• Нур-Султан, -2 ℃
  • Алматы, +2 ℃
  • Шымкент, +9 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

«Предпринимательство в Казахстане»

  • Видео
Уважаемые пользователи! 3 марта в 17.00 в студии портала BNews.kz состоялась онлайн-конференция с участием директора Института развития и экономической политики Павла Коктышева на тему: «Предпринимательство в Казахстане»  

Ведущая: Какие перспективы открывает перед Казахстаном новое интеграционное экономическое объединение? Как Таможенный cоюз помог отечественному бизнесу? И какое самое главное качество предпринимателя? Об этом сегодня пойдет речь в студии BNews.kz. У нас в гостях директор Института развития и экономической политики Павел Коктышев. Здравствуйте!

Коктышев П.: Здравствуйте!

Ведущая: Очень приятно Вас видеть. Павел, прежде, конечно, с корабля на бал, Вы только что вернулись с заседания Национальной палаты предпринимателей, где рассматривалось молодежное предпринимательство. Что еще там обсуждалось? Поведайте, пока ни одна информационная лента не выдала новостей.

Коктышев П.: Это второе заседание Совета по молодежи при НПП. На этом заседании сфокусировались на проблемах регионов и пути их решения. То есть было 5 выступлений из регионов. Алматы был представлен мной, так как я помимо Института возглавляю Клуб молодых предпринимателей, организацию которая, с 2011 года занимается развитием молодежного предпринимательства. Страна у нас большая, каждый регион имеет свои особенности. Если в Северном регионе началась утечка мозгов как на обучение, так и на постоянное жительство в соседнюю Российскую Федерацию. По мнению докладчика, отток работоспособной части населения, до вопросов низкого развития предпринимательства в Атырау - в нефтяном нашем регионе. Где в принципе, если есть бизнес, то он так или иначе встроен в цепочку нефтяной промышленности, где работа с клиентом, потребителем, не совсем интересна для предпринимателей. Страна разная со своими нюансами, это мы сегодня обсуждали. Был ряд рекомендаций, как Комитету развития предпринимательства, так и самой Палате. Был презентован отличный доклад Восточно-Казахстанской области. Региональная палата подошла очень концептуально. Они не просто придумали, что можно делать с молодыми предпринимателями, они посчитали, сколько их. Они шли от двери к двери фактически, подсчитывая количество молодых предпринимателей, в том числе, тек кто участвовали в госпрограммах по «Дорожной карте бизнеса». Потому что до этого у нас этих данных не было, это не требовалось указывать в документах.

Ведущая: Ну, давайте, внесем в нашу беседу какие-то прояснения. Во-первых, кто такие молодые предприниматели в Казахстане? Во-вторых, сколько их в количественном плане в стране? Ну и третий вопрос: в какие сферы идет молодежь предпринимать свой бизнес?

Коктышев П.: Малый предприниматель понимается нами, как владелец бизнеса, сооснователь или основатель бизнеса до 29 лет. Мы исходим от этого. Есть еще начинающий предприниматель, то это бизнес, зарегистрированный до года. Это не законодательно утвержденные понятия, но такие формулировки использует Фонд предпринимательства «Даму» в своих программах, в ДКБ. Это первая часть. Вторая часть, по нашим предварительным оценкам, число молодых предпринимателей от общего количества субъектов малого и среднего бизнеса, это порядка 12-13%. Но это очень заниженный процент. В некоторых случаях, если смотреть по участникам ДКБ по Восточно-Казахстанской области, то там около трети – это люди до 29 лет. Еще раз отмечю, официальной статистики нет, мы лишь опираемся на предпринимательскую активность, просто экстраполируем количество участников Клуба молодых предпринимателей, активных организаций в регионах. Это не самое высокое количество молодых предпринимателей. Если сравнивать с общемировым трендом, кто идет и хочет заниматься своим бизнесом. Если они идут и занимаются своим бизнесом, то молодые люди чаще всего выбирают сервис и торговлю. Ничего удивительного. Это онлайн-магазины в Интернете, это любимые нами соцсети, Инстаграмм, которые превращаются в огромные магазины.

Ведущая: Кстати, вот эти молодые девочки, которые плетут фенечки и продают их в Инстаграмме, им далеко нет даже 29 лет, они - предприниматели?

