• Алматы, +15 ℃
  • Нур-Султан, +9 ℃
  • Шымкент, +15 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

В Казахстане предлагают ввести уголовную ответственность за провоз безбилетников

  • Видео
  

Сколько бюджетных средств уходит мимо кассы, когда спишут изношенные вагоны и кого уволили за провоз безбилетников, рассказал директор департамента по сервису и работе с клиентами АО "Пассажирские перевозки" Алибек Султанов.

Это BNews Online. Меня зовут Салтанат Уайс. Сегодня в студии директор департамента по сервису и работе с клиентами АО "Пассажирские перевозки" Алибек Султанов.

С.Уайс: Алибек, здравствуйте!

А.Султанов: Здравствуйте, Салтанат.

С.Уайс: Алибек, скажите, пожалуйста, в АО "Пассажирские перевозки" заявили о необходимости ввести уголовную ответственность за спекуляцию железнодорожными билетами.

А.Султанов: Да, мы недавно принимали участие в открытом диалоге и обсуждали вопросы, каким образом можно сократить или повлиять на перекупочные махинации и виды деятельности. Тогда мы обсуждали, что нам необходимо ужесточить ответственность к тем лицам, которые злоупотребляют или занимаются такими мошенническими действиями вплоть до уголовной ответственности. Мы также говорили, что практики с нарушением правил перевозок в виде безбилетного проезда или махинации с билетом в некоторых странах достаточно строгие. За первое нарушение - штраф, они измеряются сотнями евро, при повторном нарушении это пятикратное/ десятикратное увеличение штрафов и в некоторых странах, например, в Германии при третьем факте могут привлечь к общественным работам. В других странах действительно несколько месяцев могут прям до тюремного заключения. У нас же, к сожалению, законодательство более либеральное. Откровенно статьи за спекуляцию железнодорожными билетами нет, есть статья за приставание, она нам более известна как статья, с которой сталкиваются таксисты, работающие в здании вокзала и аэропортов, которые назойливо пристают. Она так и называется "за назойливое приставание", 5-10 МРП. Соответственно, это 12 тысяч тенге, что не является какой-то серьезной карательной мерой и, к сожалению, в летний период, в период праздничных дней наши пассажиры массово пользуются нашими услугами, и вообще населению требуется куда-то переехать, а билетов нет, то именно вот эти перекупщики зарабатывают достаточно серьезные деньги. Потому что они стоимость билета увеличивают в несколько раз.

С.Уайс: На сколько?

А.Султанов: Эти цены варьируются по-разному, допустим в новогодний период перекупщики могут перепродать в три раза дороже, в четыре. Мне кажется, что все зависит от пассажира, который нуждается, которому критично или некритично заплатить ту или иную сумму за проезд.

С.Уайс: Если взять в общем, то сколько примерно средств уходит "мимо кассы"?

А.Султанов: Это очень сложный вопрос, на который ответить нам сложно. Мы смотрим на статистику, которая оперирует в Западно-Европейских странах, они говорят, что 3-4% — это безбилетники. К сожалению, мы не можем точно сказать, какой объем. Мы констатируем, что мы проверяем наши поезда. В прошлом году, например, мы сделали 9 тысяч проверок, внутренними силами своих сотрудников. Также мы порядка 2-2.5 тысяч раз нас проверял Комитет транспорта. Это позволило выявить порядка 800-900 фактов безбилетного провоза. 17 миллионов пассажиров, которых мы возим, если мы будем смотреть, что это как в европейских странах 3-4% безбилетники, это переводя на наш язык уже 6 тысяч пассажиров. 6 тысяч пассажиров при средней стоимости 5 тысяч тенге это уже 30 миллионов.

С.Уайс: Кто участвует в этой незаконной цепочке? Обычный человек, который покупает и потом перепродает или же в этом замешаны сотрудники?

