Top.Mail.Ru
  • Нур-Султан, -9 ℃
  • Алматы, +5 ℃
  • Шымкент, +11 ℃
  • Размер текста

Лента новостей

НПП «Атамекен»: введение налоговых льгот – это плюс для бизнеса

  • Видео

В эфире «Bnews Online» меня зовут Дамир Айдаров, добрый день. Транспортные компании, занимающиеся регулярными автоперевозками пассажиров, могут освободить от налога на добавленную стоимость. Такую норму в законопроект по вопросам налогообложения предложила внести Национальная палата предпринимателей «Атамекен». Тему НДС и бизнеса мы сегодня будем обсуждать с нашим гостем - заместителем директора Департамента налогообложения НПП «Атамекен» Нурией Жангожиной.

Добрый день, Нурия Ахметкалиевна, приветствуем Вас в нашей студии.

Н.Жангожина: Добрый день, спасибо.

Д.Айдаров: Скажите, почему возник вопрос об освобождении от НДС автоперевозчиков пассажиров?

Н.Жангожина: Начнем, наверное, с истории, вообще, как эта проблема зародилась, когда это зародилось – эта проблема буквально началась в 2016 году и она началась в Восточно-Казахстанской области, когда перевозчики подняли вопрос, точнее, не вопрос, а больше спор между госорганами – органом госдоходов – и перевозчиками. Спор возник из-за того, что налоговые органы, то есть, Департамент госдоходов Восточно-Казахстанской области провел налоговые проверки и провел налоговые доначисления буквально по трем или четырем предприятиям почти на 5 миллиардов. Это нереально большая сумма для данной отрасли.

Д.Айдаров: Могли разориться они?

Н.Жангожина: Конечно, могли разориться, пока не вмешалось НПП, бизнес-омбудсмен, да, действительно, предприятия могли разориться. Десятки водителей, сотрудников могли просто быть уволены, и вообще, областной центр мог остаться без автобусов определенное время. Но это было в прошлом, и в связи с чем этот вообще спор начался? Когда делают доначисления, налоговые органы в рамках налоговой проверки вышли за пределы своей компетенции. Доначисление было связано с тем, что перевозчики нарушили не налоговое законодательство в большей степени, а в большей степени нарушили отраслевое законодательство – закон Об автомобильном транспорте. То есть, когда уже пошла защита – и Национальная палата, и бизнес-омбудсмен, и даже генеральная прокуратура, они говорили, что да, налоговые органы вышли уже за пределы своей компетенции, давая оценку другому закону.

То есть, не налоговому законодательству, а отраслевому, не привлекая уполномоченный орган, который должен и может давать вот эту оценку. Соответственно, когда в 2018 году, по-моему, вышло решение суда, когда бизнес-омбудсмен подал исковое заявление в суд, чтобы признать это уведомление о результатах проверки, эти доначисления чтобы убрали – да, суд принял решение в пользу бизнеса. Все эти доначисления убрали. Исходя из этой истории, инициатива палаты была о том, чтобы инициировать поправки и освободить перевозчиков от уплаты НДС.

Д.Айдаров: А в каких регионах еще бизнесмены оказались в похожей ситуации?

Н.Жангожина: Я бы не сказала, что в такой же ситуации, но вот Павлодарская область тоже поднимала вопрос, тоже перевозчики, но у них была немного другая ситуация – они недополучили доход в связи с тем, что, вот у нас есть закон об автомобильном транспорте, там говорится, что если субъекты предпринимательства обеспечивают социально-значимый маршрут, они вправе требовать субсидии у местного исполнительного органа.

Д.Айдаров: У акимата.

Н.Жангожина: Да, у акимата. Но в данном случае акимат Павлодарской области – да, они выдавали субсидии, но они не покрывали расходы, то есть, получается, расходы бизнеса были намного больше, чем их доходы. Ситуация, когда бизнес был незащищен, не то что незащищен – был не на равных правах, получается, да, он имел право взять субсидию, но эта субсидия не покрывала его расходы, и он не получал доходов. А это было связано с тем, что по закону он должен был провозить бесплатно категории граждан, которые…

Д.Айдаров: Школьников, пенсионеров?

Н.Жангожина: Да, но там по закону о транспорте говорилось, что две категории: это, по-моему, дети до 7 лет и с 7 до 15 лет. Но акимат, решение маслихата дополнительную ему дало нагрузку, что ты должен еще 17 категорий граждан провозить бесплатно. Это, получается, расходы растут, но доходов он не получал, и субсидии просто не покрывали эти расходы.

Д.Айдаров: Что сделали представители «Атамекена» для поддержки частных транспортных компаний?