Коктышев П.: Да, это замечательный дух предпринимательства, это проба. Если у журналистов, там проба пера, начинаешь в детстве писать в газеты, то сейчас предпринимательство – это попытка что-то продать, объект своего труда, перепродать. Это первый шаг, это не стоит недооценивать, говорить о торговле негативно, к примеру, «торгаши», это сугубо негативный оттенок. Но мы видим, и это подтверждают наши партнеры из компании Nielsen – глобальная маркетинговая компания, что те страны, у которых развиты ритейл и система торговли, они выходят на уровень инновационного развития, как раз таки за счет подушки внутреннего потребления, цивилизованной торговли. Вплоть до количества и качества торговых площадей. Сегодня фенечки – это в каком-то единичном экземпляре, завтра это популярный дизайн блакнота, браслета, чехла для телефона, который захотят купить все. Уже тогда надо будет продавать в магазинах, супермаркетах. Она выстраивает целую цепочку. К сожалению, сегодня инфраструктура поддержки предпринимателя чаще нацелена на действующий бизнес. Мы ищем и пытаемся искать чемпионов, продвинутых предпринимателей, они не сходят со страниц газет, журналов, телевизора. А новые имена все чаще и чаще появляются. Есть какой-то дисбаланс между молодыми предпринимателями. И чаще они подразумеваются, как игрушки. В конкретном случае, вы привели пример. На самом деле это все серьезно.

Ведущая: Замечательно. Но теперь более глобально. С 1 января мы все знаем, Россия, Казахстан и Беларусь создали Евразийский экономический союз. Вы как специалист в области экономики, скажите пожалуйста, какое влияние это объединение окажет на бизнес-среду всего региона, может быть в это не очень простое время?

Коктышев П.: Время действительно, не очень простое. Я уже не раз отмечал, оно не касается малого бизнеса. Чаще, кто говорит, что малый бизнес погибает, в том числе от ситуации с курсом рубля в России, с одной стороны нефтью. На самом деле, это не в малом бизнесе, потому что, он более подвижен, он видит разницу в подешевевшей технике, где-то, к примеру, в Омске и возможность сбыть с определенной накруткой в Шымкенте, что далеко от России. Это возможность. Она естественно, временная в экономике, она естественно выправится. И наступят другие возможности, другие реалии. Например, возьмем российские крупные компании, сервисы. Возможно они не так активно сейчас представлены в Казахстане. Но все лишь потому, что в России достаточно своих городов-миллионников, которые молодые сервисы, как GetTaxi или аналог Кубера, те же самые Интернет-магазины, они завоевывают рынок в РФ. Но недалек тот час, когда обратят свое внимание и на города Казахстана. С другой стороны, это нормальное условное развитие экономики. Конкуренция растет, но при этом, я очень редко вижу рождение идей, амбиций идти и работать там. У нас есть законодательные нюансы в ведении бизнеса в России, в плане налогов, есть небольшая разница. Но по большому счету все остальное схоже. Я чаще наблюдаю здесь вопрос отсутствия амбиций. Это открыло рынок, пока де-юре, рынок России для Казахстана. Но фактически потока открытия новых бизнесов, каких-то экспансий на территорию России пока не было.

Ведущая: А с чем это связано?

Коктышев П.: Во-первых, это связывается с тем, что чаще наши бизнесы открываются по аналогии и даже по франшизе российской. Мы идем с вполне объективным отставанием. За счет насыщенности и компактности российского рынка идеи появляются гораздо чаще, гораздо больше боев идет за российский рынок. Потом уже более крупные фонды или компании, что западные, что российские обращают внимание на рынки. Это лишь временное явление. Я даю такой прогноз, что с поправкой кризиса в России, 1,5-2 года и конкурировать будет в разы сложнее. Я вижу потенциал выхода нашего бизнеса на территорию РФ и Беларуси в сфере агро. Это одна из ТОП. Как выяснилось по нашему исследованию, агробизнес, он третий по популярности открытия бизнеса среди молодежи. Сейчас очень много проектов, как производственных, так и ритейловых на стыке сельского хозяйства. Мне проще говорить про Алматы, это развитость креативных проектов. У нас есть дизайнеры, не только фэшн-дизайнеры, но и промышленные дизайнеры. В частности, взять одного из наших членов клуба Тимура Актаева, наших друзей, которые имеют бренд МБ. Это блокноты, аксессуары из кожи, которые продаются в России. Российские магазины заказывают продукцию по 100-200 экземпляров в месяц. По его словам, этот объем растет.

Ведущая: Вы много путешествуете и видите, что да, быть может мы с ухмылкой говорим, что у нас есть дизайнеры, но тем паче казахстанское общество достаточно взыскательное. Нам обязательно нужно, чтоб это было в красивой упаковке, и желательно качественно.