А.Султанов: Подобных схем много. Например: есть схемы, где в обязательном порядке участвуют наши проводники, то есть, например человек покупает билет на Ивана Иванова, по факту едет Серик Сериков. Проводник за условное вознаграждение закрывает глаза на разницу в удостоверении личности и билете, запускает его. Есть такие варианты. Не исключены факты, когда подделываются проездные документы. Они у нас защищены водными знаками, но условно распечатать на цветном принтере в период посадки массовой, где 50 человек, например Алматы-Астана – популярный маршрут - 50 человек садится в плацкартный вагон и у всех 50 посмотреть на этот бланк, который может быть специально немного потрепан тоже очень сложно. К сожалению, есть махинации со стороны билетных кассиров. Заведомо выкупается определенный пул билетов в тот период, который будет наиболее популярным у пассажиров и в момент уже ближе к отправлению происходит экстренный возврат билетов в билетные кассы, зная, что этот билет попадет в продажу, ждут его и выкупают уже на имя того человека, который должен по факту проехать. В данных операциях, если уличаются сотрудники нашей компании, например, если безбилетник будет пойман в составе нашего поезда, мы принимаем самые строгие меры к нашим проводникам – это расторжение трудовых отношений, у нас для этого есть легитимные инструменты, мы заключили с каждым нашим сотрудником допсоглашение, что в случае обнаружения безбилетника или неоформленного багажа в составе поезда, будут приниматься карательные меры.

С.Уайс: А сколько вы таких сотрудников уже уволили?

А.Султанов: За период с апреля 2018-го года число превысило уже 110 человек, 16 из которых являются начальниками поездов и чуть больше 90 – это проводники.

С.Уайс: Какую долю от стоимости билетов они получают?

А.Султанов: Такой интересный вопрос. Мы не разбираемся, сколько ты на этом заработал, мы разбираемся в составе самого нарушения. У нас есть должностные инструкции, у нас есть необходимость защиты интересов компании, повышения доходности, выполнение планов по пассажирообороту и если наш сотрудник своими действиями их нарушает, то мы с ним расторгаем вне зависимости от того, стоило это ему две тысячи тенге или двадцать две тысячи тенге, тут уже не критично. Здесь главную роль играет факт нарушения.

С.Уайс: Хорошо. Сколько у нас всего поездов сейчас в Казахстане?

А.Султанов: На данный момент в Казахстане пассажирские перевозки осуществляются 10 компаниями, одна из которых – АО "Пассажирские перевозки". Рынок конкурентный. Наша компания работает на 115 маршрутах, половина из которых – это пригородные сообщения, вторая половина – это поезда, так скажем, дальнего следования. Наши маршруты мы делим на социально-значимые и на коммерческие. Почти 80% наших маршрутов социально-значимые, где по заказу государства выделяются субсидии для покрытия расходов, которые перевозчик не может брать на себя. И есть коммерческие маршруты, на котором мы более вольны. Это свобода в ценообразовании – стоимости на билет, это свобода в тех видах услуг, которые оказываются в пути следования на коммерческих маршрутах и так далее.

С.Уайс: А состояние у этих поездов какое?

А.Султанов: Ну, мы наверное, должны говорить о состоянии не поездов, а о состоянии наших вагонов. На сегодняшний день в парке пассажирских перевозок порядка 2200 вагонов. К сожалению, констатируемый факт, что более 50% нашего парка считается уже изношенным, это вагоны, которые были куплены еще в 80-х годах.

С.Уайс: В советское время.

А.Султанов: В советское время, да, которые безусловно регулярно под особым контролем проходят все необходимые ремонтные предприятия, но мы ожидаем, что в ближайшие 10 лет, грубо говоря, 50% парка будет списано. Соответственно мы озадачены тем, чтобы обновлять этот парк и есть соответствующие инициативы, программы, в рамках которых обновление парка происходит. Но на сегодняшний день состояние, как я говорил, 50%. Ну это без учета парка Тулпар-Тальго. Это вагоны, которые мы начали использовать с 2010 года. Они легли в основу скоростного движения, они являются поездами повышенной комфортности. Я думаю, что каждый гражданин в нашей стране имел удовольствие прокатиться на этих поездах, где есть система кондиционирования, где есть современные биотуалеты.