Н.Жангожина: Также помимо пассажирских перевозок, проблема была у КТЖ, это было в основном – знаете, да, что в Налоговом кодексе предусмотрена нулевая ставка – это для тех, кто железнодорожные международные перевозки. Возникла такая ситуация, когда, вы знаете, морпорт Актау, они сейчас сказали развивают водное сообщение, и когда идет на экспорт товар, и, получается, мы оформляем и идем на международную перевозку, и используем нулевую ставку. Но для использования нулевой ставки необходимо условие – когда ты должен перевезти за пределы границы Республики Казахстан. Если ты не проводишь за пределы границы Республики Казахстан, то ты применяешь ставку 12%. Когда КТЖ везут, вначале товар везется железнодорожным маршрутом, потом идет перевал. Перевал – это означает, что транспорт ЖД заканчивается, начинается водный. То есть, мы, получается, товар перегружаем в водный и отправляем дальше, и он уходит за пределы. И мы говорим – какая разница, какой транспорт довозит до предела границы, главное, что мы развиваем международную перевозку. И соответственно, мы говорим, разницы нет – давайте освобождать и вот это смешанное сообщение, когда железнодорожно-водное сообщение. Нас поддержали и, соответственно, для них тоже предусмотрели нулевую ставку, также, как и по действующему законодательству для железнодорожных международных сообщений.

Д.Айдаров: Данные поправки в законопроект сейчас находятся в Министерстве экономики?

Н.Жангожина: Да, они находятся в Министерстве экономики, они сейчас, по-моему, на согласовании в госорганах, и буквально 13 сентября у нас был круглый стол совместно с Министерством экономики и Комитетом госдоходов. И тогда Министерство национальной экономики говорило, что где-то в октябре они планируют внести его в Мажилис. Сейчас будет канцелярия премьер-министра, потом уже Мажилис. Ну, надеюсь, что до конца года успеем.

Д.Айдаров: Какие еще поправки «Атамекен» внес в законопроект?

Н.Жангожина: Если касательно НДС, то мы предусмотрели льготное налогообложение для поддержания сельхозтоваропроизводителей. Для того, чтобы воспользоваться 70%-ной льготой, необходимо, чтобы ты перерабатывал именно собственную сельхозпродукцию. Но у нас есть такие, как переработка сахара из свеклы и хлопка, и, соответственно, производство кондитерских изделий. С чего вот эта проблема началась, почему мы подняли, чтобы у них было льготное налогообложение – дело в том, что сахар из свеклы в Казахстане практически не производят.

Д.Айдаров: То есть, мы завозим, получается?

Н.Жангожина: Да, это больше импортное. Соответственно, с 2020 года у нас отменяют беспошлинный импорт на сахар для кондитерских изделий. Соответственно, у нас это может привести к чему – увеличение себестоимости продукции и, соответственно, снижение конкурентоспособности нашей продукции, отечественных производителей, по сравнению со странами ЕАЭС. Чтобы поддержать отечественного производителя, мы говорим, давайте предусмотрим для них льготное налогообложение. Также и для хлопка. Но хлопок уже больше связан с тем, что у них конечная продукция их деятельности – это оказание услуг третьим лицам. Потому что они больше закупают товар у крестьянских хозяйств, которые не являются плательщиками НДС или же приобретают и перерабатывают у заготовителей хлопка, то есть, они больше перерабатывают, но вот это не попадало под применение льготы. Соответственно, когда Минсельхоз и все поддержали – да, нужно, чтобы эта отрасль развивалась, нужно внести льготное налогообложение, и мы внесли это предложение, и эти поправки тоже идут в законопроекте.

Д.Айдаров: То есть, это сами производители обратились к вам?

Н.Жангожина: Да, это тоже Минсельхоз инициировал, что нужно поддерживать наших отечественных производителей, действительно, у них низкая конкурентоспособность, и импорт действительно их поглощает.

Д.Айдаров: А есть ли послабления в НДС по отношению к участникам специальных экономических зон, что-то для них?

Н.Жангожина: Да, конечно, в прошлых годах мы поднимали проблему, это было связано с СЭЗ «Астана – новый город». В че проблема заключалась – в том, что, допустим, вот мы с Вами участники СЭЗ «Астана – новый город». Получается, я юридическое лицо, Вы юридическое лицо, для того, чтобы я завозила товар для своей деятельности, который подпадает под условия СЭЗ, я его облагаю по нулевой ставке, но я хочу вам продать. Для того, чтобы продать, я уже не могу использовать нулевую ставку, я использую 12%, хотя мы сидим в одной экономической зоне. Там был спорный вопрос даже между госорганами. Да, потом один госорган, то есть, МИИР, говорил, что почему бы не использовать, когда между участниками идет реализация, Министерство нацэкономики и Министерство финансов говорили «нет, нельзя использовать». В процессе разговоров, дебатов пришли к мнению, что можно использовать нулевую ставку, когда два участника СЭЗ друг другу продают – нулевую ставку используем. И эти поправки были внесены для СЭЗ «Астана – новый город», соответственно, у нас пострадали другие СЭЗ, у них была аналогичная проблема. Министерство нацэкономики поддержало, чтобы предусмотреть эту норму и для всех остальных, то есть, остальные участники СЭЗ тоже могут между собой реализовывать товары по нулевой ставке.

Д.Айдаров: Что это вообще даст для самих предпринимателей, это освобождение?

Н.Жангожина: Ну, получается, я завожу по нулевой ставке, продаю Вам внутри СЭЗ, освобождение, и я Вам продаю под 12% - это несправедливость, получается. Если СЭЗ – одинаковые условия должны быть. И соответственно, если мы говорим, мы предусмотрели для одной СЭЗ – «Астана – новый город» - почему мы должны отодвигать другие СЭЗ, хотя они тоже на таких же условиях, равных работают? Мы за равенство.

Д.Айдаров: В своем послании народу Казахстана президент Касым-Жомарт Токаев предложил освободить малый и средний бизнес от налогов. В целом, как к этому предложению отнеслись в Национальной палате предпринимателей «Атамекен» и сами бизнесмены?

Н.Жангожина: Скажу так: поручение Главы государства, безусловно, принято с воодушевлением, бизнес принял. Почему – потому что любое введение налоговых льгот – это плюс для бизнеса и, соответственно, это хорошо отразится для малого бизнеса. Я – малый бизнес, для того, чтобы мне встать на ноги, мне дается три года, то есть, я буду иметь сэкономленные средства, чтобы встать на ноги, чтобы развиваться. А те, кто уже имеют бизнес – наверное, скорее всего, им будет плюсом в том плане, что действительно, сэкономленные средства от освобождения от налогов на три года, они могут направить на те статьи, которые они, грубо, ужимали, скажем так. Для их развития введение налоговых льгот, думаю, скажется хорошо. Но вопрос освобождения – он, конечно, сейчас обсуждается, официально еще госорган нам не презентовал, но приблизительно мы уже в курсе, что, по подсчетам Министерства нацэкономики, где-то потеря бюджета будет составлять от освобождения микро- и малого бизнеса от подоходного налога – порядка 230 миллиардов.

Д.Айдаров: Как компенсировать это?

Н.Жангожина: Компенсировать – сейчас будут обсуждать. Но они сказали, Министерство нацэкономики, ну, это неофициально, конечно, что будут установлены критерии, то есть, это не будет поголовное освобождение. Для того, чтобы применить эту льготу, ты должен будешь попасть под эти критерии и под эти условия. Какие критерии, предварительно они были озвучены – это что ты не осуществляешь деятельность в сфере производства подакцизной продукции, ты не являешься недропользователем, ты имеешь в наличии онлайн-ККМ, POS-терминалы, выписываешь электронные счета-фактуры, имеешь трехкомпонентную систему, ну и, соответственно, порог по НДС они хотят снизить, но все эти вопросы – хорошо, мы согласны, что всех не нужно освобождать, нужно устанавливать критерии, но эти критерии необходимо обсуждать. Необходимо обсуждать с бизнесом, необходимо, нужны ли все эти критерии. Возможно, надо будет убрать, в частности, поднимали вопрос, выписку электронных счетов-фактур. Сама форма электронных счетов-фактур – это очень сложно. То есть, малый бизнес, я не думаю, что они прямо сядут и заполнят это. Но, соответственно, если мы говорим, что у него появятся сэкономленные какие-то средства от получения льготы, то он их потратит на то, чтобы найти бухгалтера и тот заполнял ему счет-фактуру. То есть, здесь вопрос есть, нужно обсуждать. Я думаю, что в ближайшее время Министерство нацэкономики нам презентует, и мы уже будем более предметно обсуждать и понимать, как и что будет работать.

Д.Айдаров: В мировой практике есть нечто подобное, когда бизнес освобождали на определенное время от каких-то видов налогов?

Н.Жангожина: Возможно, есть, да, я знаю, что налоговые кредиты существуют – это как бы не освобождение, он не платит налог, но он дает соглашение, между госорганом и предприятием есть соглашение о том, что я буду работать – ты мне даешь отсрочку. Это как бы кредит твой. Я буду работать и потом постепенно я верну эти деньги. То есть, получается, соглашение между бизнесом и госорганом, не освобождение, но отсрочка идет. Это да, в мире есть такое, но освобождение – не знаю, в Китае, по-моему, есть такое, что, когда ты начинаешь бизнес, ты не платишь. Это чисто мое мнение, по-моему, это есть.

Д.Айдаров: А в странах ЕС?

Н.Жангожина: В странах ЕС нет.

Д.Айдаров: Получается, мы первые? Надеюсь, наш опыт возьмут наши страны-партнеры.

Н.Жангожина: Я надеюсь тоже.

Д.Айдаров: Спасибо Вам большое за интервью, Нурия Ахметкалиевна. Я на этом с вами прощаюсь, всего доброго и до свидания! 

Hype news

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...
not findimage
Наверх