Коктышев П.: Вы резюмировали мои рассуждения и наблюдения последних 6 месяцев. Не зря мы сейчас ведем совместно с компанией «Шеврон» проект по развитию креативных идей в Алматы. Так получилось, что это направление было вне внимания госпрограмм. Они не попадали под приоритетные отрасли, были слишком маленькие. Но так получилось, что без господдержки самостоятельно появились имена, появились интересные примеры. К примеру, магазин «Экспериментариум», который выставляет дизайнерские вещи. Это Камила Курбани, Аида Кауменова, действительно, вещи, которые хочется носить. Это экологические детские игрушки, предметы мебели из древесины, которые продаются и по качеству продукции, которые выставлены в магазине, ничем не хуже тех, что представлены, в Петербурге. Мы там были с коллегами, их известные лофт-этажи, где сосредоточены огромное количество мастерских и т.д. Они большое внимание уделяют упаковке, дизайну. Действительно, наше общество выросло из каких-то безвкусных образов, форм. И действительно, хочется, что-то сделать, это несложно сделать. Это точка роста.

Ведущая: Ну а с точки зрения бизнеса, это перспективно в своем развитии в будущем?

Коктышев П.: У меня лично на этом направлении надежды, не только имиджевые. Сегодня продукты Тимура Актаева имеют спрос. Они не только в России, также он продает в Казахстане, и есть выход на европейский рынок. Компании заказывают корпоративные сувениры для своих партнеров. Объемы его производства, в довольно маленькой по размерам и производительности мастерской, поражают. И дают сигнал, что это будет расти. Он сейчас работает над привлечением инвестора. Если на данный момент укрупнить производство, вложится в маркетинг, то это бренд, который не меньше любимого нами «Рахата», который может представлять нашу страну. Взять к примеру, «Empire», все мы дарили друзьям какие-то сувениры, сделанные в Китае, неважно, где это сделано, с брендом, с дизайном с добавленной стоимостью здесь.

Ведущая: По поводу инвестиций, ежегодно различными международными агентствами и нашими казахстанскими проводятся различные исследования на предмет инвестиционной привлекательности Казахстана. На данном этапе, какова инвестиционная привлекательность и деловое доверие, деловая репутация страны в сфере бизнеса, малого и среднего предпринимательства?

Коктышев П.: У нас всё хорошо. На самом деле пока Казахстан не открывает себя новым людям. К нам из года в год на форумы, на встречи приезжают те люди, которые уже давно знают про Казахстан. Они не против вести бизнес в Казахстане, но они долгое время ждали каких-то структурных реформ. В прошлом году это получили, то есть было много стимула для западных и иностранных инвесторов, начиная от виз, заканчивая возвратом до 30% инвестиций. Для крупных проектов тоже не стоит переоценивать. Есть нефтяная, есть добывающая отрасль, где людей убеждать не надо, они сами знают преимущества Казахстана. Я читал последнюю статью, в журнале «Монокль», как раз таки в трендах - дизайне, архитектуре. И был отчет о Казахстане. Я сначала подумал, что это отчет, как обычно, Министерства иностранных дел или по инвестициям и развитию. Оказалось просто репортаж, довольно поверхностно, просто, как бы о культуре, вот он такой Казахстан. А можно было воспользоваться той же площадкой и рассказать о ребятах, кто уже делает интересные продукты здесь, т.е. открыть что-то новое. Непросто, что у нас есть степи, юрты, что у нас есть чистая вода, что у нас есть горы, степи и нефть, а что-то нетривиальное. Пока, к сожалению, большая часть инвестиционных рейтингов она об этом не говорит. Они лишь просто нас расслабляют. Имеется в виду, ну, да, мы вроде растем, на 0,05. Просто кто-то в это время очень плохо себя чувствует, имеется в виду, как события на Украине или в этот момент кто-то падает, кто-то на их фоне поднимается. Очень сложно. Мы как институт публикуем несколько рейтингов, рейтинг экономической свободы. И я знаю, все эти нюансы крупных рейтингов. Они довольно субъективные при всем при этом. И никто их не переоценивает. Из реальных инвесторов, с кем мы общаемся, они говорят «да, мы имеем в виду, но мы не принимаем решения». Т.е. они не принимают решения только лишь по этим рейтингам. Нужно нечто большое, нужно чем-то удивить, нужно чем-то зацепить.

Ведущая: Ну, а чем же тогда?

Коктышев П.: Вы очень важную тему затронули. Допустим, в Астане, я считаю, вот тот кластер, который развивается вокруг Назарбаев Университета или в Алматы вокруг ТелеАрна, или вокруг КазНУ Аль-Фараби - это то, во что нужно вкладывать методически. У нас это связано с основным недоверием при всем росте в рейтингах, потому что, люди считаю, что мы нестабильные, неустойчивые.

Ведущая: У Вас есть цифры какие-то?