С.Уайс: Но у них состояние по лучше, чем у обычных вагонов, да?

А.Султанов: Безусловно, да. В первую очередь в силу того, что они новые. Там более новые технологии. Система кондиционирования воздуха, когда действительно в летний период жарко, в зимний период достаточно холодно и необязательно подкидывать уголь, как это делалось раньше, система делает это автоматически. Вагоны новой конструкции уже обладают возможностью регуляции воздуха, контроля за температурой. То есть, чем новее вагон, тем он в большей степени соответствует ожиданиям современного пассажира.

С.Уайс: А при этом старые вагоны не соответствуют?

А.Султанов: Старые вагоны не соответствуют по одной простой причине. Мы – коммерческая организация. Мы должны считать, как мы расходуем средства. Можно даже задать вопрос вам. Если вы ездите на машине, которую планируете в ближайшие два года перестать эксплуатировать, будете ли вы делать капитальные вложения. Например, установить систему кондиционирования в вагоне старого образца, который через 3-4 года спишется. Это непросто купить новый кондиционер в каком-то магазине электронно-бытовой техники, это полностью демонтаж, демонтаж кузова, всех внутренностей, оборудования, которое стоит колоссальных денег, это миллионы тенге, вкладывать которые в заведомо устаревший парк не представляется, это экономически нецелесообразно.

С.Уайс: С какими еще проблемами сталкиваются пассажиры? Помимо перекупщиков и поездок на старых вагонах.

А.Султанов: Если говорить именно про негативные, то они в первую очередь связаны действительно с состоянием вагона, его техническим состоянием, что он старый, что уже морально устарел, что состояние туалетных комнат, внешний вид вагона, который эксплуатируется уже не первый десяток лет и на нем уже образовалась определенная… и копоть, и ржавчина, которую отмывать… просто невозможно. К сожалению, бывают факты вандализма со стороны наших пассажиров, когда кто-то может разрезать кожаное покрытие обивки или что-нибудь нарисовать на стенках наших вагонов. Такое тоже случается, и мы терпим большие колоссальные убытки по этому поводу. Вторая, наверное, ниша – это работа сервисного персонала. Возможна грубость со стороны проводника или билетного кассира, с этими моментами мы тоже стараемся бороться. Мы смотрим на наших коллег и хотим внедрить кардинально новый подход по обеспечению постельным бельем и съёмным инвентарем, который присутствует в наших вагонах. В простонародье это матрацы, подушки, ковровые дорожки, шторки, которые сейчас мы видим, в дополнение к которым предоставляется запечатанный комплект постельного белья, который по просьбе пассажира или проводник застилает или сам пассажир, когда ему это удобно. Мы знаем и видим, что многие матрацы и подушки уже не соответствуют ожиданиям наших пассажиров, поэтому в этом году мы планируем внедрить по-новому формату. Это будут матрацы и подушки другого качества, это будет белье на уровне… я бы сказал, хороших трехзвездочных гостиниц.

С.Уайс: Вы говорили о том, что будете обновлять постельное белье, менять вагоны и т.д. Какой сейчас оборот денег у "Пассажирских перевозок"?

А.Султанов: Ну, во-первых, называть такие цифры, это наверное коммерческая тайна.

С.Уайс: Ну, примерно?

А.Султанов: Я не буду даже называть оборот, я знаю, что вас интересовал вопрос поступления субсидий, которые выделяются государственными органами. Повторюсь, что они выделяются на 80% маршрутов, по которым ездит пассажирское сообщение и эта сумма в 2018 году была чуть больше 18 миллиардов тенге, в 2019 году чуть больше 19 миллиардов тенге. Это годовое субсидирование для покрытия расходов перевозчика. Есть константные расходы, которые несут перевозчики, это несут также и частные перевозчики. Социально-значимые расходы разыгрываются тендерным методом рассматривают предложение, которое делал перевозчик и наиболее выгодное с точки зрения качества обслуживания, возможности компании, сервиса, состояния вагонов выбирают перевозчика на тот или иной маршрут.         

С.Уайс: Спасибо большое за интервью!

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх