать в питчинге. Один год можно потерпеть. Как правило, те эксперты, которые подают свои сценарии – они все побеждают. Были факты конфликта интересов, а за этими фактами последовали факты уже кражи и неосвоения госбюджета", – отмечает Дамир Танатов.

Третий питчинг

После скандала с Гульнарой Сарсеновой главой ГПЦПК назначили экс-министра культуры Есетжана Косубаева. При нем сейчас проходит третий питчинг. Казалось бы, старое руководство ушло, однако конфликт интересов остался.

Результаты конкурса еще не объявлены, но источники озвучили фамилии членов экспертного совета, претендующих на госфинансирование. По некоторым данным – это Данияр Саламат и его компания ТОО "DS фильм", Адай Абельдинов, а также Талгат Теменов, который участвует в питчинге с военным проектом "Кара кыз" и запрашивает около 700 миллионов тенге.


Сняться с питчига, а затем вновь принять в нем участие решил и Рустем Абдрашов. В телефонном разговоре Абдрашов заявил, что не видит нарушений в том, что члены экспертного совета подают на конкурс свои проекты.


"В законе оговорено, что люди творческой профессии имеют право презентовать, но не имеют права голосовать за свои проекты. Законом прописано. Так что те, кто не прошли, начинают искать виноватых. На самом деле, как и в любой комиссии бывает, что и достойные не проходят. Я, например, в предыдущих двух питчингах, имея свой определенный большой бэкграунд по непонятным причинам не был допущен по объективной, субъективной причине. Я до сих пор не в допуске уже третий год. Мой проект, я его уже второй раз подаю, называется "Зергер". Пока результат я не знаю", – говорит Абдрашов.

Запрашиваемую из бюджета сумму собеседник озвучивать отказался. Но отметил, что никакого лоббирования и негласной поддержки друг друга у участвующих членов совета нет.

"Есть те, кто голосуют против. Это их субъективное мнение. Я даже знаю, кто против меня голосует", – отметил Абдрашов.

А запрет на участие в питчингах членов экспертного совета режиссер назвал глупым и неправильным. Вопрос о необходимости законодательного запрета мы решили задать заместителю председателя правления ГЦПНК Канату Торебаю, но у последнего возникли опасения, что после подобных мер, желающих войти в комиссию просто не будет.

"Я не знаю, кто тогда согласится... Это все творческие люди, кто тогда согласится входить в экспертный совет?" – задался вопросом Канат Торебай.
Стоит отметить, что членство в комиссии - не волонтерская работа, за нее эксперты получают сдельную оплату.

А вот председатель экспертного совета Досхан Жолжаксынов решил снять свой проект с питчинга, после того, как узнал, что вошел в состав комиссии.

"Выходит, что треть аффилированных лиц могла бы пройти питчинг. Если даже два из этих проектов будут поддержаны в итоге, то около 50 молодых авторов останутся за бортом. Я лично обвиняю весь экспертный совет в бездействии. Даже те члены экспертного совета, которые наблюдают за этим и молчат, не говорят о нарушениях, для меня они выступают соучастниками. На негативном опыте "Казахфильма" ГЦПНК создавался для проведения открытого, честного конкурса. В ГЦПНК руководство меняется ежегодно и заявляет с энтузиазмом об изменениях, а на деле происходит все то же самое. Среди чиновников не хватает компетентных, ответственных лиц", – считает Айбек Кудабаев.

"Как можно проводить конкурс сценариев, не читая сами сценарии?!"

К прошлым системным ошибкам добавились новые недочеты, считают начинающие режиссеры. На которые в своем посте в Facebook указал участник двух питчингов Адиль Мусатаев.

"В общем, мы ждали результатов конкурса, надеясь хоть на толику справедливости, поскольку видели, что в числе экспертного совета все-таки присутствуют уважаемые многими личности. Но в итоге нам заявляют, что кинопроекты отбирали по синопсисам! Как можно проводить конкурс сценариев, не читая сами сценарии?! А ведь именно за это члены экспертного совета получают зарплату из госказны. Одно дело, когда Тарковский приносит синопсис "Сталкера" в Госкино, и совершенно другое – когда ГЦПНК проводит конкурс среди всех желающих! Получается, из более 500 присланных заявок, где были и синопсисы, и сценарии, остались прочитанными только синопсисы. Почему нынешнее руководство ГЦПНК внезапно меняет правила игры, утвержденные на старте отбора? Это явное неуважение к киносообществу в целом, и наплевательское отношение к интеллектуальному труду автора, написавшего сценарий, в частности", – возмутился Адиль Мусатаев.

Молодые режиссеры назвали третий питчинг самым абсурдным, и не только из-за непрочитанных сценариев и плохой, по их мнению, организации. В этом году было собрано рекордное количество заявок, а прозрачной системы отслеживания претендентов, участников питчинга и победителей не было. Для проведения открытого конкурса нужна электронная площадка с синопсисами и сценариями всех, кто подается на госфинансирование, а также обоснование членов экспертного совета, в отказе или одобрении той или иной картины, считают молодые режиссеры.

"Принимаются заявки ото всех и отовсюду и получается так, что с каждым годом количество заявок растет в два раза, и мы не знаем полный список. На основе принятых заявок экспертная комиссия отбирает определенное количество участников. Это число ничем не подкреплено. Они на свое усмотрение, отталкиваясь от общей бюджетной цифры, набирают конкурсантов. Мы не знаем, кого отсеяли и по какой аргументации происходит отсев. На каком основании они отвергают других участников? Где их сценарии? Я так думаю, что было бы честно, раз это открытый питчинг, публиковать все этапы питчинга. Пишут, что подано было более 500 заявок, а в конкурс на этот питчинг прошло всего 175. Должны публиковать всех, кого не пустили в конкурс и по какой причине", – считает Дамир Танатов.

Непонятно и то, зачем членам экспертного совета скрывать свои голоса. Анонимность голосования здесь неуместна, наоборот, открытое голосование могло бы исключить лоббирование и иные коррупционные риски, уверены режиссеры. Кроме этого, они заявили о необходимости расширить экспертный совет и разбавить состав молодыми талантами. Число заявок на участие в питчинге ежегодно будет расти, поэтому нужно создать членам совета условия для работы, дав больше времени на прочтение сценариев, считают молодые кинематографисты.

Результат третьего конкурса от ГЦПНК редакция BaigeNews.kz опубликует в следующем материале.