Коктышев П.: Вы упомянули поездки, я очень часто, как минимум раз в месяц езжу на конференции, встречи с инвесторами. Это больше субъективные общения. Мы, допустим, начинаем программу 30 корпоративных лидеров. Понятное дело, начинали, это могло не случиться, потому что программа плохая, но проанализировали большую часть наших программ в сфере индустриально-инновационного развития, все они практически закончились на стадии подготовительной, на стадии инициации. Они даже не вошли в фазу активной реализации. Иногда часто популизма вокруг таких прорывных проектов. Все хотят, чтобы завтра проснуться и вот у нас действительно собственное производство телевизоров со своим брендом или машин со своим брендом. Но это далеко неправда, т.е. это не под силу никому сегодня, в один день сделать структурные реформы. И на фоне вот этого популизма у нас пропадают запал, ресурсы, которые были накоплены какой-то хорошей программой. И сейчас, дай Бог, чтобы программы ГПФИИР, вторая ее фаза она тихо, мирно дошла до этого. Чтобы мы понимали, что есть важность наблюдать расходы в Назарбаев Университете. Но нельзя мерить, допустим, расходы на Назарбаев Университет потенциальным количеством построенных школ. Что у нас обычно делают, но это очень дилетантский подход. Мы и государство не стоим перед выбором строить 500 школ или инвестировать в серьезные лаборатории Назарбаев Университета, допустим. И это называется устойчивость. Очень часто видим, когда проекты, особенно крупные проекты они привлекают внимание серьезных компаний. Допустим, строительство и все активности вокруг ЭКСПО. Т.е. это много строительных объектов, сюда приехали очень много европейских архитекторских компаний, проектировочных бюро, с надеждой предложить что-то свое, заработать. Но очень часто я наблюдаю, это вопрос об этике, что взятые на себя обязательства они не исполняются. И конечно, это очень часто сугубо персональная вещь, но это имеет факт быть, т.е. такая же история с развитием молодежного предпринимательства.

Ведущая: Я знаю, что Вы возглавляете непосредственно Клуб молодых предпринимателей, но и собственно у Вас очень насыщенная жизнь помимо Института развития...

Коктышев П.: Ну, Институт это больше аналитическое. Это тоже независимая организация, которую мы начинали примерно параллельно с Клубом. Нам хотелось концептуально понимать, т.е. нам не хотелось рваться в одну сторону, потом во вторую сторону и не видеть результата. Когда мы начинали, это была практически новая тема стартапа для Казахстана. Не было такого количества организаций, как сегодня этим занимаются. Поэтому мы занимались и образовательной, т.е. мы делали школы, мы делали форумы в стадии мотивации. То есть, чтобы больше людей узнали об этих возможностях. Дальше уже прицельно помогали людям запускать бизнесы. Маленькие, от танцевальных залов, оздоровительных центров в регионах до сети химчисток. То есть это были совершенно разные бизнесы. Сейчас, поработав в разных направлениях, мы видим, что есть такое понятие как предпринимательская система, и она зависит от огромного количества нюансов. В том числе есть исследования, которые доказывают, что количество и качество кофейни в городе влияет на развитие предпринимательства. То есть это о том, что нет мелочей в развитии экономики, в развитии бизнеса в частности.

Ведущая: Вот напоследок у Вас спрошу. Мне подсказывают, что время общения подошло, к сожалению, к концу. Какие уроки Вы вынесли для себя из этого колоссального опыта предпринимательства? Потому что, насколько мне известно, свой самый первый бизнес Вы начали уже порядка 7-10 лет назад. И это были продажа цветов, выращивание цветов, далее Вы последовали в другие сферы. Наверняка, за этот период есть какие-то свои своды, на которые Вы опираетесь?

Коктышев П.: Это очень простая вещь, это ориентация на потребителя. Я старался каждым из бизнесов понимать, какую реальную проблему, потребность потребителя мы решаем. Потребительский рынок он более благодарный, в конце концов, и с ним тяжело работать. Т.е. наработать количество 200 твоих клиентов, которые покупают у тебя цветы. И условно добившись один раз услугу закупа на празднование какого-нибудь Дня города, т.е. может быть по деньгам это примерно одно и то же, но у тебя на следующий год все те же самые 200 клиентов, а на праздник ты можешь уже и не попасть со своими цветами. Это сложно, но это более благодарно. Потребители у нас - люди открытые, т.е. с ними надо общаться, их нужно любить, и тогда любой бизнес будет процветать.

Ведущая: Спасибо, Вам большое, что нашли время в своей кратковременной поездке в Астану для нас. Вам процветания во всех сферах Вашего бизнеса и проектах нового характера.

Коктышев П.: Спасибо!

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
Наверх